Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 25 февраля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

НАСЛѢДІЕ СВЯТОЙ РУСИ

«НАСЛѢДІЕ СВЯТОЙ РУСИ» — ОДИНЪ ИЗЪ ПРОЕКТОВЪ «РУССКАГО ПОРТАЛА»

Сайтъ основанъ 5 Іюля 7512 г. (18 Іюля 2004 г. по н. ст.) въ день обрѣтенія честныхъ мощей преп. Сергiя, игумена Радонежскаго.
RSS-каналъ сайтаhttp://www.russportal.ru/news/rss.php?h=3.         Разсылка новостейhttp://www.russportal.ru/subscribe

Похвала святому князю Владиміру

Святой Равноапостольный Князь ВладимирСлавитъ похвалами римская страна Петра и Павла, чрезъ которыхъ увѣровала во Ісуса Христа, Сына Божія; Асія, Ефесъ и Патмосъ — Іоанна Богослова; Индія — Ѳому; Египетъ — Марка; каждая страна, городъ и народъ чтутъ и славятъ своихъ наставниковъ, которые научили ихъ православной вѣрѣ. Прославимъ и мы, по силѣ нашей, хотя малыми похвалами, совершившаго великія и дивныя дѣла нашего учителя и наставника, великаго Кагана земли нашей, Владиміра, внука древняго Игоря, сына славнаго Святослава, (который) во Христа крестившись, сталъ сыномъ нетлѣнія, сыномъ воскресенія; принялъ имя вѣчное и славное въ роды и роды — Василій, по которому и написанъ въ книгѣ живота, въ вышнемъ градѣ, въ нетлѣнномъ Іерусалимѣ…

Но какъ же сможемъ тебя достойно восхвалить, досточтимый и славный отецъ нашъ? Какъ можемъ надивиться твоей доблести, крѣпости и силѣ? Какую воздадимъ благодарность за то, что чрезъ тебя познали мы Господа, и избавились заблужденія идольскаго, что, по твоему повелѣнію, по всей землѣ нашей славится Христосъ?.. Ибо тьма служенія бѣсовскаго исчезла, и освѣтило землю нашу солнце Евангелія; капища разрушены, и церкви воздвигаются; идолы низвергаются и явились иконы святыхъ; бѣсы убѣжали; крестъ освятилъ города; пастыри словесныхъ овецъ Христовыхъ, епископы, пресвитеры и діаконы, стали возносить безкровную жертву, и клиръ украсилъ и облекъ въ благолѣпіе святыя церкви. Поставлены на горахъ монастыри; явились черноризцы, мужи и жены, малые и великіе, всѣ люди наполнили святыя церкви, прославили Господа…

Встань отъ гроба твоего, честная главо! встань, отряси сонъ! Ты не умеръ, но спишь до общаго всѣмъ востанія. Встань, ты не умеръ. Не свойственно умирать тебѣ, когда увѣровалъ ты во Христа, жизнь всего міра. Отряси сонъ, возведи очи и посмотри, какъ Господь, сподобивъ тебя почестей небесныхъ, не оставилъ тебя безъ памяти и на землѣ. Встань, посмотри на процвѣтающія церкви, посмотри на возрастающее христіанство; посмотри на городъ, освящаемый и блистающій иконами святыхъ, благоухающій ѳиміамомъ и оглашаемый хвалами святыми и божественными пѣснопѣніями… Итакъ, радуйся и веселись, что сѣмена вѣры, тобою посѣянныя, не изсушены зноемъ невѣрія; но орошены дождемъ Божія благопоспѣшенія и расплодились изобильно… (Свт. Иларіонъ, митр. Кіевскій († 1066 г.). «Слово о законѣ и благодати».)

Анонсы обновленiй

С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 16-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Послѣ татарскаго нашествія старинная Русь, Кіевская область, потеряла послѣднія силы: Кіевъ сдѣлался ничтожнымъ городомъ, въ которомъ едва насчитывалось домовъ съ двѣсти; окрестности его представляли пустыню, по которой разбросаны были черепа и кости человѣческія; Литовцы свободно гуляли по Приднѣпровью, истребляя и послѣднее, чтó осталось послѣ Татаръ; защищаться было некому. Народъ разбѣгался или въ сѣверо-восточныя русскія области, или на западъ, гдѣ, въ уголкѣ прикарпатскомъ, уцѣлѣло еще русское княжество, поддержанное знаменитымъ Даніиломъ Романовичемъ. Но и въ этомъ уголкѣ, несмотря на татарское опустошеніе, доканчивалась старинная усобица между Мономаховичами и Ольговичами; Мономаховичъ Даніилъ Романовичъ долженъ былъ бороться съ Ольговичемъ — Ростиславомъ, сыномъ Михаила черниговскаго. Во время татарскаго нашествія оба они, и Даніилъ и Ростиславъ съ отцомъ, скрывались въ Польшѣ, но, какъ только Татары схлынули, начали воевать другъ съ другомъ; война эта кончилась въ 1249 году битвою на рѣкѣ Санѣ, гдѣ Ростиславъ потерпѣлъ отъ Даніила совершенное пораженіе съ союзниками своими, Венграми и Поляками. Такъ кончилась послѣдняя усобица...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 15-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Александру Невскому наслѣдовалъ по старинѣ братъ его, Ярославъ Ярославичъ, князь тверской. Новый великій князь, поступая въ Новгородѣ подобно своимъ предшественникамъ, возбудилъ противъ себя Новгородцевъ, которые его выгнали; но онъ не хотѣлъ оставить этого дѣла такъ; сталъ собирать полки и послалъ въ Орду съ просьбою о помощи на Новгородцевъ, которыхъ выставилъ противниками Татаръ. Ханъ отправилъ уже войско къ Ярославу, и Новгороду грозила большая бѣда; но онъ былъ спасенъ роднымъ братомъ Ярослава, Василіемъ, княземъ костромскимъ, который поѣхалъ въ Орду, сказалъ хану, что Новгородцы правы, и воротилъ съ дороги татарское войско. Ярославъ съ однѣми своими силами не могъ сладить съ Новгородцами, долженъ былъ прислать къ нимъ съ поклономъ и сталъ у нихъ кня/с. 40/жить на всей ихъ волѣ. Въ княженіе Ярослава, именно въ 1266 году, кончилось первое, самое тяжелое двадцатипятилѣтіе татарскаго ига; въ этомъ году, говорятъ лѣтописи, умеръ ханъ Берке, и была ослаба Руси отъ насилія татарскаго; Берке былъ первый ханъ, который перемѣнилъ языческую вѣру на магометанство. На западѣ у Новгорода и Пскова по прежнему шли войны съ Литвою и Нѣмцами...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 14-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Къ счастію для Россіи, послѣ Батыева нашествія оставался въ живыхъ самый дѣятельный, предпріимчивый и распорядительный изъ сыновей Всеволода III, Ярославъ. Узнавши о погибели старшаго брата Георгія, онъ пріѣхалъ изъ Кіева во Владиміръ, очистилъ церкви отъ труповъ, собралъ людей, оставшихся въ живыхъ послѣ Татаръ, утѣшилъ ихъ. О сопротивленіи Татарамъ нечего было и думать; надобно было другимъ средствомъ предохранить опустошенную страну отъ новаго опустошенія, и Ярославъ отправился въ Орду къ Батыю, который раскинулъ станъ свой на берегу Волги; чрезъ нѣсколько времени великій князь поѣхалъ къ великому хану въ Татарію, гдѣ и умеръ въ 1246 году. Въ то время, какъ на востокѣ русскіе князья принуждены были признать надъ собою власть татарскихъ хановъ, ѣздить къ нимъ въ степь, кланяться и обдаривать ихъ, — западныя русскія области, Новгородъ и Псковъ, подвергаются сильнымъ нападеніямъ съ трехъ сторонъ: со стороны Шведовъ, ливонскихъ рыцарей и Литвы. Шведскій владѣтель Биргеръ, побуждаемый папскими посланіями, вздумалъ идти на Русскихъ крестовымъ походомъ, для обращенія ихъ въ католицизмъ. Въ Новгородѣ въ это время княжилъ сынъ Ярославовъ Александръ...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 13-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Если мы сравнимъ извѣстія лѣтописи о бытѣ славянскихъ племенъ до половины IX вѣка съ извѣстіями о событіяхъ на Руси XI и XII вѣковъ, то увидимъ великую разницу, происшедшую именно вслѣдствіе призванія князей, собравшихъ племена въ одинъ народъ. Племенныя названія исчезаютъ; не встрѣчаемъ больше названій: Поляне, Древляне, Сѣверяне, Кривичи, Меря; эти названія замѣняются названіями областей, отъ имени главнаго, стольнаго города произшедшими: Кіевляне, Владимірцы, Черниговцы, Смольняне, Ростовцы, и всѣ эти области, при видимомъ раздѣленіи, связаны между собою, жители ихъ понимаютъ, что составляютъ одинъ народъ русскій, живутъ всѣ въ одной землѣ русской, хотя въ тѣсномъ смыслѣ; Русью продолжаетъ называться Кіевское княжество. Каждая область имѣла своего князя, независимаго въ дѣлахъ внутренняго управленія: но князья эти владѣли русскою землею сообща, и мѣняли свои княжества, подвигаясь по старшинству, къ главному столу, кіевскому; вслѣдствіе этого области находились въ тѣсной связи: смерть кіевскаго князя была событіемъ одинаковой важности какъ для Кіевлянина, такъ и для Черниговца, и для Смольнянина, и для отдаленнаго Ростовца и Новгородца...» (М., 1880.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. «КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ». ЛЕКЦІЯ 20-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Намъ предстоитъ изучить слѣдствія удѣльнаго порядка княжескаго владѣнія. Но предварительно взглянемъ еще разъ на причину, дѣйствіе которой будемъ разсматривать. Бросивъ въ изучаемомъ періодѣ бѣглый взглядъ на судьбу юго-западной Руси, мы надолго выпустили ее изъ вида, чтобы сосредоточить все свое вниманіе на сѣверо-восточной половинѣ Русской земли, на верхне-волжской отчинѣ суздальскихъ Всеволодовичей. Такое ограниченіе поля наблюденія — неизбѣжная уступка условіямъ нашихъ занятій. Мы можемъ слѣдить только за господствующими движеніями нашей исторіи, плыть, такъ сказать, ея фарватеромъ, не уклоняясь къ береговымъ теченіямъ. Въ области верхней Волги сосредоточивались съ XIII в. наиболѣе крѣпкія народныя силы и тамъ надобно искать завязки основъ и формъ народной жизни, которыя потомъ получили господствующее значеніе. Мы уже видѣли, въ какомъ направленіи стала измѣняться здѣсь общественная жизнь подъ вліяніемъ отлива народныхъ силъ въ эту сторону. Старый устоявшійся бытъ разстроился. Въ новой обстановкѣ, подъ гнетомъ новыхъ внѣшнихъ несчастій все здѣсь локализовалось, обособлялось; широкія общественныя связи порывались...» (М., 1908.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 9-Я (1912)

Герб Войска Донского 1805 года «За славные подвиги въ великую Отечественную войну войско донское получило отъ Императора Александра I грамоту и бѣлое георгіевское знамя. Въ грамотѣ Царской было написано: "Божіею поспѣшествующею милостью Мы, Александръ Первый, Императоръ и Самодержецъ Всероссійскій и пр., и пр., и пр. На Донъ, въ нижнія и верхнія юрты, Нашимъ атаманамъ и казакамъ, войсковому атаману генералу-отъ-кавалеріи графу Платову, правительству войска донского и всему оному знаменитому войску, Намъ вѣрнолюбезному: Донское Наше воинство въ минувшую съ французами войну усердіемъ, подвижностью и храбрыми дѣствіями своими оказало важныя отечеству услуги. Поголовное ополченіе и прибытіе онаго въ знатныхъ силахъ къ Нашей арміи было толь поспѣшное и скорое, которое тогда токмо бываетъ, когда совершенная къ исполненію долга своего ревность всѣхъ и каждаго одушевляетъ и движетъ. Мужественная и неутомимая бдительность войскового атамана графа Платова, такожъ и сподвизавшихся съ нимъ всѣхъ войска сего храбрыхъ генераловъ, офицеровъ и всѣхъ вообще донскихъ урядниковъ и казаковь, много способствовала къ преодолѣнію великихъ силъ непріятельскихъ и къ одержанію надъ нимъ полныхъ и знаменитыхъ побѣдъ"...» (М., 1912.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 8-Я (1912)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Въ концѣ октября, часть Наполеоновской арміи, состоявшая изъ итальянцевъ, подошла къ р. Вопи и, не найдя моста, стала переправляться въ бродъ по поясъ въ водѣ. Былъ сильный морозъ. Крутые берега Вопи обледянѣли. Солдаты скатывались въ воду, ушибались о льдины, обмораживали себѣ руки. Сзади колонны слѣдовали большой обозъ и вся артиллерія. Вдругъ раздались выстрѣлы. Это — появились казаки. Итальянцы бросили всю артиллерію и обозъ и въ безпорядкѣ переправились черезъ рѣку. Казаки захватили 23 орудія, весь обозъ и 2.000 плѣнныхъ. Издрогшіе, измученные итальянцы приближались къ деревнѣ Духовщинѣ, гдѣ надѣялись немного обогрѣться. Но тамъ стоялъ генералъ Иловайскій 12 съ двумя казачьими полками. Итальянцамъ пришлось, послѣ тяжелой переправы, заночевать въ полѣ. Утромъ 29 октября, они всѣми силами напали на казаковъ Иловайскаго и заставили ихъ очистить Духовщину, но къ полудню примчался вихрь-атаманъ Платовъ, разгромилъ итальянскій отрядъ, забралъ всѣ пушки и 1 ноября выгналъ жалкіе остатки итальянскаго корпуса, безъ конницы всего съ 12-ю пушками въ Смоленскъ. За дѣла между Вопью и Смоленскомъ атаманъ Платовъ пожалованъ графомъ Россійской Имперіи...» (М., 1912.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 7-Я (1912)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «За время пребыванія французовъ въ Первопрестольной русская армія, стоя лагеремъ у Тарутина, оправилась, отдохнула, усилилась подоспѣвшими подкрѣпленіями. Солдаты пріободрились. Войска рвались въ бой. И вотъ 5 октября, шестью колоннами направилась наша армія къ передовому французскому отряду принца Мюрата, стоявшему въ 60 верстахъ отъ главныхъ силъ Наполеона. Въ правой колоннѣ шло десять казачьихъ полковъ подъ начальствомъ графа Орлова-Денисова. Всѣ наши колонны должны были одновременно на разсвѣтѣ подойти къ врагу и напасть на него. Свѣтало... Вѣтеръ билъ голыми вѣтвями, срывая съ нихъ послѣдніе бурые листья. Казаки лавою потянулись по опушкѣ лѣса. Насталъ часъ, назначенный для атаки. Удальцы сѣли на лошадей и съ гикомъ понеслись на врага. Весь лагерь лѣваго крыла противника съ 38-ю орудіями былъ охваченъ и занятъ казаками. Они разсыпались по биваку, били отсталыхъ, хватали оружіе, вывозили пушки, поджигали зарядные ящики. Показалась и русская пѣхота; началось сраженіе подъ Тарутинымъ. Мы побѣдили французовъ и побѣдили ихъ первый разъ. Врагъ отступалъ, а казаки шли за нимъ по пятамъ. 6 октября 1812 года, Наполеонъ рѣшилъ покинуть обгорѣлую Москву...» (М., 1912.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 12-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Въ степяхъ на сѣверо-западъ отъ Китая жили издавна два кочевыхъ народа — Монгкулы и Тата. Въ первой четверти XIII вѣка одинъ изъ монгольскихъ хановъ, Темучинъ, извѣстный больше подъ именемъ Чингисъ-Хана, великаго хана, началъ покорять себѣ другихъ хановъ, сдѣлался мало-по-малу единственнымъ повелителемъ обоихъ народовъ и замыслилъ посредствомъ ихъ покорить себѣ весь міръ. Въ 1224 году двое полководцевъ его прошли обычнымъ путемъ кочевыхъ ордъ — между Каспійскимъ моремъ и Уральскими горами, — вошли въ землю Половцевъ и поразили ихъ. Половецкій ханъ Котянъ, тесть Мстислава Удалаго, сталъ упрашивать зятя и другихъ князей русскихъ подать ему помощь. Князья съѣхались въ Кіевъ на совѣтъ и рѣшили идти на встрѣчу Татарамъ. 16-го іюня произошла между ними битва на рѣкѣ Калкѣ; Половцы, бывшіе вмѣстѣ съ Русскими, первые обратились въ бѣгство и дали побѣду Татарамъ; пораженіе было страшное, какого не бывало отъ начала русской земли, погибло восьмеро князей и семьдесятъ богатырей. Татары пошли слѣдомъ за бѣжавшими Русскими, но опустошивши нѣсколько волостей, возвратились отъ Днѣпра назадъ въ степи, и долго послѣ того не было о нихъ слышно на Руси...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 11-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Константинъ Всеволодовичъ не могъ спокойно сносить того, что старшинство досталось мимо его младшему брату, и потому тотчасъ по смерти отца начинаются между ними усобицы. Но эти усобицы сначала ограничивались мелкими дѣйствіями, до тѣхъ поръ, пока не вступился въ дѣло князь южный, знаменитый Мстиславъ Мстиславичъ Удалой, а вступился онъ въ дѣло опять по поводу Новгорода. У Константина и Юрія Всеволодовичей былъ еще третій братъ, Ярославъ, княжившій въ Переяславлѣ Залѣсскомъ. Это былъ самый дѣятельный и предпріимчивый изъ сыновей Всеволода III, онъ не упускалъ случая дѣлать пріобрѣтенія. Новгородцы позвали его къ себѣ княжить, а онъ захотѣлъ утвердить надъ ними свою власть навсегда. Для этого онъ выѣхалъ изъ Новгорода, засѣлъ въ Торжкѣ и не сталъ пропускать въ Новгородъ съѣстныхъ припасовъ, отъ чего тамъ сдѣлался голодъ. Напрасно Новгородцы упрашивали его возвратиться въ Новгородъ: онъ ничего не хотѣлъ слушать, задерживалъ бояръ и купцовъ новгородскихъ. Въ это время пріѣзжаетъ въ Новгородъ Мстиславъ Удалой, созываетъ вѣче и говоритъ: «Не быть Торжку Новгородомъ, а Новгороду Торжкомъ!» Новгородцы и Мстиславъ цѣловали другъ другу крестъ — не разставаться ни въ животѣ, ни въ смерти...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 10-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «По смерти Михаила Владимірцы и Переяславцы присягнули брату его Всеволоду и дѣтямъ его (здѣсь въ первый разъ упоминается присяга и дѣтямъ); но Ростовцы и большая часть бояръ опять вызвали къ себѣ прежняго князя своего, Мстислава Ростиславича. Всеволодъ разбилъ Мстислава, послѣ чего Ростовъ окончательно долженъ былъ уступить свое мѣсто Владиміру. Всеволодъ велъ себя точно такъ же, какъ братъ его Андрей Боголюбскій. Онъ не далъ волостей племянникамъ, подчинилъ себѣ Рязань, Новгородъ, распоряжался Кіевомъ. Въ южной Руси продолжались прежнія усобицы между Мономаховичами и Ольговичами. Всеволодъ поддерживалъ въ Кіевѣ своихъ, Мономаховичей, но не хотѣлъ и окончательнаго низложенія Ольговичей, чтобъ не дать слишкомъ большой силы Мономаховичамъ; заводилъ ссоры и между самими Мономаховичами. Съ Ольговичами вели борьбу за Кіевъ Ростиславичи Смоленскіе, изъ которыхъ старшій, Рюрикъ, былъ посаженъ Всеволодомъ въ Кіевѣ; но самымъ знаменитымъ изъ нихъ по храбрости былъ сынъ Мстислава Ростиславича Храбраго, Мстиславъ Удалой, князь торопецкій, бывшій подобно отцу, образцомъ стараго южно-русскаго князя...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 9-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Казалось, что возобновятся старыя времена, когда отецъ Андрея, Юрій, боролся съ отцомъ Мстислава, Изяславомъ; но вышло иначе. Андрей, рожденный и воспитанный на сѣверѣ, приходилъ на югъ во время усобицы отца своего съ Изяславомъ Мстиславичемъ, когда уже ему было за тридцать лѣтъ, отличился здѣсь большою отвагою, но съ самаго начала показывалъ нерасположеніе къ югу, и когда отецъ его Юрій, утвердившись окончательно въ Кіевѣ, хотѣлъ, чтобъ Андрей помѣстился подлѣ него въ Вышгородѣ, то Андрей, вопреки волѣ отцовской, ушелъ изъ Вышгорода на сѣверъ и сталъ тамъ княжить. Теперь, вооружившись противъ Мстислава Изяславича во имя правъ своихъ за старшинство, Андрей не повелъ самъ войска къ Кіеву, и когда этотъ городъ, къ которому у прежнихъ князей было неопредолимое стремленіе, былъ взятъ его войскомъ и соперникъ изгнанъ, то Андрей не пріѣхалъ въ стольный городъ отцовскій и дѣдовскій, отдалъ Кіевъ брату Глѣбу, а самъ остался на сѣверѣ, оттуда распоряжаясь дѣлами на югѣ, какъ старшій и сильнѣйшій князь. Такимъ образомъ со временъ Андрея Боголюбскаго выступаетъ на главную сцену вмѣсто южной сѣверная Россія съ своими особенностями...» (М., 1880.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 6-Я (1912)

Генерал Петр Николаевич Краснов «31 августа, Платовъ въ почтовой бричкѣ помчался на Донъ поднимать на защиту Россіи все войско донское. — "Родную дочь свою отдамъ замужъ за того казачишку, который возьметъ мнѣ въ плѣнъ Наполеона", — повторялъ старый атаманъ. По всѣмъ станицамъ и хуторамъ донского войска разъѣхались посланные Платовымъ гонцы и повторяли станичникамъ атамановы слова: "Похваляется врагъ, — говорили они, — пройти Русь до самыхъ береговъ тихаго Дона. Если Богъ попуститъ врага осквернить своимъ присутствіемъ казачью землю, тогда не пощаднтъ злодѣй ни женъ, ни дѣтей нашихъ, поругаетъ онъ храмы Господни, встревожитъ прахъ отцовъ нашихъ и смѣшаетъ горячую казачью кровь съ волнами тихаго Дона... Атаманъ призываетъ всѣхъ вѣрныхъ донцовъ стать на защиту Царя и Отечества". — "Скорѣе умремъ, но не выдадимъ Россію и тихій Донъ на поруганіе французамъ", — говорили казаки. И шумѣлъ тихій Донъ говоромъ и гомономъ собирающагося въ походъ народа... Шли на войну старики, давно уволенные въ отставку, шли единственные сыновья, послѣдняя опора семьи. Забивались и заколачивались досками окна въ казачьихъ мазанкахъ. За безцѣнокъ продавали имущество, чтобы снарядиться въ походъ. Болѣе зажиточные помогали бѣднякамъ, какъ въ старину, сообща собирались...» (М., 1912.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 5-Я (1912)

Генерал Петр Николаевич Краснов «Бородинская битва сломила силы Наполеона. Хотя она не уничтожила его арміи, но впервые показала всему міру, что есть люди, которыхъ не могутъ побѣдить ни знаніе, ни геній Наполеона, ни его отличное побѣдоносное войско. Подъ Бородинымъ Наполеоновская армія разбилась о мужество русскихъ. Наполеонъ почувствовалъ, что значитъ сила русскаго народа, — народа Богоносца, который въ сердцѣ своемъ говоритъ: съ нами Богъ! Сошлись двѣ арміи, громадныя по тогдашнимъ понятіямъ. У насъ было 103 тысячи человѣкъ, у Наполеона 152.000... Обѣ стороны жаждали боя, ждали развязки этого томительнаго отступленія. И старый солдатъ, сподвижникъ Суворова, видавшій виды, въ непрерывныхъ походахъ проведшій полжизни, и парень-ополченецъ, въ бѣлой рубахѣ и черной шапкѣ съ крестомъ, — всѣ равно понимали, что насталъ часъ побѣдить или умереть. Въ тотъ самый день, когда генералъ Красновъ съ донцами дрался у Колоцкаго монастыря, на обширномъ Бородинскомъ полѣ закончили постройку земляныхъ укрѣпленій. Солдаты прочищали ружья, оттачивали штыки, одѣвали чистыя рубахи, молчаливо готовились къ смерти. По фронту нашихъ войскъ обносили Смоленскую чудотворную икону Божіей Матери съ молитвеннымъ пѣніемъ...» (М., 1912.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 4-Я (1912)

Генерал Петр Николаевич Краснов «Послѣ оставленія Смоленска (6 августа 1812 года) наши арміи начали отступать по направленію къ Москвѣ. Рѣшительныхъ боевъ не происходило. Слишкомъ силенъ и многочисленъ былъ врагъ, чтобы мы могли его сразу одолѣть. У Царева-Займища, къ арміямъ прибылъ назначенный Государемъ общій главнокомандующій надъ всѣми вооруженными силами, дѣйствовавшими противъ Наполеона, великій старецъ Кутузовъ, который пользовался сильною любовью солдатъ и всего народа. Онъ былъ извѣстенъ, какъ сподвижникъ Суворова, онъ былъ его любимымъ ученикомъ. Когда Кутузовъ первый разъ объѣзжалъ армію, надъ его головой носился орелъ. «Пріѣхалъ Кутузовъ бить французовъ», говорили въ арміи. Въ войскахъ ожидали большого сраженія съ врагомъ. Надежды на побѣду крѣпли. Во второй половинѣ августа всѣ старшіе начальники и въ томъ числѣ Платовъ были вызваны къ Кутузову на совѣтъ относительно сраженія подъ Москвою. Донской корпусъ остановился недалеко отъ села Бородина, у Колоцкаго монастыря. Командовалъ донскими полками, въ отсутствіи Платова, шестидесятилѣтній генералъ-майоръ Красновъ. Простымъ казакомъ при матушкѣ Екатеринѣ началъ онъ службу, совершалъ походы съ Суворовымъ, два раза былъ раненъ, ходилъ на штурмъ Измаила...» (М., 1912.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 3-Я (1912)

Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ началѣ 1812 года всѣмъ у насъ стало ясно, что миръ съ Наполеономъ непроченъ. Императоръ французовъ не исполнялъ требованій нашего Государя и нарушалъ договоры. Громадная французская армія еще зимою начала стягиваться къ р. Вислѣ, гдѣ проходила тогда наша граница. Наполеонъ заготовлялъ провіантъ и фуражъ для лошадей, нанималъ подводы, усиленно готовился къ войнѣ съ нами. У насъ также приготовлялись къ борьбѣ. Къ лѣту потребовали Платова въ армію князя Багратіона. Платовъ оставилъ за себя въ Новочеркасскѣ наказнымъ атаманомъ генерала Денисова и помчался на рѣку Вислу. Въ его распоряженіи находилось 14 донскихъ казачьихъ полковъ и рота донской артиллеріи. Три донскихъ казачьихъ полка были въ сѣверной арміи графа Витгенштейна, прикрывавшей Петербургъ. При Багратіонѣ находилось, кромѣ полковъ Платова, еще 9 полковъ и рота артиллеріи, у генерала Тучкова 1 полкъ, у генерала Тормасова 9 полковъ, и съ Дуная изъ Молдавіи не вернулось еще 14 донскихъ полковъ. Всего къ іюню 1812 года донское войско выставило 50 конныхъ полковъ. Вся молодежь, всѣ сильные, здоровые и крѣпкіе люди собрались на войну, лишь юноши, дѣти, старики да больные остались въ осиротѣвшихъ донскихъ станицахъ и хуторахъ...» (М., 1912.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 8-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «По смерти Мономаха, случившейся въ 1125 году, кіевскій столъ прямо занялъ уже старшій сынъ его Мстиславъ; соперниковъ опять ему быть не могло: онъ былъ похожъ на отца, былъ любимъ народомъ, кромѣ того племя Мономахово было сильнѣе всѣхъ другихъ племенъ или линій княжескихъ, сильнѣе обширностію и богатствомъ волостей: Мстиславъ владѣлъ Кіевомъ, Новгородомъ и Смоленскомъ, въ Новгородѣ княжилъ сынъ его Всеволодъ, въ Смоленскѣ другой, Ростиславъ; братья Мстиславовы княжили: Ярополкъ въ Переяславлѣ, Вячеславъ въ Туровѣ, Андрей на Волыни, Юрій въ Ростовской и Суздальской землѣ. Пользуясь своею силою, Мстиславъ пріобрѣлъ себѣ еще княжество Полоцкое: онъ взялъ въ плѣнъ всѣхъ князей полоцкихъ и отправилъ ихъ въ Грецію въ изгнаніе, а въ Полоцкѣ посадилъ сына своего Изяслава. Сильные владѣніями, Мономаховичи, при Мстиславѣ, были сильны братскимъ единодушіемъ, тогда какъ между Святославичами черниговскими происходили усобицы: по смерти Олега и Давида Святославичей оставался третій братъ, Ярославъ Святославичъ, который, по обычаю, какъ старшій въ племени, и долженъ былъ княжить въ Черниговѣ; но племянникъ его, Всеволодъ Ольговичъ, выгналъ его изъ Чернигова...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 7-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «По смерти Всеволода (случившейся въ 1093 году), Кіевляне хотѣли, чтобъ великимъ княземъ былъ Мономахъ; но онъ объявилъ, что не нарушитъ обычая, по которому великое княженіе переходило къ старшему въ родѣ: «Если я сяду въ Кіевѣ, говорилъ онъ, то будетъ у меня война съ Святополкомъ Изяславичемъ, потому что отецъ его сидѣлъ въ Кіевѣ, прежде моего отца», и Святополкъ сталъ княжить въ Кіевѣ, а Мономахъ остался въ Черниговѣ. Новый великій князь нисколько не былъ похожъ на Мономаха: это былъ человѣкъ корыстолюбивый и властолюбивый, не храбрый и не умный. Въ самомъ началѣ княженія своего необдуманно, вопреки совѣтамъ Мономаха и умныхъ старыхъ бояръ, вступилъ онъ въ войну съ Половцами и потерпѣлъ два пораженія. Эта бѣда, постигшая Русь, ободрила Олега Святославича, который все скрывался въ Тмуторакани; онъ нанялъ Половцевъ и напалъ съ ними наЧерниговъ, Мономахъ уступилъ ему этотъ городъ, удовольствовался Переяславлемъ; но война этимъ не кончилась, ибо Олегъ, ожесточенный долгимъ изгнаніемъ, несправедливостію дядей, не довѣрялъ двоюроднымъ братьямъ, не хотѣлъ съ ними вмѣстѣ воевать Половцевъ; усобица дошла и до далекаго сѣверо-востока...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 6-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Ярославъ оставилъ пятерыхъ сыновей, и опять послѣ его смерти видимъ усобицы, какъ прежде видѣли по смерти Святослава и Владиміра; но теперь первая усобица не оканчивается единовластіемъ одного брата вслѣдствіе истребленія или бездѣтной смерти другихъ; сыновья Ярослава оставляютъ многихъ дѣтей, которые продолжаютъ усобицы отцовскія и передаютъ ихъ своимъ дѣтямъ; князья размножаются все больше и больше и усобицы между ними продолжаются много лѣтъ. Эти продолжительныя ссоры и бывавшія по временамъ мирныя сношенія между многими князьями даютъ намъ возможность узнать, какъ эти князья смотрѣли другъ на друга, за что ссорились? Отъ чего происходило, что какъ скоро послѣ государя оставалось нѣсколько сыновей, то они непремѣнно начинали ссориться и воевать другъ съ другомъ? Узнаемъ, что не было опредѣлено закономъ, какъ, по смерти отца, младшимъ братьямъ вести себя въ отношеніи къ старшему. Законъ не опредѣлялъ, что младшіе братья обязаны повиноваться старшему великому князю, точно такъ же, какъ повинуются ему всѣ остальные подданные. Говорилось, что младшіе братья должны слушаться старшаго какъ отца, старшій долженъ любить младшихъ какъ дѣтей, но это было очень неопредѣленно...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 5-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Послѣ Владиміра осталось двѣнадцать сыновей, и вотъ по смерти его начинаются усобицы, точно также, какъ начились онѣ по смерти Святослава, точно такъ же, какъ въ это время велись онѣ въ другихъ государствахъ славянскихъ, Польскомъ, Чешскомъ (Богемскомъ): и здѣсь видимъ желаніе старшихъ князей изгнать, умертвить, изувѣчить младшихъ братьевъ. Старшій сынъ Владиміра, Святополкъ, убилъ сначала самыхъ младшихъ братьевъ своихъ — Бориса, князя ростовскаго, и Глѣба — муромскаго, которые казались ему опаснѣе другихъ, потому что и отецъ ихъ очень любилъ, и дружина по смерти Владиміра звала Бориса княжить въ Кіевъ, но тотъ не согласился, не желая поднять рукъ на старшаго брата. Послѣ Бориса и Глѣба Святополкъ убилъ и третьяго брата, Святослава, князя древлянскаго, и сталъ думать: «Перебью всѣхъ братьевъ, и приму одинъ всю власть на Руси». Но Ярославъ, князь новгородскій, предупредилъ его, собралъ войско изъ Варяговъ и Новгородцевъ и разбилъ Святополка у Любеча. Тотъ бѣжалъ къ тестю своему Болеславу, королю польскому, который вступился за него и разбилъ Ярослава на берегахъ Буга. Ярославъ бѣжалъ въ Новгородъ и хотѣлъ было бѣжать дальше за море къ Варягамъ, но Новгородцы не пустили его и дали ему другое войско...» (М., 1880.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 2-Я (1912)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Про Матвѣя Ивановича Платова, въ тѣ поры, на Дону знали, что онъ — настоящій казакъ, сподвижникъ и ученикъ Суворова, съ дѣтства и до глубокой старости прожившій на конѣ въ далекихъ походахъ. Знали казаки его быстрый умъ, цѣнили сильную, твердую волю, беззавѣтную храбрость; знали, что дороже всего на свѣтѣ ему была слава донская казачья. — "Съ такимъ атаманомъ — и французъ не страшенъ", — говорили на Дону старики. Сынъ войскового старшины, внукъ простого казака, Платовъ зналъ войсковые обычаи, глубоко цѣнилъ казаковъ и умѣлъ съ ними говорить. Матвѣй Ивановичъ Платовъ родился 6 августа 1751 г. въ Старо-Черкасской станицѣ. Народное преданіе такъ разсказываетъ о днѣ его рожденья. Въ этотъ день отецъ его, заслуженный войсковой старшина, имѣвшій на Дону свои торговыя суда, пошелъ къ рѣкѣ. Вдругъ птица, летѣвшая надъ нимъ, уронила ему на шапку кусокъ хлѣба. — "Добрая примѣта!" — проговорилъ почтенный старикъ, перекрестился и положилъ этотъ кусокъ себѣ въ карманъ. Когда же онъ подошелъ къ берегу, то къ его ногамъ изъ воды выпрыгнулъ громадный сазанъ. Взволнованный этими необычными происшествіями, Платовъ отправился домой и узналъ, что у него родился сынъ...» (М., 1912.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 1-Я (1912)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «1812-й годъ на Дону встрѣчали тихо. Почти въ каждой семьѣ кто-либо былъ въ отсутствіи. Семь полковъ казачьихъ — Атаманскій, Денисова 4, Денисова 7, Карпова, Гордѣева, Иловайскаго 8 и Иловайскаго 11 — находились въ Молдавіи, гдѣ уже седьмой годъ шла война съ турками. Не пришли еще полки казачьи съ далекаго сѣвера, гдѣ два года тому назадъ окончилось покореніе Финляндіи русскими войсками; да на «линіи», то-есть по границѣ нашей съ Кавказомъ, въ нынѣшней Кубанской области, стояли донскіе казачьи полки. Тогда, сто лѣтъ тому назадъ, Донъ выставлялъ столько полковъ, сколько требовалось. Вызывался какой-либо офицеръ, полковникъ, и ему указывали собрать полкъ «своего имени». Онъ ѣхалъ въ станицы, собиралъ старыхъ, бывалыхъ офицеровъ и урядниковъ. Къ нимъ назначали молодежь. Сборы были недолгіе: скажетъ отецъ напутственное слово сыну, поплачетъ старуха-мать, поголоситъ молодая жена. Въ богатой семьѣ отецъ съ дѣдомъ сами снарядятъ въ походъ казака. Въ бѣдной помогутъ сосѣди, и цѣлымъ обществомъ «справятъ» молодого въ полкъ; дадутъ все — и коня, и сѣдло, и вьюкъ, и обмундированіе, и теплую одежду, и пику, и шапку, и ружье. Еще мальчишкой казакъ научился лихо рубить и колоть...» (М., 1912.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. «КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ». ЛЕКЦІЯ 19-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Политическія слѣдствія русской колонизаціи верхняго Поволжья, нами только-что изученныя, закладывали въ томъ краю новый строй общественныхъ отношеній. Въ дальнѣйшей исторіи верхне-волжской Руси намъ предстоитъ слѣдить за развитіемъ основъ, положенныхъ во времена Юрія Долгорукаго и его сыновей. Обращаясь къ изученію этого развитія, будемъ помнить, что въ XIII и XIV вѣкахъ, когда этотъ новый строй устанавливался, уже не оставалось и слѣдовъ той исторической обстановки, при которой дѣйствовалъ, на которую опирался прежній очередной порядокъ. Единой Русской земли Ярослава и Мономаха не существовало: она была разорвана Литвой и татарами. Родъ св. Владиміра, соединявшій эту землю въ нѣчто похожее на политическое цѣлое, распался. Старшія линіи его угасли или захирѣли и съ остатками своихъ прадѣдовскихъ владѣній вошли въ составъ Литовскаго государства, гдѣ на нихъ легли новыя чуждыя политическія отношенія и культурныя вліянія. Общаго дѣла, общихъ интересовъ между ними не стало; прекратились даже прежніе фамильные счеты и споры о старшинствѣ и очереди владѣнія. Кіевъ, основной узелъ княжескихъ и народныхъ отношеній, политическихъ, экономическихъ...» (М., 1908.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. «КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ». ЛЕКЦІЯ 18-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Обращаясь къ изученію политическихъ слѣдствій русской колонизаціи верхняго Поволжья, будемъ постоянно помнить, что мы изучаемъ самыя раннія и глубокія основы государственнаго порядка, который предстанетъ предъ нами въ слѣдующемъ періодѣ. Я теперь же укажу эти основы, чтобы вамъ удобнѣе было слѣдить за тѣмъ, какъ онѣ вырабатывались и закладывались въ подготовлявшійся новый порядокъ. Во-первыхъ, государственный центръ верхняго Поволжья, долго блуждавшій между Ростовомъ, Суздалемъ, Владиміромъ и Тверью, наконецъ утверждается на р. Москвѣ. Потомъ, въ лицѣ московскаго князя получаетъ полное выраженіе новый владѣтельный типъ, созданный усиліями многочисленныхъ удѣльныхъ князей сѣверной Руси: это князь-вотчинникъ, наслѣдственный осѣдлый землевладѣлецъ, смѣнившій своего южнаго предка, князя-родича, подвижного очередного соправителя Русской земли. Этотъ новый владѣтельный типъ и сталъ кореннымъ и самымъ дѣятельнымъ элементомъ въ составѣ власти московскаго государя. Переходимъ къ обзору фактовъ, въ которыхъ медленно и постепенно проявлялись обѣ основы, и новый политическій типъ, а потомъ и новый государственный центръ...» (М., 1908.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 4-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «До сихъ поръ было по одному князю на Руси; теперь, какъ скоро стало ихъ трое — Ярополкъ, Олегъ и Владиміръ, то и начинаются между ними усобицы. Ярополкъ пошелъ на Олега, и тотъ погибъ въ битвѣ съ братомъ; земля древлянская была присоединена къ Кіеву. Услыхавъ объ этомъ, Владиміръ Святославичъ, князь новгородскій, испугался и ушелъ за море къ Варягамъ, а Ярополкъ присоединилъ и Новгородъ къ своимъ владѣніямъ, но Владиміръ возвратился съ Варягами, занялъ опять Новгородъ, Полоцкъ, и пошелъ на Ярополка. Владиміръ былъ въ это время еще молодъ, и потому сильное вліяніе на него имѣлъ дядя съ материной стороны, Добрыня; при Ярополкѣ главнымъ совѣтникомъ былъ воевода Блудъ, который передался на сторону Владиміра, напугалъ своего князя и присовѣтовалъ ему отдаться въ руки младшему брату, но Владиміръ велѣлъ убить Ярополка. Такимъ образомъ опять на Руси остался одинъ князь. Владиміръ, живя съ малолѣтства на сѣверѣ, былъ мало знакомъ съ христіанствомъ, и когда, по смерти Ярополка, утвердился въ Кіевѣ, то показалъ себя ревностнымъ приверженцемъ языческой религіи, поставилъ изукрашенные идолы на холмѣ, куда собирался народъ для жертвоприношеній...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 3-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Преемникъ Рюрика Олегъ слылъ въ народныхъ преданіяхъ вѣщимъ, то-есть мудрымъ, хитрымъ. Собравши войско изъ подвластныхъ ему племенъ славянскихъ и финскихъ, нанявши Варяговъ, Олегъ пошелъ изъ Новгорода на югъ и обложилъ данью племена славянскія, жившія по Днѣпру и по впадающимъ въ него рѣкамъ съ востока и запада, также по Бугу, Днѣстру и около Карпатскихъ горъ. Городокъ Кіевъ, бывшій въ землѣ славянскаго племени Полянъ, Олегъ нашелъ во владѣніи двоихъ Варяговъ, братьевъ Аскольда и Дира, которые пришли еще съ Рюрикомъ, но потомъ отправились на югъ и засѣли въ Кіевѣ; Олегъ убилъ ихъ и остался самъ жить въ Кіевѣ, который очень ему понравился. Въ 907 году, собравши войско изъ всѣхъ подчиненныхъ ему племенъ, онъ ходилъ въ лодкахъ Днѣпромъ и моремъ на Константинополь, взялъ съ Грековъ дань и заключилъ съ ними договоръ о томъ, какъ рѣшать дѣла между Греками и Русскими, которые будутъ жить въ Константинополѣ для торговли. Олегъ умеръ въ 912 году; преемникомъ его былъ Игорь, сынъ Рюриковъ, извѣстный своими неудачными походами на Грековъ и несчастною смертію: славянское племя Древляне, жившіе на западъ отъ Кіева, въ нынѣшней Волынской губерніи...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 2-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Въ то время, когда южныя славянскія племена платили дань Козарамъ, сѣверныя не могли защищаться отъ Нормановъ, жителей Швеціи, Норвегіи и Даніи, которыхъ славяне называли Варягами и Русью. Эти Варяги покорили себѣ Славянъ сѣверныхъ, жившихъ въ нынѣшнихъ Новгородской и Псковской губерніяхъ, покорили также сосѣднія финскія племена. Чрезъ нѣсколько времени племена эти, какъ славянскія, такъ и финскія, собрались вмѣстѣ и выгнали Варяговъ; но когда послѣ этаго стали управляться сами, то никакъ не могли мирно улаживаться; опять каждый родъ сталъ жить отдѣльно и силою раздѣлываться съ другими родами. Тогда племена собрались и сказали: «Поищемъ себѣ князя, который бы владѣлъ нами и судилъ по праву». Порѣшивши такъ, послали они за море къ Варягамъ-Руси сказать имъ: «Земля наша велика и обильна, а порядка въ ней нѣтъ: приходите княжить и владѣть нами». На этотъ зовъ въ 862 году собрались три князя варяго-русскихъ, три брата Рюрикъ, Синеусъ и Труворъ, и пришли съ родными своими. Рюрикъ утвердился въ Новгородѣ у Славянъ, жившихъ по Ильменю, Синеусъ среди финскаго племени на Бѣлоозерѣ; Труворъ у Славянъ, жившихъ въ нынѣшней Псковской губерніи, въ городѣ Изборскѣ...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 1-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Взглянемъ на карту Россіи: вотъ, начиная отъ того мѣста, гдѣ оканчиваются Уральскія горы, до Каспійскаго моря находится большое ровное, степное пространство, какъ будто широкія ворота изъ Азіи въ Европу. На этомъ мѣстѣ и на востокъ отъ него живутъ еще народы грубые, кочевые, охотники грабить, брать въ плѣнъ сосѣдей; но теперь этимъ народамъ часъ отъ часа становится труднѣе вести такую жизнь, потому что сильное государство Русское не допускаетъ ихъ разбойничать; нѣкоторые изъ нихъ даже отказались отъ кочевой жизни и стали заниматься земледѣліемъ. Но въ древностивъ этой обширной странѣ, которую мы теперь называемъ Европейскою Россіею, не было государства, не было сильнаго осѣдлаго народа, и потому кочевые народы двигались свободно съ востока на западъ, занимали южную часть нынѣшней Россіи, и, собравшись иногда большими толпами, шли дальше, опустошали Европу южную и западную. Древніе образованные народы, Греки и Римляне, знали этихъ кочевниковъ, жившихъ въ нынѣшней Россіи, сначала подъ именемъ Скиѳовъ, потомъ — Сарматовъ, почему и страна называлась то Скиѳіею, то Сарматіею. Послѣ Рождества Христова здѣсь столкнулось много разноплеменныхъ народовъ...» (М., 1880.) далѣе...


И. С. ЛУКАШЪ. РАЗСКАЗЪ «БОЯРЫНЯ МОРОЗОВА». ЧАСТЬ 6-Я (1936)

Боярыня Морозова и протопоп Аввакум «Въ тихій зимній день въ Боровскъ тайно пріѣхалъ старшій братъ Федосьи и Евдокіи, Федоръ, описатель ихъ житія. Ему удалось свидѣться съ сестрами. Федора удивилъ радостный, неземной свѣтъ ихъ изнеможденныхъ лицъ и то, что Федосья Прокопьевна, съ улыбкой, назвала свою тюрьму "пресвѣтлой темницей". А къ веснѣ пришли изъ Москвы въ Боровскъ большіе обозы съ подьячими и дьяками. Среди боровскихъ стрѣльцовъ начался розыскъ: зачѣмъ помогали раскольницамъ. Москва, видимо, приказала покончить съ Боровскими острожницами. И о Петровѣ днѣ дьякъ Кузмищевъ сжегъ на срубѣ инокиню Іустину, Марью Данилову бросили въ темницу, къ злодѣямъ, а сестеръ, Федосью и Евдокію, отвели въ цѣпяхъ въ другую земляную тюрьму, выкопавши ее глубже первой. Отъ нихъ отобрали брашно, снѣдь самую скудную, одежды, малыя книжицы, иконы, писанныя на малыхъ доскахъ, лѣстовушки. Отняли все. Заключеніе стало лютымъ. Сестры "сидѣли во тьмѣ несвѣтней, страдали отъ задухи земныя, отъ земного пару", мучила ихъ тошнота. Вотъ когда одни только страшныя глаза страданія остались имъ; рано посѣдѣвшія, съ горящими глазами, онѣ извяли въ темницѣ... Тысячи тысячъ ихъ русскихъ сестеръ въ теперешнихъ Соловецкихъ и Архангельскихъ застѣнкахъ точно бы повторяютъ страданіе Морозовой и Урусовой за Русь...» («Возрожденіе». Paris, 1936.) далѣе...


И. С. ЛУКАШЪ. РАЗСКАЗЪ «БОЯРЫНЯ МОРОЗОВА». ЧАСТЬ 5-Я (1936)

Иван Созонтович Лукаш «Въ глухое утро, на самомъ свѣгу, каты стали ставить на Болотѣ срубъ, сносить полѣнья и хворостъ. Москва проснулась съ вѣстью: Морозову будутъ жечь. На Болото потянулись въ сивомъ туманѣ хмурые, глухонѣмыя толпы. А у царя, съ самаго свѣта, было на Верху думное сидѣніе. Боярство надышало въ палатѣ холоднымъ паромъ, сыростью, на медвѣжьихъ шубахъ и на охабняхъ оттаивалъ снѣгъ. На Верху всѣ лаяли Морозову. Въ подобострастіи пытали всѣ разгадать волю царя и думали, что его воля раскольщицу сжечь. Одинъ Долгорукій, сѣдой, еще въ неоттаявшемъ инеѣ на соболяхъ, поднялся и сталъ перечить боярскому лаю, пресѣкъ. Бояре начали смолкать, съ ворчаньемъ, а сами все смотрятъ на лицо царево, какъ-де онъ, что-де онъ, государь. Алексѣй Михайловичъ, грузный, — онъ уже страдалъ тогда отъ тучности, отъ одышки, отъ водяной, точно бы налившей ему желтоватой водой крупное лицо, — сидѣлъ понурясь и былъ грустенъ. Царь поднялся со вздохомъ, — со стонущимъ вздохомъ, и вышелъ молча. Срубъ на Болотѣ приказано было разметать. Царя зашатала снова неумолкаемая распря между совѣстью человѣческой и властью царской. И нѣтъ большаго свидѣтельства о полномъ разладѣ его съ собою, неувѣренности во всемъ, что затѣялъ онъ съ новинами Никона, чѣмъ краткое посланьеце, написанное имъ въ тотъ день къ только что пытанной боярынѣ...» («Возрожденіе». Paris, 1936.) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравiи и спасенiи рабовъ Божiихъ, Евгенiя, Димитрiя, Андрея, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--nasledie.russportal.ru-->
<a href=http://nasledie.russportal.ru><img src=http://nasledie.russportal.ru/image/nasledie88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности'></a>
<!--nasledie.russportal.ru-->


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0