Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 24 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

НАСЛѢДІЕ СВЯТОЙ РУСИ

«НАСЛѢДІЕ СВЯТОЙ РУСИ» — ОДИНЪ ИЗЪ ПРОЕКТОВЪ «РУССКАГО ПОРТАЛА»

Сайтъ основанъ 5 Іюля 7512 г. (18 Іюля 2004 г. по н. ст.) въ день обрѣтенія честныхъ мощей преп. Сергiя, игумена Радонежскаго.
RSS-каналъ сайтаhttp://www.russportal.ru/news/rss.php?h=3.         Разсылка новостейhttp://www.russportal.ru/subscribe

Похвала святому князю Владиміру

Святой Равноапостольный Князь ВладимирСлавитъ похвалами римская страна Петра и Павла, чрезъ которыхъ увѣровала во Ісуса Христа, Сына Божія; Асія, Ефесъ и Патмосъ — Іоанна Богослова; Индія — Ѳому; Египетъ — Марка; каждая страна, городъ и народъ чтутъ и славятъ своихъ наставниковъ, которые научили ихъ православной вѣрѣ. Прославимъ и мы, по силѣ нашей, хотя малыми похвалами, совершившаго великія и дивныя дѣла нашего учителя и наставника, великаго Кагана земли нашей, Владиміра, внука древняго Игоря, сына славнаго Святослава, (который) во Христа крестившись, сталъ сыномъ нетлѣнія, сыномъ воскресенія; принялъ имя вѣчное и славное въ роды и роды — Василій, по которому и написанъ въ книгѣ живота, въ вышнемъ градѣ, въ нетлѣнномъ Іерусалимѣ…

Но какъ же сможемъ тебя достойно восхвалить, досточтимый и славный отецъ нашъ? Какъ можемъ надивиться твоей доблести, крѣпости и силѣ? Какую воздадимъ благодарность за то, что чрезъ тебя познали мы Господа, и избавились заблужденія идольскаго, что, по твоему повелѣнію, по всей землѣ нашей славится Христосъ?.. Ибо тьма служенія бѣсовскаго исчезла, и освѣтило землю нашу солнце Евангелія; капища разрушены, и церкви воздвигаются; идолы низвергаются и явились иконы святыхъ; бѣсы убѣжали; крестъ освятилъ города; пастыри словесныхъ овецъ Христовыхъ, епископы, пресвитеры и діаконы, стали возносить безкровную жертву, и клиръ украсилъ и облекъ въ благолѣпіе святыя церкви. Поставлены на горахъ монастыри; явились черноризцы, мужи и жены, малые и великіе, всѣ люди наполнили святыя церкви, прославили Господа…

Встань отъ гроба твоего, честная главо! встань, отряси сонъ! Ты не умеръ, но спишь до общаго всѣмъ востанія. Встань, ты не умеръ. Не свойственно умирать тебѣ, когда увѣровалъ ты во Христа, жизнь всего міра. Отряси сонъ, возведи очи и посмотри, какъ Господь, сподобивъ тебя почестей небесныхъ, не оставилъ тебя безъ памяти и на землѣ. Встань, посмотри на процвѣтающія церкви, посмотри на возрастающее христіанство; посмотри на городъ, освящаемый и блистающій иконами святыхъ, благоухающій ѳиміамомъ и оглашаемый хвалами святыми и божественными пѣснопѣніями… Итакъ, радуйся и веселись, что сѣмена вѣры, тобою посѣянныя, не изсушены зноемъ невѣрія; но орошены дождемъ Божія благопоспѣшенія и расплодились изобильно… (Свт. Иларіонъ, митр. Кіевскій († 1066 г.). «Слово о законѣ и благодати».)

Анонсы обновленiй

КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 69-Е, ВЪ НЕДѢЛЮ 3-Ю ПО ПАСХѢ (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Возлю́бленніи, со́лнце красу́яся по о́блацѣхъ, люби́мо быва́етъ ви́дящимъ е́. Та́коже и апо́столомъ Госпо́днимъ, по распя́тіи и по сме́рти Христо́вѣ, ра́достно возсія́ Воскресе́ніе Госпо́дне. Іо́сифъ же, и́же отъ Аримаѳе́я, пре́жде Воскресе́нія Христо́ва дерза́етъ, старѣ́йшимъ ученико́мъ бѣжа́вшимъ, еди́нъ прихо́дитъ къ Пила́ту, дерза́я проси́ти Тѣ́ла Христо́ва, Его́же на Крестѣ́ ви́сяща ви́дѣ, пре́жде бо позна́ Его́ Бо́га су́ща. Тѣ́мъ не рече́: бо́гатъ е́смь, еда́ отпаду́ бога́тства, а́ще испрошу́ Тѣ́ло Осужде́ннаго на́ смерть, и бу́ду оклевета́нъ къ жидо́мъ. Ничто́же таково́ помы́сли, но все́ нивочто́же вмѣни́въ, испроси́ погребсти́ Тѣ́ло Христо́во. Пила́тъ же диви́ся, а́ще у́же у́мре? Мня́ше бо на до́лзѣ Ему́ жи́ву бы́ти, и вопроси́ со́тника, а́ще у́же у́мре, и увѣ́дѣвъ и́стинно, я́ко у́же у́мре, повелѣ́ да́ти Тѣ́ло Іису́сово Іо́сифови. Онъ же, взе́мъ Тѣ́ло Іису́сово и купи́ плащани́цу, и Свято́е Тѣ́ло че́стно положи́ въ но́вѣмъ свое́мъ гро́бѣ: учени́къ бо бѣ́ Іису́совъ и то́й, и вѣ́дяше, ка́ко чести́ Влады́ку говѣ́йно, бла́го и прече́стно, хотя́ прича́стникъ бы́ти небе́сному Его́ Ца́рствію. Совѣ́тникъ же бѣ́ са́номъ и въ лю́дехъ старѣ́йшина. Слы́шите, бога́тіи, и́же во гра́дскихъ упражня́ющеся ве́щехъ, и ну́дящеся о то́ржищахъ пещи́ся, ка́ко Іо́сифу не возбрани́ на добродѣ́тель совѣ́тничества са́нъ?...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 68-Е, ВЪ НЕДѢЛЮ НОВУЮ АНТИПАСХИ (1910)

Святитель Кирилл Туровский «Вели́ка учи́теля и му́дра сказа́теля тре́буетъ це́ркви на украше́ніе пра́зднику. Мы́ же ни́щи сло́вомъ есмы́ и умо́мъ му́тни, не иму́ще огня́ Свята́го Ду́ха въ наслажде́ніе душеполе́зныхъ слове́съ. Оба́че любве́ ра́ди су́щихъ со мно́ю бра́тій, ма́ло нѣ́что ска́жемъ о поновле́ніи Христо́ва Воскресе́нія, а вы́ съ прилѣжа́ніемъ послу́шайте. Въ мину́вшую недѣ́лю Святы́я Па́схи удивле́ніе бѣ́ небеси́ и устраше́ніе преиспо́днимъ, обновле́ніе тва́ри и избавле́ніе мíру, разруше́ніе а́дово и попра́ніе сме́рти, воскресе́ніе ме́ртвымъ и погубле́ніе преле́стныя вла́сти діа́воли, спасе́ніе же ро́ду человѣ́ческому Христо́вымъ Воскресе́ніемъ, обнища́ніе ве́тхому зако́ну и порабоще́ніе субо́тѣ, обогаще́ніе Христо́вѣ Це́ркви и воцаре́ніе недѣ́ли. Въ мину́вшую недѣ́лю всему́ премѣне́ніе бы́сть: сотвори́бося небесе́мъ земля́, очище́на Бо́гомъ отъ бѣсо́вскихъ скве́рнъ, и а́нгели съ жена́ми раболѣ́пно служа́ху Воскресе́нію Христо́ву. Обнови́ся тва́рь, у́же бо не нареку́тся Бо́гомъ стихíи, ни со́лнце, ни о́гнь, ни древеса́, ни исто́чницы. Отсе́лѣ не пріи́метъ а́дъ тре́бы закала́емыхъ отцы́ младе́нецъ, ни сме́рть по́чести: преста́ бо идолослуже́ніе и погуби́ся бѣсо́вское наси́ліе кре́стнымъ та́инствомъ. И не то́кмо спасе́ся ро́дъ человѣ́ческій, но и освяти́ся Христо́вою вѣ́рою...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 65-Е, ВО СВЯТЫЙ И ВЕЛИКІЙ ПЯТОКЪ (1910)

Снятие со Креста «Ны́нѣ же благообра́знаго Іо́сифа съ мѵроно́сицами похва́лимъ, послужи́вшаго по распя́тіи тѣ́лу Христо́ву, его́же евангели́стъ бога́та нарица́етъ, прише́дша отъ Аримаѳе́я. Бѣ́ бо, рече́, и то́й учени́къ Іису́совъ, и ча́я Ца́рствія Бо́жія. И во́ время во́льныя и спасе́нныя Стра́сти Спа́совы ви́дѣвъ стра́шная въ тва́ри чудеса́: со́лнце поме́ркше и зе́млю трясу́щуся, стра́ха испо́лнився, и дивя́ся, пріи́де во Іеросали́мъ, и обрѣ́те тѣ́ло Христо́во на Крестѣ́ на́го и прободе́но ви́сяще, и Ма́терь Его́ Марíю, со еди́нѣмъ ученико́мъ Тому́ предстоя́щу, я́же отъ болѣ́зни се́рдца своего́, го́рцѣ рыда́ющи, си́це глаго́лаше: тва́рь соболѣ́знуетъ Ми́, Сы́не Мо́й, зря́щи Твое́ безъ пра́вды умерщве́ніе. Увы́ Мнѣ́, Ча́до Мое́, Свѣ́тѣ и Тво́рче тва́ремъ, что́ Ти́ ны́нѣ воспла́чу: зауше́нія ли, или́ за лани́ту ударе́нія, и по плеще́ма біе́нія, у́зъ же и темни́цы, и заплева́нія свята́го и пра́веднаго лица́ Твоего́, я́же отъ беззако́нникъ за блага́я прія́тъ? Увы́ Мнѣ́, Ча́до Мое́, непови́ненъ сы́й пору́ганъ бы́сть и на Крестѣ́ сме́рти вкуси́. Ка́ко Тя́ те́рніемъ вѣнча́ша, и же́лчію со оцто́мъ напои́ша и еще́ пречи́стая Ти́ ре́бра копіе́мъ прободо́ша? Ужасе́ся не́бо и земля́ трепе́щетъ, іюде́йска не терпя́щи дерзнове́нія: со́лнце поме́рче, и ка́меніе распаде́ся, жидо́вское явля́ющи окамене́ніе...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 64-Е, ВО СВЯТЫЙ И ВЕЛИКІЙ ПЯТОКЪ (1910)

Распятие Господне «Бою́ся глаго́лати язы́комъ и косну́тися стра́шнѣй по́вѣсти Спа́совѣ, стра́шно бо е́сть о се́й глаго́лати: Бо́гъ бо на́шъ дне́сь пре́данъ бы́сть въ ру́ки грѣ́шникомъ и нечести́вымъ человѣ́комъ. Чесо́ ра́ди у́бо пре́данъ бы́сть Святы́й Небе́сный Влады́ка, безъ грѣха́ сы́й? Ничто́же бо согрѣши́въ, пре́данъ бы́сть дне́сь. Пріи́демъ и увѣ́димъ, чесо́ ра́ди пре́данъ бы́сть Христо́съ, Спа́съ на́шъ? На́съ ра́ди нечести́выхъ пре́данъ бы́сть Влады́ка. Кто́ ся у́бо не диви́тъ и кто́ не сла́витъ? Рабо́мъ согрѣши́вшимъ Влады́ка пре́данъ бы́сть, да свободи́тъ отъ сме́рти рабы́ Своя́ согрѣ́шшія. Сы́нове поги́бельніи и ча́да те́мная, тмо́ю изы́дутъ гоня́щіи Со́лнце, могу́ще попали́ти вся́ еди́нѣмъ часо́мъ. Ви́дѣвъ же Влады́ка де́рзость и́хъ всѣ́хъ и зло́бное погна́ніе, съ кро́тостію и вся́кою благосты́нею и Свое́ю во́лею Себе́ предаде́ въ ру́ки нечести́выхъ. И связа́вше беззако́нніи Пречи́стаго Влады́ку, руга́хуся Ему́, досажда́юще Ему́, связа́вшему крѣ́пкаго у́зами неразрѣши́мыми и разрѣши́вшему вся́ ны́ отъ у́зъ грѣхо́вныхъ. И спле́тше вѣне́цъ сво́й те́рніемъ, и́мъ же плодови́тъ бы́сть виногра́дъ іюде́йскій, руга́ющеся Ему́, и Царя́ Его́ нарица́юще, и плю́нуша тíи беззако́нніи на лице́ пречи́стаго Влады́ки, Его́же отъ о́чію боя́тся ку́пно вся́ си́лы небе́сныя, не терпя́ще сла́вы Его́...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 57-Е, ВЪ ПЯТОКЪ 6-Я СЕДМИЦЫ ПОСТА (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Сія́ у́бо и мы́ помышля́юще, никогда́ же никого́ же да презира́емъ, и никогда́ же, согрѣша́юще, да отча́емся, ниже́ да лѣни́мся па́ки, но, согрѣша́юще, сокруше́нно помышле́ніе, а не про́сто глаго́лы произнесе́мъ. Ибо вѣ́мъ а́зъ мно́гихъ, и́же у́бо глаго́лютъ пла́катися грѣхо́въ, и ничто́же ве́ліе дѣ́лаютъ, но постя́тъ то́кмо и жесто́кими одѣва́ются ри́зами, имѣ́ній же па́ки корче́мствующихъ жела́ютъ, и гнѣ́вомъ вя́щше звѣре́й взе́млются, и о злоглаго́ланіяхъ ра́дуются па́че, не́жели о похвала́хъ друзíи. Не су́ть сія́ покая́ніе, но то́кмо о́бразъ и сѣ́нь о́наго, а не покая́ніе и́стинное. Тѣ́мъ же и о си́хъ добро́ рещи́, смотри́те, да не прельще́ни бу́демъ отъ сатаны́ и да не неразумѣва́емъ умышле́нія его́: о́выхъ у́бо грѣхми́, о́выхъ же покая́ніемъ погубля́етъ, ины́хъ же други́мъ о́бразомъ па́ки, внегда́ ничто́же отъ покая́нія оставля́етъ плодопріима́ти. Зане́же бо погуби́ти отъ пра́ваго не обрѣ́те, на и́нъ пре́йде пу́ть. Труды́ у́бо протяза́я, плоды́ же отъе́мля; и увѣщева́я, а́ки все́ испра́вльшихъ, о ины́хъ же неради́ти. Да не ту́не у́бо рыда́емъ себе́. Ма́лая къ таковы́мъ побесѣ́дуемъ жена́мъ: жена́мъ бо наипа́че сіе́ е́сть неду́гованіе. Добро́ у́бо и сіе́, е́же твори́те ны́нѣ, по́стъ, и до́лу лѣга́ніе, и пе́пелъ; но егда́ и́ная не бу́дутъ, отъ си́хъ по́льза ника́я же...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 56-Е, ВЪ ЧЕТВЕРТОКЪ 6-Я СЕДМИЦЫ ПОСТА (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Прему́дрость созда́ себѣ́ хра́мъ. — Толкова́ніе. Прему́дрость е́сть Христо́съ, а хра́мъ — Свята́я Богоро́дица. — И утверди́ сто́лпъ се́дмь. Толкова́ніе. Се́дмь собо́ръ. — Закла́ Своя́ же́ртвенная. Толкова́ніе. На Крестѣ прободе́нъ бы́сть Христо́съ. — И черпа́ въ ча́ши Свое́й вино́. Толкова́ніе. Тѣ́ло Христо́во и Кро́вь въ поти́рѣ. — И угото́ва Свою́ трапе́зу. Толкова́ніе. Комка́ніе [Прича́стіе]. — И посла́ Своя́ рабы́. Толкова́ніе. Апо́столы. — Созыва́ющи съ высо́кимъ проповѣ́даніемъ на ча́шу. Толкова́ніе. Высо́кое проповѣ́даніе — Ева́нгеліе, а ча́ша — Комка́ніе [Прича́стіе]. — Глаго́лющи: и́же е́сть безу́менъ, да уклони́тся ко Мнѣ́. Толкова́ніе. Невѣ́рныя зове́тъ въ вѣ́ру. — И тре́бующимъ ума́ рече́: пріиди́те, яди́те Мо́й хлѣ́бъ и пíйте вино́, е́же черпа́хъ ва́мъ. Толкова́ніе. Тре́бующимъ уче́нія Ева́нгельскаго вели́тъ приходи́ти ко свято́му Комка́нію. — Оста́вите безу́міе, и жи́ви бу́дете. Толкова́ніе. Оста́вите невѣ́ріе, и спасе́ни бу́дете. — Взыщи́те прему́дрости, да поживе́те. Толкова́ніе. Взыщи́те Христа́, и спасе́ни бу́дете. — Испра́вите въ вѣ́дѣніи ра́зумъ. Толкова́ніе. Пра́во и и́стинно живи́те въ вѣ́рѣ. — Наказу́яй злы́я, пріи́метъ себѣ́ досажде́ніе. Толкова́ніе. Апо́столи наказу́юще жиды́ и невѣ́рныя язы́ки, мно́го досажде́нія себѣ́ прія́ша и до сме́рти...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 55-Е, ВЪ СРЕДУ 6-Я СЕДМИЦЫ ПОСТА (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Та́ко глаго́летъ Госпо́дь: а́ще обря́щется зе́рно въ грезну́, то не погублю́ гре́зна того́, но спасу́ его́. Толкова́ніе. Гре́знъ е́сть человѣ́къ вѣ́рный, а зе́рно — до́брая дѣ́ла, съ послуша́ніемъ Боже́ственнаго Писа́нія. — То́й же гре́знъ е́сть, а́ще не и́мать я́годы въ себѣ́, да посѣче́тся и во о́гнь сме́щется. Толкова́ніе. Посѣче́ніе е́сть сме́рть, а во оѓнь вмета́ніе — о́наго вѣ́ка о́гнь негаси́мый. — Слу́шающихъ и служа́щихъ Ми не погублю́, но изведу́ сѣ́мя до́брое отъ Іа́кова и отъ Ію́ды, и наслѣ́дятъ го́ру святу́ю Мою́. Толкова́ніе. Сѣ́мя до́брое отъ Іа́кова — вѣ́рніи человѣ́цы, ходя́щіи по зако́ну Боже́ственному. И тíи наслѣ́дятъ го́ру святу́ю Мою́, ре́кше Церковь, и уче́ніе церко́вное. Сіо́нъ е́сть свята́я гора́, въ не́й же Госпо́дь показа́ всю́ благода́ть. И та́ гора́ Сіо́нъ нарица́шеся ма́ти Це́рквамъ, въ не́й же уче́ніе вся́ко Боже́ственнаго Писа́нія. — Рече́ Госпо́дь: наслѣ́дятъ го́ру святу́ю Мою́ избра́нніи Мои́ лю́діе и вселя́тся ту́. Толкова́ніе. Сíи су́ть, и́же слу́жатъ Бо́гу, и во́лю Его́ творя́тъ, а не куми́ромъ су́етнымъ. То́ су́ть слуги́ Бо́жія, и́же прино́сятъ же́ртву чи́сту Жи́ву Бо́гу въ кро́тости се́рдца своего́, съ ра́зумомъ до́браго уче́нія церко́внаго. — И бу́детъ въ дубра́вѣ огра́ды овца́мъ. Толкова́ніе. Лу́гъ нарица́ется ра́й, а огра́да — мѣ́ста ра́йская...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 54-Е, ВЪ СРЕДУ 6-Я СЕДМИЦЫ ПОСТА (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Отче на́шъ, Иже еси́ на́ небесѣхъ. Толкова́ніе. Отца́ нарица́еши Бо́га, добрѣ глаго́леши, и́бо Оте́цъ е́сть и Творе́цъ всѣ́мъ на́мъ. Но блюди́ся, человѣ́че, дѣла́ уго́дна дѣ́лай Бо́гу и Отцу́, я́же заповѣ́дана су́ть во свято́мъ Ева́нгеліи. Аще же у́бо си́хъ пре́зриши, а нечи́стыми дѣ́лы упражня́ешися, то́ я́вѣ е́сть, я́ко не Бо́га призыва́еши, но отца́ свое́го дія́вола, его́ же во́лю твори́ши. Тѣ́мъ потщи́ся убѣжа́ти си́хъ, и угоди́ти и́стинному Отцу́ твоему́ и Творцу́. И па́ки, а́ще Бо́га нарица́еши Отца́, о ча́до, живи́ до́брѣ, и угоди́ши Отцу́ твоему́, Иже е́сть на́ небесѣхъ. — Да святи́тся и́мя Твое́. Толкова́ніе. Что́ у́бо, не свя́тъ ли Бо́гъ? Ей свя́тъ и пресвя́тъ е́сть, нѣ́сть бо свя́та, я́ко же Бо́гъ на́шъ; но се́ глаго́лю, я́ко о мнѣ́ да освяти́тся и́мя Твое́. Поне́же Христо́съ, и мы́ имену́емся христія́не Его́ ра́ди, и и́менемъ Его́ освяща́емся. И а́ще святосло́виши пресвято́е Его́ и́мя, то́ ду́шу свою́ чи́сту соблюди́ отъ грѣ́хъ и испра́вися въ до́брыхъ дѣ́лѣхъ сыно́внихъ, и просла́вится и́мя Его́ въ твое́й чистотѣ́. Рече́ бо Госпо́дь: у́зрятъ человѣ́цы до́брая ва́ша дѣ́ла, и просла́вятъ Отца́ ва́шего Небе́снаго. — Да пріи́детъ Ца́рствіе Твое́. Толкова́ніе. Бо́гъ Ца́рь е́сть; рече́ бо проро́къ: воцари́ся Бо́гъ надъ язы́ки, и ца́рствуетъ во все́й тва́ри ви́димѣй и неви́димѣй...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 53-Е, ВО ВТОРНИКЪ 6-Й СЕДМИЦЫ ПОСТА (1910)

Господь Вседержитель «[Матѳ., зач. 20.] Рече́ Госпо́дь: не осужда́йте, да не осужде́ни бу́дете. Толкова́ніе. Не восхища́йте суда́ Бо́жія: а́ще ли хо́щеши судія́ бы́ти, то́ суди́ мы́слію своя́ согрѣше́нія. Поста́ви же предъ собо́ю ду́шу и тѣ́ло свое́, и въ со́вѣсти души́ своея́ рцы́ мы́слію и умо́мъ, почто́ су́диши чюжíя грѣхи́ ма́лыя, во еди́нъ ча́съ согрѣши́вшихъ и вско́рѣ на покая́ніе приходя́щихъ? А ты́ тма́ми согрѣша́еши, и на покая́ніе не прихо́диши, и себе́ не су́диши. Не слы́шиши ли апо́стола Па́вла, глаго́люща: а́ще бы́хомъ са́ми себе́ разсужда́ли, не бы́ осужде́ни бы́ли. Есть бо на́мъ, бра́тіе, чи́мъ пещи́ся, ко́ждо на́съ себѣ́ да внима́емъ и свои́мъ злы́мъ. Бо́гу же еди́ному дади́те пра́вити, свѣ́дущему соста́въ и си́лу, рожде́ніе и составле́ніе тѣлесе́ кому́ждо, я́ко же Са́мъ вѣ́сть. Инако бо су́дитъ Бо́гъ епи́скопа, и́нако царя́ и кня́зя, и́нако же игу́мена и и́нако попа́, и́нако учи́теля и и́нако ученика́, и́нако ста́рца и и́нако ю́ношу, и́нако бо́льна и и́нако здра́ва, и́нако свобо́дна и и́нако рабо́тна. И кто́ мо́жетъ судьбы́ Бо́жія испыта́ти и увѣ́дати? То́кмо созда́вый всѣ́хъ. Еже бо сотвори́тъ бра́тъ простото́ю, и а́ще нѣ́како и́мать дѣ́ла уго́дна Бо́гу, то за всю́ жи́знь свою́. Ты́ же су́диши, осужда́я его́, и му́ча свою́ ду́шу. Аще случи́тся ему́ соврати́тися, отку́ду ты́ увѣ́си...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 52-Е, ВЪ ПОНЕДѢЛЬНИКЪ 6-Й СЕДМИЦЫ ПОСТА (1910)

Преподобный Ефрем Сирин «Егда́ житія́ человѣ́комъ урече́нная лѣ́та сконча́ются, пріити́ и́мать Бо́гъ съ небесе́, съ си́лою и сла́вою мно́гою и безчи́сленною, суди́ти всѣ́мъ, и отда́ти кому́ждо по дѣло́мъ. Пе́рвіе и́мать съ небесе́ яви́тися зна́меніе, Честны́й Кре́стъ со мно́гими а́нгельскими полки́, враги́ страша́, и оскорбля́я я́, вѣ́рныя же веселя́ и просвѣща́я, и проявля́я Вели́каго Царя́ прише́ствіе. Посе́мъ пріиду́щая, и́хъ же нѣ́сть мо́щно изрещи́ стра́ха и грозы́, прехо́дитъ бо вся́къ у́мъ и смы́слъ, я́же нѣ́сть мо́щно повѣ́дати. Ка́ко ли слу́хъ вмѣсти́тъ се́, и́хъ же и небеса́ не мо́гутъ стерпѣ́ти? Сія́ бо стра́шная и неудо́бь сказа́емая чудеса́, нѣ́сть бы́ли отъ нача́ла мíра, я́ко же тогда́ бу́дутъ. Мно́гажды бо и ны́нѣ, а́ще мо́лнія и гро́ми бу́дутъ, не бои́млися вельми́? Тогда́ же, бра́тіе, ка́ко стерпи́мъ, егда́ гла́съ тру́бный отъ небесе́ вопію́щь услы́шимъ? Тогда́ вся́къ во́зрастъ человѣ́ческаго ро́да, кого́ждо въ свое́ тѣ́ло душа́ вни́детъ, и повелѣ́ніемъ Бо́жіимъ отъ всѣ́хъ коне́цъ земли́ соберу́тся, а земля́ тѣ́ло отда́стъ, я́ко же прія́ла е́сть. Аще ли и звѣ́рь кого́ растерза́лъ, или́ пти́цы, или́ ры́бы разнесли́, вси́ во мгнове́ніе о́ка предста́нутъ, ни вла́съ еди́нъ не поги́бнетъ. И тогда́ о́гненная рѣка́ отъ восто́ка потече́тъ, съ я́ростію вели́кою, го́ры и ка́меніе пожига́ющи...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 51-Е, ВЪ НЕДѢЛЮ 5-Ю ВЕЛИКАГО ПОСТА (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Люби́міи, по ма́лѣ по́стъ се́й къ концу́ притека́етъ и по ма́лѣ дни́ Стра́сти Госпо́дни прихо́дятъ, того́ ра́ди о страсте́хъ сло́во чте́тся, поне́ да ся́ къ ни́мъ пригото́вимъ до́брыми дѣ́лы, я́ко да возмо́жемъ ко́ждо на́съ, по блаже́нному Давы́ду глаго́лати: угото́вихся, и не смути́ся се́рдце мое́. Поне́же по Страстѣ́хъ — Распя́тіе, Погребе́ніе и Воскресе́ніе; и еще́ вре́мя настои́тъ по́стное, до́лжни есмы́ непоро́чни бы́ти, да пріи́мемъ досто́йнѣ Тѣ́ло и Кро́вь Госпо́дню, я́ко лю́то е́сть христія́ниномъ наре́кшуся, а не пріима́ти Та́инъ Христо́выхъ: и́хъ же и невѣ́рнымъ подо́бны, и арме́ны нарече́, и́же самохо́тнѣ небрегу́ще спасе́нія, прича́стія удаля́ются. А и се́ зло́ отню́дъ, а́ще убíйство кто́ сотвори́тъ, или́ блу́дъ, или́ гнѣ́въ на кого́ имѣ́я, или́ кому́ зло́ сотвори́въ, и о то́мъ и́стинною не пріи́мъ покая́нія, а́ще ся причасти́тъ, пови́ненъ е́сть суду́ и подо́бенъ е́сть жидо́мъ, распе́ншимъ Го́спода. Аще же кто́ живя́ чи́стѣ и въ покая́ніи, а не пріе́млетъ Та́инъ Христо́выхъ, не мо́жетъ спасти́ся. Рече́ бо Госпо́дь: яды́й Мою́ Пло́ть, и пія́й Мою́ Кро́вь, во Мнѣ́ пребыва́етъ и Азъ въ не́мъ. Но слы́шимъ, что́ евангели́стъ глаго́летъ: во вре́мя о́но, поя́тъ Іису́съ двана́десяте ученики́ Своя́, и нача́тъ и́мъ глаго́лати хотя́щая Ему́ бы́ти, да пе́рвѣе слы́шавше, послѣди́ не соблазня́тся о Госпо́дни Стра́сти...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 50-Е, ВЪ СУББОТУ 5-Й СЕДМИЦЫ ПОСТА (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Возсія́ на́мъ, бра́тіе, дне́сь, свѣ́тлое Пра́ведное Со́лнце, сы́й пре́жде восходя́щаго естество́мъ, свѣ́тъ присносу́щный, просвѣти́вый вся́ческая: избы́въ тьмы́, и не терплю́ лу́чь его́. Роди́бося, и па́ки помрача́юся стра́хомъ. Рожеству́ ра́дуюся, и о́бразъ смуща́етъ мя́. Но́ваго исто́чника зрю́, и дре́вняго исто́чника бѣжа́ща смотря́ю. Младе́нца ви́дѣхъ ражда́ема, и небеса́ преклоня́ющася на поклоне́ніе Ему́. Ма́терь ражда́ющу Содѣ́теля и ложесна́ не разверза́юща Отроча́, и па́ки Свои́мъ печатлѣ́юща рожество́мъ; Богороди́тельницу безму́жную и Сы́на безъ отца́ ражда́ющася; звѣзду́ сія́ющу и Младе́нца повива́ема, нося́щаго вся́ческая; я́сли образу́ющася Престо́лу небе́сному и скоты́ прилага́ющася херуви́мску предстоя́нію; свѣти́ла сія́юща и а́нгелы ра́дующася и пастухи́ прорица́юща; волхвы́ богосло́вяща, архіере́и же Бо́га ху́ляща; Ирода низпа́дающа, сме́рть разруша́ему; Ада́ма разрѣша́ема и а́да связа́ема; Евву лику́ющу и змíя пла́чущася; плѣ́нники во осла́бѣ бы́вша, а мучи́тели въ му́цѣ; Младе́нца млеко́ ссу́ща и пита́ема Пита́ющаго всю́ тва́рь, на руку́ носи́ма, Нася́щаго вся́. Тѣ́мъ же и а́зъ ужаса́юся, и трепе́щу та́йны, вѣ́ру да иму́ Гавріи́лу и прожену́ стра́хъ, глаго́ля рече́нная къ Марíи и сказа́я чю́до: ра́дуйся, Обра́дованная, Госпо́дь съ Тобо́ю!...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 49-Е, ВЪ ПЯТОКЪ 5-Я СЕДМИЦЫ ПОСТА (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Искони́ сотвори́ Бо́гъ не́бо и зе́млю, земля́ же бѣ́ неви́дима и неукра́шена, и тма́ верху́ бе́здны, и Ду́хъ Бо́жій ноша́шеся верху́ воды́. И рече́ Бо́гъ: да бу́детъ свѣ́тъ, и бы́сть свѣ́тъ. И ви́дѣ Бо́гъ свѣ́тъ, я́ко добро́, и нарече́ Бо́гъ свѣ́тъ де́нь, и тму́ нарече́ но́щь. Слы́шите, бра́тіе, и отцы́ и сы́нове, ка́ко Бо́гъ нача́токъ сотвори́ о́тъ свѣта? Са́мъ Бо́гъ Свѣ́тъ е́сть. Рече́ бо Госпо́дь: Азъ е́смь Свѣ́тъ всему́ мíру; и: ходя́й по Мнѣ́ не и́мать ходи́ти во тмѣ́. И па́ки рече́ Госпо́дь: вѣ́руяй въ Мя́, не и́мать ви́дѣти сме́рти, но и́мать живо́тъ вѣ́чный, и пре́йдетъ отъ сме́рти въ живо́тъ. И па́ки рече́ Госпо́дь: любя́й Мене́ и за́повѣди Моя́ соблюда́яй, возлю́бленъ бу́детъ Отце́мъ Мои́мъ, и пріи́демъ къ нему́ и оби́тель у него́ сотвори́мъ. Ве́ліе дѣ́ло и стра́шно, Бо́гу въ Тро́ицѣ сла́виму, и отъ а́нгелъ хва́лиму, и отъ арха́нгелъ пое́му, сѣдя́щу на престо́лѣ херуви́мстѣ, и хвалу́ отъ серафи́мъ пріе́млющу, всели́тися въ сердца́ на́ша убо́гая, и въ тѣлеса́ на́ша смире́нная, потемнѣ́вшая грѣхи́ преступле́нія ра́ди. Якоже святы́й апо́столъ Па́велъ, учи́тель и свѣти́льникъ всему́ мíру, рече́: бра́тіе, вы́ есте́ це́ркви Бо́га жива́го. Аще кто́ це́рковь Бо́жію оскверни́тъ, оскверни́тъ его́ Бо́гъ и разсы́плетъ. Оскверня́ютъ ю́ человѣ́цы блудо́мъ, клевета́ми, пія́нствомъ, за́вистію, не́навистію...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 48-Е, ВЪ ЧЕТВЕРТОКЪ 5-Я СЕДМИЦЫ ПОСТА (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Сы́нове человѣ́честіи, благослови́те безпреста́ни Го́спода Бо́га на вся́къ де́нь, и но́щь, и на вся́къ ча́съ. Преходя́щу у́бо дне́ви, и заходя́щу со́лнцу, вси́ а́нгели лю́дстіи, му́жестіи и же́нстіи восхо́дятъ на́ небо, и покланя́ются пре́дъ Богомъ, и прино́сятъ дѣла́ кого́ждо е́же содѣ́яша человѣ́цы въ де́нь то́й, и до́ вечера: или́ кто́ добро́ сотвори́, или́ кто́ зло́ сотвори́. До́брая же дѣ́ла нося́й а́нгелъ и́детъ къ Бо́гу ра́дуяся и веселя́ся; зла́я же и грѣ́шная дѣ́ла несы́й а́нгелъ и́детъ къ Бо́гу пла́ча и рыда́я. И вси́ восходя́ще на́ небо а́нгели, отвѣ́тъ даю́тъ о дѣ́лѣхъ человѣ́ческихъ. И изы́детъ о́тъ Бога гла́съ глаго́ля къ ни́мъ: отку́ду пріидо́сте а́нгели Мои́, нося́ще бремена́ благи́хъ дѣ́лъ и моли́твы? И отвѣща́ютъ а́нгели реку́ще: мы́ пріидо́хомъ отъ о́нѣхъ отре́кшихся мíра, и всѣ́хъ сласте́й мірски́хъ и́мене Твоего́ ра́ди свята́го, и глаго́лющихъ: Отче на́шъ, Иже еси́ на́ небесѣхъ, да святи́тся и́мя Твое́, да пріи́детъ Ца́рствіе Твое́, да бу́детъ во́ля Твоя́, я́ко на́ небеси, и на земли́... И скита́ющихся и изгони́мыхъ, и ху́лимыхъ, біе́мыхъ и оплева́емыхъ, по вся́къ ча́съ плачу́щихся и скорбя́щихъ, преходя́щихъ о́тъ гра́да во́ градъ, а́лчущихъ и жа́ждущихъ за́ имя свято́е Твое́, препоя́савшихъ чресла́ своя́, посто́мъ и моли́твою де́нь и но́щь, въ рука́хъ свои́хъ иму́щихъ ми́лостыню...» (М., 1910.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 16-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Послѣ татарскаго нашествія старинная Русь, Кіевская область, потеряла послѣднія силы: Кіевъ сдѣлался ничтожнымъ городомъ, въ которомъ едва насчитывалось домовъ съ двѣсти; окрестности его представляли пустыню, по которой разбросаны были черепа и кости человѣческія; Литовцы свободно гуляли по Приднѣпровью, истребляя и послѣднее, чтó осталось послѣ Татаръ; защищаться было некому. Народъ разбѣгался или въ сѣверо-восточныя русскія области, или на западъ, гдѣ, въ уголкѣ прикарпатскомъ, уцѣлѣло еще русское княжество, поддержанное знаменитымъ Даніиломъ Романовичемъ. Но и въ этомъ уголкѣ, несмотря на татарское опустошеніе, доканчивалась старинная усобица между Мономаховичами и Ольговичами; Мономаховичъ Даніилъ Романовичъ долженъ былъ бороться съ Ольговичемъ — Ростиславомъ, сыномъ Михаила черниговскаго. Во время татарскаго нашествія оба они, и Даніилъ и Ростиславъ съ отцомъ, скрывались въ Польшѣ, но, какъ только Татары схлынули, начали воевать другъ съ другомъ; война эта кончилась въ 1249 году битвою на рѣкѣ Санѣ, гдѣ Ростиславъ потерпѣлъ отъ Даніила совершенное пораженіе съ союзниками своими, Венграми и Поляками. Такъ кончилась послѣдняя усобица...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 15-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Александру Невскому наслѣдовалъ по старинѣ братъ его, Ярославъ Ярославичъ, князь тверской. Новый великій князь, поступая въ Новгородѣ подобно своимъ предшественникамъ, возбудилъ противъ себя Новгородцевъ, которые его выгнали; но онъ не хотѣлъ оставить этого дѣла такъ; сталъ собирать полки и послалъ въ Орду съ просьбою о помощи на Новгородцевъ, которыхъ выставилъ противниками Татаръ. Ханъ отправилъ уже войско къ Ярославу, и Новгороду грозила большая бѣда; но онъ былъ спасенъ роднымъ братомъ Ярослава, Василіемъ, княземъ костромскимъ, который поѣхалъ въ Орду, сказалъ хану, что Новгородцы правы, и воротилъ съ дороги татарское войско. Ярославъ съ однѣми своими силами не могъ сладить съ Новгородцами, долженъ былъ прислать къ нимъ съ поклономъ и сталъ у нихъ кня/с. 40/жить на всей ихъ волѣ. Въ княженіе Ярослава, именно въ 1266 году, кончилось первое, самое тяжелое двадцатипятилѣтіе татарскаго ига; въ этомъ году, говорятъ лѣтописи, умеръ ханъ Берке, и была ослаба Руси отъ насилія татарскаго; Берке былъ первый ханъ, который перемѣнилъ языческую вѣру на магометанство. На западѣ у Новгорода и Пскова по прежнему шли войны съ Литвою и Нѣмцами...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 14-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Къ счастію для Россіи, послѣ Батыева нашествія оставался въ живыхъ самый дѣятельный, предпріимчивый и распорядительный изъ сыновей Всеволода III, Ярославъ. Узнавши о погибели старшаго брата Георгія, онъ пріѣхалъ изъ Кіева во Владиміръ, очистилъ церкви отъ труповъ, собралъ людей, оставшихся въ живыхъ послѣ Татаръ, утѣшилъ ихъ. О сопротивленіи Татарамъ нечего было и думать; надобно было другимъ средствомъ предохранить опустошенную страну отъ новаго опустошенія, и Ярославъ отправился въ Орду къ Батыю, который раскинулъ станъ свой на берегу Волги; чрезъ нѣсколько времени великій князь поѣхалъ къ великому хану въ Татарію, гдѣ и умеръ въ 1246 году. Въ то время, какъ на востокѣ русскіе князья принуждены были признать надъ собою власть татарскихъ хановъ, ѣздить къ нимъ въ степь, кланяться и обдаривать ихъ, — западныя русскія области, Новгородъ и Псковъ, подвергаются сильнымъ нападеніямъ съ трехъ сторонъ: со стороны Шведовъ, ливонскихъ рыцарей и Литвы. Шведскій владѣтель Биргеръ, побуждаемый папскими посланіями, вздумалъ идти на Русскихъ крестовымъ походомъ, для обращенія ихъ въ католицизмъ. Въ Новгородѣ въ это время княжилъ сынъ Ярославовъ Александръ...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 13-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Если мы сравнимъ извѣстія лѣтописи о бытѣ славянскихъ племенъ до половины IX вѣка съ извѣстіями о событіяхъ на Руси XI и XII вѣковъ, то увидимъ великую разницу, происшедшую именно вслѣдствіе призванія князей, собравшихъ племена въ одинъ народъ. Племенныя названія исчезаютъ; не встрѣчаемъ больше названій: Поляне, Древляне, Сѣверяне, Кривичи, Меря; эти названія замѣняются названіями областей, отъ имени главнаго, стольнаго города произшедшими: Кіевляне, Владимірцы, Черниговцы, Смольняне, Ростовцы, и всѣ эти области, при видимомъ раздѣленіи, связаны между собою, жители ихъ понимаютъ, что составляютъ одинъ народъ русскій, живутъ всѣ въ одной землѣ русской, хотя въ тѣсномъ смыслѣ; Русью продолжаетъ называться Кіевское княжество. Каждая область имѣла своего князя, независимаго въ дѣлахъ внутренняго управленія: но князья эти владѣли русскою землею сообща, и мѣняли свои княжества, подвигаясь по старшинству, къ главному столу, кіевскому; вслѣдствіе этого области находились въ тѣсной связи: смерть кіевскаго князя была событіемъ одинаковой важности какъ для Кіевлянина, такъ и для Черниговца, и для Смольнянина, и для отдаленнаго Ростовца и Новгородца...» (М., 1880.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. «КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ». ЛЕКЦІЯ 20-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Намъ предстоитъ изучить слѣдствія удѣльнаго порядка княжескаго владѣнія. Но предварительно взглянемъ еще разъ на причину, дѣйствіе которой будемъ разсматривать. Бросивъ въ изучаемомъ періодѣ бѣглый взглядъ на судьбу юго-западной Руси, мы надолго выпустили ее изъ вида, чтобы сосредоточить все свое вниманіе на сѣверо-восточной половинѣ Русской земли, на верхне-волжской отчинѣ суздальскихъ Всеволодовичей. Такое ограниченіе поля наблюденія — неизбѣжная уступка условіямъ нашихъ занятій. Мы можемъ слѣдить только за господствующими движеніями нашей исторіи, плыть, такъ сказать, ея фарватеромъ, не уклоняясь къ береговымъ теченіямъ. Въ области верхней Волги сосредоточивались съ XIII в. наиболѣе крѣпкія народныя силы и тамъ надобно искать завязки основъ и формъ народной жизни, которыя потомъ получили господствующее значеніе. Мы уже видѣли, въ какомъ направленіи стала измѣняться здѣсь общественная жизнь подъ вліяніемъ отлива народныхъ силъ въ эту сторону. Старый устоявшійся бытъ разстроился. Въ новой обстановкѣ, подъ гнетомъ новыхъ внѣшнихъ несчастій все здѣсь локализовалось, обособлялось; широкія общественныя связи порывались...» (М., 1908.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 9-Я (1912)

Герб Войска Донского 1805 года «За славные подвиги въ великую Отечественную войну войско донское получило отъ Императора Александра I грамоту и бѣлое георгіевское знамя. Въ грамотѣ Царской было написано: "Божіею поспѣшествующею милостью Мы, Александръ Первый, Императоръ и Самодержецъ Всероссійскій и пр., и пр., и пр. На Донъ, въ нижнія и верхнія юрты, Нашимъ атаманамъ и казакамъ, войсковому атаману генералу-отъ-кавалеріи графу Платову, правительству войска донского и всему оному знаменитому войску, Намъ вѣрнолюбезному: Донское Наше воинство въ минувшую съ французами войну усердіемъ, подвижностью и храбрыми дѣствіями своими оказало важныя отечеству услуги. Поголовное ополченіе и прибытіе онаго въ знатныхъ силахъ къ Нашей арміи было толь поспѣшное и скорое, которое тогда токмо бываетъ, когда совершенная къ исполненію долга своего ревность всѣхъ и каждаго одушевляетъ и движетъ. Мужественная и неутомимая бдительность войскового атамана графа Платова, такожъ и сподвизавшихся съ нимъ всѣхъ войска сего храбрыхъ генераловъ, офицеровъ и всѣхъ вообще донскихъ урядниковъ и казаковь, много способствовала къ преодолѣнію великихъ силъ непріятельскихъ и къ одержанію надъ нимъ полныхъ и знаменитыхъ побѣдъ"...» (М., 1912.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 8-Я (1912)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Въ концѣ октября, часть Наполеоновской арміи, состоявшая изъ итальянцевъ, подошла къ р. Вопи и, не найдя моста, стала переправляться въ бродъ по поясъ въ водѣ. Былъ сильный морозъ. Крутые берега Вопи обледянѣли. Солдаты скатывались въ воду, ушибались о льдины, обмораживали себѣ руки. Сзади колонны слѣдовали большой обозъ и вся артиллерія. Вдругъ раздались выстрѣлы. Это — появились казаки. Итальянцы бросили всю артиллерію и обозъ и въ безпорядкѣ переправились черезъ рѣку. Казаки захватили 23 орудія, весь обозъ и 2.000 плѣнныхъ. Издрогшіе, измученные итальянцы приближались къ деревнѣ Духовщинѣ, гдѣ надѣялись немного обогрѣться. Но тамъ стоялъ генералъ Иловайскій 12 съ двумя казачьими полками. Итальянцамъ пришлось, послѣ тяжелой переправы, заночевать въ полѣ. Утромъ 29 октября, они всѣми силами напали на казаковъ Иловайскаго и заставили ихъ очистить Духовщину, но къ полудню примчался вихрь-атаманъ Платовъ, разгромилъ итальянскій отрядъ, забралъ всѣ пушки и 1 ноября выгналъ жалкіе остатки итальянскаго корпуса, безъ конницы всего съ 12-ю пушками въ Смоленскъ. За дѣла между Вопью и Смоленскомъ атаманъ Платовъ пожалованъ графомъ Россійской Имперіи...» (М., 1912.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 7-Я (1912)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «За время пребыванія французовъ въ Первопрестольной русская армія, стоя лагеремъ у Тарутина, оправилась, отдохнула, усилилась подоспѣвшими подкрѣпленіями. Солдаты пріободрились. Войска рвались въ бой. И вотъ 5 октября, шестью колоннами направилась наша армія къ передовому французскому отряду принца Мюрата, стоявшему въ 60 верстахъ отъ главныхъ силъ Наполеона. Въ правой колоннѣ шло десять казачьихъ полковъ подъ начальствомъ графа Орлова-Денисова. Всѣ наши колонны должны были одновременно на разсвѣтѣ подойти къ врагу и напасть на него. Свѣтало... Вѣтеръ билъ голыми вѣтвями, срывая съ нихъ послѣдніе бурые листья. Казаки лавою потянулись по опушкѣ лѣса. Насталъ часъ, назначенный для атаки. Удальцы сѣли на лошадей и съ гикомъ понеслись на врага. Весь лагерь лѣваго крыла противника съ 38-ю орудіями былъ охваченъ и занятъ казаками. Они разсыпались по биваку, били отсталыхъ, хватали оружіе, вывозили пушки, поджигали зарядные ящики. Показалась и русская пѣхота; началось сраженіе подъ Тарутинымъ. Мы побѣдили французовъ и побѣдили ихъ первый разъ. Врагъ отступалъ, а казаки шли за нимъ по пятамъ. 6 октября 1812 года, Наполеонъ рѣшилъ покинуть обгорѣлую Москву...» (М., 1912.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 12-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Въ степяхъ на сѣверо-западъ отъ Китая жили издавна два кочевыхъ народа — Монгкулы и Тата. Въ первой четверти XIII вѣка одинъ изъ монгольскихъ хановъ, Темучинъ, извѣстный больше подъ именемъ Чингисъ-Хана, великаго хана, началъ покорять себѣ другихъ хановъ, сдѣлался мало-по-малу единственнымъ повелителемъ обоихъ народовъ и замыслилъ посредствомъ ихъ покорить себѣ весь міръ. Въ 1224 году двое полководцевъ его прошли обычнымъ путемъ кочевыхъ ордъ — между Каспійскимъ моремъ и Уральскими горами, — вошли въ землю Половцевъ и поразили ихъ. Половецкій ханъ Котянъ, тесть Мстислава Удалаго, сталъ упрашивать зятя и другихъ князей русскихъ подать ему помощь. Князья съѣхались въ Кіевъ на совѣтъ и рѣшили идти на встрѣчу Татарамъ. 16-го іюня произошла между ними битва на рѣкѣ Калкѣ; Половцы, бывшіе вмѣстѣ съ Русскими, первые обратились въ бѣгство и дали побѣду Татарамъ; пораженіе было страшное, какого не бывало отъ начала русской земли, погибло восьмеро князей и семьдесятъ богатырей. Татары пошли слѣдомъ за бѣжавшими Русскими, но опустошивши нѣсколько волостей, возвратились отъ Днѣпра назадъ въ степи, и долго послѣ того не было о нихъ слышно на Руси...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 11-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Константинъ Всеволодовичъ не могъ спокойно сносить того, что старшинство досталось мимо его младшему брату, и потому тотчасъ по смерти отца начинаются между ними усобицы. Но эти усобицы сначала ограничивались мелкими дѣйствіями, до тѣхъ поръ, пока не вступился въ дѣло князь южный, знаменитый Мстиславъ Мстиславичъ Удалой, а вступился онъ въ дѣло опять по поводу Новгорода. У Константина и Юрія Всеволодовичей былъ еще третій братъ, Ярославъ, княжившій въ Переяславлѣ Залѣсскомъ. Это былъ самый дѣятельный и предпріимчивый изъ сыновей Всеволода III, онъ не упускалъ случая дѣлать пріобрѣтенія. Новгородцы позвали его къ себѣ княжить, а онъ захотѣлъ утвердить надъ ними свою власть навсегда. Для этого онъ выѣхалъ изъ Новгорода, засѣлъ въ Торжкѣ и не сталъ пропускать въ Новгородъ съѣстныхъ припасовъ, отъ чего тамъ сдѣлался голодъ. Напрасно Новгородцы упрашивали его возвратиться въ Новгородъ: онъ ничего не хотѣлъ слушать, задерживалъ бояръ и купцовъ новгородскихъ. Въ это время пріѣзжаетъ въ Новгородъ Мстиславъ Удалой, созываетъ вѣче и говоритъ: «Не быть Торжку Новгородомъ, а Новгороду Торжкомъ!» Новгородцы и Мстиславъ цѣловали другъ другу крестъ — не разставаться ни въ животѣ, ни въ смерти...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 10-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «По смерти Михаила Владимірцы и Переяславцы присягнули брату его Всеволоду и дѣтямъ его (здѣсь въ первый разъ упоминается присяга и дѣтямъ); но Ростовцы и большая часть бояръ опять вызвали къ себѣ прежняго князя своего, Мстислава Ростиславича. Всеволодъ разбилъ Мстислава, послѣ чего Ростовъ окончательно долженъ былъ уступить свое мѣсто Владиміру. Всеволодъ велъ себя точно такъ же, какъ братъ его Андрей Боголюбскій. Онъ не далъ волостей племянникамъ, подчинилъ себѣ Рязань, Новгородъ, распоряжался Кіевомъ. Въ южной Руси продолжались прежнія усобицы между Мономаховичами и Ольговичами. Всеволодъ поддерживалъ въ Кіевѣ своихъ, Мономаховичей, но не хотѣлъ и окончательнаго низложенія Ольговичей, чтобъ не дать слишкомъ большой силы Мономаховичамъ; заводилъ ссоры и между самими Мономаховичами. Съ Ольговичами вели борьбу за Кіевъ Ростиславичи Смоленскіе, изъ которыхъ старшій, Рюрикъ, былъ посаженъ Всеволодомъ въ Кіевѣ; но самымъ знаменитымъ изъ нихъ по храбрости былъ сынъ Мстислава Ростиславича Храбраго, Мстиславъ Удалой, князь торопецкій, бывшій подобно отцу, образцомъ стараго южно-русскаго князя...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 9-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Казалось, что возобновятся старыя времена, когда отецъ Андрея, Юрій, боролся съ отцомъ Мстислава, Изяславомъ; но вышло иначе. Андрей, рожденный и воспитанный на сѣверѣ, приходилъ на югъ во время усобицы отца своего съ Изяславомъ Мстиславичемъ, когда уже ему было за тридцать лѣтъ, отличился здѣсь большою отвагою, но съ самаго начала показывалъ нерасположеніе къ югу, и когда отецъ его Юрій, утвердившись окончательно въ Кіевѣ, хотѣлъ, чтобъ Андрей помѣстился подлѣ него въ Вышгородѣ, то Андрей, вопреки волѣ отцовской, ушелъ изъ Вышгорода на сѣверъ и сталъ тамъ княжить. Теперь, вооружившись противъ Мстислава Изяславича во имя правъ своихъ за старшинство, Андрей не повелъ самъ войска къ Кіеву, и когда этотъ городъ, къ которому у прежнихъ князей было неопредолимое стремленіе, былъ взятъ его войскомъ и соперникъ изгнанъ, то Андрей не пріѣхалъ въ стольный городъ отцовскій и дѣдовскій, отдалъ Кіевъ брату Глѣбу, а самъ остался на сѣверѣ, оттуда распоряжаясь дѣлами на югѣ, какъ старшій и сильнѣйшій князь. Такимъ образомъ со временъ Андрея Боголюбскаго выступаетъ на главную сцену вмѣсто южной сѣверная Россія съ своими особенностями...» (М., 1880.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 6-Я (1912)

Генерал Петр Николаевич Краснов «31 августа, Платовъ въ почтовой бричкѣ помчался на Донъ поднимать на защиту Россіи все войско донское. — "Родную дочь свою отдамъ замужъ за того казачишку, который возьметъ мнѣ въ плѣнъ Наполеона", — повторялъ старый атаманъ. По всѣмъ станицамъ и хуторамъ донского войска разъѣхались посланные Платовымъ гонцы и повторяли станичникамъ атамановы слова: "Похваляется врагъ, — говорили они, — пройти Русь до самыхъ береговъ тихаго Дона. Если Богъ попуститъ врага осквернить своимъ присутствіемъ казачью землю, тогда не пощаднтъ злодѣй ни женъ, ни дѣтей нашихъ, поругаетъ онъ храмы Господни, встревожитъ прахъ отцовъ нашихъ и смѣшаетъ горячую казачью кровь съ волнами тихаго Дона... Атаманъ призываетъ всѣхъ вѣрныхъ донцовъ стать на защиту Царя и Отечества". — "Скорѣе умремъ, но не выдадимъ Россію и тихій Донъ на поруганіе французамъ", — говорили казаки. И шумѣлъ тихій Донъ говоромъ и гомономъ собирающагося въ походъ народа... Шли на войну старики, давно уволенные въ отставку, шли единственные сыновья, послѣдняя опора семьи. Забивались и заколачивались досками окна въ казачьихъ мазанкахъ. За безцѣнокъ продавали имущество, чтобы снарядиться въ походъ. Болѣе зажиточные помогали бѣднякамъ, какъ въ старину, сообща собирались...» (М., 1912.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ДОНЦЫ И ПЛАТОВЪ ВЪ 1812 ГОДУ». ГЛАВА 5-Я (1912)

Генерал Петр Николаевич Краснов «Бородинская битва сломила силы Наполеона. Хотя она не уничтожила его арміи, но впервые показала всему міру, что есть люди, которыхъ не могутъ побѣдить ни знаніе, ни геній Наполеона, ни его отличное побѣдоносное войско. Подъ Бородинымъ Наполеоновская армія разбилась о мужество русскихъ. Наполеонъ почувствовалъ, что значитъ сила русскаго народа, — народа Богоносца, который въ сердцѣ своемъ говоритъ: съ нами Богъ! Сошлись двѣ арміи, громадныя по тогдашнимъ понятіямъ. У насъ было 103 тысячи человѣкъ, у Наполеона 152.000... Обѣ стороны жаждали боя, ждали развязки этого томительнаго отступленія. И старый солдатъ, сподвижникъ Суворова, видавшій виды, въ непрерывныхъ походахъ проведшій полжизни, и парень-ополченецъ, въ бѣлой рубахѣ и черной шапкѣ съ крестомъ, — всѣ равно понимали, что насталъ часъ побѣдить или умереть. Въ тотъ самый день, когда генералъ Красновъ съ донцами дрался у Колоцкаго монастыря, на обширномъ Бородинскомъ полѣ закончили постройку земляныхъ укрѣпленій. Солдаты прочищали ружья, оттачивали штыки, одѣвали чистыя рубахи, молчаливо готовились къ смерти. По фронту нашихъ войскъ обносили Смоленскую чудотворную икону Божіей Матери съ молитвеннымъ пѣніемъ...» (М., 1912.) далѣе...


И. С. ЛУКАШЪ. РАЗСКАЗЪ «БОЯРЫНЯ МОРОЗОВА». ЧАСТЬ 6-Я (1936)

Боярыня Морозова и протопоп Аввакум «Въ тихій зимній день въ Боровскъ тайно пріѣхалъ старшій братъ Федосьи и Евдокіи, Федоръ, описатель ихъ житія. Ему удалось свидѣться съ сестрами. Федора удивилъ радостный, неземной свѣтъ ихъ изнеможденныхъ лицъ и то, что Федосья Прокопьевна, съ улыбкой, назвала свою тюрьму "пресвѣтлой темницей". А къ веснѣ пришли изъ Москвы въ Боровскъ большіе обозы съ подьячими и дьяками. Среди боровскихъ стрѣльцовъ начался розыскъ: зачѣмъ помогали раскольницамъ. Москва, видимо, приказала покончить съ Боровскими острожницами. И о Петровѣ днѣ дьякъ Кузмищевъ сжегъ на срубѣ инокиню Іустину, Марью Данилову бросили въ темницу, къ злодѣямъ, а сестеръ, Федосью и Евдокію, отвели въ цѣпяхъ въ другую земляную тюрьму, выкопавши ее глубже первой. Отъ нихъ отобрали брашно, снѣдь самую скудную, одежды, малыя книжицы, иконы, писанныя на малыхъ доскахъ, лѣстовушки. Отняли все. Заключеніе стало лютымъ. Сестры "сидѣли во тьмѣ несвѣтней, страдали отъ задухи земныя, отъ земного пару", мучила ихъ тошнота. Вотъ когда одни только страшныя глаза страданія остались имъ; рано посѣдѣвшія, съ горящими глазами, онѣ извяли въ темницѣ... Тысячи тысячъ ихъ русскихъ сестеръ въ теперешнихъ Соловецкихъ и Архангельскихъ застѣнкахъ точно бы повторяютъ страданіе Морозовой и Урусовой за Русь...» («Возрожденіе». Paris, 1936.) далѣе...


И. С. ЛУКАШЪ. РАЗСКАЗЪ «БОЯРЫНЯ МОРОЗОВА». ЧАСТЬ 5-Я (1936)

Иван Созонтович Лукаш «Въ глухое утро, на самомъ свѣгу, каты стали ставить на Болотѣ срубъ, сносить полѣнья и хворостъ. Москва проснулась съ вѣстью: Морозову будутъ жечь. На Болото потянулись въ сивомъ туманѣ хмурые, глухонѣмыя толпы. А у царя, съ самаго свѣта, было на Верху думное сидѣніе. Боярство надышало въ палатѣ холоднымъ паромъ, сыростью, на медвѣжьихъ шубахъ и на охабняхъ оттаивалъ снѣгъ. На Верху всѣ лаяли Морозову. Въ подобострастіи пытали всѣ разгадать волю царя и думали, что его воля раскольщицу сжечь. Одинъ Долгорукій, сѣдой, еще въ неоттаявшемъ инеѣ на соболяхъ, поднялся и сталъ перечить боярскому лаю, пресѣкъ. Бояре начали смолкать, съ ворчаньемъ, а сами все смотрятъ на лицо царево, какъ-де онъ, что-де онъ, государь. Алексѣй Михайловичъ, грузный, — онъ уже страдалъ тогда отъ тучности, отъ одышки, отъ водяной, точно бы налившей ему желтоватой водой крупное лицо, — сидѣлъ понурясь и былъ грустенъ. Царь поднялся со вздохомъ, — со стонущимъ вздохомъ, и вышелъ молча. Срубъ на Болотѣ приказано было разметать. Царя зашатала снова неумолкаемая распря между совѣстью человѣческой и властью царской. И нѣтъ большаго свидѣтельства о полномъ разладѣ его съ собою, неувѣренности во всемъ, что затѣялъ онъ съ новинами Никона, чѣмъ краткое посланьеце, написанное имъ въ тотъ день къ только что пытанной боярынѣ...» («Возрожденіе». Paris, 1936.) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравiи и спасенiи рабовъ Божiихъ, Евгенiя, Димитрiя, Андрея, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--nasledie.russportal.ru-->
<a href=http://nasledie.russportal.ru><img src=http://nasledie.russportal.ru/image/nasledie88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности'></a>
<!--nasledie.russportal.ru-->


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0