Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 24 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ВЕЛИКІЯ МИНЕИ ЧЕТІИ

Великія Минеи Четіи свт. Макарія, митр. Московскаго († 1563 г.)

Великія Минеи Четіи — монументальный сводъ древнерусской церковной письменности, составленный въ 30-50-е гг. XVI в. по иниціативѣ и подъ руководствомъ архіеп. Новгородскаго (впослѣдствіи митрополита) Макарія. ВМЧ, по мысли ихъ создателей, должны были объединить въ стройной системѣ и сдѣлать обозримымъ духовное богатство, накопленное русскимъ народомъ со времени принятія христіанства. Собирая «въ едино мѣсто... всѣ святыя книги.., которыя въ Русской землѣ обрѣтаются», свт. Макарій въ основу ихъ группировки положилъ общій планъ Миней. Подъ каждымъ числомъ, вслѣдъ за проложными чтеніями и подробнымъ Житіемъ празднуемаго святаго (для ВМЧ многія Житія были вновь написаны или отредактированы), помѣщался весь наличный матеріалъ, связанный съ даннымъ святымъ: его творенія, толкованія на нихъ, похвальныя слова, поученія и т. д. За 20 лѣтъ трудами митрополита и его сподвижниковъ была собрана, пополнена, отредактирована и переписана громадная библіотека оригинальной и переводной духовной литературы. Въ составъ ВМЧ вошли многія книги Священнаго Писанія съ толкованіями, святоотеческія творенія, древніе патерики, почти весь матеріалъ русской агіографіи, различные сборники «словъ», монастырскіе уставы, сказанія, «хожденія» и мн. другое. Полный списокъ ВМЧ занимаетъ 12 томовъ большого формата и насчитываетъ свыше 13,5 тыс. листовъ, написанныхъ въ два столбца. Подчеркивая цѣль этого подвижническаго труда, свт. Макарій писалъ: «Кто сія святыя книги... со страхомъ Божіимъ и съ великимъ вниманіемъ прочитываетъ на душевную пользу себѣ и слышащимъ, и той отъ Бога благословенъ будетъ и сугубу мзду отъ Него воспріиметъ, не токмо здѣ, но и въ будущій вѣкъ...» («Вкладная», 1552 г.). ВМЧ сохранились въ трехъ спискахъ XVI в. (т. н. «Софійскія», «Царскія» и «Успенскія» ВМЧ).

Великія Минеи Четіи

Великія Минеи Четіи, собранныя всероссійскимъ Митрополитомъ Макаріемъ.
Выпускъ первый: Сентябрь, дни 1-13.

В ТОЙ ЖЕ ДЕНЬ [МѢСЯЦА СЕПТЕВРІА ВЪ 1 ДЕНЬ]
Житіе и подвизи и отчясти чюдесъ преподобнаго и богоноснаго отца нашего Семиона Столпника.
Благослови отче!

Странна и дивна тайна бысть во дни наша; изволися мнѣ грѣшнику и умилену Антонію написати еже постигъ: ползи бо и умиленію есть тайна си. Тѣмже молюся: приклоните ушеса ваша, и послушайте мене еже хощу глаголати. Святый блаженный Сѵміонъ, младъ сый тѣломъ, пасяше овца отца своего, ıaкоже и Пророкъ Давыдъ. По вся же недѣля святяше, /л. 12 г./ хождааше святый въ церковь Божію и послушааше святыхъ книгъ и не разумѣя чтомыхъ. Растый же тѣломъ и влекомъ сердцемъ въ страхъ Божій, вниде единою отъ дній, ıaкоже прежде рѣхъ, въ церковь Божію, и слыша Апостола чтома, и въпроси етера старца, глаголя: рци ми, отче, что есть еже глаголеть чтомое.

Бесѣда св. Симеона съ старцемъ о спасенiи души.

Рече же старець: о удержаніи души. Рече же святый Семионъ: что есть о удержаніи души? Рече же старецъ: удержаніе спасеніе есть души, вождь свѣта, въводяй въ царьство небесное. Рече же блаженный Семионъ: научи мя, отче, что есть еже глаголеши, зане азъ невѣжда есмь. Рече же старець: о чадо, что мя искушаеши? виждю бо тя, ıaко тѣломъ отрокъ еси, мудростію старецъ. Святый Сѵмионъ рече: не искушаю тебе, се глаголя, отче; но дивлюся бесѣде, глаголемѣй тобою. Рече же старець: чадо, аще кто иметь вѣру въ Бога непрестанно, и своя молитвы вся дни с покоромъ въздаетъ ему, сіи рѣчь первую годину дне и 3-юю и 6-ю и 9-ю и 12; такожде же и подобныя симъ по вся нощи; и подобная симъ в' монастырехъ бывають. Аще убо вѣси, чадо, еже еси слышалъ, вложі é въ сердце свое, алкати бо имаши и жадати, и нагъ ходити, и досажденіе прияти и пакости, и въ/л. 13 а./здыхати, и скорбѣти, и болѣти, и здравь быти, и въсхотѣти имаши, и отрещися, и смиритися, и раны пріяти, и изгнанъ быти, и взысканъ, и обрѣтенъ быти, и много злострадати отъ человѣкъ, утѣшенъ же быти отъ Ангелъ. Се уже слышалъ еси все, чадо; Господь славы той да ти дасть умъ благъ къ угоженію воля его.

Начало подвиговъ святаго Симеона.

И се слышавъ блаженный Семнонъ и шедъ изъ церкве, иде в' пусто мѣсто и лежа ниць на земли 7 дній, плачася и моля Бога, не въстая ни на брашно, ни на питіе. Въ 8-й же день въставъ, пріиде текій в' монастырь и паде на ногу архимандриту, глаголя: помилуй мя смиреннаго и окаяннаго, и спаси душю гыбнущую и желающу служити Богу. Рече же игуменъ: кто ты еси, и откудѣ, и како ти есть имя, и откудѣ сѣмо пріиде? И отвѣщавъ блаженный Сѵмионъ: родомъ убо свободь есмь, имя же ми есть Сѵмионъ. А како сѣмо пріидохъ, или отъ кихъ есмь родитель, не вопрашай мене, владыко; но искупи душю гыбнущую. Се же слышавъ архимандрить, въздвиже и, глаголя: аще отъ Бога еси, Господь да тя съхранитъ, и да соблюдеть тя отъ всякыя злыя и льстивы вещи; и буди же служа всѣмъ, да всѣми /л. 13 б./ любимъ будеши. Родителя же блаженнаго Сѵмиона двѣ лѣтѣ не престающа плакастася искуща его. Блаженный же Семѵонъ живяше в' монастыри, работая всѣмъ и любимъ всѣми. Въ единъ же отъ дній изыде вонъ изъ монастыря и обрѣте на студенци, идеже воду черпаху, вѣдро имуще уже власяно, и отрѣшь уже отъ него, иде на пусто мѣсто, и повися имъ по всему тѣлу своему, и облечеся верху его в ризу власяну. Вшедъ же в' монастырь, рече къ братіи: и шедъ почреть воды, не обрѣтохъ ужа у вѣдра. И рѣша к нему черньци: молчи, да не услышитъ игуменъ; и никтоже не видѣяше, ıaко повился имъ есть. Пребысть же имѣя уже на тѣле своемъ отъ года до года и боле, и вънѣсться в' плоть его до костей, и никтоже не можааше стояти близъ его смрада ради; и никтоже не можааше разумѣти в' монастыри бывшаго; постеля же его бѣ полна червій. Взимааше же свой урокъ и даяше нищимъ, не видящу никомуже. Въ единъ же отъ дній изиде мнихъ единъ предъ врата, и обрѣте и дающа нищимъ урокъ свой, иже взимааше в монастыри; вси бо пощаахуся до вечера, и тако вкушааху; блаженный же Симѵонъ чрезъ недѣлю ıaдяше. /л. 13 в./ Вниде же онъ мнихъ и навади нань архимандриту, глаголя: владыко, сей человѣкъ разорити хощеть монастыря и законъ, иже ты предалъ еси намъ. Рече же к нему архимандритъ: которымъ образомъ хощетъ разорити законъ вашь, иже есте пріяли? И рече мнихъ: прияли есмы законъ до вечера поститися; человѣкъ сей чрезъ недѣлю всю не вкушаетъ, и хлѣбъ свой и вареніе по вся дни даетъ нищимъ. Не токмо же се едино, но и отъ телесе его смрадъ идеть безчисленъ, ıaкоже не можеть никтоже близъ его стояти; постеля же его полна есть червій; и мы же не можемъ сего терпѣти, да любо сего имѣй здѣ, а мы отъидемъ; любо пусти и, да отъидеть отнудуже и пришелъ есть. Се слышавъ архимандритъ и ужасенъ бывъ, дойде до постеля святаго Семѵона и видѣвь ю полну червій и отъ смрада не могій стояти ту, убояся архимандритъ и рече: се есть новый Іевъ. Рече же ко блаженному Сѵмиону: о человѣче, что се еси сътворилъ? откуду смрадъ сей, рци намъ, съблажняетъ бо братію, ıaко разорити хощеши законъ монастырьский. Аще привидѣніе еси, инамо ти подобаетъ ити, а здѣ не ходити; всякоже тобою долже/л. 13 г./нъ есмь искушенъ быти азъ окаянный. Аще бо ты бы добръ человѣкъ былъ и отъ мудру родителю, то повѣдалъ бы убо намъ, кто тебѣ отець есть, и мати твоа и родъ, и откуду сѣмо пріиде. Блаженный же Семѵонъ, долу зря лицемъ, ничтоже не отвѣщевааше; но мѣсто, на немъже стояше, слезами умочи. Архимандритъ же разгнѣвався, рече ко мнихомъ: совлецѣте и, да видимъ, откуду есть смрадъ сей. Хотѣша же и совлещи и не могоша, прильпла бо бѣ риза его къ согнившей плоти его; и тако водою и масломъ кропяще, едва совлекоша и, и согнившая мяса с ризою отторгоша. Видѣвше же и повившася ужемъ, ıaко бяаше в' плоті его едва знати, червомъ же лазящимъ отъ него не бѣ числа; тогда ужасни бывше вси мниси, помышляху в себѣ: коею кознію и которымъ художествомъ имуть отторгнути уже отъ него. Блаженный же Симѵонъ въпіаше, глаголя: не дѣйте мене, господіе и братіе; пустите мя пса смердящаго умрети, такъ бо судъ долженъ есмь пріяти, всяко бо лихое дѣло въ мнѣ бысть, аз бо есмь пучина всѣмъ грѣхомъ. Архимандритъ же и вси мниси дивляхуся, зряще несоглядаемаго того вреда. /л. 14 а./ Рече же к нему архимандритъ: не у осминадесять лѣтъ еси, да которыя грѣхи имаши. Рече же блаженный Сѵмионъ: владыко, Давыдъ Пророкъ вопіетъ, глаголя Духомъ Святымъ: ıaко се азъ въ безаконіихъ зачатъ есмь и въ грѣсехъ роди мя мати моа; азъ же подобно симъ съдѣяхъ. И дивляшеся архимандритъ о разумливей души его, ıaко поселянинъ сый и невѣжда, како умилися въ страхъ Божій. Призвавъ же врача, со многомъ прилежаніемъ и трудомъ едва отторгнуша отъ него уже отъ прильпшихъ ему мясѣхъ, мнящимъ всѣмъ ıaко умретъ. Врачевавше же и 7 дній, ползу ему сотвориша малу. Рече же к нему архимандритъ: се здравь бысть, иди аможе хощеши.

Пребыванiе святаго Симеона въ безводномъ колодцѣ.

Тогда блаженный Семѵонъ изиде из монастыря; бѣ же ту близъ студенець, в немъже воды не бѣ, и многъ гадъ золъ и нечистъ живяше в' немъ; не токмо же се, но и аспиды и ехидны и зміеве и скарпіи множество и зѣло безчислено; тѣмже бояхуся вси по пути тому ходити. Сам же блаженный Сѵміонъ, никомуже не вѣдущу, въврьжеся въ студенець той и притищеся стѣнѣ. По седми же дній, во снѣ видѣ архимандритъ мужа многи в' бѣлахъ ризахъ обьстоя/л. 14 б./ща монастыря, свѣща же держаща в рукахъ горяща и глаголюща: се тя пожжемъ здѣ, аще раба Божіа Семиона не вдаси намъ; почто и еси мучилъ? почто еси отверглъ? кiй грѣхъ сотворилъ есть? той бо болій тебе будеть в' послѣдній день. Воставъ же отъ сна архимандритъ, пристрашенъ бывъ, рече ко мнихомъ: азъ виждю, человѣкъ той знаемъ рабъ Божій есть, много бо пріахъ въ снѣ сего ради; но молю вы, братіе, тецѣте и обрящете; и аще ли не обрящете, не приходите ни единъже васъ сѣмо. И шедше же искаху его въ всѣхъ мѣстехъ, и не обрѣтше же его пріидоша ко архимандриту,глаголюще: не оставихомъ мѣста, идѣже не искахомъ; но токмо студенець пустый, удуже никтоже не смѣетъ мимо ходити. Рече же к нимъ архимандритъ: сотворше молитву и влѣзше съ свѣщами, поищете его. И сотворше молитву ıaко 3 годины, низвѣсиша ужи въ студенець 5 мнихъ и свѣща дръжаща. Видѣвше гади свѣща, вбѣжаша въ угль студенца. Узрѣвь же святый черньца, възопи глаголя: недѣйте мене мало, да предамъ духъ мой, болитъ бо мя не малы, ıaкоже начахъ не скончахъ. Мниси же нудьми извлекоша его и(зъ) студенца /л. 14 в./ и влѣкоша и, ıaко нѣчто зло сотворша, и приведоша и къ игумену. Видѣвъ же архимандритъ, паде на ногу его, глаголя: отдаждь ми, рабе Божій, еже сотворихъ тебѣ невѣдѣніемъ; но молюся тебѣ, ты ми буди наставникъ и научи мя еже имать и даетъ удержаніе. Блаженный же не престаяше плачася и моляся. Сотворь же в монастыри 3 лѣта и изиде никомуже не вѣдущу и иде в' пусто мѣсто, емь же прилежаху веси многи; близъ же его весь бѣ именемъ Фаласьси; созда ту каменiемъ мѣстьце мало и стоя на немъ 4 лѣта мочимъ и горя зноемъ. И мнозѣ народи хождааху к нему; ıaдь же его бѣ ляща мочена и вода.

Начало столпничества.

И потомъ сотвори себѣ ту столпъ 4 лакотъ и стоя на немъ 7 лѣтъ. Прослы же святый всюду; и посемъ сътвориша ему людіе 2 ограды каменіемъ, и притвориша двори внутреніимъ оградѣ, и создаша ему столпъ 30 лакотъ, и стоя на немъ 15 лѣтъ, многа исцѣленія творя: мнозѣ бо бѣсніи ходяще тамо і цѣли бывааху. Святый же подобляшеся наставнику своему Христу: слѣпыя творя прозирати, хромыя ходити, прокаженныя оцѣщая, /л. 14 г./ ослабленыя творя ристати и недужныимъ дая исцѣленіе, уча и запрещая, глаголя коемуждо: аще кто тя въпрашаетъ, кто тя исцѣли, глаголи: Богъ; не мози же глаголати, яко Сѵміонъ мя исцѣли; впадеши бо паки въ тожде недугъ. И се ти глаголю: николиже не солжи, ни кленися именемъ Божіимъ; аще ли же нужа ти будеть клятися, мною кленися или въ истинну, или въ лжу, великъ бо грѣхъ есть клятися именемъ Божіимъ.

Чюдо первое. О матери святаго Симеона.

Дивна и страшна вещь бысть въ тыи дни: минувшима бо 20 и 7 лѣтъ, маті его увѣдѣ и гдѣ стояше, и пришедши хотѣ и видѣти; и много плачющися при дверехъ оградныхъ, не дано ей бысть видѣти его; но лѣзущи по стѣнѣ оградней, спадши раздразися, не могущи видѣти его. Посла же к ней преподобный, глаголя: отради ми, мати моя, нынѣ; аще будевѣ достойна, въ онъ вѣкъ видѣвѣся. Внегда же слыша се, болшеими въжделѣ видѣти. Посла же к ней блаженный закленься, глаголя: полежи мало молчащи, да той нощи виждю тя. И легши предъ дверми ограды и абіе предасть духъ свой Господеви. Разумѣвь же абіе святый, повелѣ внести ю предъ столпъ свой; и видѣвь ю, со слезами начать глагола/л. 15 а./ти: Господи Боже силъ, свѣта наставниче, сѣдяй на херувиме, наставль Іосифа, укрѣплій Пророка своего Давыда на Голіяда, въздвигнувый четверодневнаго Лазаря изъ мертвыхъ! простри руку Твою десную невидимо и пріими в' миръ душю рабы твоея. Молящу же ся ему, святое тѣло ея двизашеся и склабяашеся лицемъ. Вси же зрящіи ея дивляхуся, хваляще и славяще Бога. И стребивше и погребоша ю предъ столпомъ его, да егда молитву дѣетъ, творить ей память.

Чюдо второе. О лани.

Иногда же паки етери, грядуще к нему на молитву издалеча зѣло, обрѣтоша ланію, ıaдущу траву, имущу въ чревѣ. Рече же единъ отъ нихъ: заклинаю тя силою святаго Сѵмиона, стани, да тя иму. И абіе ста ланіи; имша же ю убиша и снѣша мяса ея, а кожа ей оста у нихъ; и абіе онѣмѣша и начаша рути ıaкоже аланіи. Притекше же падоша предъ столпомъ его и мили ся дѣяху исцеленія просяще; кожю же наткавше повѣсиша предъ всѣми человѣки. Мужи же ти, сотворше много время ту и исцѣлѣвше, отъидоша въ своя домы.

Чюдо третьее. О змiѣ во чревѣ жены.

Жена етера, жадающи в' нощи, въсхотѣ пити воду. Пріи/л. 15 б./мши же съсудъ водный и испитъ с водою змѣю малу; въспитѣна же бывши въ чревѣ ея, бысть велика; бѣ же образъ жены тоа ıaкоже злакъ. Мнозѣ же врачеве прилежаша ей и не възмогоша исцѣлити ея; и ведоша же ю къ праведнику и възвѣстиша ему о ней. Рече же блаженный: напойте ю отъ воды сего мѣста. Пивши же ей воду, изиде из нея змѣя велия бывши; ползавши же приде предъ столпъ и възложи главу на лѣсу, сущую окрестъ столпа, и абіе распадеся; и вси прославиша Бога. Измѣниша же паки столпъ святаго и сотвориша ему инъ 40 лакотъ. И изиде слухь его въ всю вселенную; тѣмже и Срачинѣ мнозѣ прихождаху к нему вѣры ради, и учаше я страхуБожію. Диıaволъ же, ненавидяй всегда человѣка, ıaкоже обычай имать творити напасти святымъ и попиратися ими, наведе вредъ на стегно праведного и, ıaкоже и блаженному Іову, струпъ, рекомый панукла; и согнитъ стегно праведниче; и на единой нозѣ стоя 2 лѣта; черви же мнозѣ падаху изъ стегна его. Тѣмже иного дѣла не имѣяше праведный, токмо събираше я, и полагаше я на томъ же мѣстѣ, глаголя: ıaдите, еже вы есть Богъ далъ.

Чюдо четвертое. О червѣ, претворившемся въ жемчугъ.

/л. 15 в./ По воли же Божіи приде к нему князь срачинескъ на молитву и вниде предъ столпъ, прося благословеніа отъ него; и начатъ и учити праведный. Бесѣдующема же има, испаде червь изъ стегна его. Видѣв' же Срачининъ, не видяше что есть испадшее; въсхитив' же и, положи на очію своею и на сердци и на всемъ тѣле своемъ; и изиде, дрьжа и в руцѣ. Посла же к нему святый, глаголя: влѣзи и положи еже еси взялъ, тяготу бо мнѣ грѣшнику носиши, червь есть смердяй отъ смердящая плоти; почто си руци свои скверниши, такъ мужъ честенъ сый. Си же рекшу праведному, вшедъ Срачининъ и рече к нему: се мнѣ есть на благословеніе и на отпущеніе грѣховъ. Простеръ же руку свою, видѣ и се бисеръ бесцѣненъ на руцѣ его. Видѣвъ же и, начатъ славити Бога и глагола къ святому: се, егоже рече, ıaко червь есть, бисеръ бысть бесцѣненъ, имъже мя просвѣтилъ есть Господь. Се же слышавъ блаженный, рече: ıaкоже вѣрова, буди тебѣ въ благословеніе вся дни живота твоего, не токмо же тебѣ, но и чадомъ твоимъ. И пріим же благословеніе и иде к' домови своему с миромъ.

Чюдо 5-е. О змiѣ, просящемъ исцѣлѣнiя.

Ино чюдо слышите дивно: на горѣ, идеже стояше блаженный, на восточнѣй странѣ /л. 15 г./ змѣй живяаше; тѣмже и трава не растяаше на томъ мѣсте. Приключи же ся сице быти: трѣска впаде въ око змѣеви, и много велми сопяше, никтоже не можааше терпѣти ıaрості его. Въ единъ же отъ дний излѣзе змѣй из ложа своего и полъзя пріиде зрящимъ всѣмъ, и лежа предъ дверми оградными; внезаапу же раздвижеся око его, и испаде треска из него. Пребысть же ту 3 дни, дондеже исцѣлѣ, лежааше ıaко овча предъ дверми святаго, и вси влазяху и излазяху невреждаеми имъ; и тако отъиде на свое мѣсто всѣмъ зрящимъ.

Чюдо шестое. О разбойникѣ.

Другое чюдо дивно слышите: разбойникъ етеръ бѣ в Сѵріи именемъ Антиохъ, словяше же по всему миру; тѣмже и многажды посылааху воя и снузници, да быша привели въ Антиохію, и не можааху его ıaти, великіа ради крѣпости его. Уготова же ся вои въ Антиохію и вси граждане изыдоша, да и быша ıaли; и обрѣтоша и въ етерѣ весѣ коръчмуньюще, и обидоша корчемницю воини. Увидѣвъ же я онъ, начатъ пѣти козлогласованіа. Рѣка же идяше мимо весь ту; кобылу же имяше разбойникъ той, и заповѣдаше ей ıaко человѣку, и послушаа/л. 16 а./ше его. Воставъ же, возложи ризы своя на ню и рече , к ней: пойди и пожди мене на рѣцѣ. Иде кобыла грызающи и прущи, и пожда его на рѣцѣ; изиде же и разбойникъ ис' корчемници, обнажь мечь свой, въпіа и глаголя: бѣжите, да не кто умреть; и никтоже не смѣ ıaти его. Текь же всѣде на кобылу, и приѣхавъ ıaтся за столпъ святаго Сѵмиона, въпіа и глаголя: спаси душю гыбнущу. Святый же рече: что хощеши, человѣче? Онъ же рече к нему: разбойникъ есмь и прибѣгохъ сѣмо, спасенію хотя. Рече же к' нему святый Семионъ: можеши ли ся покаати отъ злыхъ дѣлъ твоихъ? Онъ же рече: того бо ради и пріидохъ сѣмо, владыко. Еще же ему глаголющу, пріидоша посланiи воині изъ града, глаголюще праведному: нѣсть никако потаити сего мужа, многа бо молва бысть его ради; послі и, да пріиметь противу дѣломъ своимъ. Рече праведный к нимъ: ни, чадца моа; азъ не приведохъ его сѣмо, ни его могу отпустити; но вѣдый волю его и дѣла, той можеть и спасти, тацѣхъ бо есть царство небесное: съ Богомъ нашимъ Ісусъ Христомь два разбойника пропята быста; единъ же ею пріятъ противу дѣломъ своимъ, а другый наслѣдоваше царство небесное. Иже ли есть силній пославшаго и сѣмо, тогда отторгнеть и отсюдѣ; мене же не /л. 16 б./ оклеветайте труждьшагося вельми многихъ ради грѣхъ моихъ. И сия рекъ, отпусті а. Тѣм же отшедшимъ, рече разбойникъ к нему: господи мой, и азъ отъиду. Рече же святый к нему: на тожде ли злое отъидеши дѣло? И рече разбойникъ: ни, человѣче Божіи, но Господь Богъ зоветь мя. Въздѣвъ же руцѣ на небо, ничесогоже иного не глагола, но токмо: Сыне Божій, пріими в миръ душю мою. Плакаже ся двѣ годинѣ; и святый плакася, зря его, и вси людіе его. Легь же предъ столпомъ, предасть душю; и стрѣбльше и, погребоша и внѣ ограда. Въ другій же день пріиде ту боле ста мужь, хотяще и восхитити, вопіюще. Рече же к нимъ святый: братия, иже и посла сѣмо крѣпляй васъ есть, требѣ бо ему бысть; и той посла два воина страшна и въоружена, и пояста и. Азъ же окаянный, видѣвъ страшный образъ ею, не смѣхъ противитися има, да мене не убіета, ıaко противящася Богу. Слышавше же се мужи тѣ отъ святаго, с какою похвалою предасть духъ свой, славяще Бога отъидоша въ Антиохію.

Чюдо 7-е, о презвѵтерѣ.

Инъ презвѵтеръ, исшедъ отъ своего села, и идяше во ино село. Приключи же ся срѣсти серны и ланнѣ, и возопи гла/л. 16 в./сомъ великимъ прозвѵтеръ, глаголя: связаю вы молитвою святаго Семіона, да не отъидете дондеже пріиду к вамъ. Дивиıa же животная сташа, дондеже пришедъ презвѵтеръ, и емши отъ нихъ два, благословивъ и закла и. И сему сотворьшуся, и паки вострепета весь и ужасеся, и каяшеся о немъже дерзну сотворити, и абіе пріятъ болѣзнь сердце его и лютѣ мучимь. И прииде къ Симиону и припаде пред нимъ, прося прощеніа, исповѣда предо всѣми ıaже сотвори. И рече ему святый Сѵмионъ: звѣріе дивіи, чадо, повинуются и боıaтся имени Божіа. И глаголя прозвѵтеру: пріими отъ воды сея, умый си лице и сердце въ имя Господа Бога и Спаса нашего Ісуса Христа, и не буди искушая Духа Господня, да не горѣе того будеть ти, и пріиде на тя гнѣвъ Господень. И исцѣливь отъ болѣзни и отъиде, благодаря и славя Бога и каяся о нихъже съдѣя.

Чюдо осмое. О водѣ, открывшейся по молитвѣ святаго Симеона.

Ино чюдо добро да скажю вамъ: на мѣстѣ томъ, идѣже бѣ святый, не бѣ воды, и вси людіе и скоти измираху жаждею на мѣсте томъ. Сотвори же молитву святый 7 дній и не глагола ни к' комуже, бѣ бо моляся, поклонь колѣни свои; и вси мняху, ıaко умерлъ есть. Въ 9-ю же годину осмаго дни исте/л. 16 г./че вода безмѣрна со восточьныя страны ограда. Конавше же, обрѣтоша пещь полну воды и оздаша устье ея; и вси славиша Бога небеснаго о семъ чюдеси.

Кончина и погребенiе святаго Симеона.

Стояше же блаженный на различныхъ столпехъ 40 и 7 лѣтъ, и посемъ призва и Богъ к себѣ. Бѣ же день шестый, и бѣ затворилъся по обычаю на молитву, и тако сотвори ть день и суботу и недѣлю, и не приниче по обычаю благословити людій. Егда же видѣхъ медлѣніе, се взидохъ к нему в' понедѣлный день и видѣхъ лице его свѣтло, ıaкоже солнце, и не глагола ко мнѣ по обычаю. Рѣхъ же в себѣ, ıaко преставися; пакы же не имяхъ вѣры, бояхъже ся прикоснутися ему; дръзнувь же рѣхъ: господи мой, почто не глаголеши и скончаеши молитвы? весь бо миръ ждеть тебе се третій день, хотя благословенію отъ тебе. Постоявъ же мало, рѣхъ: не глаголеши ли ми ничесоже, господи мой? Простеръ же руку мою и коснухъ въ браду его, и бѣ искрѣпло. И тогда разумѣхъ, ıaко уже преставися; плакахъ же ся горко и лобызахъ и въ уста и въ очи и въ браду. Бѣ же блага воня его по всему тѣлу его, ıaкоже мѵро. Стояхъ же ıaко и полъгодины зря; и подвижася все тѣло его и съ столпомъ, и слышахъ /л. 17 а./ гласъ глаголющь: аминь, аминь, аминь. И убоявъ же ся рѣхъ: благослови мя, господи, и помяни мя в' добрый свой покой. И нигдѣже не повѣдахъ никомуже, да молвы не будеть; но отай послахъ ко епископу антиохійску и ко стратилату Ардавудію. Въ другій день пріиде епископъ съ шестію епископъ и стратилатъ со 6-ю тысящь мужь, бояся, да людіе не въсхитять телесѣ его. Тогда взидоша к нему 3 епискупы с ракою оловяною, и положиша тѣло его в ней, и свѣсиша съ столпа ужи; и тогда разумѣша людіе, ıaко преставися. Събраша же ся и Срачини съ свѣщами и с кадиломъ многомъ; бысть же молва в' нихъ. И егда же свѣсиша тѣло его, положиша и в рацѣ мраморянѣ, ıaже предъ столпомъ его; вси же епископи лобьзаша и. Бяаше же лице его свѣтло: а власы главы его и брады бѣлы, аки снѣгь. Въсхотѣ же архіепископъ антиохiйскій взяти власъ отъ брады его на благословеніе, и абіе усше рука ему. Вси же епископи сотвориша молитву за нь и начаша глаголати благословестьвены: благослови ны, рабе Божій, тако ны Спаса всего міра; не взято ті есть ничесоже отъ телесѣ, ни отъ ризъ, но цѣлъ еси весь. И тако устроися рука его здрава. Азъ же, братіе, преже /л. 17 б./ 6-го дне преставленіа его зряхъ мужа страшна оболчена, въсходяща и бесѣдующа с нимъ по 3 дни и лобызающа и; и видѣх' же ıaдуща, но не вѣдѣ что; пояше же пѣснь, егоже не могохъ разумѣти, токмо аминь. Азъ же убояхъся велми, бѣ бо лице его свѣтло ıaко солнце; хотѣхъ же повѣдати людемъ, и не дадяше ми ся. Възложиша же раку епископи с носиломъ на мьщатѣ, со псалмы и плачемъ, и поидоша по пути въ Антиохію 6 поприщь; стасте же мьщатѣ и не двигняшеся, одесную бо страну пути гробъ, и живяше мужь в' немъ; сица же рѣчь о немъ есть:

Чюдо 9-е. О раскаявшемся беззаконникѣ.

Той въсхотѣ женѣ етерѣ, и не може похоти своея сотворити с нею за 20 лѣтъ, дондеже умре жена та; егда же умре, положиша ю в томъ гробѣ. Шедъ же мужь той, отверзъ гробъ и влѣзъ, лежа с тою женою мертвою; абіе же оглоше и онѣмѣ, и бѣ въ гробѣ томъ многи дни не излазя вонъ. Чадь же, мимоходящая по тому пути, помѣтаху ему Бога ради, овъ же ризу, овъ же хлѣбъ. Волею же Божіею, егда принесоша святаго Сѵмиона на мѣсто то, ставьшима мьщатьма, изиде же мужь той из' гроба, текій въпія и глаголя: помилуй мя, святый Сими/л. 17 в./оне! И ıaко прикоснуся носиле, и поидоста мьщатѣ; и вси людіе прославиша Бога. И паки тойжде мужь въпіа и глаголя: азъ днесь спасенъ есмъ тобою, рабе Божій! Изидоша же вси граждане противу ему в' бѣлахъ ризахъ, поюще и глаголюще: отверзите врата правды и пріимѣте проповѣдника спасенiю нашему; небеса веселятся, и мы грѣшници радуемся, въпіюще и глаголюще: святъ, святъ, святъ еси, Господи Боже нашь. И внесоша и въ церковь, рекомую Касіяну. По трехъдесяти же дній повелѣ стратилатъ Адравурь, и положиша и в' велицей церкве. Оттудѣ же паки, повелѣніемъ Божіимъ създавше ему церковь красну, принесоша в' ню с честію, славяше Отца и Сына и Святаго Духа. Мнозѣ же привезоша имѣніа многа ко епископу, хотящи взяти отъ костій его; но не дасться имъ, присяги ради, юже бѣ сотворилъ. И человѣкъ же той, о немже се слово бысть, 6 мѣсяць сотворь пребысть у мощій святаго Сѵмиона и умретъ.

Азъ же умиленый не всѣхъ чюдесъ его написахъ, но часть етеру: не можеть бо никтоже написати всѣхъ чюдесъ его ли дѣлъ ıaже сотвори Бога ради, о Христѣ Ісусѣ Господѣ нашемъ, Емуже есть слава, /л. 17 г./ честь и покланяніе съ Отцемъ и Пресвятымъ Духомъ, нынѣ и присно и въ вѣкы вѣкомъ.

Источникъ: Великія Минеи Четіи, собранныя всероссійскимъ Митрополитомъ Макаріемъ. [Выпускъ первый:] Сентябрь, дни 1-13. / Подъ редакціей П. Савваитова. — Изданіе Археографической Коммиссіи. — СПб.: Типографiя   И м п е р а т о р с к о й   Академiи наукъ, 1868. — Cтлб. 8-19.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0