Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

СВЯТЫЕ КИРИЛЛЪ И МЕѲОДІЙ

Житіе и перенесеніе (мощей) св. Климента [1].

Изъ рукописи Франциска Дюшеня V. CL.
(Рукопись Московскаго Публичнаго (прежде-Румянцевскаго) Музея, № 151, л. 29-34.)

1. Тогда какъ императоръ Михаилъ управлялъ Новымъ Римомъ, былъ нѣкій благородный мужъ, родомъ изъ Ѳессалоникіи, именемъ Константинъ, котораго за чудесный умъ, съ малолѣтства въ немъ открывшійся, не напрасно прозвали Философомъ. Достигши зрѣлыхъ лѣтъ, онъ привезенъ былъ родителями въ столицу. Тамъ, какъ мужъ весьма благочестивый и благоразумный, Богу изволившу, украсился священническимъ саномъ. Въ тоже время къ упомянутому императору прибыли послы отъ Хазаровъ, прося и моля, да пошлетъ къ нимъ ученаго мужа, который бы научилъ ихъ неложно каѳолической вѣрѣ, прибавляя между прочимъ, какимъ образомъ то іудеи, то сарацины стараются обратить ихъ въ свою вѣру. Но мы, не вѣдая, къ которымъ паче склониться, рѣшились просить совѣта о нашей вѣрѣ и спасеніи у верховнѣйшаго и каѳолическаго Императора, полагаясь на вашу вѣрность и старинную дружбу. Тогда Императоръ, посовѣтовавшись съ патріархомъ, призвалъ предъ себя упомянутаго Философа и съ величайшею честію отправилъ его туда съ хазарскими и своими послами, въ полномъ упованіи на его благоразуміе и краснорѣчіе.

2. И такъ немедленно приготовя все нужное, онъ пустился въ путь и прибылъ въ Херсонесъ, весьма близкій и смѣжный съ землею Хазаровъ. Тутъ остановился на нѣсколько времени, желая обучиться языку онаго народа. Между тѣмъ по внушенію Бога, который уже положилъ открыть правовѣрнымъ своимъ столь драгоцѣнное сокровище, т. е. тѣло св. Климента, упомянутый мужъ, какъ любознательный испытатель, началъ отъ тамошнихъ жителей прилежно навѣдываться и тщательно испытывать, чтó до него дошло, частію чрезъ письменное преданіе, частію по слуху, о тѣлѣ блаж. Климента, о храмѣ, воздвигнутомъ ангельскими руками и о гробѣ его. Всѣ объявили, что, какъ пришельцы изъ разныхъ народовъ, а не тутошніе урожденцы, ни мало не вѣдаютъ, о чемъ онъ спрашиваетъ, ибо чудо морскаго отлива, знаменитое въ исторіи страданій упомянутаго первосвященника, давно уже прекратилось за грѣхи и нераденіе жителей, и море прежнія свои мѣста покрыло волнами. Сверхъ того и отъ многихъ набѣговъ варваровъ храмъ оставленъ и разрушенъ, страна сія опустѣла и сдѣлалась необитаемою. Да и самый гробъ св. мученика съ тѣломъ покрытъ былъ волнами.

3. Симъ отвѣтомъ весьма удивленный и крайне опечаленный, Философъ обратился къ молитвамъ, да откроется ему свыше ради заслугъ упомянутаго первосвященника, чего не могъ узнать отъ людей. Онъ пригласилъ митрополита изъ самаго города, именемъ Георгія, вмѣстѣ съ причетомъ церковнымъ и народомъ, да просятъ того же отъ небесъ. Сверхъ того, расказывая дѣянія страстотерпца, или чудеса блаженнѣйшаго мученика, весьма многихъ возбудилъ увѣщаніями своими приступить къ отысканію столь драгоцѣннаго и столь долго пренебрегаемаго сокровища и съ помощію Божіею извлечь на свѣтъ. Въ нѣкій день, 30-тый, какъ пишутъ, генваря, при тихой погодѣ вступивши на корабль, путеводящу Христу, пускаются въ дорогу, т. е. упомянутый Философъ съ епископомъ и честнымъ клиромъ и нѣкоторыми изъ города. И такъ водоплавая съ великою набожностію и упованіемъ, съ псалмопѣніемъ и молитвами, прибыли на островъ, гдѣ находится, какъ думали, святое тѣло мученика. При блескѣ свѣтильниковъ обходя всѣ мѣста онаго острова, начали паче и паче возсылать моленія и прилежно рыть въ нѣкотороиъ курганѣ, гдѣ, какъ дóлжно было догадываться, покоится сокровище.

4. Долго и много рыли, надѣясь на Божіе милосердіе. Наконецъ внезапно возсіяла, подобно нѣкоторой лучезарнѣйшей звѣздѣ, одна изъ костей неоцѣненнаго мученика. При семъ зрѣлищѣ всѣ исполнились неописаннаго восторга и уже безъ всякаго побужденія наперерывъ копали землю. Тогда показалась святая глава его. Всѣ со слезами возопили къ небу, возсылая хвалы и благодаренія Богу. Сей радости ежели вообразить не можемъ, то кольми паче описать; ибо столько всѣ восхищены были, какъ обрѣтеніемъ святыхъ мощей, такъ и благоуханіемъ, что мечтали быть въ раю. Потомъ принялись опять за работу и, отрывая частичку за частичкой, ископали всѣ. Напослѣдокъ нашелся и самый якорь, съ которымъ онъ брошенъ былъ въ море.

5. И такъ при всеобщей несказанной радости о толикихъ благодѣяніяхъ Божіихъ, по совершеніи на томъ мѣстѣ таинствъ святымъ первосвященникомъ, самъ святый мужъ, возложивши на собственную главу святыя мощи, при восклицаніяхъ всѣхъ сопутствующихъ вступилъ на корабль и потомъ съ хвалебными пѣснями перенесъ оныя въ столицу Глорію. Между тѣмъ приближающимся имъ къ городу, встрѣтилъ ихъ со многими другими доблественный Никифоръ, князь того города, и, поклонившись святымъ мощамъ, съ радостію предшествовалъ, поспѣшая въ городъ. Тамъ еще при всеобщихъ восклицаніяхъ пріявши, поклонился святому и честному тѣлу и разсказалъ всенародно таинственное его обрѣтеніе. Когда уже начинало смеркаться и отъ бесчисленнаго множества народа идти далѣе не возможно было, то съ рачительною осторожностію положили тѣло въ храмѣ св. Созонта, въ предмѣстіи города, а наконецъ перенесли въ церковь св. Леонтія. На другой день утромъ при стеченіи всего народа, взявши святыя мощи, съ великими хвалами обошли кругомъ весь городъ и такимъ образомъ принесли оныя въ соборную церковь, съ честію тамъ положили и потомъ всѣ радуясь возвратились по домамъ.

6. Послѣ сего упомянутый Философъ отправился въ путь и, прибывши къ тому народу, куда былъ посланъ, проповѣдывалъ Искупителя всѣхъ Бога, и силою своего слова отвратилъ всѣхъ тѣхъ отъ заблужденій, коихъ обольстило вѣроломство сарацинъ или іудеевъ. Утвержденные въ каѳолической вѣрѣ и наученные, они съ веліею радостію благодарили всемогущаго Бога и служителя его Константина Философа. Сверхъ того они послали къ Императору письма, благодаря, что постарался обратить ихъ къ истинной и каѳолической вѣрѣ, и утверждая, что они за сіе всегда пребудутъ вѣрнѣйшими и покорными власти его. Отпуская же Философа съ великою честію, принесли они ему драгоцѣннѣйшіе дары, которыхъ онъ, какъ истинный философъ, не принялъ, а просилъ вмѣсто всѣхъ даровъ отпустить съ нимъ, сколько есть, чужеземныхъ плѣнниковъ. Сіе тотъ часъ было исполнено.

7. Возвратившуся же Философу въ Константинополь, услышалъ князь моравскій Ростиславъ о томъ, что учинилъ Философъ въ области Хазаровъ. Желая того же своему народу, послалъ онъ вѣстниковъ къ упомянутому Императору, донося, что народъ его отступилъ отъ идолопоклонства и желаетъ наблюдать законъ христіанскій, но не имѣетъ такого учителя, который бы наставилъ его читать и совершенно разумѣть самый законъ; и для того проситъ прислать такого человѣка, который бы могъ ясно показать народу вѣру и порядокъ Закона Божія и путь истины. Императоръ, внявъ просьбѣ Ростислава, призвалъ къ себѣ того же упомянутаго Философа и послалъ его туда, т. е. въ страну славянъ вмѣстѣ съ братомъ его Меѳодіемъ, надѣливши ихъ щедро на путевыя издержки. Прибывшимъ имъ туда, жители весьма обрадовались, услыша, что они и мощи бл. Климента несутъ съ собою и Евангеліе переведено на ихъ языкъ упомянутымъ Философомъ. И такъ вышедши за городъ на встрѣчу, приняли ихъ съ честію и великою радостію. Святые мужи немедленно приступили къ дѣлу, начали учить дѣтей грамотѣ, наставлять въ законѣ Божіемъ и изощрять краснорѣчіе свое на исправленіе разныхъ заблужденій, обрѣтенныхъ въ народѣ, и такимъ образомъ очищая вредоносное оное поле отъ многоразличныхъ корней пороковъ, сѣяли сѣмена слова Божія. Они пробыли въ Моравіи четыре года съ половиною, научили народъ каѳолической вѣрѣ и оставили тамъ разныя писанія, нужныя для церковной службы.

8. Услыша все сіе, знаменитѣйшій папа Николай весьма обрадовался и пригласилъ ихъ къ себѣ апостольскими письмами. Восхищенные симъ извѣстіемъ, они благодарили Бога, что удостоились первосвященническаго приглашенія. Отправясь немедленно въ путь, они взяли съ собою еще нѣкоторыхъ изъ учениковъ своихъ, коихъ считали достойными полученія епископскаго сана, и такимъ образомъ чрезъ нѣсколько дней прибыли въ Римъ.

9. Ho упомянутый папа Николай незадолго переселился ко Господу. Адріанъ второй, поступившій на мѣсто его первосвященникомъ, услыша, что Философъ несетъ съ собою тѣло св. Климента, трудами его обрѣтенное, весьма тому обрадовался, и, вышедши на срѣтеніе за городъ съ клиромъ и народомъ, принялъ ихъ съ великою честію. Между тѣмъ въ присутствіи святыхъ мощей, силою всемогущаго Бога, начали совершаться чудесныя исцѣленія: кто бы ни былъ одержимъ какою болѣзнію, прикосновеніемъ святыхъ мощей мученика тотъ часъ исцѣлялся. Посему первосвященникъ, равно какъ и весь народъ, принося велію хвалу и благодареніе Богу, радовались, что онъ по долгомъ времени сподобилъ ихъ принять въ свою столицу святаго и апостольскаго мужа и преемника Петра, главы всѣхъ апостоловъ, и не только весь Римъ, но и всю Римскую Имперію просвѣтить его знаменіями и добродѣтельми. И такъ, возблагодаря упомянутаго Философа за оказанное благодѣяніе, рукоположили его и Меѳодія въ епископы, а прочихъ учениковъ ихъ въ пресвитеры и діаконы.

10. Когда же Философъ, или Константинъ, почувствовалъ приближеніе своей смерти, то съ позволенія первосвященника далъ себѣ имя Кирилла, говоря, что имя сіе внушено ему было свыше, и такимь образомъ чрезъ сорокъ дней уснулъ въ Господѣ 17 Марта. Святый отецъ папа повелѣлъ какъ римскому такъ и греческому духовенству собраться на погребеніе его съ псалмами и пѣсньми, свѣщами и ладаномъ, и погребсти съ такою же честію, какъ самаго первосвященника.

11. Тогда вышеупомянутый братъ его Меѳодій, пришедши къ первосвященнику и повергшись къ стопамъ его, сказалъ: достойнымъ и нужнымъ считаю внушить твоему святѣйшеству, что при выходѣ изъ дома нашего на службу, совершенную нами съ помощію Божіею, мать со слезами просила одного брата оставшемуся въ живыхъ привезть успшаго въ свой монастырь и тамъ погребсти его съ подобающею честію. Итакъ позволь рабу твоему исполнить долгъ, да не ослушаюсь матери. Папа хотя съ трудомъ, однако согласился на его требованіе: положивши рачительно тѣло успшаго въ мраморный гробъ и запечатавши собственною печатью, чрезъ семь дней онъ отпускаетъ Меѳодія. Тогда римскій клиръ, по совѣщаніи съ епископами, кардиналами и вельможами города, приступилъ къ первосвященнику и вѣщалъ такъ: мы считаемъ за недостойное дѣло отпустить въ другіе краи, по какому бы то ни было случаю, мужа столь знаменитаго, чрезъ коего Римъ и церковь сподобились стяжать столь драгоцѣнное сокровище, коего Богъ изъ отдаленныхъ и чуждыхъ странъ по милости своей благоволилъ къ намъ привесть, и даже изъ сего мѣста восхитилъ въ небесное свое царствіе. Лучше да погребется онъ здѣсь съ честію, ибо весьма прилично столь знаменитому мужу быть погребену въ столь знаменитомъ градѣ. Такой совѣтъ понравился первосвященнику: онъ велѣлъ положить его въ церкви св. Петра, т. е. въ собствениомъ своемъ памятникѣ.

12. Меѳодій, видя намѣреніе свое не исполнившимся, приступилъ опять съ просьбою: когда не угодно было вамъ удовлетворить моему требованію, то молю васъ, владыки, да погребется братъ мой въ церкви св. Климента, коего тѣло трудами его обрѣтено и сюда принесено. Святѣйшій отецъ внялъ сему моленію и при стеченіи клира и многочисленнѣйшаго народа, съ великою радостію и благоговѣніемъ, положили Кирилла, вмѣстѣ съ мраморнымъ гробомъ, куда прежде папа заключилъ его, въ приготовленномъ для сего памятникѣ съ гимнами и веліими благодареніями Богу, творящему въ семъ мѣстѣ чудеса, во славу и хвалу имени своего, ради заслугъ и моленій угодниковъ своихъ благословенному и препрославленному во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Предлагаемый переводъ такъ называемой Италіянской Легенды сдѣланъ для графа Η. Π. Румянцева, вѣроятно прот. I. Григоровичемъ, однимъ изъ ближайшихъ сотрудниковъ знаменитаго мецената въ его историческихъ работахъ. Въ указанной рукописи, кромѣ Италіянской Легенды, находится переводъ и другихъ, относящихся къ исторіи Славянскихъ Апостоловъ, латинскихъ сказаній, а равно и предисловія и комментаріевъ къ нимъ (см. Востокова Описаніе Рум. Музеума, стр. 199). Русскій переводъ Италіянской Легенды напечатанъ по Румянцевской рукописи безъ всякихъ поправокъ.

Источникъ: Кирилло-Меѳодіевскій сборникъ. Въ память о совершившемся тысящелѣтіи славянской письменности и христіанства въ Россіи, изданный по опрѣделенію Московскаго Общества любителей русской словесности, М. Погодинымъ. — М.: Въ Синодальной Типографіи, 1865. — С. 327-342.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0