Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 24 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИСТОРІЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

Антоній IV, патр. Константинопольскій († 1397 г.)
Грамота къ Великому Князю Василію Дмитріевичу съ извѣстіемъ о мѣрахъ, принятыхъ противъ непокорныхъ митрополиту новгородцевъ и съ укоризною за неуваженіе къ патріарху и царю (1393 г.).

(Изъ Acta Patriarchatus, t. II, p. 188-192.)

Благороднѣйшій Великій Князь Московскій и всея Руси, во Святомъ Духѣ дражайшій сынъ нашей мѣрности, кѵръ Василій: благодати, мира, милости, здравія душевнаго и тѣлеснаго, благословенія и всего добраго и спасительнаго проситъ твоему благородію мѣрность наша у Вседержителя Бога.

Вѣдаетъ твое благородіе, какая смута и замятня за нѣсколько лѣтъ предъ симъ происходила въ русской церкви: и вы были опечалены этими бѣдствіями, и мы признаемъ ихъ весьма тяжкими. Но съ того времени, какъ наша мѣрность, Богу извѣстными судьбами, взошла на высокій патріаршескій престолъ, мы прилагали великое стараніе и усиліе къ тому, чтобы умиротворить эту церковь и поставить ее въ прежнее состояніе, чтó и совершилось, при помощи всеумиротворяющаго Бога: преосвященный митрополитъ Кіевскій и всея Руси и пречестный, во Святомъ Духѣ возлюбленный братъ и сослужитель нашей мѣрности, кѵръ Кипріанъ, снова назначенъ быть однимъ митрополитомъ во всей Руси, по древнему обычаю, и послѣ его смерти опять будетъ тоже одинъ [митрополитъ].

Но недавно посланный отъ васъ апокрисіарій митрополита и твоего благородія, во Святомъ Духѣ возлюбленный сынъ нашей мѣрности, кѵръ Димитрій Аѳинянинъ, донесъ высочайшему и святому моему Самодержцу и Царю и нашей мѣрности о расколѣ и отступничествѣ, происшедшемъ въ Великомъ Новгородѣ. Чрезмѣрно опечалились мы, узнавъ, что едва только умиротворилась тамошняя Христова церковь, едва прекратились такія смуты и замѣшательства, благодатію Христа, соединившаго раздѣленное, разрушившаго средостѣніе вражды и примирившаго крестомъ небесное и земное, какъ снова діаволъ возбудилъ эти расколы на погибель тѣхъ христіанъ. И неудивительно: ибо таковъ всегдашній обычай демона, друга смуты и безпорядка, чтобы воздвигать противъ христіанъ подобныя [бѣдствія]; какъ существо злое и человѣконенавистливое, онъ не можетъ видѣть миръ между христіанами, поэтому и употребляетъ противъ нихъ всѣ свои козни. Но и теперь онъ будетъ немедленно побѣжденъ и посрамленъ силою Спасителя нашего Іисуса Христа, сказавшаго, что Церковь пребудетъ крѣпче и самыхъ вратъ адовыхъ. Съ своей стороны, мѣрность наша, посовѣтовавшись съ высочайшимъ и святымъ моимъ Самодержцемъ, поборникомъ и защитникомъ Церкви, снова написала [грамоты, клонящіяся] къ исправленію этой церкви: твое благородіе узнаетъ, какія это грамоты.

Наша мѣрность, считая тебя своимъ нарочитымъ сыномъ и другомъ и близко принимая къ сердцу все, благопріятное для твоей души, чести и власти, ставитъ себѣ непремѣннымъ долгомъ исполнять всякую благословную, справедливую и согласную съ канонами просьбу твоего благородія. Такъ мы и дѣлаемъ: ибо мы — блюстители божественныхъ законовъ и каноновъ, и обязаны такъ дѣйствовать по отношенію ко всѣмъ христіанамъ, въ особенности же по отношенію къ великимъ людямъ — князьямъ народовъ и мѣстнымъ властителямъ, каково твое благородіе. На сколько все сдѣлано канонически и законно, это увидитъ твое благородіе изъ написанныхъ нами грамотъ. А какъ я поставленъ всеобщимъ учителемъ для всѣхъ христіанъ, то на мнѣ лежитъ непремѣнный долгъ, въ случаѣ когда услышу о твоемъ благородіи что либо такое, чтó вредитъ твоей душѣ, писать тебѣ объ этомъ, какъ твой отецъ и учитель, наставляя и убѣждая тебя къ исправленію; а ты, какъ христіанинъ и сынъ Церкви, обязанъ исправиться.

За что ты показываешь пренебреженіе ко мнѣ, патріарху, и не воздаешь мнѣ той чести, какую воздавали [прежнимъ патріархамъ] твои предки, Великіе Князья, напротивъ — неуважительно относишься и ко мнѣ и къ моимъ людямъ, которыхъ я туда посылаю, такъ что они не получаютъ у васъ той чести и мѣста, какое всегда имѣли патріаршіе люди? Ужели ты не знаешь, что патріархъ занимаетъ мѣсто Христа, отъ Котораго и посаждается на владычнемъ престолѣ? Не человѣка ты уничижаешь, но самого Христа! И, наоборотъ, кто чтитъ патріарха, чтитъ самого Христа. Если мы, за общіе грѣхи, потеряли города и земли, то отсюда не слѣдуетъ, что мы должны терпѣть презрѣніе отъ христіанъ: пусть мы уничижены въ мірской власти, но христіанство проповѣдуется повсюду и мы имѣемъ ту же честь, какую имѣли апостолы и ихъ преемники. И они не имѣли человѣческой славы и мірской власти, напротивъ были гонимы и оскорбляемы нечестивыми, такъ что ежедневно умирали (1 Кор. 15, 31); но ихъ величіе и власть, которыя они имѣли у христіанъ, были превыше всякой чести. Поэтому, сынъ мой, пишу, внушаю и совѣтую твоему благородію, чтобы ты также чтилъ патріарха, какъ самого Христа, и оказывалъ уваженіе его словамъ, грамотамъ, извѣщеніямъ и людямъ, которыхъ онъ посылаетъ: это полезно и для твоей души, и для твоей чести, и для твоей власти. А если ты уничижаешь и безчестишь Бога, то смотри, чтобы Онъ самъ не явился отмстителемъ себя: «ибо страшно, говоритъ [писаніе], впасть въ руки Бога живаго» (Евр. 10, 31). И опять говоритъ [Богъ] чрезъ Пророка: «видите, презрители, удивитесь и исчезните» (Авв. 1, 5). Такія увѣщанія и наставленія долженъ я высказать твоему благородію, а ты, какъ сынъ Церкви, обязанъ послушаться и исправиться.

Съ огорченіемъ слышу еще, что твоимъ благородіемъ сказаны нѣкоторыя слова и о высочайшемъ и святомъ Самодержцѣ-Царѣ. Говорятъ, ты не позволяешь митрополиту поминать божественное имя царя въ диптихахъ, т. е. хочешь дѣла совершенно невозможнаго, и говоришь: «мы-де имѣемъ церковь, а царя не имѣемъ и знать не хотимъ». Это нехорошо. Святой Царь занимаетъ высокое мѣсто въ Церкви; онъ не то, что другіе, помѣстные князья и государи. Цари въ началѣ упрочили и утвердили благочестіе во всей вселенной; цари собирали Вселенскіе соборы; они же подтвердили своими законами соблюденіе того, что говорятъ божественные и священные каноны о правыхъ догматахъ и о благоустройствѣ христіанской жизни, и много подвизались противъ ересей; наконецъ, цари, вмѣстѣ съ соборами, своими постановленіями опредѣлили порядокъ архіерейскихъ каѳедръ и установили границы митрополичьихъ округовъ и епископскихъ епархій. За все это они имѣютъ великую честь и занимаютъ высокое мѣсто въ Церкви. И если, по Божію попущенію, язычники окружили владѣнія и землю Царя, все же до настоящаго дня Царь получаетъ тоже самое поставленіе отъ Церкви, по тому же чину и съ тѣми же молитвами помазуется великимъ мѵромъ и поставляется Царемъ и Самодержцемъ Ромеевъ, то есть всѣхъ христіанъ. На всякомъ мѣстѣ, гдѣ только именуются христіане, имя царя поминается всѣми патріархами, митрополитами и епископами, и этого преимущества не имѣетъ никто изъ прочихъ князей или мѣстныхъ властителей. Власть его, въ сравненіи со всѣми прочими, такова, что и самые латиняне, не имѣющіе никакого общенія съ нашею Церковію, — и тѣ оказываютъ ему такую же покорность, какую [оказывали] въ прежнія времена, когда находились въ единеніи съ нами. Тѣмъ болѣе обязаны къ этому православные христіане; и если язычники окружили землю царя, то христіанамъ не слѣдуетъ презирать его за это; напротивъ, это самое да послужитъ для нихъ урокомъ смиренія и заставитъ ихъ подумать, что если великій Царь, господинъ и начальникъ вселенной, облеченный такою силою, поставленъ въ столь стѣснительное положеніе, то что могутъ потерпѣть разные другіе мѣстные властители и мелкіе князья? Вотъ и земля твоего благородія часто страдаетъ и терпитъ набѣги и опустошенія отъ нечестивыхъ, но несправедливо было бы намъ презирать за это твое благородіе; напротивъ, мѣрность наша и святой царь пишемъ тебѣ, по старому обычаю, и въ своихъ грамотахъ, извѣщеніяхъ и чрезъ своихъ пословъ оказываемъ тебѣ ту же честь, какую вмѣли прежніе великіе князья [1].

Итакъ, нѣтъ ничего хорошаго, сынъ мой, если ты говоришь: «мы имѣемъ церковь, а не царя». Невозможно христіанамъ имѣть церковь, но не имѣть царя. Ибо царство и церковь находятся въ тѣсномъ союзѣ и общеніи между собою, и невозможно отдѣлить ихъ другъ отъ друга. Тѣхъ только царей отвергаютъ христіане, которые были еретиками, неиствствовали противъ Церкви и вводили развращенные догматы, чуждые апостольскаго и отеческаго ученія. А высочайшій и святой мой Самодержецъ, благодатію Божіею, есть [Государь] православнѣйшій вѣрнѣйшій, поборникъ, защитникъ и отмститель Церкви; поэтому невозможно быть архіереемъ и не поминать его [имени]. Послушай верховнаго апостола Петра, говорящаго въ первомъ соборномъ посланіи: «Бога бойтеся, царя чтите», не сказалъ «царей», чтобы кто не сталъ подразумѣвать именующихся царями у разныхъ народовъ, но — «царя» указывая на то, что одинъ только царь во вселенной. И какого это [царя повелѣваетъ чтить апостолъ]? — Тогда еще нечестиваго и гонителя христіанъ! Но, какъ святой и апостолъ, провидя въ будущемъ, что и христіане будутъ имѣть одного царя, поучаетъ чтить царя нечестиваго, дабы отсюда поняли, какъ должно чтить [царя] благочестиваго и православнаго. Ибо если и нѣкоторые другіе изъ христіанъ присвоивали себѣ имя царя, то всѣ эти примѣры суть нѣчто противуестественное, противузаконное, болѣе дѣло тиранніи и насилія [нежели — права]. Въ самомъ дѣлѣ, какіе отцы, какіе соборы, какіе каноны говорятъ о тѣхъ [царяхъ]? Но все, и сверху и снизу, гласитъ о царѣ природномъ, котораго законоположенія, постановленія и приказы исполняются по всей вселенной, и его только имя повсюду поминаютъ христіане, а не чье либо другаго. Итакъ, сынъ мой, пишу твоему благородію и совѣтую... ... ... [2]

Примѣчанія:
[1] Любопытно знать, какая честь приписывалась русскимъ великимъ князьямъ въ византійскихъ государственныхъ теоріяхъ. Въ одномъ недавно изданномъ отрывкѣ изъ греческой рукописи, содержащей въ себѣ сочиненія извѣстнаго полиграфа Максима Планудиса (XIV в.), мы читаемъ слѣдующее: τὸν μὲν οὖν ἄρχοντα τῶν Ῥὼς ἐτίμησε τὸ τοῦ ἐπὶ τραπέζης ὀφφίκιος. — Итакъ на долю русскаго Великаго Князя выпадала честь быть стольникомъ [букв. «оффиціантомъ при столѣ»] византійскаго Императора!
[2] Рукопись испорчена.

Источникъ: Русская историческая библіотека, издаваемая Археографическою комиссіею. Томъ VI: Памятники древне-русскаго каноническаго права. Часть I (Памятники XI-XV в.). — СПб.: Типографія Императорской Академіи наукъ, 1880. — Стлб. 265-276. [3-я паг.]

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0