Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 20 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ДОГМАТИКО-ПОЛЕМИЧЕСКІЯ СОЧИНЕНІЯ

Посланіе Филоѳея, старца Псковскаго Елеазарова монастыря къ дьяку Михаилу Мунехину.

Дьякъ Мунехинъ служилъ при царскихъ намѣстникахъ въ Псковѣ съ 1510 по 1528 г. Старецъ Филоѳей писалъ къ нему два посланія [1]. Одно изъ нихъ, напечатанное въ I томѣ «Дополн. къ Актамъ истор.» (№ 3), написано по случаю моровой язвы, свирѣпствовавшей въ Псковѣ въ 1522 г., и содержитъ упреки псковскимъ начальникамъ за то, что они не допускали священниковъ исповѣдывать и святыхъ таинъ пріобщать умиравшихъ отъ язвы. Другое предлагаемое здѣсь посланіе [2] написано Филоѳеемъ въ отвѣтъ дьяку Мунехину на вопросъ его объ астрологическихъ предсказаніяхъ. Астрологическія мнѣнія, существовавшія у насъ издревле, какъ это показываютъ упоминаемыя между запрещенными апокрифическими книгами: звѣздочетье, острономiя, родопочитаніе (ученіе о родѣ т.-е. о судьбѣ), зодѣй и шестокрылъ, по которому въ XV в. опредѣляли время новгородскіе еретики жидовствующіе, особенно усилились въ XVI в., когда съ Запада начали переходить къ намъ альманахи, заключавшіе въ себѣ, между прочимъ, предсказанія о будущихъ событіяхъ. У Максима Грека мы встрѣчаемъ весьма сильное слово на альмонака, возвелерѣчевавша потопа всемірнаго быти, иже нѣкогда упоминаемыхъ губительнѣйша. Посланiя его къ боярину Ѳеодору Карпову о вѣрованіи въ астрологическія предсказанія, къ нѣкоему князю о прелести звѣздочетстѣй, къ игумену «о нѣмецкой прелести, глаголемой фортунѣ и о колесѣ ея, и слова о томъ, что промысломъ Божіимъ, а не звѣздами и колесомъ счастія всѣ дѣла человѣческія устрояются и противъ тщащихся звѣздозрѣніемъ предрицати о будущемъ» [3], исключительно направлены противъ вѣрованій въ астрологію. Изъ этихъ сочиненій Максима видно, что главнымъ распространителемъ такихъ вѣрованій въ Россіи въ XVI в. были извѣстный Николай Нѣмчинъ, распространявшій ихъ не устно только, но и своими сочиненіями и посланіями къ разнымъ лицамъ. Онъ познакомилъ съ этими вѣрованіями упомянутыхъ выше боярина Карпова и неизвѣстныхъ по имени князя и игумена; онъ писалъ объ нихъ и къ дьяку Мунехину. Въ одномъ хронографѣ XVII в. Казан. акад. библ. № 53, предъ посланіемъ Филоѳея къ Мунехину, помѣщено слѣдующее замѣчаніе: о написаніи Николаевѣ дьяку великаго князя мисюрю Мунехину. Написа же сице о лѣтѣ (70)32, что будетъ въ то лѣто вселенныя странамъ и царствамъ и областемъ и обычаемъ и градомъ и достоинствомъ и скотомъ и бѣлугамъ морскимъ вкупѣ всѣмъ земнороднымъ несумнѣнное премѣненіе: въ то лѣто не узрится солнце и лунѣ, по россійскому счету лѣта 7032 отъ начала міру, а по латыньскому отъ Рожества Христова 1(5)24 пишутъ латыньстіи астрономи. въ то лѣто солнцу и лунѣ потемнѣніе не узрится, но въ то лѣто преходныхъ звѣздъ дѣйства удивленія предостойнѣйши случатся. мѣсяца бо февраля 20 съѣмы ихъ [4] не средніи, но велици случатся, ихъ же 16 знаменіе водное наслѣдятъ, кое несумнѣнное премѣненіе и преиначеніе знаменуетъ таково убо, яковоже отъ многихъ вѣковъ и отъ лѣтописателей и отъ древнихъ родовъ едва слышахомъ»? Въ слѣдствіе этого посланія Николая Нѣмчина, дьякъ Мунехинъ и обратился къ старцу Филоѳею съ просьбой разрѣшить его недоумѣнія. «Прислалъ ты, государь мой, ко мнѣ свою грамоту, говоритъ Филоѳей въ началѣ своего посланія, а въ ней написано, чтобы мнѣ внутренній въ ней твой списокъ истолковати...» Истолковывая этотъ списокъ, онъ говоритъ Мунехину, что Духомъ Святымъ всяка тварь обновляется, а не отъ звѣздъ и планетъ, которыя не имѣютъ ни чувства, ни жизни. Всѣ разсказы о злыхъ и добрыхъ часахъ и дняхъ, о звѣздахъ и планетахъ, имѣющихъ будтобы отношеніе къ рожденію и судьбѣ людей на земли, суть кощуны и басни, выдуманныя прежде всѣхъ халдеями. Если бы дѣйствительно Богъ сотворилъ злые дни и часы, за что онъ сталъ бы мучитъ грѣшныхъ? Звѣзды не только не могутъ дѣлать ни добра ни зла, но и не движутся сами, а переносятъ ихъ съ одного мѣста на другое невидимыя ангельскія силы, которыя потому и называются служебными духами. Равнымъ образомъ и разныя перемѣны въ разныхъ странахъ и царствахъ происходятъ не отъ звѣздъ, но отъ дающаго все Бога. Вотъ уже 90 лѣтъ, какъ царство греческое раззорено, и не созиждется, а произошло это, понеже они [греки] предаша православную греческую вѣру въ латынство. Впрочемъ не надо удивляться и вѣрить тому, что говорятъ о себѣ латиняне: «наше римское царство стоитъ неподвижно; этого не было бы, если бы мы неправо вѣровали». Если стѣна великаго Рима еще не плѣнена до сихъ поръ, за то души ихъ (римлянъ) плѣнены отъ діявола, опреснокъ ради

А поскольку два Рима пали, продолжаетъ свою мысль Филоѳей, то Москва — это Третiй Римъ, вѣчный хранитель истиннаго и неповрежденнаго Православiя: И да вѣси, христолюбче и боголюбче, яко вся христіянская царства преидоша въ конецъ и снидошася во едино царство нашего государя, по пророческимъ книгамъ, то есть россійское царство; два убо Рима падоша, а третій стоитъ, а четвертому не быти




Посланіе старца Филоѳея, Елизарова монастыря, великаго князя къ дьяку Михáилу Григорьевичу Мисюрю, въ немъ же на звѣздочетцы и на латыны.

Государя великаго князя дьяку, Михáилу Григорьевичу, Елизарьева монастыря твой нищій богомолецъ старецъ Филоѳей, Бога молитъ и челомъ бьетъ. Прислалъ ты, государь мой, ко мнѣ грамоту, а въ ней писано, чтобы мнѣ внутренній твой списокъ истолковати. И тебѣ, государю моему, вѣдомо, что я человѣкъ сельскій, учился буквамъ, а еллинскихъ борзостей не текохъ, а риторскихъ астрономій не читалъ, ни съ мудрыми философами въ бесѣдѣ не бывалъ, учуся буквамъ благодатнаго закона, дабы мощно моя грѣшная душа очистити отъ грѣховъ. О семъ молю милостиваго Бога, Господа нашего Ісуса Христа, и Пречистую Богоматерь, и всѣхъ святыхъ, Богу угодившихъ, избавити мя вѣчнаго мученія.

А еже писалъ ты, государь мой, о числахъ лѣтныхъ, еже въ бытейскихъ книгахъ, Моѵсеомъ написанныхъ, отъ шестодневникъ, о міротвореніи, гранографы же, пять дней мимотекше, начаша отъ перваго Адама и донынѣ, латыне же нынѣ вся мимопретекше, прежде бывшая лѣта, начинаютъ отъ Рожества Христова, и чтутъ лѣта. Да въ томъ нѣсть разнствія ни коегоже; глаголетъ бо апостолъ: бысть первый человѣкъ отъ земли перстенъ, вторый человѣкъ Господь съ небеси [5]; и паки рече: бысть первый человѣкъ Адамъ въ душу живу, вторый Адамъ въ Духъ животворящь [6]. Но о семъ тщатся философы. Годъ есть сугубъ солнечный и лунный; солнечный содержитъ 365 дней, лунный же 354; отъ сего является, яко годъ солнечный больши луннаго 11 деньми. Потому въ то лѣто солнцу и лунѣ потемнѣніе не узрится; и кто прилежнѣйше потщится по шестокрылу считати дробныя часы, той обрящетъ, въ который часъ быти потемнѣнію лунѣ и солнцу. Но о семъ потщаніе и подвигъ великъ, а пріобрѣтеніе мало.

А что, государь, писалъ ты о преходныхъ звѣздахъ, знаменіе водное наслѣдятъ, и тогда всея вселенныя градовомъ, и царствомъ, и странамъ вкупѣ всѣмъ земнороднымъ премѣненіе; божественное же писаніе ясно глаголетъ: Святымъ Духомъ всяка тварь обновляется, обращающися на первое, равномощенъ бо есть Отцу и Слову, а не отъ звѣздъ сіе бываетъ. А звѣзды, зодейныя 12 и планитъ 7, ни чувственны, ни животны суть, но точію невещественнаго огня существо въ первый день Богомъ сотворено есть, еже рече Богъ: да будетъ свѣтъ. И ничтоже ино свѣтъ, токмо огнь; и егда восхотѣ разлучити свѣтъ отъ тьмы, тогда повелѣ спрятану тому огню быти, и бысть тьма, и разлучи Богъ между свѣтомъ и между тьмою, и нарече Богъ свѣтъ день, а тьму нарече нощь, и ничтоже ино нощь, токмо свѣта отъятіе. Во вторый день твердь, въ третій сушу, моря, садовія, траву сѣнну, сѣмена, полводы разводитъ на твердь того ради, еже хотяше сотворити свѣтильники. Въ четвертый же день отъ того огня, иже свѣтъ нарече, сотвори двѣ свѣтильницы велицы: свѣтило великое во освященіе дню, еже есть солнце, свѣтило меньшее во просвѣщеніе нощи, еже есть луна; таже звѣзды, яко мудрый златарь ово на сосуды, ово же на златицы разсыпа, и нарече 12 звѣздъ, еже глаголются отъ васъ зодіи, иже есть пути солнцу и лунѣ. Солнце же шествіе имѣетъ во единой зодіи дней 30 и часовъ 5, и паки во другую зодію исходитъ; и тако въ 12 зодіяхъ сѣмо и овамо преходя, годъ сотворяетъ. Луну же полну сотвори, яко 15 дней; аще бы лунѣ единаго дне сотвореннѣ, то пакость бы велія была свѣтильникомъ между собою, частая отемнѣнія. Луна же обходитъ 12 зодій въ 29 дней, и полдни, и полчаса, и пятую часть часа.

А о седми планитахъ, и о двоюнадесять зодеяхъ, и о прочихъ звѣздахъ, и о злыхъ часѣхъ, и о вароженіи человѣчестѣмъ, въ которую звѣзду, или часъ, добръ, или золъ, и получасія со счасткомъ, и богатству, и нищетѣ, и въ нароженіи человѣчестѣмъ, добродѣтелемъ и злобамъ, и долголѣтству житія, и сокращенія смертію, — сія вся кощуны суть и басни. Первѣе отъ халдей сія написася, иже въ суетѣ ума ихъ столпъ зиждуще и на высотѣ бывша, и о звѣздахъ соблазнишася. Богъ же видѣ безуміе ихъ, совѣтъ ихъ разсыпа и дѣло разруши, и написаніе ихъ отверже. Отъ нихъ же еллини писаніе ихъ пріяша, и тыя планиты, и прочія звѣзды боги нарекоша, отступиша отъ сотворшаго вся, и твари поклонишася, о нихъ же и Давыдъ пророкъ глаголаше: рече безуменъ въ сердцы своемъ: нѣсть Бога, растлѣша и омрачишася въ начинаніихъ своихъ [7]. По еллинехъ же еретицы пріяша, и насѣяша горкія плевелы посреде пшеницы въ православнѣй христіянстей вѣрѣ, на прельщеніе малоумныхъ человѣкъ, вѣрующе во злые дни и часы; да о семъ и покаянія не пріемлютъ, мнящеся, яко истинна суть, а въ день судный страшенъ отвѣтъ пріимутъ, и съ еретики осуждени будутъ, премѣнивше свѣтъ на тьму, а истинну на лжу. Аще бы злыя дни и часы сотворилъ Богъ, почтобы грѣшныхъ и мучити Ему? Богъ имать виненъ быти, яко зла человѣка народилъ. А и се, честный человѣче, разумѣй, яко отъ царя царевичь родится, а отъ князя князь, аще и не достижетъ чимъ малымъ отчія славы и чести, но земледѣлецъ не бываетъ, ни за земледѣльцевъ цари дщерей своихъ не даютъ, ни у нихъ за своя сынове дщерей не взимаютъ; но все то состоится по невѣдомымъ судьбамъ всестроящаго Бога.

А о звѣздномъ теченіи, и о солнцѣ и лунѣ, да вѣсть твоя честность, яко не самы тыя звѣзды двизаемы суть, ниже чувственны, или животны, и не зрятъ ни на чтоже, но огнь невещественъ, ничтоже вѣсть, ниже знаетъ, но преносими суть отъ ангельскихъ невидимыхъ силъ. Самовидѣцъ сему богоизбранный сосудъ апостолъ Павелъ, иже третины тверди не дошедъ, посредѣ самыхъ звѣздъ бывъ, и тамо видѣ самыя тыя ангельскія силы, како непрестанно служеніе имутъ человѣка ради: овіи солнце носятъ, друзіи луну, а иные звѣзды, овіи воздухъ правятъ, вѣтры, облака, громы, отъ послѣднихъ земли воды возносятъ облакомъ, и лице земли напаяютъ, на ращеніе плодомъ, на весну и жатву, ангели на есень и зиму [8]. Сего ради показуя апостолу Господь, како непрестанно имутъ служеніе ангели человѣка ради, да научитъ его непрестанно тещи на проповѣдь спасенія рода человѣческаго и нелѣениву быти. Онъ же, видѣвъ тамо не изрѣченныи видѣнія, во своихъ посланiяхъ глаголетъ: не вси ли суть служебніи дуси, на службу посылаеми, за хотящихъ наслѣдовати спасеніе [9]; и паки глаголетъ, яко и сама тварь свободится отъ работы тлѣнія въ свободу славы чадъ Божіихъ. Видиши ли, любимиче, како тварію зоветъ ангелы, чада же Божія человѣки; свобоженіе ангельское, глаголетъ, еже отъ службы своея престанутъ въ послѣдній день.

О царствахъ же и о странахъ премѣненіе, не отъ звѣздъ сіе приходитъ, но отъ вседающаго Бога; о семъ пророкъ Исаія глаголетъ: аще послушаете мене, благая земная снѣсте; аще ли не послушасте, оружіе вы поястъ, уста бо Господня глаголаша сія [10]. И паки вопросиша апостоли: Господи, аще въ лѣто се устрояеши царство израилево? Господь же рече имъ: нѣстъ ваше разумѣвати временъ и лѣтъ, ихъже Отецъ положи своею областію [11]. Да внемли, Господа ради, въ которую звѣзду стали христіянская царства, еже нынѣ вси попраны отъ невѣрныхъ, якоже пророкъ глаголетъ: кто дастъ на разхищеніе Израиля; не Богъ ли, емуже согрѣшиша. Девятьдесятъ лѣтъ, како греческое царство разорися, и не созиждется; понеже они предаша православную греческую вѣру въ латынство. И не дивися, избранниче Божій, яко латыне глаголютъ: наше царство римское неподвижимо пребываетъ; аще быхомъ неправо вѣровали, не бы Господь снабдѣлъ насъ. Не подобаетъ намъ внимати прелестемъ ихъ. Во истину они суть еретицы, своею волею отпадше православныя христіянскія вѣры, паче же опрѣсночнаго служенія ради. Бѣша съ нами во единствѣ 770 лѣтъ, егда отпадоша отъ православныя вѣры 735 лѣтъ, во аполлинаріеву ересь впадше, прельщени Каруломъ царемъ и папою Ѳармосомъ. Глаголютъ о опрѣсноцѣ, яко за чистоту и безстрастіе, но сіе лжутъ, скрывающе внутрь себе діявола. Аполлинарій же своимъ ученіемъ повелѣ опрѣсночная служити за сію вину; глаголетъ бо сице, яко не пріятъ плоти человѣческія отъ Пречистыя Дѣвы Господь нашъ Ісусъ Христосъ, но съ готовою небесною плотію, яко трубою, дѣвическою утробою прошедъ, ниже душѝ человѣческія пріятъ, но вмѣсто душѝ Духъ Святый въ немъ пребываетъ. Да тѣмъ льститъ незлобивыхъ душа и не утвержденныхъ. Увы, горькія прелести и отпаденія отъ Бога жива! Аще бы плоти человѣческія не пріятъ Спасъ, то и падшаго Адама и всѣхъ отъ него рожденныхъ человѣкъ плоть не обожися; аще ли душѝ человѣческія не пріятъ Господь, то и нынѣ души человѣческія не изведены изъ ада. Да кто не содрогнется и не восплачется о таковыхъ прелестѣхъ, и отпаденія гордостію буйства своего, еретическимъ ученіемъ послѣдовавше и богоубійственнѣй четѣ, жидомъ, яко при распятіи Господни, обѣщницы быша съ ними, о нихъ же и евангелистъ глаголетъ: воини гемонови, ругающеся Ему, прегибающе колѣни своя и глаголюще: радуйся царю іюдейскій; воины гемонови Пилатовы слуги, понеже Пилатъ отъ латынъ бяше, отъ Понта града римскія области. Тако и нынѣ во своемъ моленіи не преклоняютъ главу свою, токмо колѣни мало нагибаютъ латыне; о нихъ же и Давыдъ, издалече Духомъ Святымъ прозрѣвъ, яко отъ лица Ісусова рече: въ поношеніе безумному далъ мя еси. Во истину людіе буи и немудры! Аще убо великаго Рима стѣны и столпове, и трикровныя палаты не плѣнены, но душа ихъ отъ діявола плѣнены быша, опрѣсноковъ ради. Аще убо агаряне въ руцы греческое царство пріяша, но вѣры не повредиша, ниже насильствуютъ грекомъ отъ вѣры отступити. И такоже ромейское царство не разрушимо, яко Господь въ римскую власть написася.

Наша же христіянская тайна сице содержитъ о священнѣмъ причащеніи. Приступиша ученицы ко Ісусу, глаголюще ему: Господи, гдѣ хощеши, уготоваемъ Ти ясти Пасху; Онъ же рече имъ: се входящимъ вамъ во градъ, срящетъ вы человѣкъ въ скудельницы воду нося, и послѣдуйте ему и дому владыцѣ рцыте: Учитель глаголетъ, у тебе Пасху сотворю со ученики Моими [12]. Дому есть владыка отецъ Іоанна Богослова Зеведей; сему повелѣ Ісусъ на двое сътворити [13]; едину по обычаю законному, еже отъ опрѣснокъ, другую же тайную, иже хлѣбъ совершенъ, квасную. Сего ради тайная вечеря глаголется, понеже въ жидѣхъ отъ 11 до 14 не обрѣтается квасной хлѣбъ въ домѣхъ. Да первіе законную пасху ядоша, по обычаю, опрѣснокъ и агнецъ съ горчицею, стояще опоясаны, жезлы подпирающеся, клобуки на главахъ ихъ; по яденіи же сѣдѣ, учаша ихъ, еже не старѣйншинствовати, таже о предательствѣ вноситъ слово; и посемъ влія воду во умывальницу, и нача умывати нози ученикомъ, образъ даде имъ святаго крещенія; по сихъ же паки возлежѣ и повелѣ представити хлѣбъ и вино точію, и начатъ жалостная словеса простирати; возведъ убо божественныя очи свои на небо и рече: Отче, пріиде часъ, прослави Сына твоего, да и Сынъ Твой прославитъ Тя, яко далъ еси ему власть всякія плоти, да все, еже далъ Ми еси, и Азъ дамъ имъ животъ вѣчный, да знаютъ Тебе единаго истиннаго Бога, и егоже послалъ еси Ісуса Христа. Азъ прославихъ Тя на земли, и дѣло совершихъ; и нынѣ прослави Мя, Отче, славою, юже имѣхъ у Тебе прежде сложенія міра. И паки рече ко ученикомъ: Азъ есмь виноградъ, вы же рождіе, иже во Мнѣ пребудетъ, и Азъ въ немъ. И паки возведе очи Свои и рече: Отче, святи ихъ во имя Твое, за неже Азъ свящуся самъ, да будутъ и тіи освящени во истину; и не о сихъ токмо молю, но и о вѣрующихъ словесемъ ихъ въ Мя, да вси во едино будутъ, якоже, Отче, Азъ въ Тебѣ и Ты во Мнѣ, да и тіи въ Насъ будутъ [14]. Разумѣй же обое. Здѣ еже молитися о нихъ освятивъ ихъ во святыхъ тайнахъ, да научитъ свящати архіерея и священниковъ у святыя трапезы, идѣже чинъ дѣйства, ту и слугу подобаетъ поставляти священнодѣйству. И ту абіе предложенный хлѣбъ пріимъ на святыхъ своихъ пречистыхъ рукахъ, и воздвигъ горé, показуя Богу и Отцу, благодаривъ, преломи, дасть святымъ Своимъ ученикомъ и апостоломъ, рече: пріимите, ядите, се естъ тѣло Мое, еже за вы ломимое и за многи во оставленіе грѣховъ; по яденіи же пріимъ чашу отъ плода лознаго, еже есть вино, и растворивъ съ теплою водою, и сію дастъ ученикомъ глагола: пійте отъ нея вси: се есть кровь Моя Новаго Завѣта, яже за вы изливаема и за многи, во оставленіе грѣховъ. Обаче ученикомъ даяше, та и Самъ ядаше и піяше съ ними. По сихъ же паки глаголетъ: желаніемъ возжелѣхъ ясти сію Пасху съ вами, преже даже не пріиму мукъ; отселѣ уже не имамъ пити отъ плода винограда, ново испію съ вами въ царствіи Отца Моего. И по семъ воспѣвше изыдоша въ гору Елеонскую. Видиши ли, христолюбче, какова есть священства тайна и божественнаго причащенія начало, еже убо Самъ ихъ освяти и научи священная дѣйствовати. Зри, любимиче Божiй, якоже испи вино, съ водою растворивъ, такоже и на крестѣ отъ своихъ божественныхъ ребръ два источника кровь и воду источи. Да и сія внемли Господа ради, како въ 30 лѣтъ возраста своего, во всяко лѣто яде Спасъ законную пасху, а ни единою не рече: желаніемъ возжелѣхъ ясти Пасху сію, но токмо о сей новѣй благодатнѣй вечери тайнѣй, еже устрои смотрѣніе нашему спасенію.

О сихъ убо преупокоивше слово, мала нѣкая изречемъ словеса о нынѣшнемъ православномъ царствіи пресвѣтлѣйшаго и великостолпѣйшаго государя нашего, иже по всей поднебеснѣй единаго христіяномъ царя, и браздодержателя святыхъ Божіихъ престолъ, святыя вселенскія Церкви, иже вмѣсто римской и константинопольской, иже есть въ богоспасенномъ градѣ Москвѣ, святаго и славнаго Успенія Пресвятыя Богородицы, иже едина во всей вселеннѣй паче солнца свѣтится. И да вѣси, христолюбче и боголюбче, яко вся христіянская царства преидоша въ конецъ и снидошася во едино царство нашего государя, по пророческимъ книгамъ, то есть россійское царство; два убо Рима падоша, а третій стоитъ, а четвертому не быти. Многажды апостолъ Павелъ поминаетъ Рима въ посланіихъ, въ толкованіи глаголетъ Римъ весь міръ; уже бо христіянской Церкви исполнися глаголъ блаженнаго Давыда: се покой мой въ вѣкъ вѣка, здѣ вселюся, яко изволихъ [15]; по великому Богослову: жена оболчена въ солнце, и луна подъ ногами ей, и чадо въ руку ея. И абіе изыде змій отъ бездны, имѣя главъ 7 и седмь венецъ на главахъ ему. И хотяше чадо жены пожрети; и даны быша женѣ крылѣ великаго орла, да бѣжитъ въ пустыню; змiй же изъ устъ своихъ испусти воду, яко рѣку, да ю въ рѣцѣ потопитъ; воду же глаголетъ невѣріе. Видиши ли, избранниче Божій, яко христіянская царства потопишася отъ невѣрныхъ. Токмо единаго нашего государя царство, благодатію Христовою, стоитъ. Подобаетъ царствующему держати сіе съ великимъ опасеніемъ и къ Богу обращеніемъ, и не уповати на злато и на богатство исчезновенное, но уповати на все дающаго Бога. А звѣзды, якоже и прежде рекохъ ти, не могутъ ни въ чемъ же ни придати, ни уймати. Глаголетъ убо верховный апостолъ Петръ въ соборномъ посланіи: единъ день предъ Господемъ, яко тысяща лѣтъ, а тысяща лѣтъ яко день единъ; не опоздитъ Господь обѣта, еже обѣща, но долготерпитъ, не хотя нѣкія погубити, по хотя всѣхъ въ покаяніе вмѣстити [16]. Видиши ли, боголюбче, яко въ руку Его дыханіе всѣхъ сущихъ; глаголетъ бо: еще единою потрясу, не токмо землею, но и небомъ; понеже и апостоломъ, еще не у совершеннымъ, выше силы не велитъ пытати. Богословный же наперстникъ, во Откровеніи своемъ, глаголетъ: въ послѣднее время спасая спаси душу свою, да не умремъ второю смертію, геенскою, но обратимся ко всемогущему Богу спасти насъ, съ мольбами прилежными и теплыми слезами приплачемся предъ Нимъ, яко да умилится и отвратитъ ярость Свою отъ насъ и помилуетъ насъ, и сподобитъ насъ услышати пресладкій, и блаженный и вожделенный гласъ Его: пріидите благословенніи Отца моего, наслѣдуйте уготованное вамъ царство, прежде сложенія міра. Буди, государь, спасаяся и здравствуй о Христѣ! Аминь.

Примѣчанiя:
[1] Кромѣ посланій къ дьяку Мунехину, Филоѳей писалъ еше повѣсть о Чирской иконѣ Богоматери, канонъ сей иконѣ и другой канонъ Гавріилу, князю псковскому. Обз. рус. дух. лит. № 122.
[2] Оно напечатано по тремъ спискамъ Каз. акад. библіотеки въ сборникахъ XVII в. подъ №№ 875 и 907 и въ хронографѣ XVII в. подъ № 53. Между ркп. Толстаго это посланіе смотр. отд. II. №№ 212 и 341; у Царскаго: въ сборн. XVIII в. №№ 403, 412, 473, въ зерцалѣ XVII в. № 139 и въ пасхаліи XVII в. № 289.
[3] Сочин. Максима Грека въ Прав. Собес. томъ 1. слов. XVI, XVII, XVIII, XIX, XX и XXII.
[4] Стеченія.
[5] 1 Кор. 15, 47.
[6] 1 Кор. 15, 45.
[7] Псал. 13, 1.
[8] Это взято, очевидно, изъ какого-нибудь апокрифическаго сказанія.
[9] Евр. 1, 14.
[10] Исаіи 1, 19-20.
[11] Дѣян. 1, 6-7.
[12] Матѳ. 26, 17-18.
[13] Пасху.
[14] Іоан. гл. 17.
[15] Псал. 131, 14.
[16] 2 Петр. 3, 8-9.

Источникъ: Памятники Древле-Русской духовной письменности: Посланіе Филоѳея, старца Псковскаго Елеазарова монастыря къ дьяку Михаилу Мунехину. // Журналъ «Православный собесѣдникъ», Казань. — 1861 г. — Книга II. — С. 78-96.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0