Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 24 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Стоянiе за истину

Посланіе старца Псковскаго Елеазарова монастыря Филоѳея къ великому князю Василію Іоановичу [1].

Старецъ Псковскаго Елеазарова монастыря Филоѳей уже извѣстенъ читателямъ «Православнаго Собѣседника», по своему посланію къ великокняжескому дьяку во Псковѣ Мисюрю Мунехину [2]. Здѣсь издается посланіе того же старца къ самому великому князю Василію Ивановичу. Основная мысль обоихъ посланій одна и таже: «все христіанство заключилось теперь въ одно царство православнаго русскаго государя: два Рима пали, третій (Москва) стоѝтъ, а четвертому не быть. Старый Римъ палъ нравственно, заразившись ересью Аполлинарія; новый Римъ — Константинополь палъ и нравственно и политически, сдѣлавшись столицею бусурманства — за свое соединеніе съ латинянами на осьмомъ (флорентинскомъ) соборѣ». Въ виду этихъ чрезвычайныхъ обстоятельствъ времени, государь русской земли долженъ, по мысли Филоѳея, дѣйствовать такъ, чтобы его царство, на самомъ дѣлѣ, являлось единственнымъ въ мірѣ убѣжищемъ православія и благочестія. Въ частности, русскому самодержцу, по указанію Филоѳея, предлежитъ совершить слѣдующія три великія дѣла: во-первыхъ — установить, чтобы всѣ его подданные право полагали на себѣ знаменіе честнаго и животворящаго креста. Вѣроятно, старецъ обращаетъ вниманіе великаго князя на ту неправильность въ совершеніи православными крестнаго знаменія, о которой царь Иванъ Васильевичь предлагалъ собору 1551 года: «крестное знаменіе не по существу полагается», т. е. какъ объясняетъ соборъ въ своемъ отвѣтѣ: «мнози неразумніи человѣцы махающе рукою по лицу своему творятъ, крестящеся, а всуе труждающеся» (гл. 32). Исправленіе крестнаго знаменія старецъ Филоѳей, наравнѣ съ прочими современными ему русскими книжниками, считалъ тѣмъ болѣе необходимымъ и важнымъ дѣломъ, что видѣлъ въ людяхъ, не по чину крестящихся, враговъ креста Христова, имже конецъ, по словамъ апостола, пагуба (Флп. 3, 18-19). Во-вторыхъ, великій князь долженъ «наполнить святыя соборныя церкви епископами, чтобы въ его правленіе не вдовствовала святая соборная Церковь»: намекъ на новогородскую и псковскую епархію, которая, по низложеніи архіепископа Серапіона, осмѣлившагося протестовать противъ присоединенія Волоколамскаго монастыря къ митрополичьей области, въ продолженіи семнадцати лѣтъ оставалась безъ своего «владыки». Вообще, новогородская и псковская церковь, по тѣсной связи своего юридическаго быта съ прежними «вольными обычаями» того и другаго города, должна была, съ уничтоженіемъ здѣсь и тамъ вѣчеваго устройства, въ значительной степени раздѣлить съ своими дѣтьми тяжесть новыхъ «московскихъ обычаевъ». Извѣстно, какъ Іоаннъ III, взявъ Новгородъ, распорядился съ тамошними церковными вотчинами. Вѣроятно, и сынъ его, при взятіи Пскова, не пощадилъ также вотчинъ здѣшняго духовенства. Но крайней мѣрѣ, нашъ старецъ пишетъ покорителю Пскова: «не обижай святыхъ Божіихъ церквей и честныхъ монастырей; не отнимай у нихъ того, чтó дано Богу въ наслѣдіе вѣчныхъ благъ, на память послѣднему роду». Наконецъ, старецъ Филоѳей съ особенною силою умоляетъ великаго князя искоренить въ Русской землѣ «горькій плевелъ» — содомскій грѣхъ, которому предавались не только міряне, но и другіе, о комъ благочестивый писатель умалчиваетъ изъ стыда и приличія… Но главную цѣль своего посланія Филоѳей высказываетъ на концѣ: «сія же писахъ ти любя и взывая и моля щедротами Божіими, яко да премѣниши скупость на щедроты и немилосердіе на милость: утѣши плачущихъ и вопіющихъ день и нощь, избави обидимыхъ изъ руки обидящихъ». Здѣсь нашъ старецъ является «печаловникомъ» за свою родную псковскую землю, которая въ 1510 году взята была великимъ княземъ въ «свое государство» и отдана потомъ въ управленіе московскимъ намѣстникамъ и дьякамъ. Мѣстные лѣтописцы такъ изображаютъ современное состояніе Пскова и его области: «у намѣстниковъ, у ихъ тіуновъ и у дьяковъ великаго князя правда взлетѣла на небо, а между ними стала ходить кривда; всѣ они были немилостивы до псковичей, грабили ихъ, какъ поганыхъ иноземцевъ, взимая съ нихъ пошлины сверхъ опредѣленныхъ великокняжескою уставною граматою. А кто изъ псковичей, оберегая себя отъ хищности и насилія московскихъ правителей, ссылался на эту грамату, того убивали, приговаривая: «вотъ тебѣ, смердъ, великаго князя грамата»! И отъ того насильства и грабежа многіе изъ псковичей разбѣжались по чужимъ городамъ; покинувъ женъ и дѣтей. Убѣжали бы и остальные, да «вѣдь земля не разступится, а вверхъ не взлетѣть». Правда, великій князь, извѣщаясь по временамъ о жестокостяхъ своихъ псковскихъ намѣстниковъ и дьяковъ, сводилъ ихъ со Пскова, но судьба порабощенныхъ Москвѣ псковичей отъ того мало измѣнялась къ лучшему. Съ горькою ироніей говоритъ псковскій лѣтописецъ объ этихъ административныхъ перемѣнахъ: «быша по Мисюри дьяки частые (милосердый Богъ милостивъ до своего созданія), и быша дьяки мудры, а земля пуста, и нача казна великаго князя множитися во Псковѣ» [3]. Такое печальное положеніе общественныхъ дѣлъ во Псковѣ наводило мѣстныхъ лѣтописцевъ на самыя мрачныя думы о современныхъ судьбахъ міра и Церкви: «всему этому Богъ повелѣлъ быть за наше согрѣшеніе, — говоритъ одинъ изъ лѣтописцевъ въ заключеніе своего разсказа о «псковскомъ взятіи». Ибо писано въ Апокалипсисѣ въ главѣ 54 (по толковому Апокалипсису Андрея Кесарійскаго): пять царей минуло, а шестый есть, но еще не пришелъ; шестымъ же именуетъ (тайнозритель) царя въ Руси скиѳскаго острова; онъ-то и есть шестый, потомъ еще седмый, а осьмый — антихристъ... Сему царству разширяться и злодѣйству умножаться! Охъ, увы»! [4]. Туже, кажется, мысль о московскомъ государствѣ выражаетъ и старецъ Филоѳей въ слѣдующей цитатѣ изъ Ипполитова слова объ антихристѣ: «когда мы увидимъ Римъ, осаждаемый персскими войсками, и персовъ, сходящихся на насъ на брань со скиѳянами, тогда неблазненно познаваемъ, что пришелъ уже антихристь».

Нельзя не видѣть, что взглядъ псковскихъ книжниковъ (въ томъ числъ и старца Филоѳея) на современныя судьбы міра и Церкви имѣетъ весьма близкое сродство съ еще двумя современными Филоѳею сказаніями: о бѣломъ клобукѣ и о Тихвинской иконѣ Пресвятой Богородицы [5]. Та и другая святыня, по этимъ сказаніямъ, чудеснымъ образомъ перешла изъ Греціи въ Россію, какъ въ единственное убѣжище Церкви и православія. Замѣчательно, что и сами греки поддерживали въ русскихъ такое убѣжденіе. При учрежденіи у насъ патріаршества, констнтинопольскій патріархъ Іеремія говорилъ царю Ѳеодору Ивановичу: «воистину въ тебѣ, благочестивомъ царъ, Духъ Святый пребываетъ, и отъ Бога сицевая мысль тобою въ дѣло произведена будетъ правѣ, и истинно вашего благородія начинаніе, а нашего смиренія и всего освященнаго собора того превеликаго дѣла совершеніе. Понеже убо ветхій Римъ падеся Аполлинаріевою ересью. Вторый же Римъ, иже есть Константинополь, агарянскими внуцы отъ безбожныхъ турокъ обладаемь. Твое же, о благочестивый царю, великое русійское царство третій Римъ благочестіемъ всѣхъ превзыде, и вся благочестивая въ твое царствіе во едино собрашася: и ты единъ подъ небесемъ христіянскій царь именуешися во всей вселеннѣй, во всѣхъ Христіянѣхъ» [6]. Можно подумать, что вселенскій патріархъ приводитъ въ своей рѣчи цитату изъ нижеслѣдующаго посланія псковскаго старца Филоѳея къ великому князю Василію Ивановичу.

Посланіе къ великому князю Василію, въ немже о исправленіи крестнаго знаменія и о содомскомъ блудѣ.

Иже отъ вышняя и отъ всемощныя, всясодержащія десница Божія, имже царіе царствуютъ и имже велиціи величаются и силніи пишутъ правду, — тебѣ пресвѣтльйшему и высокостолнѣйшему государю великому князю, православному христіянскому царю и владыцѣ всѣхъ, браздодержателю святыхъ Божіихъ престолъ святыя вселенскія и апостолскія Церкви Пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго Ея Успенія, иже вмѣсто римскія и константинопольскія просіявшу (просіявшей?). Стараго убо Рима Церкви падеся невѣріемъ аполлинаріевы ереси; втораго же Рима Констянтинова града Церкви агаряне внуцы сѣкирами и оскордми разсѣкоша двери. Сія же нынѣ третьяго новаго Рима державнаго твоего царствія святая соборная апостольская Церкви, иже въ концыхъ вселенныя въ православной христіянстѣй вѣрѣ во всей поднебеснѣй паче солнца свѣтится. И да вѣсть твоя держава, благочестивый царю, яко вся царства православныя христіянскія вѣры снидошася въ твое едино царство: единъ ты во всей поднебеснѣй христіяномъ царь. Подобаетъ тебѣ, царю, сіе держати со страхомъ Божіимъ; убойся Бога, давшаго ти сія: не уповай на злато и богатство и славу: вся бо сія здѣ собрана и на земли здѣ останутся. Помяни, царю, онаго блаженнаго, иже скипетръ въ руцѣ и вѣнецъ царствія на главѣ своей нося, глаголаше: богатство аще течетъ, не прилагайте сердца [7]. Премудрый же Соломонъ рече: богатство и злато не въ сокровищехъ знается, но егда помагаетъ требующимъ. Апостолъ же Павелъ, симъ послѣдуя, глаголетъ: корень есть всѣмъ злымъ сребролюбіе [8]: не не имѣти велитъ, но не прилагати упованія нижè сердца къ нему, но уповати на вседающаго Бога. — Вся убо твоя къ Богу честная [9] вѣра и любовь ко святымъ Божіимъ церквамъ. Но и еще, царю, исправи двѣ заповѣди еже во твоемъ царствіи: не возлагаютъ [10] человѣцы на себѣ право знаменія честнаго креста, о нихже издалеча провѣдый апостолъ Павелъ глаголаше: преже писахъ вамъ, нынѣ же плача глаголю о вразѣхъ креста Христова, имже конецъ пагуба [11]. Второе: да исполниши святыя соборныя церкви епископы, да не вдовствуетъ святая Божія Церкви при твоемъ царствіи. Не преступай, царю, заповѣди, еже положиша твои прадѣды великій Константинъ и блаженный Владимеръ и великій богоизбранный Ярославъ и прочіи блаженніи святіи, ихже корень и до тебе. Не обиди, царю, святыхъ Божіихъ церквей и честныхъ монастырей, еже данное Богови въ наслѣдіе вѣчныхъ благъ, на память послѣднему роду. О семъ убо святый великій пятый соборъ страшное запрещеніе положи. О третіей же пишу и плача горцѣ глаголю, яко да искорениши изъ твоего православнаго царствія сій горкій плевелъ, о немже и нынѣ свидѣтельствуетъ пламень жюпельнаго горящаго огня въ содомскихъ стогнахъ, о немже пророкъ Исаія рыдая глаголаше: слышите слово Божіе, князи содомстіи, и внушите глаголъ Божій, людіе гоморстіи! Что ми тукъ жертвъ вашихъ? Исполненъ есмь всесожженій. Аще принесете ми кадило, мерзостно ми есть, и праздниковъ вашихъ ненавидитъ душа моя [12]. Да слыши, благочестивый царю, яко пророкъ не мертвымъ погибшимъ содомляномъ таковая глаголаше, но живымъ человѣкомъ, творящимъ дѣла ихъ. Писано бо есть: преступаяй отъ своея жены раздираетъ плоть свою, а творяй содомская убиваетъ самъ плодъ чрева своего. Богъ сотворилъ человѣка и сѣмя въ немъ на чадородіе, мы же сами даемъ свои сѣмена во убійство и въ жертву діяволу. Да сія мерзость умножися не токмо въ мірскихъ, но и въ прочихъ, о нихже помолчю: чтый же да разумѣетъ. Увы мнѣ! Како долго терпитъ Милостивый о насъ? Не судя убо сія писахъ, но паче рыдая горцѣ самъ азъ окаянный о своихъ согрѣшеніихъ. Но боюся молчати, аки онъ рабъ, сокрывый талантъ. Азъ бо грѣшный и грубый во всѣхъ, и невѣжа въ премудрости, яко же Валаамово осля безсловесное, а словеснаго учаше и скотина пророка наказоваше: яко да не зазриши о сихъ, благочестивый царю, яже дерзнухъ писати твоему величеству. И нынѣ молю тя и паки премолю, еже выше писахъ: внимай, Господа ради, яко вся христіянская царства снидошася въ твое царство; по семъ чаемъ царства, емуже нѣсть конца. Сія же писахъ ти любя и взывая и моля щедротами Божіими, яко да премѣниши скупость на щедроты и немилосердіе на милость: утѣши плачющихъ и вопіющихъ день и нощь, избави обидимыхъ изъ руки обидящихъ. Не обидите, рече Господь, сихъ меншихъ вѣрующихъ въ Мя: ибо ангели ихъ видятъ всегда лице Отца Моего, иже на небесѣхъ [13]. Блаженъ, рече, разумѣваяй на нища и убога: въ день лютъ избавитъ его Господь, Господь хранитъ его и живитъ ѝ, и ублажитъ его на земли, и не предастъ его въ руки врагомъ [14]. Господь поможетъ ти, да аще добрѣ устроиши свое царство, будеши сынъ свѣта и гражданинъ вышняго Іеросалима. Якоже выше писахъ ти, и нынѣ глаголю: блюди и внемли, благочестивый царю, яко вся христіянская царства снидошася во твое едино, яко два Рима падоша, а третій стоитъ, а четвертому не быти: уже твое христіянское царство инѣмъ не останется, по великому Богослову. А христіянской Церкви исполнися блаженнаго Давыда глаголъ: се покой мой во вѣкъ вѣка, здѣ вселюся, яко изволихъ его [15]. Святый Ипполитъ рече: егда узримъ обстоимъ Римъ перьскими вои и перьси на насъ съ скиѳяны сходящася на брань, тогда неблазненно познаваемъ, яко той есть антихристъ. Богъ же мира и любви и долголѣтьства и здравія, молитвами Пречистыя Богоматере и святыхъ чюдотворцевъ и всѣхъ святыхъ, да исполнитъ твое державное царство.

Примѣчанiя:

[1]
Это посланіе издается нами по двумъ сборникамъ солов. библіотеки (№ 233, л. 106-111 и № 875, л. 248-251). Въ томъ и другомъ сборникѣ оно озаглавливается такъ: «Посланіе къ великому князю Василію, въ немже о исправленіи крестнаго знаменія и о содомскомъ блудѣ». Мы приписываемъ это посланіе псковскому старцу Филоѳею на томъ основаніи, что оно по складу рѣчи, по тону и основной мысли имѣетъ весьма близкое сходство съ посланіемъ Филоѳея къ Мисюрю Мунехину, изданнымъ —
[2]
Въ майской книжкѣ «Православнаго Собесѣдника» за 1861 годъ.
[3]
Полн. Собр. Русск. Лѣтоп. т. IV. стр. 282. 288. 297.
[4]
Полн. Собр. Русск. Лѣтоп. т. IV. стр. 282.
[5]
См. объ этихъ сказаніяхъ у Буслаева въ Очеркахъ русской народной словесности и искуства. т. II. въ статьѣ: «Новгородъ и Москва».
[6]
См. второе приложеніе ко второй части старой кормчей.
[7]
Псал. 61, 11.
[8]
1 Тим. 6, 10.
[9]
№ 875: чистая.
[10]
Ibid: не полагаютъ.
[11]
Флп. 3, 18-19.
[12]
Исаіи 1, 10. 13. 14.
[13]
Матѳ. 18, 10.
[14]
Псал. 40, 1-3.
[15]
Псал. 131, 14.

Печатается по изданiю: Памятники Древле-Русской духовной письменности: Посланіе старца Псковскаго Елеазарова монастыря Филоѳея къ великому князю Василію Іоановичу. // Журналъ «Православный собесѣдникъ», Казань. – 1863 г. – Книга I. – с. 337-348.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0