Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 28 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

СТОЯНIЕ ЗА ИСТИНУ

Преп. Максимъ Грекъ († 1556 г.)
Слово обличительно на еллинскую прелесть
[1].

Понеже убо Божественною помощію обличихомъ уже, еже на Спаса Христа, іудейское бѣсованіе, пріиди прочее, о душе, обратимъ себе противу еллинскому зломудрію и дерзноглаголанію; не меньше бо іудеевъ стрѣляютъ хуленіи велію нашу христіянскую вѣру. Ихъже аще кто вопроситъ: чесо ради, о мужіе, толь зѣло ненавидите всечестную вѣру христіянскую и поругаетеся ей выну поруганіи, оплеваніи, досадою, яже по ланитѣ, крестомъ и безчестною смертію, поругающеся намъ, поношаютъ, аки являющимъ множайшу немощь Бога нашего. Окаянніи воистину и несмысленніи, ниже бо разумѣютъ, яко имиже тщатся угасити славу Его Божественную и всѣми царствующую державу, сими паче и, не хотяще, являютъ Его всѣхъ Царя единаго и всесильна и премудра Бога. Аще сицевыя: страсти и безчестную смерть претерпѣвъ, якоже они глаголютъ, велеславныхъ боговъ гордость и дерзость и еже по всей земли служеніе и волховныя храмы ихъ возможе скоро отвсюду до конца истребити не множество(мъ) воевъ, ниже храборники, оружники, ниже съ небесе молнеными стрѣлами; по кроткими словесы и гладкими поученіи всѣхъ отъ мрачныя прелести истуканныхъ преложи на непрелесный свѣтъ своего благовѣрія, не славу на земли, ни пища наслажденіе, ниже ино что отъ красныхъ житія сего обѣщавая имъ, наипаче же супротивна обрящеши Его предвозвѣщающимъ скорбь и всяческихъ лютыхъ множество, почесть же оныхъ и воздарованіе Вышняго Божественное царство, егоже ради безчисленна множества всяческихъ человѣковъ во всей земли ища и обрящеши всѣхъ вкупѣ, ихъже стяжаху отрекшимся, либо въ пустыняхъ скончавшимъ житія сего теченіе предобрѣ, или огнемъ и мечемъ и многими мученіи мучившихся оставити свѣтъ солнечный. Кто же отъ вѣка Богъ вашь, или силенъ царь, ли риторъ и премудръ законоположникъ таково коли возможе содѣяти хоти во своихъ единоплемянныхъ и увѣщевати ихъ нерадити всѣхъ вкупѣ красныхъ міра сего и на самую смерть дерзати и веселитися въ скорбехъ яже о благовѣріи? Ни единаго, много трудився, обрящеши; отнюдь невозможна сицевая человѣчестѣй силѣ и премудрости. А распеньшемуся скоро и премудрѣйшіе малыми и ненаучеными мужи совершишася сія по всей земли и, еже есть велію удивленію достойно, яко мучители и суровѣйшими гонители всюду гонима лютѣ, такожде и безчисленными треволненіи ересей обуреваема и навѣтуема, вѣра наша пребываетъ неколеблема, равнѣ высочайшу камени и недвижимѣй горѣ, гонившимъ враждебнѣйше, богомерскимъ злѣйше истребившимся отъ житія сего. Аще убо истинною рачитель еси священныя премудрости и упремудрился еси твердымъ и трезвеннымъ умомъ, аще ни единая кая иная богодохновенная рѣчь увѣщеваетъ тя отступити, имъже недугуеши, злочестиваго пренія поне [2] отъ побѣжденія и всеконечныя погибели глаголетиыхъ тобою великихъ лжебожныхъ боговъ и отъ напраснаго [3] преложенія языкъ отъ куміръ на еже по Христѣ святое благовѣріе, познавай силу непобѣдимую распеньшагося и сложи всяко безумное прѣніе, цѣломудренный же умъ воспріимъ, не вмѣняй Христу поносъ [4] и стыдъ безчестныя оны страсти, но всепремудро умышленіе всеблагаго Бога, превосходяще всякаго ума и глаголъ человѣчь. Оно же смышляяй благоразумно, яко аще смертію и толь безчестными страстьми, ихъ же волею изволилъ, толь велія и предивна боголѣпна дѣла скорѣйше во всей земли содѣла; явленъ бысть, яко возмоглъ бы убо, яко Богъ, и единымъ мановеніемъ содѣяти сія скоро по всей земли. Аще бо на крестѣ стража [5], всю землю поколеба и солнечный свѣтъ въ среди дни во тьму глубоку преложи и каменіе расщеплялъ и древле погребенныя мертвеца воздвигнулъ; множае паче возмоглъ бы, яко Богъ, всесильнымъ божественнымъ мановеніемъ своимъ, преложити во свѣтъ богосвѣтлаго благовѣрія мрачную мглу безбожія бѣсовскихъ куміръ, и душа человѣческая, горькимъ ядомъ злоначальнаго и душетлительнаго змія умерщвены, Духомъ Святымъ своимъ оживотворити, аки отъ гроба воставивъ я отъ зловѣрія идольскаго, отъ нихъже убо по всей земли скоро зѣло и боголѣпнѣ малыми и ненаучеными мужи содѣла, познавши Его всесильнаго Бога, не молніи жигательными, ни силою вооруженною, ниже льстительными мечтаніи и устрашенiи ужасительными, человѣки ужасающа или нудяща, но священными кротостію и тихостію призывающе всѣхъ къ свѣту благовѣрія своего. Благопокорно и беззлобиво пріимите спасительныя страсти Его, имъже образомъ и боляй цѣльбы врачебныя иже аще и худа покажутся, не испытуетъ я многопытно, ниже паки отрѣетъ я, хотяй здравія получити. Покажите убо и сами къ Богу толико послушаніе, еликоже и онъ къ земному врачу, и тогда уразумѣете, елика есть крестовная [6] польза, яко зѣло веселитъ и освѣщаетъ вкупѣ души вѣрующихъ и Вышняго показуетъ другы небошественны и насыщающася присно пребывающихъ благъ. Сила божественна и благодать вложися свыше въ немъ: овою убо да веселитъ и святитъ вкупѣ благовѣрныхъ душя, овоюже да смѣлыя творитъ къ непрестаннѣй брани невидимыхъ врагъ; имъ же вооружившеся соборы пустынелюбцовъ преподобныхъ и пребезчисленныя полки мученическіе овы убо плоти взыграній вкупѣ и злокозненныхъ ловленій губительныхъ бѣсовъ удобь отбѣгоша и нынѣ на небесныхъ дворехъ водворяются вкупѣ со святыми духи, ихъже и житіе изволишя на земли, овы же, по благовѣрію гонимому поборающе, и огнемъ и мечемъ и всяческими мученіи изнуряеми плотьми своими, не убояшася, но оплюнули всякія ярости невѣрныхъ, кровію своею извѣщающе всѣмъ распеньшагося и изволивша тридневную смерть, присносущна тогоже и вышняго Бога быти и человѣка совершенна. Тѣмъже убо не безсилія знаменіе; но явленіе всемогущія Божія силы крестъ есть, якоже, и еже лѣчити лютыя болезни худыми быліями, показаніе есть выше естественныя премудрости врачя. Аще же не препираешися сими, пребываеши же еще, отъ безумія безмѣрнаго, ругаяся честнымъ нашимъ тайнамъ, ничтоже странно: не пріемлетъ бо, премудрое ученіе слыша, ненаученый, глаголетъ еже по васъ еллинское наказаніе, ниже научится коли ракъ прямо ходити, ниже муринъ убѣлится, коли умываемь: сице убо ни мысль идодопоклонника, и беззаконными дѣлы и гнусными похотьми веселящагося, неудобь николиже сложится благовѣрнымъ и преправеднымъ закономъ и ученіемъ священнаго благочестія. Христіанскую вѣру тѣмъже познайте, о мужіе, и яже о вышнемъ всесвятая учительства цѣломудренною честною мыслію тщитесь востязовати, всякаго ругательства отъ сердца своего изринувше; ничтоже бо отнюдь въ нихъ хульно, ниже нечисто, ниже поруганію и ненависти достойно обрящете. Не Зевсъ бѣсяся похотію блудною и прелаганіемъ на лебедь и на высокопарный орелъ и на многоцѣнное злато, яко да утаивъ ся, растлитъ чужія жены; или да восхититъ любимаго юношу виночерпца; ниже раждая отъ главы своея Палладу, отроковицу доброочитую, обоюду острою секирою ударенъ бысть по главѣ; ниже съ молніями сходя и Семелію [7] сожегъ и въ стегнѣ своемъ скры я младенца; ниже Фивъ [8] волосатъ, съ отрокомъ играя и любовника своего убивъ неволею дискомъ; ниже богини сварящася яблока дѣля златаго; ниже Афродиты блудящи съ Ареемъ [9]; ниже боги между собою бои составляюща и копія другъ на друга мечуще; ниже ино что сицево богомерзко обрящеши отнюдь во всѣхъ святыхъ учительствехъ христіянскихъ; но единъ убо Богъ во трехъ ѵпостасехъ поется въ нихъ, ни начала ни конца николиже имый, Вседержитель Господь содержай вся, и промысленникъ всѣмъ своимъ созданіемъ, видимымъ же и невидимымъ; всепремудръ, преблагъ, прещедръ, всепречистъ, свѣтъ, желаніе, животъ, и ненасыщаемое раченіе, ненавидя зѣло нечестивыхъ, неправедныхъ лихоимцовъ, скверно живущихъ, гнусодѣевъ и всѣхъ гордыхъ, ихъже и преисподнимъ огнемъ безъ конца мучащимъ, и червьми присно изнуряющими осужаетъ. Хвалитъ же благовѣрныхъ и всякія добродѣтели рачителей, и наипаче прикланяющихся слезамъ убогихъ, ихъже за добродѣтели ихъ воздаруя, по смерти являетъ ихъ своя небесныя гражданы, свѣтомъ божественнымъ присно освѣщаемыхъ велелѣпно и веизреченныхъ Его благъ ихъ насыщаемыхъ, яже ни око видѣ коли, ниже ухо слыша, ни на сердце человѣче не взыдоша, идѣже божественная радость и веселіе и животъ нестарѣющъ и познаніе ненасыщаемыя премудрости. Такова же не мы токмо, о мужіе, глаголемъ и мудрствуемъ, но и сами тіи первіи начальницы вашея премудрости, и о Самомъ всѣхъ Господѣ и о праведнемъ и страшнемъ судѣ Его и адскихъ мученій и мудрствуютъ зѣло и въ книги сочиниша, аще и не совершенно о тѣхъ угадали; ни Богъ бо будетъ лишаемъ равносильныхъ Слова и Духа же и Себе единосущныхъ, якоже ни солнце теплоты и лучи кромѣ, и словесна душа ума и слова лишена. Якоже бо Единаго подобаетъ вѣрити Его по существу, такожде и трегуба паки по ѵпостасехъ исповѣдати Его нужно есть, ѵпостасьми убо раздѣляема нераздѣльнѣ, существомъ же паки соединяема не смѣснѣ, раздѣленію и соединенію обоимъ же превосходящимъ всякаго ума и слова человѣча. Такоже и уповаемое по смерти блаженьство: ненагими душами пріяти я лѣпо есть мудрствовати, ниже подъ землею на лузѣ цвѣтущемъ, якоже баснословна Калліопія [10] глашаетъ, но якоже Самъ всѣхъ Владыка повелѣ въ самехъ небесныхъ дворехъ и въ желаемемъ едемѣ, душамъ паки преславнѣ совокупляемымъ своими тѣлесы, возставляемыми свѣтлыми, нетленными, повелѣніемъ Божіимъ, егда съ небесе сошедъ судити (имать) всѣмъ вкупѣ человѣкомъ. Къ симъ же крѣпко вѣрити сердцемъ подобаетъ, а устнама проповѣдати дерзностно, яко всѣхъ Владыка всемилостивый Господь, Иже всяческая единою Своею благостію отъ небытія въ бытіе приведѣ, ущедривъ бѣдный родъ человѣчь, погыбающь злѣ кумірскимъ прельщеніемъ и всякимъ злочестіемъ и бесчисленными беззаконіи гиблющь по подобію стаду безсловесныхъ скотъ, Единороднаго Сына Своего Бога Слова, равна Себѣ божественнымъ существомъ и неизсчетною силою посла на помощь бѣднаго рода человѣча, да яко оставитъ [11] ихъ всякаго богомерскаго злочестія, безбожныхъ идолъ, наставитъ на истинный разумъ и свѣтъ благовѣрія. Зѣло бо подобаше неизсчетнѣй Божіей благостыни не презрѣти образа своего, но помогати ему, бѣднѣ погибающу всякими льщеніи губительныхъ бѣсовъ. Все бо, еже ни буди въ сущихъ, драгое и многоцѣнно и пригодно въ снѣдь въ сладости, въ украшеніи и въ лѣкованіи болѣзней на земли, въ мори, въ езерахъ, въ рѣкахъ, и солнце и луну и звѣзды, доброе раствореніе аеровъ и дождя въ земное умастеніе вся Своего почитая образа, преблагій человѣколюбнѣ сотвори, всѣми тѣми возводя его на свою любовь и разумъ. Явлено убо отселѣ, яко зѣло честное у Него стяжаніе, сложенный отъ персти и души [12]. Сего ради и завистію губительнаго и злокозненна бѣса прельщенна бывша и безчисленными лестьми его въ конечное злочестіе поползнувша, не стерпѣ отнюдь, зря сего, сице бѣднѣ погибаема, утробами же своими неизреченныхъ щедротъ и милости своея прекланяемъ отечески, оле Божія любви! устремися Самъ на взысканіе созданія своего, зракъ нашъ совершенно воспріимъ, въ немъже непорочно и святолѣпно поживѣ и на злоначальнаго и губительнаго врага, яко человѣкъ, въ пустыни побѣду благокозненно вземъ, трищи искушенъ бывъ отъ него, треми первыми родители губительныхъ страстей, сирѣчь лакомствомъ чревнымъ, славы же и златолюбленіемъ, имиже наипаче человѣцы вси удобь уловляеми бываемъ. И своимъ ученикомъ предавъ таинства нелестнаго благочестія и богословія и боголѣпнѣ законоположивъ законы совершеннѣйшаго житія, въ нихъже вооружившеся, безъ труда низложатъ ратующаго всегда ихъ злокозненнаго змія. Вкусивъ же волею смерть, яко человѣкъ, и затворенныя благовѣрныя въ адѣ вкупѣ съ Собою божественною силою отъ мертвыхъ возставивъ; тѣхъ же убо въ желаемъ введе едемъ. Самъ же на небо съ своею плотію возшедъ, побѣдитель смерти и пленитель аду, седе одесную Отца на престолѣ славы своея, отнюдуже чаемъ есть судія пріити. Таково убо о мужіи, якоже вкратцѣ рещи, яже по насъ, христіанехъ, большая извѣствѣйша учительства же и мудрованія, списана убо не книжными и обычными реченіи, но истиною и силою свѣтлѣйша и солнца; источникъ бо сый милости и благости всѣхъ Господъ и хотя всѣмъ вкупѣ и премудрымъ и грубымъ равнѣ и нелестнѣ пріяти пользу на умѣ, сице плохо [13] написана сія быша мановеніемъ Божіимъ. Не уничижите убо плохое ихъ, аки не списано красоглаголаніемъ аѳинеянимъ, твердое же ихъ нелестное честное же и божественное, неложное же и премудрое, и праведное ихъ благоразумно познавше, прославите устрояющаго Господа вся человѣколюбнѣ на пользу всякому человѣку. Не еже бо изобиловати красными и преухищренными глаголаніи и пущати отъ языка своего сладкое вѣщаніе или наизусть вѣщати безчисленная реченія преславныхъ древнихъ мужъ; се ли есть премудрому совершенство? ни; сія бо вкупѣ со житіемъ симъ исчезаютъ внѣзапу, равнѣ прочимъ скороувядаемымъ краснымъ, но еже богатѣти вкупѣ сими и нелестную вѣру до скончанія своего и честенъ нравъ имѣти и житіе доброхвально, сирѣчь цѣломудріемъ и благозаконеніемъ украшаемо, кротостію же священною и смиреномудріемъ, се есть блаженство и совершенство треблаженное; се вѣсть совокупити насъ самому крайнѣйшему желанію [14]; егоже нѣсть возможно инако получити, но точію горящего выну любовію священнаго благовѣрія и притяжаніемъ честнаго житія и всякія добродѣтели на вѣрѣ чистѣ твердѣ водруженныхъ. Сію подтщитеся стяжати, о мужіе, отвергше всякія гордости, прибывшія въ мыслехъ вашихъ отъ еллинскаго ученія, емуже конецъ смерть некончаема и преисподняя. Аще бо и видится доброхитренно уставляюще о всякой добродѣтели и доброчиніи нравомъ, но студодѣяніи паки въ своихъ боговъ увѣщеваетъ всякія злобы любити и навыкати и о отроцѣхъ и о чужіихъ подружіихъ, якоже предрекохъ, являетъ ихъ бѣсящихся, и о бранехъ и о боехъ, мужеубійствехъ же и лестехъ и винопитіи и пьнствехъ зѣло веселящихся. Али не сицевыхъ студныхъ повѣстей исполненіи суть, о мужіе, яже по васъ, книги преславныя ихъ же, аще кто красное ухищренное глаголаніе выскрбъ, далече ихъ вержеть, тина гнусна покажутся предивны книги первыхъ вашихъ премудрыхъ мужей. Такія же образы всякія злобы имѣя, кто како изволитъ когда житіе цѣломудренно и преподобно; истязующаго бо его, о нихъже злочестивнѣ поживе, никакоже чаетъ; таяждо бо веліи бози его содѣявши воспѣваются отъ всѣхъ, иже у васъ премудрыхъ мужей, гордость точію излишнюю, яже по васъ премудрость, вѣсть ражати въ душахъ слышателей своихъ и еже отъ человѣкъ тщія [15] славы увѣщеваетъ мнѣти сему быти блаженному концу, и еже наслаждатися всякимъ образомъ искати. Хрисиппъ да вопіетъ и твой Епикуръ и вси по ряду, иже у васъ велехвальніи мужіи, красноглаголаніемъ единымъ священныя добродѣтели воспѣвше, являются своими писаніи, въ вихъже всяческо студодѣянія содержится. Ового убо сами бывше бѣснующе и рачители, яко и снѣденнымъ бывшимъ нѣкимъ ищущимъ то отъ сыроядцевъ псовъ; ового же и тщавшеся прекрасными списаніи вѣдома сотворити послѣднимъ родомъ. Окаяни воистину и несмыслении; зане же силу пресловутыя мудрости своея оставиша послѣднимъ родомъ всякія злобы образъ. Лучше бы убо имъ было, аще безъ ученія отошли бы житія сего, нежели, многимъ научившися, наставникомъ быти ко всякой злобѣ всѣмъ слушателемъ своимъ; своими бо выну писаніи вкупѣ съ собою пореваютъ бесчисленныхъ въ преисподнюю пропасть погибели. Добро, зѣло добро, о мужіе, еже умудритися всякимъ разумомъ и вѣдѣніемъ и священною премудростію; но подобаетъ къ симъ обогатѣти и правою вѣрою и украшатися честнолѣпными нравы не ко угожденію человѣкомъ, ниже хвалы ради и тщія славы и желанія стяжаній, якова ухищряютъ нѣціи злонравніи и худомысленніи, раби суще чреву своему и суетныя славы, но за ту самую присноживу славу и ненасыщаемое веселіе неизреченныя Божественныя доброты. Сіе воистину совершенство рачителю священныя премудрости, еже съединитися самому крайнѣйшему желаемыхъ, а не разумѣніемъ басней блядивыхъ и гнилыхъ и акадимейскимъ хитрословнымъ высокоуміемъ, но прилежнымъ храненіемъ Богодохновенныхъ заповѣдей и смиреннымъ и беззлобивымъ души мудрованіемъ, цѣломудріемъ же священнымъ и долготерпѣливою кротостію и нелицемѣрною ко всѣмъ человѣкомъ любовію, имиже созданный рукою Божіею по образу Его, скоро паки взыти можетъ къ первѣй славѣ своей, ихъже воздарованіе не якоже отъ человѣкъ маловремянная, но яже отъ вышняго, безконечная хвала и конецъ самѣй Божественнѣй добротѣ выну наслаждатися и въ самѣхъ священныхь преподобныхъ дворехъ. Да не сладостію убо суетнаго доброглаголанія кекропидьскаго безъ ума прелщающеся, останемся во мглѣ злочестія, но скрываемую въ ней безбожную прелесть всею душею возненавидѣвше. Да взыщемъ евангельскую нелестную истину, еюже познавше Единаго, безначальнаго присносущнаго и всѣми царствующаго, преблагаго Бога, къ земли колѣна преклоньше, помолимся, Ему вопіюще: пощади Царю рабъ своихъ!

Примѣчанiя:
[1] Слово это и слѣдующія за нимъ три слова противъ могаметанъ написаны прежде 1525 г.
[2] по крайней мѣрѣ.
[3] внезапнаго.
[4] въ поношеніе.
[5] страдая.
[6] крестная.
[7] Семелу.
[8] Фебъ.
[9] Марсомъ.
[10] Калліопа —муза эпическая.
[11] отставитъ? т. е. удалитъ, спасетъ.
[12] т. е. человѣкъ.
[13] просто.
[14] т. е. Богу.
[15] тщетныя.

Печатается по изданiю: Сочиненiя преподобнаго Максима Грека, изданныя при Казанской Духовной Академiи. Часть первая: Догматико-полемическiя сочиненiя. — Изданiе второе. Казань: Типо-литографiя Императорскаго Университета, 1894. — С. 51-63.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0