Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 28 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

СТОЯНIЕ ЗА ИСТИНУ

Преп. Максимъ Грекъ († 1556 г.)
Слово обличительно на агарянскую прелесть, и умыслившаго ея сквернаго пса Маомефа [1]
.

Іюдейское убо зловѣріе, и еллинское нечестіе, и латынскыя ереси, елико благодать Святаго Духа содѣйствовала, по мѣрѣ живущія во мнѣ вѣры благочестивыя, обличихомъ уже; а богомерскыхъ агарянъ многоразличное нечестіе и бѣсовскую прелесть аще оставимъ безъ обличенія, кто насъ восхвалитъ, паче же кто не зазритъ намъ послѣднее небреженіе и разлѣненіе божественныя, яже за благовѣріе, ревности? Сего ради, призвавше безчисленную благодать божественаго и покланяемаго Параклита, [2] пріиди, коснемся съ Богомъ словесемъ, яже за неблазненое и боголюбное и единое спасительное благовѣріе. — Многымъ убо сущимъ и различнымъ составляющымъ еже по Бозѣ спасительное благовѣріе, три нѣкая, паче прочихъ, нужнѣйша суть къ показанію неблазненаго и спасителнаго благовѣрія. Кояже ли сія, сирѣчь: аще самъ есть иже всѣхъ Творецъ и Владыка Богъ узаконивый, каково ни буди, благовѣріе, и аще праведенъ и преподобенъ и благочестивъ и премудрости всякоя и разума исполненъ есть, имъже всѣхъ Творецъ и Владыка Богъ въ житіе сіе приведе и; и третіе, аще узаконяемая согласуютъ по всему догматомъ и завѣщаніемъ бывшихъ отъ вѣка Богодохновеныхъ пророкъ и апостолъ и вселенскыхъ отецъ и учителей. И свидѣтели словеси сему твердѣйши Авраамъ и Моисей, и иже по немъ бывшеи въ различныхъ времянахъ вси божественіи пророцы, и Христосъ, самъ, иже онѣхъ за совершеную ихъ добродѣтель и благотестіе пріятъ и премудрости всякія и разума исполнилъ, и законоположники жительству богоугодному показа, иже и собою исполнилъ узаконеная или несовершено, немощи ради тогдашнихъ человѣкъ, и запечатлѣ божественнѣ и владычнѣ. Блаженаго убо Авраама пріимъ и похваливъ и благословивъ, онемже благочестивымъ разумомъ и благолѣпною ревностію отца убо своего обличилъ есть, акы нечестію наставника бываема человѣкомъ, а яже отъ него сътворяемыя идолы сокрушилъ есть, единаго же Бога позна и исповѣдалъ есть содѣтеля и промысленика небу и земли и всѣмъ, яже въ нихъ, отъ доброты тварей познавъ предобраго ихъ хытреца, иже и воздаря [3] его благочестиваго ради его благочестія, Самъ Себе яви ему въ образѣ тріехъ мужей, единокровенъ ему бывъ и человѣколѣпно учрежденъ [4] у него и превелия обѣты обѣтовавъ ему, яко и отца многымъ языкомъ сотворитъ его, и жена его Сарра, заматорѣвши уже, родитъ ему сына, и яко отъ сѣмени его благословятся вся колѣна земная, и яко умножится сѣмя его, якоже песокъ, иже въскрай моря, и якоже звѣзды небесныя. Сицева же обѣтовавъ ему иже всѣхъ Творецъ и Владыка, законъ дасть ему ненаписанъ, тайну обрѣзанія, и еже, благоугажай, рекъ ему, предо мною и бывай не зазоренъ и не пороченъ. Яже вся блаженый онъ мужъ вѣрою пріимъ и соблюлъ есть и исполнилъ непорочно, самъ же и его отъроды даже и до Моисея. — Но убо еже къ блаженому оному и благочестивому мужу, глаголю же патріарху Аврааму, всѣхъ содѣтеля и Владыкы и Бога явленіе же и обѣты таковы, якоже утверждаетъ всяко писаніе Богодухновеное; а еже къ блаженому Моѵсею явленіе, схожденіе же и пришествіе Владыкы всѣхъ, каково и коль страшно? Воистину страшно есть и превосходяще всякого слова и мысли: Богъ самъ собою въ видѣніи огня, освѣтляюща убо, а не опаляющаго купину, зовый по имяни божественаго оного мужа, и Бога себе исповѣдая Отцемъ его, Авраама и Исака и Иякова, и посылая его въ Египетъ избавити многолѣтныя работы оны и озлобленія о родѣхъ Авраамлихъ, глаголю же Ізраильтянехъ людехъ. Многыми же и предивьными чюдодѣяніи тамо прославивъ его предъ Фараономъ и всѣмь Египтомъ и въ самомъ черъмномъ мори, изсушивъ è божественою силою и многочисленыхъ Ізраильтянехъ людехъ немокреною ногою преведъ по немъ. И да не, вся, яже тогда тамо выше естества чюдодѣяна, исчитая, стужитель [5] явлюся, вѣдущимъ та повѣдая, конець глаголемыхъ, на самомъ синайскыя горы версѣ сошедъ, истѣе же глаголати, объявивъ себѣ, ему, якоже мощно есть человѣчестѣй немощи пріяти Божіе явленіе, и глаголавъ съ нимъ, якоже нѣкій другъ глаголетъ ко другу своему, далъ есть ему законъ написанъ въ скрижалехъ камени сапфирнаго, начертавъ въ нихъ перстомъ своимъ божественымъ десять заповѣдей, по нихъ же жительствующе и устраяеми Богу угодити возмогутъ. — Но яко убо блаженіи они таковіи, и толь предивна, Самъ иже всѣхъ содѣтель и Владыка ими благолѣпнѣ, по неисчетному его человѣколюбію, въведе въ житіе человѣческо, довольно речемися. О самомъ же Спасѣ всѣхъ, Христѣ Бозѣ, излишно есть глаголати, всея вкупѣ видимыя же и невидимыя твари окружившемъ евангельскою проповѣдію, тоже есть рещи, невечернимъ свѣтомъ неблазненаго благоразумія и благочестія по реченному божественнымъ пророкомъ: покры небеса добродѣтель его, и хваленія его исполнь земля, и паки: и сіяніе его, якоже свѣтъ, будетъ. [6] Отъ самого бо отъ столпотворенія, по бывшемъ при Нои потопѣ, умножившымся человѣкомъ по всему земному лицу, и всякія злобы и нечестія образы омрачающи идолстей прелести родъ чоловѣческыи, кто прежде, еже паче ума и слова, воплощенія Богочеловѣка Слова, избавити ея до конца возможе родъ нашъ, и возсадити велію и преестественную тайну, еже по насъ, благочестія, сіяніе и свѣтъ отъ пророка именуему? сіяніе убо, аки въ единомь языцѣ и странѣ июдейстѣй дотолѣ опредѣляему имѣстнѣ озаряющу ихъ, свѣтъ же, яко оттуду распростершуся уже и просыпавшуся совершеннѣ на вся языкы блаженными апостолы, якоже есть писано: освѣтиша молнія твоя вселенную. [7] Есть же инако разумѣти пророческую рѣчь сію. Сіяніе убо данный Моисеомъ законъ, аки не соворшенъ сущь, по божественому апостолу, глаголющему: ничтоже бо законъ совершилъ есть, [8] и якоже самъ, иже и обоего законоположенія податель, извѣщая, рекъ о Моисейскомъ законѣ: не не пріидохъ разорити закона, или пророкы, не пріидохъ разорити, но исполнити, [9] сирѣчь: несовершена суща совершити. Понеже Моисеискій убо законъ концы [10] точію грѣховныя казни подлагаетъ, глаголя: не прегну [11] содѣеши, не блудиши, не убіеши, не украдеши, и яже по сихъ. А новаго завѣта евангельскый законъ и самая начала предизочтеныхъ грѣховъ повинны являетъ страшному оному судищу, глаголя: азъже глаголю вамъ: иже бо аще возритъ на жену ко еже възжелѣти ей, уже преблудилъ есть съ нею въ сердци своемъ. [12] И пакы: всякъ, гнѣваяйся на брата своего туне, повиненъ есть суду; и иже аще речетъ брату своему рака, повиненъ есть сонмищу, и иже аще речетъ: юроде, повиненъ есть гееннѣ огненней; [13] подобнѣ и о прочихъ. Начало бо и виновно убійству безмѣрная ярость и гнѣвъ есть, якоже убо и блуду еже съ похотію лукавое зрѣніе. Аки убо концы грѣховныа точію казни подлагая ветхій законъ, сея ради вины сіянію прикладуется; сіяніе бо есть же и глаголется; иже на зарѣ прежде восхода солнечнаго утреній и безсолнечный, да тако реку, свѣтъ; свѣтъ же совершенъ — евангельское законоположеніе, аки совершающе совершеннѣ человѣка иже по Бозѣ, и возводяща и на первообразную доброту создавшаго и по образу и по подобію своему преблагаго Бога. Но убо, еже о Спасѣ Христѣ и, еже по немъ, благовѣріи, слово нынѣ здѣ уставивше, коснемся съ Богомъ обличеніемъ, яже на нечестіе сквернаго Моамефа.

Елма [14] же вначалѣ речемися, тріемъ нѣкымъ, паче инѣхъ, нужнѣйшимъ быти, составляющимь, еже по Бозѣ, спасительно и неблазнено благовѣріе, сирѣчь: аще самъ есть Богъ иже сіе въ житіе человѣческое введый, и аще благочестивъ и преподобенъ и премудрости богодухновенеыя и разума неблазненаго исполненъ есть той, имъже Владыка всѣхъ въ житіе человѣческое ввелъ есть сіе, и аще по всему согласуетъ догматомъ и преданіемъ богодухновенныхъ пророкъ и апостолъ; первее ихъ и послѣднее взысканіе нынѣ оставивше, срѣднее ихъ первіе испытуемъ; сему бо изобличену бывшу, и прочая удобь изобличатся. Начну же сице. Яко убо скверный сеи льстець и предтеча самого нечестивѣйшаго антихриста ниже благочестивъ бѣяше изначала, ниже премудрости нѣкія и наказанія словеснаго причастенъ, яже о немъ повѣсть явъственѣйше представляетъ, якоже азъ отъ достовѣрныхъ мужей слышалъ, вѣдавшихъ извѣстно, яже о немъ, повѣсть. Работающа бо его глаголютъ богату нѣкоему измаилтянину въ Аравіи и извозничествовавша у него, и многажды въ Палестинѣ и въ Сиріи бывша наемника, вкупѣ съ купцы измаилтяны и сиріяны. Умершу же господину его, яже преже госпожа его возлюбивши его сожителя себѣ и наслѣдника всѣхъ своихъ имѣній сотвори. Обилія убо стяженій уже получивъ и старѣйшинство имый въ языцѣ аравляномъ, изволися ему и законоположенію новому коснутися, и иже о немъ языкъ аравлянъ, идолослуженію внимающь, отставити сего и въ вѣру бытьто [15] благочестиву преставити. Сіе же мыслящу ему, приведе къ нему злоначальный діаволъ, иже благочестивому христіанскому языку ратникъ и навѣтникъ, орудіе, достойно злобѣ его и скверньству, іюдѣянина нѣкоего, Илія именемъ, изгнана бывша за ересь нѣкую свою отъ живущихъ въ Іеросалимѣхъ іудѣовъ, иже и, съ любовію пріятъ бывъ отъ сквернаго Моамефа, научилъ есть того всякому іюдейскому зловѣрію и ереси, единаго Бога вѣдати одино ѵпостаснаго, а не тріеѵпостаснаго, и обрѣзатися студъ ихъ, и свиная мяса не ясти, водою же часто себе чистити, отъ нихъ же по вся дни съгрѣшаютъ, и елика ина сицева у іудеовъ соблюденія суть; жены же поимати себѣ елико хощетъ кождо и можетъ питати. Сицевымъ убо іудеянинъ научилъ есть его, въ разумѣ не бывша ихъ дотолѣ. Втораго же сему учителя зловѣрія аріанскыя ереси представилъ есть злоначалный діаволъ на большее прельщеніе человѣческому роду инока нѣкоего, изгнана бывша отъ Константина града, за ересь аріянскую и ины богомерскыи хулы его. Сей, пришедъ къ нему и познавъ нравъ его, яко плохъ есть умомъ, и отнюдь неискусенъ въ божественыхъ, предбывшихъ убо у него отъ іудеянина Иліи ученіихъ ниже похулилъ, ниже предвигнулъ есть, паче же и утвердилъ есть его въ нихъ. Отъ себе же привсѣялъ въ немъ всю ересь аріянскую, сирѣчь: почитаемаго отъ христіанѣхъ Христа не Бога глаголати, но человѣка точію исполнена всякоя святыня и всѣхъ, иже отъ вѣка пророковъ, святѣйшаго бывша, а не убо и Бога, ни Сына Божія исповѣдати его, но раба Божія, и твореніе Божіе, а не Творца, и Божественую книгу святыхъ Евангелій почитати же и облобызати аки съ небесъ сшедшу, и ина нѣкая, симъ подобная научивъ его большія отъ него почести, паче іудеянина, сподобися; о немъ же и завидѣвъ іудеянинъ, искаше погубити аріянина инока, еже убо и скончялъ симъ образомъ. Изыде въ поля гулянія ради скверный Моамеѳъ, имѣя съсобою и обою своя учителю. Объѣхавъше же и доволнѣ утѣшивше себе сѣдошя на яди; ядше же и виномъ напившеся, спати легоста, обоюду ученика учетели легша. Моамефу же и иноку, глубокымь сномъ объятымъ бывшимъ, іудѣянинъ не спаше. Въставъ же отъ своего ложа, закла окаяннаго инока мечемъ Моамефевымъ, таже легъ, бытьто спаше. По малѣ же пробудися Моамеѳъ и видѣвъ заклана инока, близъ себе лежаща, смутися зѣло, и іудеянина возбудивъ, стязашеся съ нимъ о закланіи инока. Къ немуже, крѣпцѣ противустязаяся, іудѣанинъ, и себе оправдая, посмотримъ, глаголя къ Моамефу, чій мечь окровавленъ есть, и сице уразумѣемъ, кто убо есть обезглавилъ его. Обнажившымъ же мечи своя, окровавленъ явися Моамефовъ. Тогда іудѣянинъ къ Моамеѳу, се мечь твой, рѣче, разрѣшилъ есть сумнимое и свидѣтельствуетъ о мнѣ, яко чистъ есмь отъ крови сего. Тогда, якоже глаголетъ, яже о немъ повѣсть, зѣло позазрѣвъ самъ себѣ Моамеѳъ, законъ изложи сообщникомъ ему въ еже по немъ безвѣріи его не пити отнюдъ вина, аки суща виновна убіиству. Но еже претече мене содѣянно дотолѣ злоухыщренiи убіенымъ инокомъ на утвержденіе новоявленныя бѣсовъскыа прелести сквернаго Моамефа, сіе изъявивъ первіе, на прочая нечестія его прейду, поелико истинѣ назиратель Ісусъ Христосъ, иже надо всѣми Богъ, укрѣпитъ мене. Супружницы же сквернаго сего лютѣ скорбящи о немъ же по вся новомѣсячія супругъ ея злѣ стражетъ и лунуется и пѣны пущаетъ изъ устъ, помѣтаемъ на земли и лютѣ мучимъ есть лукавымъ духомъ, и сего ради распряжтися его мыслящи. Открываетъ иноку сія вся скверный Моамеѳъ и молитъ его, глаголя: помози ми, аще что можеши. И онъ къ нему рече: ничтоже о семъ печалуйся прочее; азъ бо избавлю тя сея скорби твоея, токмо вели мнѣ глаголати съ нею. И Моамефу повелѣвшу, вниде инокъ къ ней, и глаголавъ съ нею различная о пророцехъ, и о бываемыхъ имъ отъ Бога откровеніяхъ ангельскими пришествіи, и яко страшніи нѣціи являются Божіимъ пророкомъ посылаемии къ нимъ отъ Бога Божественіи ангели, ихъ же страшное видѣніе не терпяще, низпадаютъ многажды на земли и ужасни бываютъ. Сицево убо нѣчто, рече, и твоему соложнику случается, егда съ небесе къ нему сходитъ архангелъ Гавріилъ, открывая ему Божія велѣнія и совѣты. Тѣмъже радоватися подобаетъ тебѣ, госпоже, и хвалитися, яко такому святому мужу спряжитися сподобися. Сицевыми злохытреными глаголы, льстецъ онъ инокъ, увѣщавъ женщину, пророка его скоро языку аравляню показалъ ею и исповѣда супружница его, хвалящися невоздержно предъ всякою женою, яко пророку Божію сожительствуетъ. Таковѣй же славѣ о немъ промчявшися, въ нечестивомъ языцѣ, скотопитатель и скотожительныхъ аравлянъ, аки новоявленъ пророкъ прочее отъ всѣхъ почиташеся и вѣренъ мнимъ бяше наставникъ. Отнюду же и по многу безстрашію всескверный законополагати имъ начатъ, живуща имѣя въ себѣ всего самого діявола, и гласяща въ немъ вся, яже въ погибель вѣчную отводятъ послушающихъ имъ, попущая имъ вся вкупѣ сладити [16] и веселити могущая гортанъ и чрево и подчревная, на се, глаголя, изначала созданнымъ бывшимъ тѣмъ отъ содѣтеля всѣхъ, егоже ради и во иже по немъ раи глаголетъ всескверный, по смерти имъ три рѣкы содѣтель уготовилъ есть имъ меду и вина и млека и отроковиць множество прекрасныхъ, весь день растлѣваемыхъ съ ними, и пакы на утреній день дѣвы обрѣтаемыхъ. Таковая имъ всескверный обѣщанія по смерти обѣщавая, и сицевыми прельщая ихъ льстивыми словесы благопріятенъ имъ бываше наставникъ на безконечную погибель. И наипаче до конца прельстилъ есть ихъ и вседушно пріимати увѣща ихъ, яже отъ него узаконеваемая и обѣщеваемая симъ образомъ, якоже испытавше извѣстно, яже о немъ предаша намъ писаніемъ. Совѣтовавъ убо нечестивый онѣхъ убо утвердити въ богомеръскомъ законоположеніи своемъ, себе же прославити и равночестна показати ученикомъ Спаса Христа, пріимшимъ въ видѣніи огненыхъ языкъ всясвятыи Духъ, таково нѣкое злоухыщреніе ухытрилъ. Домашній голубь научилъ есть, сѣдящу на рамѣ его, ясти предвложеную коварственнѣ въ ухо его пищу, во время бесѣды, яже къ варваромъ. Симъ образомъ увѣщевая ихъ, яко Духомъ Святымъ учимъ, законополагаетъ имъ и учитъ полезнымъ. Сіе коварственное ухыщреніе, скотскыхъ онѣхъ варваръ, паче иныхъ его ухыщреній, уловилъ и утвердилъ есть въ его нечестіе. Елма же всяко обрѣтаются нѣціи во всякомъ языцѣ смысленѣйшихъ многоиспытателнѣйши, и отъ языка сего сицевіи, приступивше къ нечестивому Моамефу, рѣшя: наставниче нашь, Моисеа убо оного, послана отъ Бога въ Египетъ избавити отъ многолѣтныя работы Фараоновы отроды [17] Авраамля, слышимъ сотворша чюдеса довольна въ Египтѣ, и въ Чермномъ мори, и въ пустыни Синаистей; такожде и бывшія по немъ Божія пророкы коегождо въ своихъ временахъ чюдодѣйствовашя; надо всѣми же сими самого Христа почитаемаго нынѣ и покланяемаго, якоже Бога, отъ всѣхъ глаголемыхъ христіянъ, предивна знаменія и чюдеса преестественна содѣлавша: ты же кое чюдо твориши, да видимъ и вѣры имемъ тебѣ, яко истинѣ посланъ еси въ житіе сіе отъ самого Вышняго учитель и наставникъ нашъ къ спасенію? Онъ же сурово сице и прегордѣ отвѣщалъ, рекъ: Моѵсей убо и, иже по немъ, глаголеміи пророцы и Христосъ самъ послани бывши отъ Бога чюдесы и различными знаменіи; азъ же посланъ есмь мечемъ убивати повелѣнъ не покаряющаяся моимъ словесемъ. Якоже убо отъ иныхъ многыхъ, и отъ сего суроваго отвѣта его, явленъ есть всескверный не отъ Бога: ни единою бо нудитъ преблагый; но отъ самого богоборца и человѣконенавидца діавола посланъ бывъ въ погибелъ вѣчную послушающимъ его. Онъ бо отъ начала человѣкоубіица есть, и яко мучитель кровопролитіемъ человѣческымъ радуется: зане врагъ непримиряемъ есть человѣческому роду, и всякыми образы тщится всескверный съ собою низвлещи всѣхъ въ геенну огненую. А Вышній человѣколюбецъ есть и щедръ и милостивъ и праведенъ и не хощетъ смерти грѣшнаго, яко еже обратитися и живу быти ему, и ни единою нудитъ ниже убивати кого велитъ, но сице кротцѣ и человѣколюбне всѣхъ призываетъ къ себѣ, глаголя: пріидѣте ко мнѣ вси, тружающеися и обремененіи, и азъ покою вы. [18] И пакы глаголя: аще кто хощетъ въ слѣдъ мене ити и прочая. [19] Тѣмже и сыновомъ заведеовымъ, огнемъ съ небеси сведенымъ жещи похвалившимся непріимшимъ Господа въ веси ихъ, запрети имъ рекъ: не вѣсте вы, коего духа есте, не пріиде бо сынъ человѣчь, да погубить душя человѣчя, но да спасетъ, и дати душю свою избавленіе за многыхъ. [20] Но елико убо въ показаніе нечестію, грубости же и безумію его, яко ни благочестивъ нѣкій бѣ, ни премудрости причастенъ, ниже богоявленія коего сподобленъ бывъ коли, по всѣхъ Божіихъ пророковъ, доволна сія суть разумнымъ и умнымъ по Бозѣ, кая бо нужда излишными обличеніи показати разумнымъ, яко тма не свѣтъ есть, но тма, и лжа не истина, но лжа есть.

Нынѣ же время показати, яко еже по скверному сему безаконно законоположеніе и догматы не точію отнюдъ суть несогласна древніихъ Божіихъ пророкъ и апостолъ закономъ же и завѣщаніемъ, но яко на совершеное отметаніе и развращеніе божественыхъ евангельскыхъ заповѣдей и догматъ изложно бысть имъ, аще бо и словомъ, во многыхъ мѣстехъ, проклятые книгы его-коранъ зовомыи, прехваляетъ божественое и священное Спаса Христа Евангеліе, праведно глаголя è и прямо, а не убо и дѣломъ; сопротивно бо ему вездѣ законополагая, обличаемъ бываетъ всескверный. О немъ же убо составляетъ è и прехваляетъ словомъ. не подобаетъ дивитися; коварственѣишій бо сый вселивыйся въ немъ діаволъ и вѣдый, яко инако не пріимутъ человѣцы нечестивое его новое законоположеніе, евангельскому свѣту вселенную всю обильно озаряющу. Сего ради и не хотя похваляетъ священное Евангеліе и праведно и прямо нарицая è неправеднѣйшій и кривѣйшій и всякоя истины и правды чюждъ. Къ немуже благовременно простираяся, кто речетъ убо, аще съ небесе сшедше мниши божественое и покланяемое Христово Евангеліе и сего ради праведно и прямо нарицаеши è и имаши, чесо ради преслушаеши è, сице явѣ глаголющее о Божествѣ Христовѣ. Вначалѣ бѣ Слово и Слово бѣ къ Богу, и Богъ бѣ Слово, сей бѣ вначалѣ къ Богу. Слышиши ли, яко иже бѣ вначалѣ къ Богу Слово, Богъ есть, яко же и ражаяй его Богъ и Отецъ? Ты же, о нечестивѣйшій! чесо ради отметаешися Божества его и человѣка его точію глаголеши свята, и прочихъ пророкъ вышша? А яко не точію Богъ есть слово, но и содѣтель всяческыхъ, услыши смыслено, что мало по сихъ глаголетъ о немъ Божественое Евангеліе: вся тѣмъ бышя и безъ него ничтоже бысть еже бысть. Аще убо имъ бышя вся вкупѣ видимая и невидимая, како ты созданна его человѣка мниши и глаголеши? рци ми, о омраченый и скотъ безсловесныхъ безумнѣйшіи! и человѣкъ ли вѣсть, или можетъ създати небо и землю и вся, яже въ нихъ, море и езера, и вѣтреныя силы, и преже всѣхъ сихъ, бесчисленыхъ темъ небесныхъ ангелъскыхъ силъ? Аще убо по истинѣ вѣруеши, яко съ небесе Божественое Евангеліе сниде, и праведно и прямо есть, якоже ты въ многыхъ мѣстехъ глаголеши, и мы вѣровахомъ, престани, хуля на Христа, человѣка создана глаголя и мудрьствуя сущаго вначалѣ у Бога, Бога слова, исповѣдуй же его Бога совръшена, якоже и раждающа его Бога и Отца. Глаголи же его и человѣка совершена воплощьшагося въ послѣднихъ днехъ отъ Духа Святаго и Приснодѣвы Маріи, отъ сѣмени Давыдова считаемыа, а не отъ Маріами, сестры Моисеовы, якоже ты отъ многаго твоего неученія и грубости блядеши треокаянный. Отъ Моисеа бо и сестры его Маріами лѣтъ 1480 протекошя даже до, поплоти, рождества Ісуса Христа, иже надо всѣми Бога, иже родился убо, еже по плоти роженію, при Августѣ Кесари; крестижеся въ пятьнадесятное лѣто царства Тиверія Кесаря, яко же, еже по Лукѣ, Божественое Евангеліе повѣствуетъ, и самое, еже по Іоанну, Евангеліе глаголюще сице явѣ: и слово плоть бысть и вселися въны. [21] Слышиши ли, нечюственный, яко слово Божіе, бесплотно бывше дотолѣ, послѣ же плоть бысть, сирѣчь: человѣкъ совръшенъ по всему, развѣе грѣха. И вселился, рѣче, въны, еже есть, якоже человѣкъ совершенъ соводворися и поживе съ нами человѣкы, ядый и пія и собесѣдуя. И видѣхомъ, рѣче, славу его, славу якоже единороднаго отъ Отца, исполнена благодати и истины. Когда же ли видѣша славу его? Егда, по божественѣй власти, и бѣсы изгоняше отъ бѣснующихъ, прокаженыя словомъ единомъ очищаше, слѣпымъ зрѣніе дароваше, хромымъ, еже ходити, разслабленыя исцѣляше, сухыхъ здравыхъ показаше, мертвыхъ, аки отъ сна, въскрешаше, егда на горѣ Ѳаворьстей красоту божественыя доброты ученикомъ своимъ являше, и свыше отъ Отца свидѣтельствованъ бысть глаголющаго: се есть сынъ мой возлюбленный, о немъ же благоволихъ, того послушайте. [22] Содѣтель всѣхъ и Богъ свыше сына своего възлюблена зоветъ и свидѣтельствуетъ о немъ, ты же человѣка ли точію создана глаголеши его и раба Божія? И аще рабъ есть единородный сынъ Божій, якоже ты нечестивѣйшій, хуля, глаголеши, а не сынъ возлюбленъ и единосущенъ Богъ ражающему его Богу и Отцу, то убо, иже есть всякія истины и правды и преподобьства источникъ, иже всѣхъ содѣтель и Господь, солга, по тебѣ, сына своего возлюблена именуя его, не единою и дважды, но во многыхъ мѣстехъ богодухновенныхъ писаній ветхаго и новаго завѣта. Оле твоего нечестія и бѣсовскаго неиствовъства и дерзоглаголанія треклятый! слыши же и яжо по сихъ. Исполнь, рече, благодати и истины яко законъ Моисеомъ данъ бысть, благодать же и истина Ісусъ Христомъ бысть. [23] Аще же Ісусомъ Христомъ благодать и истина бысть, якоже глаголетъ Божественое Евангеліе, ты, о нечестивѣйшій! како весьма смѣеши развращати Божія благодати и истины уставы богословны и повелѣнія, имже мудръствуеши же и завѣщаваеши сотаинникомъ своимъ бесчисленыхъ твоихъ хуленій, собранныхъ тобою въ бѣсодохновеномъ коране твоемъ? Но негли, по премногу твоему безстудству и бѣсованію, дерзнеши клеветати о христіанехъ, глаголя, собою сія списавшихъ о Христѣ въ Евангеліи. И буди тако, яко же ты, клеветуя насъ, глаголеши. Еда, и яже у евреехъ пророческія книги, мы растлихомъ, яснѣ проповѣдующыхъ Христа Бога и Сына Божія, и Творца всяческымъ? Первый бо Моисей глаголеть: вначалѣ сътвори Богъ небо и землю. Разумѣеши ли, яко Бога глаголеть Божіа Слова, имъже Отецъ небеса утверди, по божественому Давыду глаголющу: словомъ Господнимъ небеса утвердишася. [24] Блаженый же Іеремѣя и велегласный Ісаія, не гадательнѣ, но яснѣ, проповѣдуютъ его Бога и человѣка соверъшена. Іеремѣя убо сице глаголя: се Богъ нашъ, не вмѣнится инъ къ нему. обрѣть всякь путь художъства, и далъ есть è Іакову, отроку своему, Ізраилю возлюбленому отъ него; по сихъ на земли явися и съ человѣкы поживе. [25] Разумѣеши ли, безумниче! яко, егоже выше исповѣда Бога, того же глаголетъ явльшася на земли и съ человѣкы поживша, сирѣчь: человѣка бывша по человѣколюбію непостижимому. Слыши же, о нечювъственый! Ісаію, яснѣе о немъ глаголюща: [26] се Дѣва, въ чревѣ пріиметъ и родитъ Сына и нарекутъ имя ему Еммануилъ; таже, мало пониже глаголегь о томъ же, иже отъ Дѣвы, роженомъ Еммануилѣ: яко отроча родися намъ Сынъ и дался намъ, емуже начальство бысть на рамѣ, и яже по сихъ.... таже приводитъ: и нарицается имя ему велика совѣта ангелъ, чюденъ совѣтникъ, Богъ силенъ, властель, началникъ міру, Отецъ будущаго вѣка. Слышиши ли, яко Бога силна и властеля и началника міру и отца будущаго вѣка, и мудръствуетъ и проповѣдуетъ новороженное отрочище и данаго намъ Сына. А яко Богъ соверъшенъ и человѣкъ вкупѣ Христосъ есть, слыши внимателнѣ блаженаго пророка и царя Давыда, глаголюща о Христѣ сице явѣ: Богъ Господь и явися намъ, благословенъ грядый въ имя Господне, сирѣчь, Отца, отъ негоже посланъ бысть на избавленіе роду человѣчю. Бога же его и Господа вѣсть же и глаголетъ, поелику дана бысть ему, аки человѣку, отъ Отца власть на небеси и на земли, якоже самъ о себѣ глаголетъ своимъ ученикомъ, воставъ уже отъ мертвыхъ: дана ми есть власть на небеси і на земли. Сію его власть и блаженыи Давыдъ издалеча предглашаетъ во второмъ псалмѣ, сице яснѣ глаголя отъ лица Бога и Отца, глаголющаго къ единосущному его Слову и Сыну своему: Господь рече ко мнѣ: Сынъ мой еси ты, азъ днесь родихъ тя, проси отъ мене и дамъ ти языкы достояніе твое, и одеръжаніе твое концы земли, упасеши ихъ палицею желѣзною, яко же сосуды скуделничя сокрушиши ихъ, сирѣчь, отрицающыхся Божества его и не покаряющыхся истинѣ поклоняемыя и божественыя евангельскыя проповѣди. О! дабы и тебе, сквернова и хульна съкрушилъ, абіе рождьшагося! лучше бо было бы тебѣ, аще нѣси отнюдь родился въ міръ, или родився, сокрушился абіе желѣзною сею палицею, яже пасетъ убо на пажити животныя, и на водѣ покойнѣ слагающыхся правдѣ и истинѣ евангельскія проповѣди, а не покаряющихся ей сокрушаетъ до конца и въ некочяемыхъ мукахъ затворяетъ, ихъже ты наслѣдникъ нарочитъ уже еси сквернѣйшій, со всѣми, твоему слагающимися нечестію. Но елико убо къ показанію Божества Спаса Христа и его, яже надъ всѣми, Божествевыя силы и власти, довольно сія въ настоящемъ. — Нынѣ же на прочихъ сквернаго сего Моамефа нечестіихъ обращуся, и обличю его, съ Божіею помощію, лестьца и волка, въ истину суща, въ кожю овечію оболъчена, и самаго чаемаго богоборца антихриста преднаставника и предтечю. Рци ми, о нечестивыхъ нечестивѣшій! Елма [27] священную книгу евангельскую зѣло прехваляешь, чесо ради не повелѣваеши твоимъ стаиникомъ [28] крещатися во имя Отца и Сына и Святаго Духа, по заповѣди Ісуса Христа, иже надо всѣми Бога, глаголющаго евангеліемъ, еже по Матѳеи, къ своимъ ученикомъ: шедше въ міръ весь, научите вся языкы, крестяще ихъ во имя Огца и Сына и Святаго Духа, учаще ихъ блюсти вся, елика заповѣдахъ вамъ. [29] Такожде и въ, еже по Марку, евангеліи, глаголя: вѣровавый и крестився спасенъ будетъ. Но всяко речеши, по премногу твоему безстудству, яко и азъ зѣлнѣ повелѣваю моимъ стаинникомъ водою чистою многажды въ день умывати себе. Къ твоему богомерзскому противоположенію оно первее реку: ты кто еси, нечестивѣйшій, или коего мниши себе, яко смѣеши отнюдь развращати вторый сей уставъ неблазненаго евангельскаго благовѣрія и таиннаго очищенія. Еда ты боли еси Іоанна Крестителя, иже посланъ бысть отъ самого Вышняго, проповѣдати языку іудескому крещеніе покаяніа на оставленіе грѣхомь, иже и глаголаше крещаемымъ: азъ убо крещаю вы водою, грядый же по мнѣ сильнѣе мене есть, емуже нѣсмь достоинъ сапогы понести; той вы креститъ Духомъ Святымъ и огнемъ. [30] Ты же отъ кого посланъ еси? явѣ, яко отъ самого діявола на развращеніе евангеліскыя проповѣди, иже ненавидитъ ю, аки разоряющу козни его, яже на благочестивыхъ, и отнюдь немощну творящу человѣкогубительную силу его; сея ради вины посланъ бысть отъ него. Тѣмже, и водою точію немощною омываеши многажды въ день внѣшніе сткляницы и блюду; внутреннее же его исполнь есть всякія нечистоты и безаконія; якоже всѣхъ Богъ и Спасъ Ісусъ Христосъ глаголеть о подобныхъ тебѣ фарисѣохъ и книжникохъ. Крещаше Іоаннъ, но водою точію, Христосъ же Духомъ Святымъ и огнемъ, не симъ вещественымъ, иже у насъ, но огнемъ Божественыя любве, очищающимъ вѣрныхъ душя и сердця отъ всякія скверны грѣховныя плоти и духа и боговидны содѣлающимъ я. Аще убо крещеніе Іоанново, болшаго всѣхъ пророкъ и послана отъ самого Вышняго, водою единою совершаемо, не даяше крещаемымъ оставленіе грѣховъ, ниже Духъ Святый, и се явѣ есть, о нихже самъ Христосъ глаголетъ своимъ ученикамъ: [31] Іоаннъ убо крестилъ есть водою, вы же имате креститися Духомъ Святымъ не по мнозехъ сихъ днехъ. Како ты, нечестивѣйшій, мниши водою единою немощною очищати себе и послушающихъ тебе отъ нечестій сердецъ вашыхъ, ниже отъ Бога посланъ, ниже во имя Отца и Сына и Святаго Духа крещаемь? какоже очиститеся отъ нечестій вашыхъ, аще не будете вѣровати вседушьно, яко распятый волею Ісусъ Христосъ той есть соприсносущный Сынъ и Слово безначалнаго Отца, пришедый въ міръ грѣшникы спасти. Самъ бо единородный Сынъ и Слово Божіе явѣ сице объявляетъ въ, еже по Іоаннѣ, евангеліи, глаголя: сице бо възлюбилъ есть Богъ міра, яко Сына своего единороднаго далъ есть, да всякъ, вѣруяй вонь, не погибнетъ, но да имать животъ вѣчный; [32] и мало пониже глаголетъ: вѣруяй въ Сына, не осудится, а не вѣруяй, уже осужденъ есть, яко не вѣрова во имя единороднаго Сына Божіа. [33] Таже о немъ и креститель Іоаннъ втомже евангеліи глаголетъ: вѣруяй въ Сына имать животъ вѣчный, а не вѣруяй въ Сына, не узритъ живота, но гнѣвъ Божій пребудетъ на немъ. [34] По сему бо неложному отвѣту, на тебѣ, паче иныхъ, прежде тебе бывшихъ богоборныхь еретикъ, пребудетъ Божій гнѣвъ, яко не единого точію Божества Единороднаго отмѣтающася, но яко и самую всю евангельскую проповѣдь злочестивѣ развращающа, и всякымы образы благочестивую христіаньскую вѣру ратующа, и противу ополчающася. Кая бо неправда или, кое студодѣяніе и безаконіе не всѣяно есть въ богомерскыхъ списаніихъ же и повѣстехъ твоихъ? Но да не вся нечестія твоя исчитая, неисчерпаемую тину злосмрадія всякого вложу въ мыслехъ благочестивыхъ. Два или три отъ нихъ предложивъ и обличивъ, конецъ слову сотворю. Аще праведно и прямо и съ небесе сшедше судится у тебе божественое евангеліе; чесо ради, сему глаголющу къ саддукеомъ: прелщаетесь невѣдяще писанiя, ниже силы Божіи; въ воскресеніи бо ни женятся ни посягаютъ, ниже бо могуть умрети къ тому, но якоже ангели Божіи на небеси суть. [35] А ты, нечестивѣйшій, супротивная узаконяеши, обѣщавая стаинникомъ твоимъ множество отроковиць предобрыхъ, отъ Бога уготовлено по воскресеніи, и должайши срамныя уды прибыти имъ обѣщеваеши безсытнѣ безообразующимъ и студодѣющимъ скотолѣпнѣ, да еще предъ самѣмъ Богомъ. Оле нечестія твоего! воистину гробъ отверъстъ гортань твой сквернѣйшій, отрыгая всякыя гнуси [36] и нечистоту скотскую и смрадъ нестерпимъ, и хулы на Бога бѣсовъскіа, имиже хуля, сквернѣйшій, глаголеши наслажатися Богу студодѣаніи ихъ. Воистину лютѣйшій бѣсъ и богоборенъ, нечистый духъ, всельшеся въ сквернѣй души твоей, движетъ лютоносный языкъ твой, глаголати и писати толь хулная на прельщеніе и погибель вѣчную покаряющимся твоимъ нечестіемъ. — Къ симъ же, елма праведно и прямо есть божественое евангеліе, якоже самъ глаголеши, и мы вѣровахомъ и исповѣдуемъ; чесо ради евангелію, крѣпцѣ заповѣдающу отнюдь не клятися ни небомъ, ни землею, ниже инымъ кымъ; [37] а ты, нечестивѣйшій, повелѣваеши твоимъ сотаиникомъ не отрицатися всякого образа клятвенаго, къ еже солгати христіаномъ. Чесо ли ради иного, нечестивѣйшій, повелѣлъ еси сіе твоимъ стаинникомъ? Но точію тщася образомъ симъ истребити до конца простертую по всей вселеннѣй благочестивую деръжаву христіанскихъ царей и властелей и князей. Много и различно нѣкое твое коваръство, пачеже всельшагося въ тебѣ сквернаго бѣса, на насъ блогочестивыхъ бѣшеніе, егоже всего аще кто разкрыти и обличити восхощетъ, книгу цѣлу многострочну составити понуженъ будетъ; сего ради и самъ неисчерпаемымъ смрадомъ мотылосмѣшныхъ обѣщаній твоихъ и повѣстей владѣющаго (?) ума обьемлемъ и омрачаемъ, инымъ сіе оставляю, словеснѣйшимъ мене.

Оно же твое хвалю и оглаголую [38] вкупѣ: повелѣваеши бо твоимь стаинникомъ, глаголя: аще кто отъ васъ понуженъ будетъ коли отъ христіанъ, мучимъ, отметатися тебе, но отрицайтеся отметанія, аще и многажды кому случится отъ васъ; сіе бо, аки ничтоже, вмѣнится у мене, глаголеши; щедръ бо азъ, глаголеши, и милостивъ, а не якоже Христосъ немилосердъ, отрѣвая до конца отметавшихся единою его. Противу сему твоему завѣщанію сицевыми супротивъ вѣщаю ти. Аще праведна и Богу друга и отъ него послана вѣси себе законоположителя человѣкомъ, како паки самъ себѣ супротивишися и отметатися тебе попущаеши стаинникомъ твоимъ, въ различныхъ мученіихъ впадшимъ? рекъ бо еси повыше, яко мечемъ и оружіемъ посланъ еси отъ Бога убивати нещадно отметающихся тебе и твоихъ словесъ. Обаче хвалѣ еси достоинъ о семъ; достоинъ бо еси и предостоинъ не точію отметаемъ бывати, но и проклятъ бывати отъ всѣхъ вкупѣ, и оплюваемъ и гнушаемъ, якоже нечестивъ и богоборенъ явѣ, и самого чаемаго антихриста предтеча, глаголемый лживый пророкъ. Всякого бо нечестія, нечистоты же и безаконія исполнена суть твоя списанія и завѣщанія и умышленія. Тѣмже, и якоже сый одушевлено орудіе и жилище самого сатаны, милостивѣйша себе и самого Христа, сущаго надо всѣми Бога, смѣеши глаголати, по премногому твоему бѣсованію, и наипаче лжущь и о семъ, якоже и о иныхъ многыхъ, на Спаса Христа; не простѣ бо отметавшагося его отреваетъ Христосъ, но некающагося по отметаніи, и пребывающаго внечестіи, не хотящаго обратитися. И свидѣтель словеси сему истиному верховный ученикомъ его Петръ блаженый, трижды отметався его, во время преданія его, сего же покаявшагося и плакавша горько, не токмо пріятъ его просто, но и болшія, нежели прежде, чести сподобилъ его, трижды утвердивъ ему первенство прочихъ своихъ ученикъ, пастыря его истиннаго показавъ. А яко убо лживъ еси ты и льстецъ, богоборенъ и на развращеніе всего, еже по Христѣ, божественаго евангелія посланъ еси отъ самого сатаны, впогибель многымъ языкомъ, послушающимъ тя, самъ Христосъ, божественымъ евангеліемъ своимъ, обличаетъ тя, нечестивѣйшій, сице глаголя: иже нѣсть со мною, на мя есть, и не собираяй со мною разсточаетъ. [39] Аще убо и ты былъ бы съ Христомъ, якоже и предъпосланіи отъ него пророцы божественіи, и иже по нихъ священніи ученицы его, и апостоли и бывшеи по всей вселеннѣй, аки пресвѣтлыя звѣзды, озарившеи церквы сущаго надо всѣми Бога и Спаса Христа, апостольстіи отцы нашы и учители, — никакоже возсталъ бы еси на Христа, но согласилъ бы съ нимъ во всѣхъ и съ ученикы его, и собиралъ бы съ нимъ, а не разсыпалъ бы собраная имъ, нечестивѣйшій. Но негли речеши, по премногому твоему безбожію, яко и ты толики языкы собралъ еси и собираеши всегда во еже по тебе нечестіе? Ей собираеши и ты, и мы исповѣдуемъ, а не съ Христомъ, ниже, якоже Христосъ, но супротивнѣ ему. Той бо неблазненымъ богоразуміемь и узкымъ и скорбнымь путемъ, ведущимъ въ животъ вѣчный, собираетъ пшеницу чисту, сирѣчь святыхъ и боговидныхъ душя, въ своихъ небесныхъ житницахъ, еже есть въ животъ вѣчный и въ царство непоколеблемо. Ты же, о нечестивѣйшій, твоимъ бѣсопреданнымъ и скотолѣпнымъ узаконеніемъ и широкимъ и пространнымъ путемъ, ведущимъ въ погибель вѣчную, собираеши, не пшеницу чисту, якоже Христосъ, но плевы и трость, евангельскы глаголати, въ огни вѣчнующемъ сгараемы съ тобою и твоимъ отцомъ діаволомъ, начальникомъ и собирателемъ и тайноучителемъ новоявленаго, еже по тебѣ, нечестія. Аще собираеши съ Христомъ, сквернѣйшій, никакоже отметалбыся божественаго, еже о Христѣ, крещенія, еже во имя Отца и Сына и Святаго Духа совершается почищаетъ всякія скверны грѣховныя и боговидныхъ содѣловаетъ крещаемыхъ, пріемлющихъ è съ вѣрою правою и желаніемъ зѣльнымъ. Аще бяше собирааше съ Христомъ, никакоже отрицашеся тайны, яже паче ума и слова, святыя и поклоняемыя Троиця, но исповѣдалъ бы съ нами Отца безначальна и присносущна, Сына единосущна и собезначальна Отцу и Духъ Святый соприсносущенъ имъ и собезначаленъ, единаго Бога трое, въ тріехъ ипостасехъ, нераздѣльне раздѣляемаго, и несмѣсно пакы соединяема существомъ. Аще со Христомъ бяше и собирааше, училъ бы убо своихъ стаинниковъ вѣдати, яко по воскресеніи ни женятся, ни посягаютъ, но якоже ангели Божіи суть на небесѣхъ, якоже учитъ божественое Христово евангеліе, [40] ниже обѣщааше имъ, по смерти и еже отъ мертвыхъ воскресеніи, отроковицы доброличны, и рѣки вина и млека и меду и рая, окаляема и пометаема отъ несытныя скотолѣпныя пищи твоея и твоихъ стаинниковъ; но глаголалъ бы убо и ты съ Христомъ и Павломъ премудрымъ: нѣсть царствіе Божіе брашно и питіе, но правда и миръ и радость о Дусѣ Святѣмъ. [41] Аще съ Христомъ стояше и собирааше, завѣщалъ бы убо стаинникомъ твоимъ, глаголя: аще кто хощеть въ слѣдъ Христу итти, рекше, въ царьство небесное внити, да отвержется себе самого, сирѣчь, своихъ похотей плоти и души своея, и да возметъ крестъ свой, еже есть самоизвольное умерщвеніе чювствій своихъ, и въ слѣдъ ему да ходитъ, сирѣчь по святыхъ его заповѣдехъ да жительствуетъ и устраяетъ житіе свое. Ты же, супротивная симъ узаконяя и завѣщевая, явленъ еси отъ самого богоборца сатаны предпосланъ придтеча антихристовъ, въ погибель многымъ, скотолѣпне живущимъ, языкомъ. Подобаше убо намъ, познавшимъ, отъ всѣхъ богодухновенныхъ писаній, твою по всему бѣсовскую прелесть и нечестіе, здѣ уставити слово, еже о истинѣ, и не всуе тружатися излишными словесы объявити, яко тьма нѣсть то свѣтъ, но тьма, и яко гноище нѣсть хлѣбъ сладокъ, но смердящее кало; такова бо вся твоя, сквернѣйшій, и завѣщаніа и обѣщанія и повѣствованія. Воистину скотенъ нѣкій былъ еси ты нравомъ и всякія злобы и бѣсовскаго лукавства преполонъ. Елма же, по премногу твоему бѣшену тщеславію и безумію, смѣлъ еси рещи и на небеса возшедша себе, и богомерзское имя твое видѣвша врѣзано на деснѣй странѣ Божія престола, и самого Бога видѣвша, егоже никтоже, николиже отъ человѣкъ видѣ, по божественому отвѣту единороднаго Сына Божіа, глаголющаго въ евангеліи, еже отъ Іоанна: Бога никтоже видѣ николиже, единородный Сынъ, иже есть въ нѣдрехъ Отчихъ, той повѣда; нужно естъ еще намъ помедлити въ словѣ, еже о истинѣ евангельстей, и изобличити тя и въ семъ, якоже и въ иныхъ многыхъ, лжуща и сатанински велѣричююща и хвалящася. Изобличитъ же тебе не простъ нѣкто мудрецъ міра сего, но Самъ Христосъ, иже есть ипостасная Бога и Отца премудрость, яже вся сущая и создала есть и соблюдаетъ, сице явѣ глаголя въ еже по Іоанну Евангеліи, ко пришедшему въ нощи къ нему Никодиму, единому сущу отъ іюдейскыхъ князь: аминь, аминь глаголю тебѣ, аще кто не родится свыше, не можетъ видѣти царствіе Божіе. [42] И пакы тойже Господь и въ томже: аминь, аминь глаголю тебѣ, аще кто не родится водою и духомъ, не можетъ внити въ царствіе небесное, [43] и къ симъ приводитъ глаголя: и никтоже взыде на небо, точію сшедый снебесе, Сынъ человѣческый, иже есть на небесехъ. Такова убо, яже всѣхъ Бога и Спаса Ісуса Христа къ Никодиму, поклоняемая словеса. Ты же, нечестивѣйшій, вся сія, аки ничтоже вмѣнивъ, возшедша на небо глаголеши себе, ниже свыше родився, ниже крестився водою и Духомъ Святымъ во имя Отца и Сына Святаго Духа, ниже Христа исповѣдуя Бога истинна и Творца всѣхъ. Кого себе мниши отъ всѣхъ преже тебе бывшихъ богомерскыхъ еретикъ, нечестивѣйшій и сквернѣйшій? Иже всѣхъ Владыка и Богъ глаголетъ: и никтоже взыде на небо, ты же, развращая божественый сей отвѣтъ, возшедша ли себе глаголеши на небо? Еда ты болій еси Авраама и Исаака и Іакова, Моисея же самого и Аарона, Иліи же и Елісѣа, и прочихъ, иже по нихъ бывшыхъ, богодухновенныхъ пророкъ, отъ нихъже никтоже взыде на небо, по божественому отвѣту Бога всѣхъ и Спаса Христа? Коея же твоея ради добродѣтели, или благовѣрія, или правды и истины и ревности за евангельскую истину, достоинъ отъ Бога вмѣнился тамошнему восходу? Оле твоего лютаго хуленія и нечестія! Они отъ еже по обѣтованію Божію благословенаго сѣмяни Авраама и Ісаака и Иякова родившеися и считаеми и по святыхь Божіихь заповѣдехъ ходивше непорочно, на небо взыти не хвалятся; ты же отъ изгнаннаго Божіимъ велѣніемъ Авраамля наслѣдія Измаила, сына рабыни Агари, и отъ возненавидѣннаго Богомь Исавова колѣна считаемъ, и святыя заповѣди и богословная учительства и велѣнія Ісуса Христа, родословимаго, по плоти, отъ сѣмяни ихъ благословеннаго, развращая и разоряя, отнюдъ на небо возшелъ еси и Бога самого, егоже николиже никтоже видѣ, ниже видѣти можетъ, по апостольскому гласу, видѣлъ ли еси, и имя свое богомерское врѣзано на деснѣй странѣ Владычняго престола? Воистину ученикъ ты еси и подражателъ діавола, отца твоего, похвалившагося древле и рекшаго: и положу престолъ мой на облацѣхъ небесныхъ и буду подобенъ Вышнему. Входъ храма своего, иже въ Іеросалимѣхъ, крѣпцѣ Моисеовымъ закономъ возбраняетъ моавитину и аммонитяну; а тебѣ, сквернѣйшему отъ роду ихъ, восходъ на самое небо повелѣлъ есть? И кое сообщеніе свѣту къ тьмѣ, или кое причястіе Христу съ веліяромъ? Онъ бо свѣтъ есть разумный, просвѣщаетъ всякаго человѣка грядущаго въ міръ, якоже самъ о себѣ глаголетъ: азъ свѣтъ, въ міръ пріидохъ, [44] и пакы: азъ есмь свѣтъ міру, иже въ слѣдъ мене ходитъ, не имать ходити въ тьмѣ, но имѣти будетъ свѣтъ животный. [45] Вѣруяй убо въ Христа и крещаемый въ имя Отца и Сына і Святаго Духа, по заповѣди Христовѣ, и въ слѣдъ ему идый, сирѣчь по спасительныхъ его заповѣдехъ жителствуя, имать свѣтъ животный, еже есть разумъ истиннаго богоразумія, и не ходитъ въ тьмѣ твоея бѣсовскыя прелести и нечестія, сквернѣйшій. Онъ свѣтъ въ міръ пріиде, Солнце сый правды по святыхъ писаній, и присносіяющими лучями евангельскаго богоразумія и узаконенія всю вселенную озарилъ есть. Ты же, нечестивѣйшій, тьма еси и волкъ золъ и душегубитель, бѣсъ плотянъ, прелестникъ въ міръ пришелъ еси, всяческою прелестію прельщая скотолѣпныхъ человѣкъ тѣмъ, еже прощати имъ всякое беззаконіе и неправду. И о Спасѣ убо Христѣ и его Божествѣ и богоразуміи и благочестіи неблазненномъ и царствіи вѣчномъ и, яко хотяше въ міръ сей пріити и воплотитися отъ Святаго Духа и чистыя и всенепорочныя Дѣвици, и наставити въ путь неблазненнаго богоразумія и благочестія и всякія правды отпадшее естество бѣдныхъ человѣкъ, не точію всяко богодухновенное писаніе пророческое и повѣстительное [46] сказуетъ и извѣщаетъ, но еще и мнози отъ еллинъ премудрыхъ мужей предувѣдѣшя, Богу открывшу имъ, и въ своихъ писаніихъ положишя, овы убо гадателнѣ и сокрытнѣ, овы же яснѣ и открытѣ. Отъ нихъже первый есть Орѳей, древній творецъ [47] премудрѣйшій у еллинехъ, глаголя о Христѣ, яко овъ хощетъ родитися отъ Дѣвы (Маріи). А премудрая пророчествія волховници [48] Сивиллы о явленіи Спаса Христа и спасителныхъ его страстей, и еже изъ мертвыхъ воскресеніи Его же и всѣхъ отъ вѣка умеръшихъ, коели жесточайше сердце и душу невѣрну не возмогутъ умягчити и увѣщевати исповѣдати единого истинна и всесилнаго Бога быти, распята бывша, Христа Ісуса, при поньтійстѣмъ Пилатѣ? Откуду же найде ей такова о Христѣ пророчествовати? явѣ всяко, яко отъ Бога просвѣщена бысть строительнѣ, [49] да не точію отъ богодухновенныхъ писаній еврейскыхъ имать извѣщеніе божественное, еже о Христѣ, таинство, но и еще отъ самыхь отчюженныхъ Бога еллинъ. [50] О тебѣ же, нечестивѣйшій, кое, когда, богодухновеное писаніе помяну, аки о блазѣ и отъ Бога посланнѣ бывшемъ. Аки убо о блазѣ, ни едино; аки о татѣ и звѣрѣ и свинiи и вепрѣ дивіи, зобящемъ и поядающемъ избранную лозу Господню, юже насади десница Вышняго, всяко богодухвовенное писаніе поминаетъ и сказуетъ твое богоборное бѣшеніе, имъже бѣсишися на истину евангельскую, тщася вытребити ю до конца отъ лица земли. Ты еси воистину, глаголемый въ евангеліи, грядый тать, да крадетъ и заколетъ и погубитъ. И крадеши бо, льстивыми своими словесы и обѣщаніи широкаго и пространнаго пути, душя человѣчя во, еже по тебѣ, нечестіе, и заколеши я мысленно богоборцу, отцу твоему, діаволу, и погубляеши я до конца, въ самое мрачнѣйшее дно адово влекій ихъ съ собою. Ты еси, неложнѣ, яже отъ дубравы, рекше частости безчисленыхъ твоихъ блядь, [51] свинія и вепрь дивій, озобавыи и поядъ паче же озобая и поядая всегда, избранную лозу, юже насади десница Вышняго. Ты еси мысленный онъ волкъ, хищаяй отъ благочестиваго ограда словесная овця Спаса Христа и разсыпая ихъ, увы, нарадѣнія для [52] пасущихъ я. Ты еси, безъ сумнѣнія, восходяй отъ земля, еже есть отъ житія скотскаго, звѣрь онъ, имѣющь два рога, подобна овчю, соглаголяй первому звѣрю, сирѣчь антихристу, способствуя ему въ прельщеніи многыхъ неутверженыхъ языкъ, и предуготовляа ему пути кривыя отводящія въ погибель вѣчную; два же рога овчая облагаетъ тебе божествены пророковъ откровеніе, сказующе явѣ тѣми, яже по лицемѣрію дѣйствуемая тобою злокозненѣ, отъ обою завѣту Божію нѣкія обычая и завѣщанія. Понеже, по іюдеохъ, [53] единъ ипостась мудръствуеши о Бозѣ, а не три, по божественому Христову евангелію, и всѣхъ древнихъ богодухновенныхъ богословцовъ, и обрѣзатися повелѣваеши твоимъ стаинникомъ, и свиная мяса гнушатися, и чястыми омовеніи себе очищати, и ина іюдейска соблюденія суетна и неполезна завѣщеваеши имъ. Но по іюдеехъ убо такова тобою дѣйствуются злохытреннѣ, а по христіанехъ бытьто яко Христа не всяческы отмѣтаешися, якоже іюдеи, но исполу [54] исповѣдуеши его, пророка его глаголя Божія свята, и всѣхъ вкупѣ пророкъ вышша безприкладне [55] бывша, а не и Бога, ниже Сына Бажіа, но Божія раба вмѣняеши и нарицаеши, и божественое евангеліе презелнѣ хвалиши, и свято и съ небесъ сшедше славиши è и свидѣтельствуеши, а содеръжанная въ немъ божественыя догматы же и велѣнія вся вкупѣ, нечестивѣйшій, попираеши, и вседушно тщишися развратити. Но не преодолѣетъ до конца злоба добродѣтели, ниже нечестіе богоразумію неблазнену; речено бо естъ самѣмъ, иже надо всѣми Богомъ, Ісусъ Христомъ, въ божественомъ евангеліи: и падый на камени семъ сокрушится, а на немже той падетъ, возвѣетъ его. Се есть камень онъ, егоже Даніилъ, божественый пророкъ, тайнѣ видѣ отъ горы отсѣчена, кромѣ [56] руки мужа, и сокрушъша различно сложеный образъ, показанный въ снѣ Навхудоносору, царю вавилонскому, самого же бывша въ гору велію, и покрывша землю всю. Сей мысленый камень сокрушитъ всяко и тебе, до конца падшаго на немъ, и глубинамъ забвенія предасть тя, якоже и всѣхъ подобныхъ тебѣ нечестивыхъ гонителей и мучителей, возбѣсившихся на немъ. Неложенъ бо и страшенъ и всесиленъ Богъ и Отецъ единороднаго Сына и Слова своего, Ісуса Христа, иже надо всѣми Бога, о немъже и егоже ради такова обѣщаваетъ, глаголя усты Давыдовы, пророка и царя, еще глаголя о немъ: положихъ помощь на сильнаго и возвысихъ избраннаго отъ людей моихъ, обрѣтохъ Давыда раба моего, елеомъ святымъ моимъ помазахъ ихъ, ибо рука моя заступитъ и, и мышца моя укрѣпитъ и. [57] Таже, да не о Давыдѣ, сынѣ Іесеовѣ, симъ реченнымъ бывшимъ, нѣціи возмнятъ, приводитъ, глаголя: не успѣетъ ничтоже врагъ надъ нимъ, и сынъ беззаконія не приложитъ озлобити его. На Давыда бо возможе врагъ діаволъ, иже и сынъ беззаконія глаголется, ввергъ его въ грѣхъ преблужденія и убійства Уріина; на Бога и человѣка же Слова никакоже возможе, трищи ему приступивъ, въ пустыни постящуся, и трищи отъ него низложенъ бывъ, со студомъ отступи отъ него; таже глаголетъ: изсѣку отъ лица его врагы его, и ненавидящихъ его побѣжду, и истина моя и милость моя съ нимъ, и о имени моемъ вознесется рогъ, и положу на мори руку его, и на рѣкахъ десницу его, той воззоветъ мя: Отецъ мой еси ты, Богъ мой и заступникь спасенія моего, азъ первородна положу и, высока паче всѣхъ царей земныхъ. Сія вся суть показательна [58] Божественаго заступленіа силы же и славы и царствія Богочеловѣка Слова, по человѣческому, зане бо Богъ и царь есть всѣхъ, сущихъ на земли, вседержитель и всесиленъ Господь. А яко евангельскый завѣтъ, егоже положи священнымъ всѣмъ ученикомъ его, и ими всѣмъ вѣрующимъ в онь, не преложенъ до конца соблюдется, а не преложится, якоже ветхый, и, яко сѣмя его, сирѣчь христіанскый языкъ, пребудетъ въ вѣкы, услыши, что по сихъ глаголетъ тойже Богъ и Отецъ: въ вѣкы сохраню ему милость мою, и завѣтъ мой вѣренъ ему, сирѣчь непоколебленъ и непреложенъ, и положу въ вѣкы сѣмя его, сирѣчь вѣрующихъ въ него, и престолъ его, еже есть царствіе его, якоже дніе небу, сирѣчь безконечно. Якоже и мало пониже глаголетъ: единою кляхся въ святѣмъ моемъ, аще Давыду солжу, сѣмя его въ вѣкы пребываетъ, и престолъ его, якоже солнце предо мною, и якоже луна утвержена въ вѣкъ. Таже приводитъ глаголя: свидѣтель на небеси вѣренъ, сирѣчь самъ азъ, иже всѣхъ содѣтель, свидѣтель есмь самому Христу моему, яко вся сія сице будутъ, якоже кляхся въ святѣмъ моемъ, яко не солжу Давыду, рекше Христу, считаемому, по человѣчеству, отъ сѣмени Давыдова, сына Іесеова. Аще же сія сице написана суть о Христѣ, отъ самого блаженнаго пророка и царя Давыда, аки отъ лица самого Бога всѣхъ, и тако быша, како ты, нечестивѣйшій, развращая все Христово евангеліе, и отметаяся Божества его и силы и господьства, и попирая вся его святыя заповѣди и, яже о святѣй и царствующей Троицы, догматы не пріемля, воставая на Христово евангеліе и христіанскый языкъ, всякымъ образомъ гоня и ратуя и вытребити до конца тщася, не предтеча ли еси явьственнѣ нарицаемый псевдопроѳитъ, сирѣчь лживый пророкъ самого антихриста, аще и въ настоящемъ нѣсть ти еще дано дивеса [59] и знаменія ложна творити, якоже есть писано о ономъ, ниже образъ первому звѣрю, глаголю же антихристу, поставивъ, нудиши прельщеныхъ поклонитися образу зміину; аще и начертаніе не начертаешь на челехъ и на деснѣй руцѣ ихъ, яко неимущему è, ниже продати можетъ, ниже купити не наставшу времяни прелести и явленіа сына погибельнаго. Содѣяна всяко тогда будутъ и та, судбами Божіими не изглаголанными, наслѣдникомъ и совершителемъ твоего богоборнаго нечестія. Аще убо, якоже выше речеся, съ клятвою содѣтелемъ всѣхъ, яко сѣмя Христа его, сирѣчь христіанскый языкъ, пребудетъ въ вѣкъ вѣкомъ, и престолъ его, якоже солнце предъ Богомъ и Отцомъ, то убо и нечестивое сѣмя твое, якоже христоборно, истребится въ вѣкъ, по глаголющему святому писанію, яко грѣшници погибнутъ, врази же Господни вкупѣ прославитися имъ и вознестися, изчезающе, якоже дымъ изчезошя. [60] Слыши же и виновное [61] вѣчному пребыванію благочестивымъ, зане рече: благословящеи его, сирѣчь Христа, наслѣдятъ землю, [62] еже есть горній Іеросалимъ, по немуже ступаютъ ногы кроткыхъ; кленущіи же его, рекше Христа, истребятся, якоже мало пониже глаголетъ: беззаконницы же изжденутся и сѣмя нечестивыхъ потребится; праведницы же наслѣдятъ землю и вселятся въ вѣкъ вѣка на ней. И пакы мало пониже глаголетъ: храни незлобіе, и виждь правоту, яко есть останокъ человѣку мирну, беззаконницы же истребятся вкупѣ, останцы же нечестивыхъ погибнутъ; спасеніе же праведнымъ отъ Господа. [63] Тебѣ же, нечестивѣйшій, не незлобіе ни правоту сохраншу, ни видѣвшу, супротивно же паче всякія злобы, беззаконіе же и кривость нравомъ и развращеніе всякого благочестія введшу въ житіе сè, и о воеваніи и плѣненіи и кровопролитіи благочестивыхъ радующуся и веселящуся, нѣсть ти останокъ, нѣсть ти, сирѣчь причастіе по смерти съ праведными, аки не благословящу съ ними Царя и Спаса ихъ, Христа Iсуса; но общеніе твое есть съ кленущими его, богоборными іюдѣи, и наслѣдіе твое съ отцомъ твоимъ, діаволомъ, въ геенну бесконечнаго огня, яко его ученикъ и способникъ въ хуленіихъ, яже на Христа, самого бо всего діавола имѣвъ живуща въ сквернѣй души и сердци твоемъ, и всякымъ образомъ отметаяся присносущнаго Божества и господьства его, ниже образомъ симъ пощадѣлъ еси солгати нань; хулиши бо, яко возшедша его на небо, вопрошшу его Богу, аще весьма дерзнулъ еси самъ себе именовати Бога на земли, отвѣщати Богу, никакоже Господи, но человѣцы солгаша на мя таковое неправдованіе. Оле твоея неприкладныя злобы и коварства, сыне діаволь! Но здѣ слова дошедъ, како достойнѣ изобличю твоего нечестія и безумія, недоумѣніемъ великымъ содержимъ есмь. Обаче, Спаса Христа призвавъ, о немъ бо мнѣ есть весь сей подвигъ, обличеній, яже по силѣ, не отступлю, но изъобличю тя, и въ томъ лжуща и хуляща на единороднаго Божество и на самѣхъ всѣхъ священныхъ Божіихъ пророковъ и апостоловъ, и на самого посланна отъ Бога, къ сущей отъ сѣмени Давыдова, Дѣвици Маріи, архангела Гавріила, да что глаголю архангела и пророкы, на самого Вышняго, вѣдущаго всяческая прежде бытія ихъ, изъострилъ еси богоборный языкъ свой. Аще бо по истинѣ, а не по лицемѣрію и бѣсовскому коварству прехваляеши божественое евангеліе, глаголющее сице явъственнѣйшѣ: въ мѣсяцъ шестый посланъ бысть отъ Бога Гавріилъ архангелъ въ градъ галилейскый, емуже имя Назаретъ, къ Дѣвици обрученнѣй мужу, емуже имя Іосиѳъ изъ дому Давыдова, и имя Дѣвици Маріамъ, и вшедше къ ней, ангелъ рече: радуйся обрадованная! Господь съ тобою. [64] Аще убо отъ Бога посланъ бысть Гавріилъ благовѣстити къ святѣй оной Дѣвици пришествіе Господне, то же есть рещи, Бога въ ней вселитися благоизволивша, Богъ бо единъ есть Господь, яко всѣхъ содѣтель и надо всѣми владѣя божественнѣ, како убо ты, сквернѣйшій, глаголеши, яко Богъ вопроси Христа, возшедша на небо, аще Бога самъ себе именова на земли? Еда бо человѣка или ангела посла Богъ съ небесе къ Дѣвици, аще бы вѣдалъ архангелъ человѣка или ангела, послана къ ней отъ Бога, не бы именовалъ его Господа, ниже глаголалъ бы: тѣмже, и рожденное въ тебѣ свято наречется Сынъ Божій; ниже бы и Царя его нарицаше вѣчна, глаголя: и воцарится въ дому Іаковли въ вѣкы, и царствію его не будетъ конца. Господь убо посла къ Дѣвици единороднаго Сына и Слова своего, иже всѣхъ Господь и Владыка, якоже самъ Единородный о себѣ глаголетъ пророкомъ Исаіемъ, глаголющимъ: Господь посла мя и Духъ его. [65] Яко Господь не точію Богъ и Отецъ святыми писаніи воспѣвается, но и той единородный Сынъ Божій. Слыши внятно, что глаголетъ блаженный пророкъ и царъ Давыдъ о обоихъ: рече Господь Господеви моему: сяди одесную мене, и прочее. [66] Се два Господа Отецъ и Сынъ. И пакы тойже: изчрева прежде деньница родихъ тя. Отецъ и Господь сіе глаголетъ къ единородному Сыну и Слову своему. Еда человѣка ражаетъ Богъ? Богъ сый и Господь, раждаяй боголѣпнѣ, Отецъ изъ чрева, сирѣчь отъ Божественнаго существа своего, Бога и Господа ражаетъ, подобна себѣ по всему. Что убо по сихъ? Клятся, рече, Господь и не раскается. Что клялся? Ты еси священникъ въ вѣкы, по чину Мелхиседекову. И пакы инде тойже пророкъ и царь о тѣхже глаголетъ: Господь съ небеси на землю призрѣ, сирѣчь Сынъ Бога и Отца. Чесо ради призрѣ? да слышитъ, рече, въздыханіе окованныхъ, да разрѣшитъ сыны умерщвеныхъ, да возвѣститъ въ Сіонѣ имя Господне, и хвалу его въ Іеросалимѣ. Се Господь и призрѣвый съ небесе на землю; сей есть Сынъ, Господь же, егоже имя пріиде возвѣстити въ Сіонѣ. Аще убо Богъ и Отецъ, Господь сый и имянуемъ отъ всѣхъ божественныхъ пророкъ, посла Господа? въ міръ, сирѣчь единороднаго Сына своего, да вси почитаютъ Сына, якоже почитаютъ и Отца, якоже самъ Единородный о себѣ глаголетъ; и пакы тойже: се есть животъ вѣчный, да знаютъ тебе единого истиннаго Бога и, егоже послалъ еси, Iсуса Христа; [67] како ты вводиши Бога, съ негодованіемъ вопрошающа Христа: аще самъ себе Бога именовалъ въ человѣцѣхъ, и Христа, аки убоявшася рещи, никакоже Владыко, сіе азъ не смѣлъ рещи, но человѣцы на мя солгаша. И буди тако, якоже ты хулишь, сквернѣйшій, яко ученицы его, списавшіи святое евангеліе солгаша нань; еда и прежде преестественнаго воплощенія его, лѣта довольна, послани бышя отъ самого Вышняго божественіи пророцы, солгаша ли, Бога проповѣдашя его, Духомъ Святымъ? Оле богомерскія твоея хулы и нечестія, сквернѣйшій! И аще они солгаша, то убо и самъ Вышній солга, по твоему безумію, предпославъ ихъ и открывъ имъ, еже отъ вѣка утаеное у Бога, таинство сущаго паче ума и слова вочеловѣченія единороднаго Сына и Слова своего. Откуду бо они, человѣцы суще, можаху предувѣдѣти велію сію и страшную тайну, яже и самѣмъ святымъ ангеломъ Божіимъ не свѣдома бысть, аще не самъ Богъ открылъ бы имъ. Аще же Богъ открылъ имъ, како не вѣдяше ту по тебѣ? [68] невѣдущаго бо есть, еже съ негодованіемъ вопрашати, егоже самъ дотолѣ своимъ пророкомъ свидѣтельствова. Но всяко таковъ безумникъ онъ есть, вразумивый тя, отецъ твой діаволъ, такова хулити на Бога Вышняго и на святыя его пророкы и апостолы; ні едино бо онъ благо Божіе дѣло или тайну правѣ ни благовѣрнѣ, ниже разумѣ когда, ниже уразумѣти можетъ; обуяло бо неразумное его сердце, отнелиже воста на своего Владыку и Содѣтеля, егоже и видѣвъ, въ образѣ человѣчи уже суща 40 дній и 40 нощій въ пустыни постившагося, и, не у могій разумѣти, еже о немъ, таиньство чрезъестественнаго Его воплощенія, и недоумѣваяся съ лукавствомъ глаголаше, приступивъ къ нему: аще Сынъ еси Божій, рци да каменіи сіи хлѣби будутъ. [69] Разумѣй убо, неразумный, самѣхъ каменій безчювьственѣйшій, скверне Моамеѳе: отецъ и учатель твой діаволъ Сына Божіа исповѣдуетъ и, не хотя, вочеловѣчьшася Бога Слова; слыша бо всяко свидѣтельствована бывша его Сына Божія въ Іордани свыше отъ Отца глаголавшаго: сей есть Сынъ мой возлюбленный, о немъже благоизволихъ. Ты же, нечестивѣйшій, отметаешися Божества его и оглаголуеши всѣхъ вкупѣ бывшихъ отъ вѣка божественыхъ пророкъ и святыхъ его ученикъ и апостолъ и самого Вышняго единороднаго Сына Его. И аще сіи вси лжутъ, по твоему безбожному языкоболію, како будетъ евангеліе божественно и прямо и праведно и съ небесе сшедше, якоже ты многажды свидѣтельствуеши, и мы вѣруемъ. Аще убо пророкомъ и евангелистомъ не вѣруеши, исповѣдующимъ его Сына Божія и Бога, о немже и егоже ради, съ усердіемь, приклонишя подъ мечи выа своя бесчисленна множества мученикъ, и ты поне [70] твоему отцу діаволу вѣру ими, Сына Божія глаголющу его и Бога. Бога бо едина и той самъ вѣсть сильна суща таково что чюдо веліе сотворити, сирѣчь преложити жесточайшее естество каменное на хлѣбъ сладкыи; аще же ни самому отцу твоему діаволу повинуешися, что ино есть рещи и мудръствовати о тебѣ, развѣ, яко и самѣхъ бѣсовъ нечестивѣйшій еси ты, и неразумныхъ скотъ неразумнѣйшій и скотнѣйшій? Таковому же объявлену бывшу и сущу тебѣ, время уже намъ оно рещи о тебѣ божественое слово блаженнаго пророка и царя Давыда: рече безуменъ въ сердци своемъ: нѣсть Бога; [71] тѣмже и достоинъ еси нарицатися безбожникъ, по евангельскому божественому гласу, глаголющу: не почитаяй Сына, не почитаетъ Отца, пославшаго и. [72] Аще бо и видишися, исповѣдати единого Бога, но не якоже открыся отъ самого Единороднаго и Святаго Духа первіе убо пророкомъ древнимъ, таже и святымъ Христовымъ ученикомъ и апостоломъ, но супротивнѣ имъ проповѣдуеши и узаконяеши, нечестивѣйшій, тщася всякымъ образомъ развратити пророческую и евангельскую тайну, яже о святѣй Троицы, догъму же и проповѣдь и все евангельское и апостольское законоположеніе новаго завѣта. Но не превозможеши николиже до конца нань. Аще и въ настоящемъ, грѣхъ ради нашихъ, попущающу Богу. судьбами Его непостижимыми, могій являешися и наскакаеши на благовѣрныя, иже нечестивый и безбожный, но всяко сокрушенъ нѣкогда будеши, и ты и имя твое съ шумомъ погибнетъ, якоже и бывшихъ прежде тебе гонителей суровѣйшихъ іудеевъ и римлянъ и еллиновъ. Глаголаша бо неложная уста вседержителя Бога, Iсуса Христа, къ верховному ученику его, Петру: ты еси Петръ, рекше камень, и на семъ камени созижду Церковь мою, и врата адова не преодолѣютъ ей. [73] Врата адова нарицая воставшая по времянахъ на благочестивую вѣру христіанскую, по всей вселеннѣй, богоборныя царя и мучителя суровѣйшая и звѣрины гонителя, отъ нихъже единъ и ты явился еси, сквернѣйшій, горчайше и коварнѣйше гоня вѣрныхъ и прельщая, якоже никтоже отъ прежнихъ тебе гонитель, ово убо насиліемъ и мучительствомъ, овоже дарованіи многихъ и пресвѣтлыхъ сановъ обѣщаніи, овы же лицемѣріемъ бытьто благовѣрія и правды; болше же тѣмъ, еже прощати повинующимся тебѣ ходити широкымъ и пространнымъ путемъ, водящимъ въ погибель вѣчную, по Божественному гласу страшнаго и неумытнаго Судіи, иже надо всѣми Бога и Спаса Христа. Тому слава и держава въ вѣкы вѣкомъ. Аминь.

Примѣчанiя:
[1]
Слово это написано пр. Максимомъ послѣ слова «на три латынскія большія ереси».
[2]
Утѣшителя, Святаго Духа.
[3]
въ воздаяніе.
[4]
человѣкообразно былъ угощенъ.
[5]
скучный человѣкъ.
[6]
Аввак. 3: 3-4.
[7]
Пс. 86: 19.
[8]
Евр. 7: 19.
[9]
Матѳ. 5: 17.
[10]
совершеніе, окончаніе.
[11]
Такъ во всѣхъ нашихъ спискахъ. Не дóлжно ли читать: прелюбы?
[12]
Матѳ. 5: 28.
[13]
Матѳ. 5: 22.
[14]
такъ какъ.
[15]
будтобы.
[16]
услаждать.
[17]
родъ, потомство Авраама.
[18]
Матѳ. 11: 28.
[19]
Матѳ. 16: 24.
[20]
Лук. 9: 56.
[21]
Іоан. 1: 14.
[22]
Матѳ. 3: 17.
[23]
Іоан. 1: 13, 17.
[24]
Пс. 32: 6.
[25]
Іер. 3: 36.
[26]
Исаіи глав. 7.
[27]
если.
[28]
послѣдователямъ.
[29]
Матѳ. 28: 19.
[30]
Матѳ. 3: 11.
[31]
Лук. 3: 10.
[32]
Іоан. 3: 17.
[33]
Іоан. 3: 18.
[34]
Іоан. 3: 36.
[35]
Матѳ. 22: 30.
[36]
гнусности.
[37]
чимъ.
[38]
обвиняю.
[39]
Матѳ. 12: 30.
[40]
Матѳ. 22: 30.
[41]
Рим. 14: 17.
[42]
Іоан. 3: 3.
[43]
Іоан. 3: 5.
[44]
Іоан. 12: 36.
[45]
Іоан. 8: 12.
[46]
повѣствовательное, т. е историческія книги.
[47]
поэтъ.
[48]
гадательницы.
[49]
съ особеннымъ намѣреніемъ.
[50]
Подобныхъ изреченій сивиллъ и языческихъ поэтовъ о Спасителѣ міра собрано немало у древнихъ христіанскихъ учителей, которые были убѣждены, что языческіе философы и поэты, чрезъ знакомство съ іудеями, заимствовали изъ ихъ писаній нѣкоторыя богооткровенныя истины о Спасителѣ рода человѣческаго, но высказывали ихъ въ своихъ сочиненіяхъ по своему естественному разумѣнію (см. Іуст. апол. 1. г. 57. Тертул. апол. X. ч 10. Ѳеодор. о началѣ. Ефр. Сир. opp. 316. Авг. de civ. Dei. X, 27).
[51]
заблужденій.
[52]
по причинѣ нерадѣнія.
[53]
подобно іудеямъ.
[54]
въ половину.
[55]
несравненно.
[56]
безъ.
[57]
Пс.88:20-23 и дал.
[58]
показываютъ.
[59]
чудеса.
[60]
Пс. 36: 20.
[61]
причину.
[62]
Пс. 36: 22.
[63]
Пс. 36: 37-38.
[64]
Лук. 1: 26.
[65]
Исаіи 48: 16.
[66]
Пс. 109: 1.
[67]
Іоан. 17: 3.
[68]
по твоимъ словамъ.
[69]
Матѳ. 4: 3.
[70]
по крайней мѣрѣ.
[71]
Пс. 13: 1.
[72]
Іоан. 15: 23-24.
[73]
Матѳ. 16: 18.

Печатается по изданiю: Сочиненiя преподобнаго Максима Грека, изданныя при Казанской Духовной Академiи. Часть первая: Догматико-полемическiя сочиненiя. — Изданiе второе. Казань: Типо-литографiя Императорскаго Университета, 1894. — С. 63-105.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0