Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Патерики и житiя святыхъ —» Источники

Мѣсяца Марта въ 1 день.
Житіе и жизнь преподобнаго отца Мартириа игумена, составльшаго обитель Живоначальныя Троицы въ предѣлѣхъ Великаго Новаграда, въ нѣкоеи пустыни, ıaже нарицается Зеленая, въ лѣта державы благочестиваго государя царя и великаго князя Іоанна Васильевича, всея Русіи самодержца.

Бѣ блаженныи сей и преподобныи отецъ Мартиріи отъ предѣлъ Великаго Новаграда, отъ града нарицаемаго Великихъ Лукъ. Бяше же тогда градъ сей многочеловѣченъ зѣло, славою и богатствомъ иныя грады превосходящъ. Въ немъ же житіе имяше мужъ нѣкіи благочестивъ и боголобивъ, богатствомъ и добродѣтельми цвѣтущь, именемъ Козма; бяше же у него супружнеца именемъ Стефанида, отъ нихъ же родися сей блаженныи отрокъ, и нарекоша имя ему Мина; второе же породиша его банею святаго крещенія и въ добрѣ наказаніи воспиташа. Достигшу же ему осмаго лѣта возраста своего, вдаша родители его въ наученіе грамотѣ. Сему же книжное ученіе бѣ неспѣшно. Егда же изучися псалмомъ, тогда родителіе его отъ житія сего преставистася къ Богу; сей же блаженный отрокъ со псалмы и пѣсньми надгробными гробу ихъ предаде и въ землю скры; прослезився же, рече: се отецъ мой и мати моя остависта мя, Господь же воспріятъ мя, и нынѣ кто терпѣніе мое — не Господь ли? и спасеніе мое — не Богомати ли? И тако отрокъ онъ ко Крѣпцѣй Помощницѣ зъ Богомъ всю надежду и упованіе возложивъ, ко спасительнымъ стезямъ направися: неотступно пребываше во храмѣ Божіей Матери, честнаго Ея и славнаго Благовѣщенія.

Бѣ же тогда храма того служитель іерей нѣкій именемъ Борисъ. Сей убо, яко пастырь добрый, всегда печашеся о порученнѣмъ ему стадѣ, и вся люди наказуя, учаше отъ Божественныхъ писаній, въ разумъ истиныи приводя. Блаженныи же Мина, видѣвъ таковое іерея непрестанное прилѣжаніе и поученіе къ людемъ, Божественныя любве наполняяся, и духовную ревность, яко елень желаше присно наслаждаюшаго источника немутныя воды, и нелѣностно прилѣжаше того ученію день и пощъ, безпрестани спасительная словеса на сердце си влагаше, плодствуя въ себѣ сѣмя духовное. Сей же прежде реченный іерей Борисъ, видѣвъ таковое тщаніе юноши ко ученію, дивляшеся вельми, и во единъ отъ дніи отъ нѣкоего откровенія проразумѣ хотящая сему быти напослѣдокъ и рече: да возсіятъ ти, чадо, свѣтъ разума отъ нынѣ и до вѣка. Отвѣщавъ же отрокъ, и рече: Буди имя Господне благословено отъ нынѣ и до вѣка! вѣмъ убо, честныи отче, яко Спаситель нашъ Христосъ Свѣтъ истинныи, просвѣщаетъ и освѣщаетъ всякаго человѣка грядущаго въ міръ, такоже и вѣчнаго свѣта и вышняго живота присно ищущихъ и желающихъ наставляетъ і управляетъ на путь разума, на стези царствія; азъ же грѣшныи зѣло прегрѣшихъ, но нѣсть грѣха, егоже не побѣждаетъ человѣколюбіе Божіе; сего ради и азъ не отчаяваюся своего спасенія. О сицевыхъ словесѣхъ удивися іереи и рече: блаженъ еси, чадо, и добро тебѣ будетъ! уповай на Бога, и Той тя наставитъ на вся полезная; проразумѣхъ мудрость души твоея и доблесть мужества твоего, еже къ Богу, — немедленно будеши пріяти иноческіи образъ отъ недостойныхъ рукъ моихъ. Отрокъ же, поникъ и долу зря, дивляшеся о таковомъ прореченіи іерея, и рече: Отче, прости мя грѣшнаго и помолися о моемъ недостоинствѣ. И тако разыдостася. И паки на многи дни совокупльшеся ко оному іерею ради поученія многъ народъ, такоже и блаженныи Мина не оставляшеся, но съ великимъ тщаніемъ послушаше его, и въ домъ часто къ нему притекая, духовнаго отца его себѣ учинити сподобися, сему же іерею паствящу люди многая лѣта не яко наемнику, но яко истинному пастырю, по преданію святыхъ отецъ. Видѣвъ же его таковое устроеніе і еже о людехъ попеченіе, и въ молитвахъ совершенное исправленіе, спасенія всѣхъ рачитель и всевидецъ Богъ, восхотѣ того на большіи подвигъ привести и свѣтлѣйша свѣтильника себѣ поставити, яко да чистѣйше себѣ злато явитъ огнемъ искушенно. Во единъ отъ дніи супружница его впаде въ тѣлесный недугъ и мало поболѣ, вѣчнымъ сномъ ýспе. Онъ же безъ всякаго сумнѣнія, благодаря Бога, тѣло ея пѣсньми почетъ, въ землю скры, самъ же имѣніе свое все раздая нищимъ, удалитися хотя міра и всего яже въ немъ пристрастія, желаше иноческимъ житіемъ присвоитися Богу, еже и бысть. По малѣ убо времени, изыде изъ града, якоже Авраамъ отъ отчества своего, и достиже обители святыхъ чюдотворецъ и безсребренниковъ Козмы и Даміана, яже имѣетъ малое разстояніе отъ града, и тамо остризаетъ власы главы своея, вкупѣ же и долу влекущая мудрованія; и нарекоша имя ему Боголѣпъ. И нача тамо жестокимъ постнымъ житіемъ тѣло свое удручати: любяше выше мѣры келейное правило и всенощное стояніе, и на земли леганіе и колѣнное поклоненіе, слезы же ему быша яко источникъ непрестанно кипящій; бяше же и безлобивъ и всѣхъ послушаше во всемъ, и никомуже вопреки глаголаше что. Сего ради отъ всѣхъ любимъ бяше: начаша похваляти его, дивящеся добродѣтелемъ его, и во образъ имѣяху его себѣ. Блаженный же Мина часто прихождаше къ нему и духовная ученія пріимаше. Іерей же той никогдаже его тща отпущаше, но съ радостію поучаше, видяше бо на немъ благодать Божію сіяющу. И по малѣ, того Боголѣпа начаша сущіи тогда тамо игуменъ и братія умоляти, яко да пріиметъ первый чинъ священства. Сему же не хотящу, но Богу наставляющу, яко да явитъ себе служителя избранна, и нѣкоея ради вины абіе священства сподобляется, и всегда недостойна себе самого мняше, большимъ подвигомъ себе вдаде. И въ таковѣмъ устроеніи пребысть въ томъ монастырѣ нѣколико лѣтъ: и таковой добродѣтели его сіяющи, промчеся слава о немъ всюду, и на видѣніе его мнози собирахуся. По смотрѣнію же Божію бысть ему иное дѣло на пользу человѣкомъ: яко да той возведетъ съ собою къ Богу многи души спасаемыхъ.

Есть бо во странѣ той другій монастырь, въ немъ же церковь преподобнаго отца нашего Сергія Радонежскаго. Бысть же той монастырь людскаго ради небреженія и живущихъ ту иноковъ въ запустѣніи. И совѣтомъ тамо тогда сущихъ начальниковъ именитыхъ людей, паче же Божіимъ изволеніемъ и преподобнаго отца Сергія чюдотворца молитвами и посѣщеніемъ, взяша того преподобнаго священноинока Боголѣпа изъ монастыря святыхъ чюдотворцевъ Козмы в Даміана, и поставиша ѝ строителя монастырю преподобнаго Сергія, и кіиждо по силѣ вдаша ему отъ имѣнія своего сребра на строеніе монастырское. Той же, яко наставляемъ, со всяцемъ тщаніемъ непрестанно труждашеся, и вся потребная монастырю своима рукама приготовляше, и нача тамо жесточайшимъ житіемъ жити. Видѣвше же людіе добродѣтельное его и равноаньгелоподобное житіе, къ сему же и монастырское строеніе, начаша къ нему отвсюду приходити и во иноческій образъ отъ него облачахуся. Онъ же никогдаже сумняшеся, но съ радостію вся пріимаше и любовію утвержаше ихъ, еже не отпадати отъ Бога и всю надежду спасенія своего Нань полагати, учаше и о всѣхъ печашеся, яко чадолюбивый отецъ, къ пути истинному наставляше вся. Симъ же тако бывающимъ, нача обитель распространятися, и бысть многочеловѣчна зѣло.

Блаженный же Мина ревноваше во всемъ учителю своему и вся въ наказаніе себѣ пріемля, и къ своему наставнику прихождаше духовныя ради бесѣды, и многими словесы отъ преподобнаго Боголѣпа учимъ бываше, еже воспріяти иноческій образъ и тѣмъ присвоитися Зиждителю. Онъ же вся глаголы учителя своего съ радостію пріимаше и плодствоваше въ себѣ. По нѣколицѣхъ убо днехъ божественныя ревности исполнися и рече къ себѣ: добрѣ убо Владыка мой и Господь рече: аще и весь миръ пріобрящетъ человѣкъ, а душу свою отщетитъ, никаяже польза ему есть, и нынѣ никтоже, возложивъ руку свою на рало и зря вспять, управленъ будетъ въ Царство Небесное; сего ради возму крестъ свой и во слѣдъ пойду Спасителя, и Той ми поможетъ, и совричтуся учителю своему. Сія же же ему помышляющу, бысть къ нему гласъ глаголющій: дерзай, Мино! Онъ же яко услыша се, иде въ домъ свой съ радостію и взя отъ имѣнія своего потребная, прочая же вся нищимъ разда, изыде изъ града, яко же великіи Моисей бѣжа отъ Египта, и пресѣче страстное море житія сего жезломъ безстрастія вѣры своея, земли обѣтованныя, въ нейже хотяше вселитися, доиде — до обители преподобнаго Сергія, идѣже учитель его блаженный Боголѣпъ живяше; и пришедъ къ келіи его, сотворивъ молитву по обычаю. Онъ же, отверзъ двери келіи своея, съ радостію пріятъ его и благословенію сподоби. Сѣде же абіе и начатъ вопрошати его, глаголя: чесо ради, чадо, пришелъ еси ко мнѣ грѣшному, и чесо у мене требуеши? Блаженный же Мина отвѣща: пріидохъ, отче, сего ради, яко да спасеши душу погибшую и да сподобиши мя пріяти ангельскій образъ; хощу бо сожитель быти твоей святыне, якоже предреклъ еси; добро бо есть и полезно и всякія благости исполнено есть житіе се, сего ради со тщаніемъ притекохъ ко твоей святыне, яко да не лишенъ буду Царствія Небеснаго и да не буду отъ злаго звѣря діявола злымъ звѣремъ похищенъ и твоего благословенія удаленъ: многами бо волнами житія сего погружаемъ, пристанища же благоутишна не имамъ развѣ твоея любве. Преподобныи же Боголѣпъ умиленнымъ лицемъ воззрѣвъ на юношу, и рече: чадо, вижу тя, яко не своею волею на се благое теченіе устремился еси, но отъ нѣкія Божествевныя силы наставляемъ пришелъ еси ко мнѣ сѣмо; не скрый убо отъ мене грѣшнаго отца своего, но повѣждь ми, аще истинно хощеши къ сему христоносному пріити житію? Блаженный же Мина, прослезився, и рече по ряду вся яже о себѣ: и како пріиде ему о семъ благій помыслъ на сердце, и како пріиде, услыша божественныи онъ свыше гласъ дерзати о семъ повелѣвающъ. Преподобныи же Боголѣпъ, услышавъ таковый юноши здравый смыслъ и слово пріятно иноческаго житія, и рече: нынѣ убо, чадо, истинно отъ твоего произволенія добрѣ увѣдѣхъ; но убо мужайся и дерзай, яко да побѣдиши міра и вся яже въ немъ; вѣрую бо Богови, яко имаши наслѣдовати блаженство древнихъ преподобныхъ отецъ и воздвигнути имаши храмъ въ непроходнѣй пустыни, и въ ней многія дýши спастися имуть тобою; благословенъ Богъ, Иже вся на пользу ко спасенію нашему строя! И абіе по обычаю огласивъ его, облече во иноческій образъ и нарече имя ему Мартирій.

Вся постническаго житія подвиги и труды собою показоваше, церковная же пѣнія и кѣлейныя молитвы и колѣнопоклоненія творяше и духовная ученія всячески сказываше ему, і яко въ сихъ пребывающіи не отпадоша славы Божія, вся же искушенія діяволя, прескорбнаго и тѣснаго пути озлобленія и напасти, доблестнѣе пребывати Царствія ради Небеснаго. Онъ же со всяцѣмъ вниманіемъ послушаше отца своего во всемъ, не презирая ни единагоже словесе, но вся собою исправляше. Преподобный же Боголѣпъ видѣ ѝ во иноческомъ житіи искусна, повелѣ ему у себя вкупѣ съ собою въ келіи пребывати и постави его въ церкви ключехранителемъ. И начаша единодушно всячески подвизатися къ Богу, другъ друга преспѣвающе въ добродѣтехъ. Въ молитвахъ же сицева бяху исправленія ихъ по вся дни и нощи: по совершеніи убо вечерняго соборнаго пѣнія вшедше въ келію, сотвориша начало, глаголюще пáвечерню, таже уреченныя 4 каноны, и надъ сими еще прилагающе два, аще кому хотяще, и потомъ тысящу молитвъ, иже есть: «Господи Ісусе Христе, Сыне Божій» и протчее, и двѣстѣ Пресвятѣй Богородицѣ, посемъ шестьсотъ поклоновъ и молитвы спальныя, яже отъ подвижнѣйшихъ иноковъ глаголются; по совершенія же всего правала, преподобный Боголѣпъ блаженному Мартирію возлещи повелѣваше; егда же ради поспѣшенія хотяше ему особнаго правила помощи, онъ же глаголаше ему: чадо, постави своя жерновы, і еже хощеша мели, или пшеницу или ячмень или плевелы, и яково мелеши, таково пріимеши; не подобаетъ убо намъ лѣнитися о своемъ спасеніи, занеже се есть путь и вождь во Царство Небесное, Владыка бо нашъ и Господь призываетъ ны, глаголя: пріидѣте ко Мнѣ вси труждающіися и обремененіи, и Азъ покою вы, и паки рече: яко тѣсенъ и прискорбенъ есть путь вводяи въ животъ, многими бо скорбьми подобаетъ намъ внити въ Царствіе Небесное. По скончаніи же умѣреннаго своего правила, возбужаетъ блаженнаго Мартирія, и все правило повелѣваше глаголати, еже глаголаше самъ, и почиваше мало, донележе глаголетъ ученикъ его; и по совершеніи востаетъ и глаголетъ полунощницу, и паки повелѣваетъ Мартирію препочинути; по скончаніи же, возбудивъ Мартирія, повелѣваше ему такожде глаголати, самъ же кадило вжегъ, каженіе творяше; егда же блаженному Мартирію полунощную службу скончавшу, тогда повелѣваше ему къ соборному пѣнію клепати; таже соборное утренее пѣніе начинаютъ пѣти.

Всегда обычай имаше блаженный Боголѣпъ на утренни глаголати шестопсалміе внимательно со воздыханіемъ и со слезами. Во единъ отъ дній глаголющу ему по обычаю шестопсалміе, Мартиріи же во олтари стоя, отягченъ бяше дреманіемъ; пріиде убо ему злыи помыслъ о первомъ своемъ житіи, како въ мірѣ живяше и како прелестная міра сего видѣ и како удалишася отъ него, смятеся о семъ зѣло и истнннаго наставника, святаго старца своего непрестанныя подвиги и труды и прилежное его поученіе тяжко си вмѣни. Обаче сіе помышляше, идѣже бы обрѣлъ легкое пребываніе и непрестанный покой; и тако отъ своего благаго учителя восхотѣ отъити желанно во инъ монастырь на пространный покой. Святый же старецъ Боголѣпъ вся яже увѣдѣ о семъ: такова бо его Богъ прозорлива дарованія сподоби, яко и тайны человѣческія свѣдѣти и будущая яко настоящая предзрѣти. По скончаніи же шестопсалмія вниде во олтарь и узрѣвъ Мартиріа стояща, и рече къ нему: чадо, останися сего злаго помышленія и никакоже пріими ни единаго совѣта отъ помысловъ сихъ, сицевая бо помышленія уловляютъ душы человѣкомъ и вратомъ ада низводятъ; помысли убо, рече, иное отъ Господа во святомъ Его евангеліи еже есть: безумне, въ сію нощь истяжутъ душу твою отъ тебе, а яже уготова, кому будутъ? Мартиріи же отвѣща: отче святый, что глаголеши и кое зло сотворихъ твоей святыни? Рече же ему: не рекъ ли ти: не пріемли сего злаго помысла, да не горѣе ти будетъ; имаши отъ нихъ обладанъ быти! Мартирій рече: которіи суть помыслы моего недостоинства? Преподобный Боголѣпъ рече ему вся, яже бѣ помысливъ онъ яже о себѣ. Падъ на землю, прошаше прощеніе. Онъ же рече ему: Господь да проститъ тя моимъ недостоинствомъ и да укрѣпитъ тя во страсѣ своемъ; но моли за мя грѣшнаго, яко укорихъ тя, да разумѣеши, яко укорихъ; но не твоею волею сія ти случишася, но отъ перваго запинателя и губителя, врага душъ нашихъ, сіе искушеніе пріиде на тя, но Владыка и Господь, общій нашъ Покровитель, Той насъ да сохранитъ отъ всякихъ злобъ его молитвами святыхъ отецъ. По отпустѣ же утрени паки въ келію вхождаше и поя часы по единому кіиждо особь, якоже и преди рекохомъ; посемъ глаголаше преподобный Боголѣпъ обычное правило ко святому причащенію, блаженному же Мартирію повелѣваетъ клепати къ Божествонной литургіи: отнележе бо вселися во обитель преподобнаго Сергія священный сей Боголѣпъ и братіи многое число совокупишася къ нему, но не бѣ въ нихъ священника развѣ сего блаженнаго; сего ради священницы не прихождаху ту: слышаху бо отъ многихъ, яко жестокое житіе святый старецъ приходитъ и на трапезѣ пища скоудостію бываетъ — хлѣбъ обычный и мало зелія отъ плодовъ земныхъ, питіе же бяше вода, услаждающаго же брашна отнюдь не бяше, и та обычная брашна точію въ девятый часъ ядяху единою днемъ, по яденіи же исхождаху вси внѣ монастыря и дѣлаху своими рукама потребная; трудолюбивъ бо бяше преподобный, образъ и братіи во всемъ учителю своему терпѣніемъ и труды послѣдоваху и вси другъ друга преспѣваху въ добродѣтелехъ; егда же который братъ начнетъ изнемогати яковымъ недугомъ, онъ же безпрестани прихождаше къ нему, и постелю умягчевая, струпы и гноенія своима рукама очищаше і омываше тѣлеса ихъ и во всемъ служаше, и о душахъ ихъ печашеся; егда же кій начнетъ къ смерти приближатися, тогда убо блаженный по вся дни причащаетъ того божественныхъ пречистыхъ таинъ. Вопроси же его о семъ преподобный Мартирій: повѣждь ми, отче, что се твориши, яко по вся дни болящихъ причащаеши святыхъ таинъ, понеже бо азъ о семъ недоразумѣваю, ни отъ когоже слышахъ? Блаженный же Боголѣпъ, воздохнувъ, и рече: чадо, повѣмъ ти о семъ комканіѣ, якоже научи насъ Господь: ядый Мою плоть и піяй Мою кровь, во Мнѣ пребываетъ и Азъ въ немъ; сего ради и азъ грѣшный тщаніе и попеченіе имѣю о душахъ ихъ, дабы каяждо душа въ часъ исхода своего не лишена была таковаго дарованія Божія; сіи бо душы понесуть во устѣхъ своихъ великаго Царя, якоже печать и многоцѣнное сокровище, и многое храненіе отъ сего бываетъ ей на воздушныхъ мытарствахъ: никтоже бо можетъ прикоснутися ей, но якоже попаляетъ вся полки вражія и безъ возбраненія можетъ дойти Царствія Небеснаго; сія ти, чадо, вмалѣ повѣдахъ, да не усумнишися, яко тако творю; егда же ты сподобишися чину священства пріяти, не облѣнися сице творити.

Во единъ же отъ дней блаженный старецъ Боголѣпъ впаде въ тѣлесный недугъ и зѣльнѣ боляше: приспѣвшу нѣкоему празднику Господа нашего Ісуса Христа, святый же о семъ вельми печашеся, еже бы храма преподобнаго Сергія безъ Божественной литургіи не было, и посла ученика своего блаженнаго Мартирія во градъ Великихъ Лукъ, дабы іерея призвалъ во обитель Божественную службу совершити. Иде же святый по повелѣнію отца своего и не улучи желаемаго; вся бо священницы во градѣ непраздна суще, кіиждо бо литоргисаше во своей церкви. Возвращся, и повѣда сіе учителю своему; блаженный же Боголѣпъ, яко услыша таковая, оскорбися зѣло, и воздохнувъ отъ сердца, прослезися и рече: многое множества беззаконій моихъ предъ Тобою, Владыко Господи, обаче же буди Тебя милосердаго Создателя воля; но Господи, Господи пречюдный Царю, молюся благости Твоей, покажи на мнѣ убозѣмъ милость свою, годѣ ли есть Твоего угодника храму въ сицевыи праздникъ пресвятаго имени Твоего безъ святыя литургіи быти? Сія глаголя, зря на Спасовъ образъ, абіе гласъ пріиде, глаголя сице: рабе Мой Боголѣпе, не оставилъ Мя еси нынѣ, і азъ тебе днесь не оставлю. Преподобный же Боголѣпъ, яко услыша сицовый гласъ бывшій къ нему, рече въ себе: востани, Господи, въ помощь мою и укрѣпи мя силою Твоею, Твое бо есть еже миловати и спасати и Тебѣ славу возсылаемъ Отцу и Сыну и Святому Духу и нынѣ и присно и вó вѣки вѣкомъ, аминь. И абіе едва воставъ на колѣну отъ постели своея, таже укрѣпився, начатъ обычное свое правило глаголати, якоже и прежде обыклъ бѣ, и отъ того часа здравъ бысть, якоже николиже болѣвъ. По совершеніи же повелѣ святому Мартирію глаголати по обычаю, якоже преди рекохъ ти, посемъ паки работаша Господеви Богу. Литургію же непрестанно по вся дни самъ служаше; во вся же божественныя службы отъ очію его яко источникъ истекаше слезъ желанныхъ. Бѣ же у него во святомъ олтари на десной странѣ убрусецъ, имже слезы утираше, на лѣвой же странѣ таковъ же имѣяше, имже устнѣ утираше. Видѣвъ же преподобный Мартирій тщаніе учителя своего, еже ко Господу Богу въ большій страхъ вдаяше себе, день и нощь безъ сна пребываше и урочнаго сна пріимати не хотяше, еже бѣ во дни и въ нощи раздѣлено единому бдѣти, другому же хвалу Богови воздавати, и тако въ жесточайшемъ житіи пребывая, яко блаженному Боголѣпу дивитися о немъ. Ненавидяи же добра діяволъ завидя добродѣтели ихъ и еже къ Богу присвоенію, всегда ищетъ души наша уловити въ непріязненныхъ своихъ сѣтѣхъ, яже всегда простираетъ на правовѣрныя. Нѣкогда убо имъ случися рѣкою ѣхати во градъ къ начальнымъ града, да потребы ради монастырскія исправятъ тамо, еже бѣ дано въ монастырь преподобнаго Сергія, имѣяху бо съ собою ковчежецъ, въ немъ же царскіе грамоты сохранены; отдаде же ихъ Мартирію на соблюденіе; онъ же пріимъ и внезапу нѣкако близъ реченныя быстрины едва не повреди ихъ глубина. Боголѣпъ же, видѣвъ, нача его словомъ стязати: не вѣси ли, безумне, яко сія грамоты отъ царскія десницы вданы суть и се есть утверженіе монастырю и всѣмъ намъ о Бозѣ крѣпость; ты же почто тако просто къ симъ дерзаеши и о сицевыхъ честныхъ небрежеши? О таковыхъ словесъ и наказанія позавидѣ ихъ любве врагъ: возненавидѣша другъ друга! Сице бо діяволъ приразися имъ, послѣди же и самъ отъ нихъ побѣдися: въ вечеръ бо по обычаю не пріиде Мартиріи ко старцу, но особь кіиждо бѣста; таже во умиленіе оба пріидоста, уразумѣша бо кознь вражію быти. Во утріи же, приспѣвшу времени святыя литургіи, Мартирій же пріиде, прося отъ него благословенія ко клепанію. Онъ же благослови его, но еще кіиждо не бѣ въ нихъ прощенія, кійждо бо мысляше въ себѣ сицевая: доколѣ съ нами братися козни сей вражіи? побѣдимъ ю о Христѣ Бозѣ и побѣдивше до конца темную власть ихъ. Егда же приступи блаженныи Боголѣпъ, хотя святый агнецъ заклати, Мартирій же по обычаю держаше въ сосудѣхъ воду и вино. Возрѣвъ же на него Боголѣпъ, восплакася и рече: брате Мартиріе, чадо Христово, прости мя грѣшнаго, елико ти зла сотворихъ, яко по ненависти діяволи во гнѣвѣ глаголахъ ти. И хотяше до земли поклонитися. Мартирій же предваривъ и падъ на землю, такожде со слезами рече: святче Божій, ты мя прости Господа ради: согрѣшихъ убо предъ твоимъ преподобіемъ невѣжествомъ своимъ и неразумѣніемъ на гнѣвъ подвигохъ тя! И тако другъ отъ друга прощенія сподобишася и паки первыя любве сопрягоста себѣ, и на козни вражія ополчишася выше мѣры человѣческаго помысла, и изволиста всенощнѣ бдѣти и молитися Богови.

И въ таковѣмъ имъ устроеніи живущимъ во единой кѣліи седмь лѣтъ, во единый же день пріиде къ нимъ во обитель преподобнаго Сергія отъ нарочитыхъ града мужъ нѣкій богобоязнивъ, именемъ Аѳанасій, молитвы ради ко преподобнымъ. Увѣдѣвъ же доброе ихъ по Бозѣ житіе, и многа бесѣдова съ ними; они же многими душеполезными словесы утѣшиста его, постнаго житія любленіемъ веліе къ Богу присвоеніе исповѣдаша, мірская же тлѣнна суща и непостоянна ни во чтоже вмѣнити научиша, и ина многа духовная словеса глаголаста: и умягчиша, душевную его ниву хотящу воспріяти божественную(нная). Помалѣ же мужъ той пріиде къ нимъ и моляше ихъ, дабы возложилъ нань ангельскій образъ. Видѣвъ же блаженный Боголѣпъ усердіе и вѣру мужа того, абіе сподобляетъ его ангельскаго образа о воспріятіи и нарече ему имя Авраамій, и поручаетъ его преподобному Мартирію, яко да научитъ ѝ иноческому житію, видяше бо его въ добродѣтелехъ превосходяща паче себе, и повелѣ има жити во иной келіи и даде ключехраненіе божественныя церкве, Мартирія же свободи отъ таковыя службы, яко да сего накажетъ на благій подвигъ, и рече: чадо Мартиріе! имѣй о себѣ веліе попеченіе, паче же о братѣ семъ; не мози отъ перьваго обычая нимало подвига оставити, но вся совершенна по вся дни твори и сего научи, якоже видѣлъ еси мене творяща, да пріимеши отъ Бога милость въ семъ вѣцѣ и въ будущемъ; аще ли сего добрѣ не соблюдеши, имаши отвѣтъ дати Богу на праведнѣмъ судѣ о души своей и брата сего: того ради не мози облѣнитися никогда. Мартирій же рече: отче святый, чаю помощи Божія быти себѣ; не буди же ми ни единой чертѣ оставити отъ поученія твоего! Таже глагола Авраамію: ты же, чадо, сего послушай во всемъ, яко отца, и повелѣнная отъ него со усердіемъ твори, да того радо явишися сынъ правды и наслѣдникъ Царствія Небеснаго, многими бо скорбми подобаетъ намъ внити въ вѣчную жизнь. И ина многа отъ святаго писанія поучивъ и благословенія сподобль, отпусти ихъ съ миромъ. Мартирій же много прилѣжаніе творяше къ новоначальному брату и весь искусъ иноческаго житія собою явственнѣ сему показа, якоже бѣ обыклъ у преподобнаго Боголѣпа. Авраамій же прилѣпляше себе къ сему обычаю и помалѣ вся добрѣ извыче иноческаго житія уставу. Довольны же дни поживъ у преподобнаго Мартирія въ послушаніи, и въ нѣкое время идущу Авраамію къ келія божественнаго Боголѣпа благословеніе пріяти ко утрени клепати, послѣди обычнаго своего всенощнаго правила, и возвысився мыслію на святаго, и рече въ себѣ: яко и намъ старецъ тяжкій уставъ правила предаде, а самъ ничесоже отъ сихъ исправляетъ, но почиваетъ и малая отъ сихъ совершаетъ; насъ же ради хощетъ себѣ отъ Бога мзду пріяти. И се размышляя, идя же, зря на келію его, абіе видѣ келію его отъ всѣхъ четырехъ странъ пламенемъ огненнымъ горящу. Онъ же ужасенъ бысть о семъ, мняше бо его спяща въ сѣнехъ тоя келіи, и абіе скоро претече и веліимъ гласомъ молитву вопіяше, хотя его возбудити отъ огненнаго пламени ужасно поядающа. Сему же Авраамію у сѣней стоящу, изъ келіи во оконце рече: аминь, и даде ему благословеніе, и абіе огнь невидимъ бысть. Авраамій же отъиде отъ келіи его, чюдяся бывшему, и повѣда вся отцу своему преподобному Мартирію прилучившаяся по ряду. Онъ же рече ему: чадо, сіи есть огнь — молитва его бѣсомъ палительна, юже видѣлъ еси творимая имъ прежде соборнаго пѣнія, а не огнь сей, явльшійся ти во увѣреніе, да не уничижиша праведнаго. Авраамій же просяше о своемъ согрѣшеніи прощенія, глаголя: яко невѣденіемъ сія помыслихъ о праведномъ; и посемъ безъ ползновенія живяше во всемъ, стопамъ ихъ послѣдоваша.

По нѣколицѣхъ же днехъ разболѣся Авраамій зѣльнымъ недугомъ, яко быти ему близь смерти, и въ болѣзни своей многи обѣты полагаше чюдотворному образу Пресвятыя Богородицы иже на Тихвинѣ, слышавъ отъ многихъ, яко отъ тоя иконы многочюдесныя многа исцѣленія различными недуги одержимыма бываютъ и мертвымъ воскресеніе даруется, и абіе исцѣленіе пріятъ по обѣщанію своему и со многимъ тщаніемъ долгаго пути шествію касается. Егда же достаже многочюдеснаго образа и дóлжны молитвы и благодаренія о своемъ исцѣленіи воздавъ, паки во свой монастырь возвратитися хотяше, въ то же время повелѣніемъ благочестиваго царя и великого князя Іоанна Васальевича всея Русіи и благословеніемъ святѣвшаго Макарія, митрополита Московскаго и всея Русіи, и совѣтомъ всего сигклита и освященнаго собора, пріиде отъ Великаго Новаграда и Пскова и съ нимъ многихъ честныхъ монастырей архимаритъ, игумены и иноковъ начальницы, и сотвори архіеписковъ со освященнымъ си соборомъ начало, монастыря того перваго игумена постави именемъ Кирилла и многіе ему иноки вручи, вѣдущія искусъ монастырскаго житія и строенія; сего Авраміа къ нимъ же причте и даде ему службу церковнаго ключехраненія; и тако Божіею благодатію и Пресвятыя Богородицы милостію и благоволеніемъ пречестный и общежительный на Тихвинѣ монастырь устроися въ лѣто 7068-го [1560].

Сего же царскаго устроенія Пречистыя обители Богоматери на Тихвинѣ аки нѣкое тогда чюдное образованіе бысть преподобнымъ Мартиріемъ видѣнное сице. Егда убо ученикъ(ку) преподобнаго Мартирія прежде реченнаго Аврамію на Тихвину оттолѣ отшедшу, тогда преподобному по немъ во своемъ монастырѣ оставшуся, службы со благоговѣніемъ проходящу, возшедшу же нѣкогда на высокое зданіе колокольное благовѣстія ради и внезапу воздремавшу, и видѣ во странѣ той, иже къ Тихвинѣ, столпъ огненъ стѣящь, у столпа же того бѣ въ высоту образъ Пресвятыя Богородицы подобенъ Тихвинскія мѣрою образъ той зѣло пространенъ и сему подобенъ, иже на Тихвинѣ въ соборной церкви на лѣвомъ столпѣ стоитъ, аки бы сей и явися. Преподобному же недоумѣвающуся, како прибѣгнути къ нему и цѣловати его, и нѣкако чюдесно видѣся ему, яко притекъ и любезно его цѣлова, потомъ и приложися. Бяше же образъ онъ отъ столпа онаго, огненнаго теплоты исполненъ и ничимъ вредимъ, паче же превысокою благодатію сіяющь. Возбнувъ же отъ сна преподобный и во ужасѣ бывъ отъ видѣнія онаго, осязавъ лице свое, и такоже ощути è теплоты исполнено; отъ сего времени преподобному огнь желанія въ сердцы его возгорѣся, яко да получитъ видѣнное во снѣ: видѣ явѣ пречистому и чюдотворному Богоматере образу помолитися желанно и въ новоустроенной обители Ея и чюдесно ему явленно поработи прилежно, и аможе оттуду Пресвятая Богородица наставитъ, тамо и ити и житіе имѣти. И тако преподобный съ сицевымъ желаніемъ на Господа Бога и на Пречистую Богородицу надежду и упованіе возложивъ, совѣщая съ нѣкимъ мужемъ на путное шествіе ко исполненію рачительнаго житія и желанія; тогда пріиде ко преподобному въ келію нѣкій благородный именемъ Михáилъ, глаголя къ нему: Мартиріе, иди единъ въ пустыню: потомъ же иде единъ къ человѣку оному, съ нимъ же о пути совѣщася, и рече ему: иди единъ въ пустыню. Преподобный же слышавъ сія, непщевавъ, яко повелѣвый сіе имъ сотворити отъ Бога посланъ бысть, и тако неуклонно на путь прострошася, утаяся всѣхъ изыдоша изъ монастыря, глаголюще: Господь просвѣщеніе мое и спаситель мой — когося убою, Господь защититель животу моему — отъ когося устрашу! Сице все упованіе обративше ко Всемогущему Богу и Пречистѣй Матери крѣпкой Помощницѣ, отшедшу пути отъ обители своей яко шестьдесятъ поприщъ, и обрѣтоша пустыню глубоку; и близъ нѣкоего потока ископавше себѣ пещеру, и трудолюбно подвизатися въ ней начаша, отъ всея души Богови прилѣжно молитися, да подастъ имъ милосердый Господь милость свою и наставитъ на вся благая и спасительная. Повелѣ же преподобный Мартирій дойти мужу оному до нѣкія веси потребы ради, онъ же по повелѣнію блаженнаго въ весь отходитъ и единому отъ христіянъ о преподобнѣмъ повѣдаетъ и о его трудолюбномъ житіи и безмолвномъ пребываніи, самъ же не возвратися къ нему таковаго ради жестокаго житія и пустыннаго озлобленія. Христіянинъ же нача приходити ко преподобному, посѣщая его; святыи же въ пустыни живяше, питаяся рукодѣліемъ своимъ, со онѣмъ бо христіяниномъ содѣланная посылаше продаяти; вѣдущіи же его сами собою привошаху ему потребная, онъ же приносимая имъ со благодареніемъ пріимаше, непрестанно Богови моляся о нихъ.

Сице же ему живущу въ пустыни, многа страхованія отъ бѣсовъ пріемляше, прихождаху убо къ нему и зѣло стращаху его. Во едину убо отъ нощей приступиша лукавіи демони ко дверемъ вертепа его, вопіюще; спитъ убо сей! И тако единъ отъ нихъ со дерзновеніемъ вниде въ малый его вертепъ, вельма раззсвирѣпився на святаго, хотя его неначаянно поглотити; преподобнаго же непрестанно изходящая изо устъ къ Богу молитвы бездѣльна сотвориша: внѣ пещеры въ мегновеніи ока студно обрѣтеся вселукавый; предъ дверми же стоящія демони, укоряюще его, глаголаху: чесо ради не дерзаеши на старца сего? Онъ же отвѣща: азъ убо отъ васъ единъ къ нему свирѣпо внидохъ и ни съ чимъ изыдохъ; вы же безчисленни и страшни, идите и дерзайте! Преподобный же не оставляше молитвы еже ко Господу Богу, но тѣми крѣпляшеся и къ нимъ глаголаше: о всескверніи губителіе! что убо во злая ополчаетеся и что ми хощете лукавымъ насиліемъ своимъ бездѣльно поругатися? надѣюся азъ грѣшный на Господа нашего Ісуса Христа, воскресшаго изъ мертвыхъ и поправшаго силу вражію и даровавшаго намъ крестъ свой честный на прогнаніе всякаго супостата. И тако крестнымъ знаменіемъ ограждаяся, вопіетъ и псаломски глаголя: да воскреснетъ Богъ, и разыдутся врази его, и протчая. Лукавіи же демони сими словесы божественными до конца побѣждени быша и безъ вѣсти отбѣгоша.

Посемъ же блаженному отъ многаго прежде реченнаго труда и всенощнаго бдѣнія мало воздремавшу и паки возбнувши, христолюбецъ же нѣкій, аки Богомъ наставляемъ, пріиде къ нему, посѣщая его, нося потребная. Святый же со благодареніемъ пріимъ отъ него, хваля Господа Бога, дающаго пищу алчющимъ; посемъ уреченное свое правило и молебныя каноны совершивъ, постави трапезу, предложи принесенная, зазирая себѣ, глаголаше: о окаянный и недостойный, недостоинъ еси за лѣность свою и хлѣба ясти и воды пити, нежели сея потребная издалеча принесенная! И паки паче слезами обліяся, глаголаше: Господи небесе и земли, Царю превѣчный, Ты реклъ еси ученикомъ своимъ, яко духъ бодръ есть, плоть же немощна; сія убо бодрость и немощь, праведный Господи, праведными Твоими духовно исправляется; азъ же окаянный и недостойный непрестанно сей угождаю, всегда суетныхъ желаю; но, о Побѣдителю Царю, свободи мя отъ сихъ привременныхъ и тяжкихъ, укрѣпи мя силою креста Твоего отъ всѣхъ козней діявольскихъ и божественными Твоими сицевыми словесы дерзновенно на нихъ вооружи. И глагола: Отче нашъ, Иже еси на небесѣхъ, да святится имя Твое, да пріидетъ цартвіе Твое, и прочее. И тако преподобный отъ сицеваго желанія и молебныхъ словесъ ничесоже ино вкусивъ, точію хлѣбъ и воды, и того съ воздержаніемъ.

Сицево бяше преподобнаго терпѣніе и воздержаніе, сицево уничиженіе праведныя души! уничижаше бо плоть свою выну и ничесоже достойну нарицаше ю, отъ всѣхъ брашенъ полезныхъ отлучаше ю. И паки пріиде во умъ преподобному, яко безъ воли отца своего и благословенія изыде въ пустыню сію, непщуя, яко угодно ли Богу пустынное его житіе, понеже безъ благословенія отца своего начальнаго начатое. Посемъ преподобный писаніе посла ко отцу своему блаженному Боголѣпу, яко да подастъ ему благословеніе о пустынномъ пребываніи и безмолвномъ житіи. Блаженыи же Боголѣпъ восписа къ нему сице: иди, господине, во общее житіе жити, да многъ плодъ приобрящеши и не токмо себе единаго спасеши, но и многія души во спасеніе приведеши! Преподобный же Мартирій, нехотя преслушати отца своего повелѣнія, но желаше прежде Пресвятѣй Владычицѣ, многочюдесной иконѣ Ея, иже во градѣ Смоленскѣ, прежнее свое обѣщаніе исполнити; и тако упованіе свое на Сію возложи, изыде изъ пустыни своея, отъиде во градъ Смоленскъ, притекаетъ усердно къ чюдотворному Ея образу, благоговѣетъ и поклоняется, и великимъ чюдотворцемъ, преподобнымъ Авраамію и Ефрему, припадаетъ, моляся о желанномъ, еже бы обрѣсти покой старости своей. Велицыи же чюдотворцы являются ему въ видѣніи, глаголюще сице: Мартиріе, подобаетъ ти жити въ пустыни, идѣже Господь благоволитъ и Пресвятая Богородица наставитъ. Посемъ преподобный паче благаго желанія наполнився, воспомяну бывше(е е)му чюдное явленіе столпомъ огненнымъ и иконою Богоматере, иже на Тихвинѣ, и абіе иде во страну ту, идѣже столпъ онъ явися, и желанно пріиде въ пречестную обитель Богоматери, иже на Тихвинѣ. Бѣже ту во обители прежде воспомянутый ученикъ его Авраамій, милости ради Пресвятыя Богородицы неотступно живяше, ключехраненіе службу церькви Богоматери добрѣ со усердіемъ храняше; и сице подъ кровомъ Богоматере паки вкупѣ сошедшеся, во единой келіи жити наченьше, славяще и благодаряще Господа Бога и Пресвятую Богородицу, приведшую иже ко своему чюдотворному и ангелоговѣйному образу и ко святому общежительному иноческому пребыванію. И тако начаша житіе проходити жестокое, послушаніе имѣюще ко всѣмъ, не высокая мудрствующе, но смиренными соотводящеся, поминающе Господа, смирившагося даже до рабія образа, и хотяща быти велика — послушна всѣхъ быти научающа. И сего ради отъ всѣхъ сущихъ ту иноковъ славими бываху. Преподобный же Мартиріе не хотяше славы отъ человѣкъ, рече ко ученику своему: брате Аврааміе, аще Богъ благоволитъ и Пречистая Богородица помощи подастъ, еще желаю паки поискуситися въ пустынномъ жительствіи: помышляю ити во страны Поморскія, дабы незнаемъ былъ отъ человѣкъ. И отвѣщавъ Авраамій ко преподобному, рече: не ходи, отче, во страны Поморскія, но иди въ пустыню, юже Господь Богъ твоихъ ради молитвъ сице инѣ показа: изшедшу убо мнѣ нѣкогда отъ чюдотворнаго образа Богоматери изъ соборныя церкве во время вечера, идущу ми въ трапезу, и абіе восія велика луча на небеси на западной странѣ; мнѣ же вельми ужасну и трепетну бывшу и со страхомъ на высоту возрѣвшу, и видѣхъ на небеси крестъ звѣздами сіяющь надъ тою страною, идѣже бѣ пустынное то мѣсто, егоже посемъ видѣти восхотѣхъ, и трудно обрѣтохъ и видѣхъ истинно и разсмотрѣхъ, разумѣвая о семъ, яко не зѣло просто мѣсто сіе; аще Богъ благоволитъ, возможно славитися пресвятому имени въ Троицѣ Святѣй славимому во вѣки вѣкомъ, аминь; такоже и инокомъ подвизатися тамо зѣло угодно и вельми не мятежно, округъ его блатами аки моремъ окружено; мѣсто же то бяше, аки нѣкій островъ.

Отъ сихъ словесъ веліи пламень въ сердцы преподобнаго возгорѣся, еже бы получити повѣдаемое. Приходитъ и припадаетъ къ чюдотворному Богоматере образу, слезы многи проливая, милости и помощи Ея прося о своемъ помышленіи; еже и настоятеля обители со усердіемъ моляше о семъ и благословенія у него прошаше. Егда же испроси, безъ закоснѣнія пути касается; пустыннаго же ради благополученія и по Бозѣ тамо вселенія взятъ съ собою двѣ равныя иконы малою подобною мѣрою, едину Всесвятыя и Едивосущныя Нераздѣлимыя Троицы, другую Пресвятыя Богородицы одигитрію Тихвинскія, и пріиде въ нѣкую весь за четыре поприща отъ тоя пустыни глаголемую, Буборины, и вопроси о пустынномъ томъ мѣстѣ. Христолюбивецъ же нѣкіи именемъ Іосифъ повѣда ему вся о мѣстѣ томъ. Преподобный же скоро понуди и умоли показати ему мѣсто то. Немедленно вкупѣ пути касаются; блатная же мѣста желанна прохождаютъ и со многимъ тщаніемъ пустыню достизаютъ, поя блаженныи блаженнаго пророка гласъ: се удалихся бѣгая и водворихся въ пустыни, чаяхъ Бога спасающаго мя! Посемъ преподобный христіянину аки отъ жалости рече: Богъ да спасетъ тебе, христолюбивый брате, яже привелъ еси мя на мѣсто сіе благое и немятежное, крестовидною зарею свыше вѣрнымъ прежде показанное; токмо нынѣ не скорби о семъ, яко въ домѣ твоемъ неначаемая кончина дщери твоей случися; мню убо, яко позавидѣ сему душетлѣнный змій въ непроходимую сію пустыню нашему пришествію, обаче единъ всемогій вѣсть токмо; ты возложи упованіе на Господа Бога о семъ, или Его тако праведный судъ — сей же мученическій конецъ, онъ Всевѣдецъ и Творецъ всѣхъ, за вся твоя скорбная воздастъ тебѣ благая со вторицею, мученическую же кончину пострадавше и страстотерпическая воздаянія. Христолюбецъ же онъ егда пріиде въ домъ свой, тогда повѣда ему, яко дщерь твоя иде на кладезь почерпсти воды и внезапу впаде въ кладезь и утопе. Онъ же слышавъ сія, прослезися и рече: согрѣшихъ предъ Тобою, Господи, согрѣшихъ, прости мя грѣшнаго! Посемъ повѣдаша ему и про вола его, иже бысть въ домѣ его, нынѣ нѣсть и невѣсть, како или отъ кого въ лѣсу обрѣтеся и бѣ тамо вознесенъ на крѣпкая древеса и сквозѣ ихъ неправость и высоту аки въ вилахъ главою въ древѣ укрѣпленъ, никомуже прикоснутися, или досягнути могущу; страшно и ужасно зрѣти сего кознодѣйственнаго вражія навѣта! Мужъ же онъ, слышавъ сія и видѣвъ, зѣло въ скорби воспомяну же и препобнаго жалосная словеса, еже ему рече и еже отъ Господа за сицевая воздаянія печальная сторичная ему. И тако христолюбецъ онъ злоковарныя навѣты діяволи ни во чтоже вмѣни, токмо упованіе на Господа Бога возложи и Пресвятую Богородицу и на преподобнаго молитвы, дерзновено ополчающіяся на нихъ; паче же и преподобный, разумѣвъ навѣты лукаваго, яко сначала вселенія его окрестъ пустыни сей душетлѣнныя сѣти душегубителя простираютъ; блаженный же всю надежду возложи на единаго душеспасителя Христа, жалостно и благочестно вселися въ пустыни той и зѣло зъ Богомъ на враги воополчися, малу нѣкую хижу постави на первый подвигъ и покой, потомъ же и часовню на славу и благодареніе Господу Богу и Пресвятѣй Богородицѣ. Многи же подвиги и труды преподобный онъ ту полагаше и безмолвное житіе жестокое въ пустыни той прохождаше, страхованія же и кознодѣйства отъ бѣсовъ и повсечастная лаянія лукаваго божественными словесы и непрестанныма ко Господу Богу славословіи дерзновенно отрѣваше; никакоже возмогоша свирѣпіи звѣріе твердаго сего адаманта преподобнаго Мартиріа поколебати, непремолчныхъ ради его еже ко Пресвѣтѣй Троицѣ молитвъ, всегда безвѣстни отъ него изчезаху; родъ же православный и боголюбезный радостно и желанно ко преподобному устремляхуся, ничесоже страшащеся, непроходимую пустыню усердно проходяще, сію похваляюще, яко Пресвятыя и Единосущныя Троицы благодать пресвѣтлая въ блатнѣй тишинѣ ненадѣянно возсія и яко непремолчное славословіе отъ нея непреставно къ высотѣ небеснѣй, къ вышней славѣ благоговѣйно возсылашеся и дивно и немятежно, аки ангельское. Сего ради и Христолюбивіи желанно въ ню притекаху. Отъ нихъ же нѣкій преждереченный христіянинъ, Іосифъ именемъ, иже прежде преподобному пустыню сію показа, той и нынѣ пріиде, усердно благословенія прося и прощенія, глаголя сице: сего убо мѣсяца, святый отче, въ 30 день, идущу ми въ клѣть свою нѣкія ради потребы, и въ пустыни сей столпъ огненъ отъ земля и до небеси, изъ столпа же оного рука простерта аки человѣка, изъ нея же искры огненыя изхождаху; видѣхъ и во ужасѣ быхъ велицѣ, и немедленно пріидохъ къ твоей святости, яко да подаси ми прощеніе о сицевомъ моемъ неисправленіи, еже ти исповѣдаю, честный отче; согрѣшихъ предъ Господемъ Богомъ и предъ Пречистою Богородицею и предъ тобою, честный отче: бывшу ми нѣкогда грѣхъ ради моихъ вельми болѣзненому и близъ смерти сущу, и ради облегченія и здравія обѣщахся тебѣ въ пустыню нѣколико хлѣба преподати и тогда со обѣщаніемъ здравіе получихъ, послѣди же о семъ раскаяхся, къ себѣ глаголя: чесо ради дати ми ему толикъ хлѣбъ? зане не онъ, но Господь Богъ помилова мя и сице исцѣлѣхъ; такожде и дщери моей егда въ пустыню его приведохъ, онъ же безвѣстную ей смерть прорече, еже и збысться, еще же ми тогда провѣща сице, еже нынѣ тебѣ скорбная въ дому твоемъ наведошася, не скорбѝ о семъ, но на Господа Бога упованіе возложи и Господь Богъ со вторицею тебѣ воздастъ; еже по его словеси Божіею милостію изобильно сего воспріяхъ, и чада и хлѣба и всѣхъ потребныхъ; и то все отъ Вседѣтеля всѣхъ Бога, а не отъ него; аще онъ и святъ и праведенъ, но отъ насъ же грѣшныхъ посѣщенія ожидаетъ и требуетъ; таковая, отче честный, богопротивная помышленія нанесе ми вселукавый, яко да тебе конечно возненавижду и никогда къ тебѣ; въ сихъ же неистовыхъ помышленіихъ и неистинныхъ ми исправленіи показа ми всемилостивый Господь ужасное тогда прежде реченное видѣніе: мню яко въ наказаніе неисправленія моего. Преподобный же, слышавъ сія, прослави Бога, снабдѣвающаго непроходимую пустыню, дающаго пищу алчющимъ. И тако человѣкъ онъ обѣщаніе свое сугубо исполни, и отъ того времени нача часто преподобнаго посѣщати, принося къ нему потребная, отъ него же воспріимая божественныя поученія, всегда веселящая душы и сердца и паче хлѣба укрѣпляющая.

Къ таковому же божественному душеспасителному веселію и душепитателному укрѣпленію возжелѣша правовѣрніи отъ окрестныхъ странъ приходити ко преподобному, яко да сподобляетъ ихъ иноческаго чина [1] и наставляетъ ихъ на путь разума, еже по Бозѣ благаго жительства. Преподобный же непреложною вѣрою и дѣлы ко Всемогущему Богу преспѣваше и пришедшихъ къ нему учениковъ своихъ со усердіемъ на се понуждаше, пѣнія и непрестанныя молитвы ко Святѣй Троицѣ съ ними возсылаше, соборнаго же ради пѣнія и всенощнаго бдѣнія храмъ Пресвятыя Троицы воздвиже и вся подобная благолѣпіемъ устроивъ, посемъ преподобный повелѣ святыя иконы изъ часовни въ новосозданную церковь преносити, вземъ убо преподобный Живоначальныя Троицы чюдотворный образъ, и подаде на руцѣ единому отъ инокъ, именемъ Гурію, самъ же, вземъ образъ Пресвятыя Богородицы Одигитрія и внесше въ церковъ, нача въ церкви строити мѣста на поставленіе святымъ икóномъ; инокъ же той Гурій изыде изъ церкви и горѣ возрѣ, видѣ на небеси крестъ сіяющь таковымъ образомъ, яко и на церкви Пресвятыя Троицы. Инокъ же той удивися преславному тому чюдеси, и преподобному повѣда о семъ. Преподобный же возрадовася радостію духовною и прослави Господа Бога о преславномъ чюдеси, и сего ради веліе усердіе воспріимъ о строеніи церковнѣмъ. Всевидецъ Богъ всемилостивый и всещедрый не оставляетъ рабовъ своихъ, усердно во благихъ дѣлѣхъ подвизающихся, исполняетъ чюдесно вѣру и желаніе ихъ, якоже а сіе потщаніе являетъ.

Отъ многаго убо слышанія преславныхъ чюдесъ и благихъ богоугодныхъ дѣлъ, въ непроходной сей и блатнѣй пустыни дивно содѣвающихся, обѣщается нѣкто царевъ мужъ Великаго Новаграда, именемъ Ѳеодоръ, Сырковъ нарицаемъ, яко да сей некосное строеніе непроходней пустыни присовокупивъ; еже и бысть. Поставися убо по его повелѣнію во славу Божію и Его Богоматери церковь съ трапезою древянымъ зданіемъ во имя Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Маріи, честнаго и славнаго Ея Благовѣщенія, яко да соборное предстояніе и прилѣжное славословіе и теплыя молитвы ко Господу Богу немятежно отъ всѣхъ возсылаются, братіи же и всѣмъ православнымъ присный покой, общежительное пребываніе сущее о Бозѣ благоустроися. Отъ сицеваго убо потщанія и великихъ трудовъ преподобному Мартирію мало покоя о сихъ пріимаше и братію на се укрѣпляя бяше. Нѣкогда же ему мало воздремавшу, видѣ въ видѣніи дѣвицу благообразну, честну паче человѣка, въ келію его пришедшу и благочестно всѣдшу близь святыхъ иконъ, зрящи на нихъ прилѣжно; благолѣпна убо сія видѣніемъ и мало окружна лицемъ, очи вельми добролѣпны, на главѣ же ея вѣнецъ златъ многоразличными цвѣты украшенъ, яко не возможно сего человѣчю роду и во умъ вмѣстити; и тако блаженному неуклонно зрящу на милостивое ея и благодатное лице, такожде и она на честныя иконы и на его сѣдины взираше, и невидима бысть. Преподобный же, возбнувъ отъ сна, слыша гласъ, къ нему глаголющь: подвизайся, рабе Мой, узриши бо и не ту едину благодать. Блаженный же отъ гласа оного ужасенъ бысть и радостенъ, возже свѣщу отъ свѣтильника масленнаго и пріиде ко иконѣ Богоматери, иже стояше въ келіи его, и видѣвъ и познавъ, яко явися тѣмъ образомъ Пресвятая Богородица, и тако отъ великія радости многа благодаренія Господу Богу а Того Рождьшей воздаде и на вящшее всенощное бдѣніе себе подвиже, яко присный отецъ о спасеніи всѣхъ пекіися. Братія же сущая пустынной обители сей, видяще, его таковое по Бозѣ житіе и пребываніе и попеченіе о всѣхъ, моляху его, дабы имъ пастырь былъ и игуменства чинъ воспріялъ. Преподобный же едва повинуся моленію ихъ, иде въ Великій Новъградъ и тамо отъ архіерея хиротонисанъ бываетъ въ презвитерскій чинъ и пастырства жезлъ пріемлетъ, и паки въ пустыню приходитъ, идѣже и прежде трудолюбнаго житія и крайняго безмолвія основанія положи. Братія же его ту и вси правовѣрніи случившіися срѣтоша вси честно и воспріяша съ любовію, аки отца и учителя, во всемъ повинующеся ему яко Христу; онъ же нача пастѝ стадо Христово словесныхъ овецъ, но яко истинный пастырь, послѣдуя во всемъ истинному Пастырю — Христу, Спасителю нашему.

Овоскресеніи царевича.

Нѣкоея же ради потребы прилучися преподобному отцу игумену Мартирію итти во царствующій градъ Москву въ царство благочестиваго царя и великаго князя Іоанна Васильевича всея Русіи въ лѣто 7103 [1595]; достигшу же ему Тверь градъ, въ немъ же царю Симеону Булатовичю, бывшему Казанскому, жительству имѣющу, понеже градъ сей изволеніемъ благочестиваго царя данъ бысть ему во участіе жительства. Вниде же преподобный во градъ Тверь. Въ то убо время случися сыну царя Симѵона царевичю Іоанну болѣзнію лютою обдержиму быти. Печаленъ же бывъ царь, яко сынъ его царевичь при вратѣхъ смертныхъ на празѣ стоитъ, призываетъ священниковъ, яко да милостива Бога о немъ сотворятъ. Симъ же молящимся о преждереченнѣмъ и ничтоже успѣвшимъ, возвѣстиша цареви о преподобнѣмъ Мартиріи и его благоугодномъ житіи. Абіе посла царь ко преподобному, моляше его пріити къ себѣ. Преподобный же, повинувся прошенію цареву, немедленно иде ко царю; и яко видѣ царь преподобнаго къ себѣ грядуща, самъ изыде во срѣтеніе и прія отъ него благословеніе. Въ тоже время абіе сыну его царевичю Іоанну внезапу умершу, царь же печали великія исполнися и слезами многими себе облія, и въ толико отчаяніе себе вверже, яко и житія своего ненавидѣти ему. Преподобный же утѣшаше его, глаголя: не скорби (рече), царю; но упованіе возложи на всещедраго с всеславнаго Бога во Святей Троице присно славимаго и Его Пресвятую Богородицу; силенъ бо есть Богъ все сотворити и Его всемогущая Матерь насъ недостойныхъ благоволитъ послушати, аще съ вѣрою молимся. Имѣяше же преподобный съ собою образъ Пресвятыя и Живоначальныя Троицы и другій образъ Пресвятыя Богородицы Одигитрія, подобіемъТихвинскія. Помолився убо преподобный, положи ихъ на перси умершу, самъ же молебная пѣнія сотворивъ и воду освятивъ, абіе чюдо преславно показася и радости исполнено: внезапу царевичь яко отъ сна возбнувъ и воста. Видѣвъ же царь сицевое милосердіе всесильнаго Бога и милость неизреченную Пресвятыя Богородицы, отрока же своего царевича Іоанна скорое отъ смерти на животъ премѣненіе, радости многія исполнися, съ великимъ усердіемъ благодареніе возсылаше Господу Богу и Пресвятѣй Богородицѣ, преподобнаго же аки вожда къ Богу и ходатая непостыдна прославляше и съ великою любовію почиташе и усердно моляше, яко да возметъ у него сребра довольно на созданіе каменнаго храма во имя Пресвятыя Богородицы Одигитрія у себе во обители. Преподобный же отрицашеся сего, зане убо ко старости бѣ; и едва отъ царя умоленъ бываетъ, нѣколико пріемлетъ и тако церьковъ каменну созда во своей блатнѣй пустыни во имя Пресвятыя Богородицы честнаго Ея Одигитрія Тихвинскія, присовокупи же къ ней храмъ во имя святаго Іоанна Златоустаго, Богу убо во всѣхъ благихъ дѣлѣхъ помогающу ему и во устроеніе дивно поспѣшествующу. И отъ того времени царь Симеонъ велію вѣру стяжа къ Живоначальнѣй Троицѣ и ко Пресвѣтѣй Богородице, и много даяше отъ имѣнія своего на строеніе святаго того мѣста, преподобнаго же игумена вельми почиташе, вѣдяше бо его о всѣхъ благихъ прилѣжаща, тщаніемъ не лѣнива суща, духомъ горяща, Богови работающа. Преподобный же подаемая имъ аки отъ руки ангеловы со благодареніемъ пріимаше и вся добрѣ строяше, якоже духа благодать наставляше его.

И на послѣдокъ же лѣтъ живота своего крайнее возлюби безмолвіе и вышнее желаніе посту и молитвѣ, и нощному стоянію въ честныхъ сѣдинахъ паче вдадеся, и тако добрѣ и богоугоднѣ поживе лѣта довольна, достиже во глубокую старость. Тогда преподобный предивно непрестаннаго любомудрія касается и сіе объемлетъ и любезно облобызаетъ. Ископа убо себѣ ровъ глубокъ и гробъ тамо своима рукама устроивъ, и хождаше въонь, якоже хотяше сѣдя при гробѣ умильно плачася, желанное чрезъ лѣто и мѣсяцъ шесть сице препроводи, презирая и провождая отъ себе жизнь сію привременную и скоро погибающую, поминая псаломское пѣніе: обратитеся, сынове человѣчестіи; яко тысяща лѣтъ предъ очима Твоима, Господи, яко день вчерашніи, иже мимо иде; и паки псаломопѣвца слово: лучьше день единъ во дворѣхъ Твоихъ, паче тысящь. И тако блаженный предуготовляяй себе на всякъ день, возводя умъ на лучьшая, отъ тлѣнныхъ на нетлѣнная, отъ временныхъ на безконечная.

Егда же убо преподобный игуменъ Мартирій уразумѣ свое отъ земли преставленіе, призываетъ братію, глаголаше слезная: се убо, о отцы и братіе, по благодати Божіей отхожу свѣта сего, васъ же предаю въ руцѣ Господни и духовнѣ молю: имѣйте надежду во всемъ на Пречистую и Живоначальную Троицу: Отца и Сына и Святаго Духа, все же упованіе возложите на Пресвятую Богородицу, якоже и азъ недостойный на сію вѣрно уповахъ. Сія будетъ и о васъ ко Пресвятѣй Троицѣ Предстательница и во всемъ Помощница; азъ убо молитвами Ея и ходатайствомъ, еже желахъ у Господа, сіе и воспріяхъ; такожде и вы аще мóлитеся Ей о чемъ, вѣруйте, яко молитвами Ея пріимѣте и будетъ вамъ Она во всѣхъ благихъ дѣлѣхъ всемъ вѣрнымъ Помощница, Она всѣмъ печальнымъ Заступница, Она всѣмъ всемогущая Владычица, Она вышняго Бога Мати преблагословенная, Царица небесе и земли, не земнаго, но небеснаго Царя Сына своего и Бога всѣхъ о всѣхъ насъ умоляетъ, казнь на милость ходатайствомъ си прелагаетъ, вмѣсто смерти животъ даруетъ, истинно же Богу работающимъ спасительная устрояетъ и присносущная благая вѣчно даруетъ. Таковымъ небеснаго Царя и Владычицы милосердымъ благодѣяніемъ внимающе, братіе, пребывайте неотступно во святѣй обители сей и трудолюбно подвизайтеся за благочестиваго государя царя и его благочестивую царицу и ихъ благородная чада и за христолюбивое воинство и за вся православныя христіяны: всегда Бога молите, да подастъ имъ Всемилостивыи вся благая и спасительна; приходящимъ во обитель сію блази и щедри ко всѣмъ бывайте, смирени и милостиви, всегда воспоминающе Христовъ гласъ спасительный, глаголющій сице: будите милостиви, якоже и Отецъ вашъ небесный милосердъ есть; къ сему же не забывайте и святаго великаго Іоанна Предотечю, слова реченнаго ко старцу: сей есть вертепъ лучьши Синайскія горы, аще съ вѣрою живеши въ немъ; тако и вы, братіе, съ вѣрою поживите во обители сей, труждайтеся своими руками и отъ своихъ трудовъ питайтеся и требующимъ подавайте; сами же егда отъ кого подобная воспріемлете или милостыню отъ благочестиваго царя или отъ иного кого или на свѣщу и фиміанъ или на икону какову потребну монастырю, то со благодареніемъ пріимайте, яко отъ Свѣтодавцевы десницы: Онъ Всевѣдецъ все благое устрояетъ; азъ же нынѣ по милости Его временныхъ всѣхъ отлучаюся, токмо еще вамъ конечно, о отцы и братія, обѣщеваюся: аще нынѣ и тѣломъ отхожу отъ васъ, но духомъ присно буду съ вами; нынѣ же вмѣсто мене недостойнаго избирайте себѣ пастыря, не яко хищника, не яко наемника, но яко истиннаго, путь пустынный истинно знающаго, не дающаго по блатомъ словеснымъ заблуждьшимъ овцамъ утопати, и по непроходимымъ дебремъ убиватися; но правымъ путемъ къ вѣчнымъ и вышнимъ обителемъ немятежно ихъ направляющаго; подобно есть и сіе разумѣти: аще милость Господня на мнѣ недостойнѣмъ обрящется, тогда вся благая и спасительная во блатнѣй сей уединенной обители, аки во пречестнѣй и славней, предивно умнóжатся; аще ли кто отъ васъ во обители сей отъ жизни сея отъидетъ, азъ имамъ Господа Бога желанно и любезно о семъ молити, о спасеніи и упокоеніи души его. Братія же и вси ту случившіися, слышавше сія имъ подобная, возопиша, глаголюще: о отче нашъ святый, пастырю и наставниче преблагій, хотѣли быхомъ днесь не остатися тебе и вси готови погребени быти съ тобою, но нѣсть то воли нашея, токмо нынѣ тебе прилѣжно молимъ: не забывай и по своемъ еже къ Богу отшествіи любезно посѣщати, яко да сія блатная пустыня благими и богоугодными дѣлы возрастати не престаетъ, такожде и насъ недостойныхъ чадъ своихъ и всѣхъ правовѣрныхъ не оставляй сирыхъ; но всегда управляй на горняя желанія, побѣждая кознь душетлѣннаго врага. Блаженный же, благодарствуя, рече: благословенъ Господь Богъ Израилевъ, яко посѣти и сотвори избавленіе людемъ своимъ. И тако преподобный, поучивъ ихъ довольно, причастися святыхъ и пречистыхъ Христовыхъ таинъ, посемъ отъ духовныя радости послѣднее братіи благословеніе подавъ и желанно правовѣрнымъ миръ всѣмъ изрекъ, предаде святую душу въ руцѣ всѣхъ Бога въ лѣто 7111 [1602], мѣсяца марта въ 1 день. Братія же честно спрятавше честное и трудолюбное тѣло отца своего и учителя и пѣсньми надгробными почетше, погребоша è близъ церкви Богоматери, юже преподобный самъ созда повелѣніемъ и вѣрою царя Симеона, бывшаго Казанского, во славу Единосущныя и Нераздѣлимыя Троицы Отца и Сына и Святаго Духа, нынѣ и присно и вó вѣки вѣкомъ, аминь.

Примѣчанiе:

[1]
На полѣ противъ этого мѣста написано – зри.

Печатается по изданiю: Памятники старинной русской литературы, издаваемые Графомъ Григоріемъ Кушелевымъ-Безбородко. Выпускъ четвертый: Повѣсти религіознаго содержанія, древнія поученія и посланія, извлеченныя изъ рукописей Николаемъ Костомаровымъ. – СПб.: Въ типографiи П. А. Кулиша, 1862. – с. 52-66.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0