Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 23 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 39.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ПАТЕРИКИ И ЖИТIЯ СВЯТЫХЪ

Мѣсяца Декабря въ 21 день.
Житіе и жизнь и мало исповѣданiе отъ чюдесъ иже въ святыхъ отца нашего Петра, архіепископа Кіевьскаго и всея Руси.
Списано Кипріаномъ, смѣренымъ митрополитомъ Кіевьскымъ и всея Руси.
Благослови отче.

Праведници въ вѣкы живуть и отъ Господа мьзда ихъ, и строеніе ихъ отъ Вышняго. И праведъникъ, аще постигнеть скончятися, въ покои будеть. И похваляему праведнику, възвеселятся людіе, занеже праведнымъ подобаеть похвала. Отъ сихъ убо единъ есть и иже нынѣ нами похваляемыи священноначалникъ. И аще убо никтоже доволенъ нынѣ есть похвалити достойное по достоиньству, но пакы неправедно, судихъ, таковаго святителя вѣнець неукрашенъ нѣкако оставити, аще и прежде насъ бывшій самохотѣніемъ преминуша. Смотреніе и се нѣкое Божіе, мню, и святаго дарованіе, яко да и мы малу мьзду пріимемъ, яко же и вдовица она, принесшія двѣ мѣдници.

И азъ убо многыми деньми томимъ и привлачимъ любовію къ истинному пастуху, и хотящи ми малое нѣкое похваленiе принести святителю, но свою немощь сматряющѫ недостижну ко оного величьству, удръжаваахъся. Пакы же до конца оставити и облѣнитися тяжчайша вмѣнихъ. Сего ради, на Бога всю надежу възложивъ и на Того угодника, по дѣло выше мѣры нашеа прияхся — мало убо ми отъ жития его повѣдати, елико Богъ дасть и елико отъ сказателей слышахъ, мало же и отъ чюдесъ его. Ни бо, аще не можеть кто всю глубину исъчьрипати, оставити тако и ни поне малою чашею прияти и прохладити свою жажду. Тако и о семъ недостойно судихъ, на его ми мѣстѣ стоящу и на его гробъ зряшу, и того же ми престола наслѣдьствовавшу, его же онъ преже лѣтъ остави и къ небеснымъ обителемъ прейде. Начну убо о немъ повесть.

Рожденіе же его и въспитаніе и еже изъ міра изъшествіе.

Сей убо блаженый Петръ родися отъ христіану и благоговѣйну родителю въ единомъ отъ мѣстъ земля Волыньскыя. Прилучи же ся нѣчто сицево и прежде рождения его, еже не достоить молчанію предати. Еще бо ему сущу въ утробѣ матерни, въ едину отъ нощій, свитающи дневи недѣли, видѣ видѣніе таково мати его. Мнеше бо ся ей агньца на руку дръжати своего, посредѣ же рогу его древо благолиствено израстъше и многыми цвѣты же и плоды обложено, и посрѣдѣ вѣтвей его многы свѣща свѣтящихъ и благоуханія исходяща. И възбудивъши ся, недоумѣаше ся, что се или что конець таковому видѣнію. Обаче аще и она недомышляшеся, но конець послѣдѣ съ удивленіемъ яви, еликы дарми угодника своего Богъ обогати.

Рождьшу же ся отрочати, и седмаго лѣта възраста достигшу, вдано бываеть родительми книгамъ учитися. Нъ убо учителеви съ прилежаніемъ ему прилежащу, отроку не спѣшно ученіе творяшеся, но косно и всяческы неприлежно. О семъ убо немала печаль бяше родителемъ. Немалу же тщету се вмѣняаше себѣ и учитель его. Единою же яко во снѣ видѣ отрокъ нѣкоего мужа въ святительскыхъ одеждахъ пришедъша и ставша надъ нимъ и рекша ему: «Отвързи, чадо мое, уста своя» Оному же отвръзшу, святитель десною рукою прикоснуся языку его, и благословившу его, и яко же нѣкоею сладостію грътань его нальявшу. И абіе възбудися отроча и никого же видѣ. И отъ того часа вся, елика написаваше ему учитель его, малымъ проученіемъ изъучааше, яко и въ малѣ времени всѣхъ свѣръстникъ своихъ превзыде и предвари.

Бывшу еже ему двоюнадесятимъ лѣтомъ, иде къ прилежащей тамо пустыни во единъ отъ монастырь, и отъ тамо сущаго игумена постризается и къ братьи причитается. И съ отъятіемъ убо власнымъ и всяко мудрованiе съотрѣзуеть плотьское, и бываетъ свръшенъ въ всемъ, послушникъ духовному отцю своему послѣдуя. Въ поварню убо воду на раму своемъ и дрова нося, и братняя власяници измывая, зимѣ же и лѣтѣ се творя бесъпрестанно. И иже се остави правило, еже по звону церковному первому обрѣтатися въ церкви въ нощныхъ и дневныхъ правилѣхъ, и по скончани послѣжде всѣхъ исходити. Но и стоящу ему въ церкви и съ благоговѣнiемъ послушающу Божественаго Писанія съ всякымъ прилежаніемъ, николи же въсклонися къ стѣнѣ. И лѣта убо доволна въ таковомъ устроени проводи день отъ дне, яко же нѣкоея лѣствицею въсхожденія въ сердци полагаше, по Лѣствичника указанію же и слову. Всегда убо наставника во всемъ послушая и братіямъ безъ лѣности служа, не яко человѣкомъ, но яко самому Богу. И всѣмъ образъ бываше благъ къ добродѣтелному житію смѣреніемъ, и кротостію, и молчаніемъ.

По временѣ же и діяконьское служеніе пріемлеть разсуженіемъ наставничимъ. Потомъ же и презвѵтерьскому сану сподобися. И ни тако пръваго служенія не преста, еже служити братіямъ съ всякымъ съмѣреніемъ въ сокрушени сердца, но въ желаніе приходить ученію иконному, еже и въскорѣ навыче повелѣніемъ наставника. И сему убо дѣлу прилежа, и образъ Спасовъ пиша и того Всенепорочныя Матере, еще и святыхъ въображенія лиця, и отсуду умъ всякъ и мысль отъ земныхъ отводя, весь обоженъ бывааше умомъ и усвоевашеся ко воображеніемъ онѣхъ, и блъшее раченіе къ добродѣтелному житію прилагаше, и къ слезамъ обращаашеся. Обычай бо есть въ многыхъ се, яко егда любимаго лице помянеть, абіе отъ любве къ слезамъ обращается. Сице и сей Божественый святитель творяше, отъ сихъ шаровныхъ образовъ къ пръвообразнымъ умъ възвождааше. И убо преподобный отець нашь и Божій человѣкъ безъ лѣности иконы дѣлааше. Наставникъ же его, сихъ пріемля, раздавааше — ова братіямъ, ова же и нѣкымъ христолюбивыимъ приходящіимъ въ монастырь благословенія ради. По временѣ же, благословеніемъ и повелѣніемъ наставника своего, исходитъ отъ обители. Ни бо достояше таковому человѣку не преже пройти степени и потомъ на учительскомъ сѣдалищи посадитися.

Исходить убо отъ обители и обходить округъ мѣста она пустыньная, и обрѣтаеть мѣсто безмолвьно на рѣцѣ, нарицаемой Рата, и ту жилище себѣ въдружаеть, и другы многы подъемлетъ, и болѣзни къ болѣзнемь прилагаеть, и поты проливаеть. И церковь въздвизаеть вó имя Спаса нашего Ісуса Христа, и келіи поставляеть въ пребываніе приходящей къ нему братіи. И вмалѣ времени собрася къ нему немало число братіи. И сей убо блаженый печашеся о ихъ спасеніи, яко отець чядолюбивъ. И не точію словомъ учяше сихъ, но и дѣломъ болшее наказуаше тѣхъ. Бяше бо нравомъ кротокъ, молчаливъ же въ всемъ, и не яко старѣйшина показуяшеся братіи, но послѣдни всѣхъ творяшеся. Ни же когда разъярися на кого съгрѣшаюша, но съ тихостію и словомъ умѣренымъ учаше. Бѣаше же и милостивъ толико, яко николи же просящаго убога или странна не отпусти тща, но отъ обрѣтающихся въ нихъ подааше, множицею и втай братіи, поминая рекшаго: «Милуяй нищаго Богу взаимъ даеть», и самого Господа послушая, повелѣвающа: «Будѣте щедри, яко же Отець вашь небесный щедръ есть». Множицею бо, не имы что ино дати просящимъ, дааше отъ иконописомыхъ отъ него, иногда же и власаницю, снемъ съ себе, дасть на пути убогу, томиму зимою.

И въ сицевыхъ убо пребывая подвигахъ же и исправленіихъ, не мощно бѣ граду укрытися, на горѣ добродѣтели стоящу. Но и князю тогдашному въ слухъ пріиде добродѣтелное мужа житіе, и велможямъ такоже, и просто рещи — всей странѣ и земли оной. Тогда бо бяше въ своей чьсти и времени земля Велыньская, всякымъ обильствомъ преимущій славою, аще и нынѣ по многыхъ ратехъ не такова, обаче въ благочьстіи. Всѣми убо чтомъ и славимъ бѣ дивный сей человѣкъ — княземъ убо и славными велмужи. И вси слово и ученіе его пріимаху.

Тогда убо прилучися и святителю оному Максиму, иже во она лѣта престолъ всея Русьскыя земля украшаше, проходити землю ону, поучая люди Божия по преданному уставу. Пріиде же и Божій человѣкъ Петръ съ своею братіею благословенія отъ святителя прияти, и образъ Пречистыя Владычица наша Богородица, иже бѣ самъ написалъ, принесе ему. Святитель же Божій, оного убо съ братіею благослови, образъ же Пречистыя съ великою радостію пріемь и, златомъ и камеомъ украсивъ, у себе дръжаше, во дни и въ нощи моляшеся Ей непрестанно о съхраненіи и соблюдени Рускоя земли даже до своего живота.

И житія убо сего конець премѣни архіепископъ Максимъ, и тѣло его во гробѣ положено бысть въ славной церкви Пречистыя Владычица наша Богородица и присно Дѣвица Марія въ преименитомъ градѣ Володимери. Геронтій же нѣкто, игуменъ сы[й], дръзну дръзостію, восхытити хотя санъ святительства, не вѣды, яко «всякъ даръ свершенъ свыше есть, сходяй отъ Бога, Отца свѣтомъ», ни бо слыша Писаніе, глаголющее: «ни хотящему, ни текущему, но милующему Богу». Но тако самовластія недугомъ обьятъ бывъ, своеуміемь на таковую высоту дръзну. Нѣкако и врѣмя благополучно себѣ творяше, никому же възбраняющу ему отъ таковаго бесловесія. Подъемлеть убо подвигы: пріемлеть же и святительскую одежу, и утварь, еще же и ту самую икону, юже бѣ своею рукою отець нашь Петръ написалъ и Максиму принеслъ. Вземъ же и жезлъ пастырьскый и церковьныя сановникы, и поиде къ Костянтину граду, яко готово имѣя чаемое.

Се же услышано бысть по всей земли Руской даже и до Велыни, еже и мнози негодоваху. Князь же Велыньскыя земли съвѣщаваетъ съвѣтъ не благъ: въсхотѣ Галичьскоя епископіи въ митрополіо претворити, извѣтомъ творяся, Геронтіова высокоумія не хотя. И нападаеть на Петра словесы, подъгнѣщаа его къ Царю граду. И се убо творяше на многы дни, овогда самъ князь собою глаголя Петрови, овогда же боляръ и съвѣтникъ своихъ посылая къ нему. И святый прекланяется, исходить къ словесемъ ихъ, и самъ убо къ путеви управляшеся. Князь же втай Петра написуеть писанія съ моленіемъ къ святому патріарху и къ всему священному събору, прося моленія своего не погрѣшити, но того самого Петра на святительскомъ престолѣ видѣти прошааше. И посланьникы убо съ писанми посылаеть съ Петромъ.

Геронтіеви же на море пришедшу, на корабль сходить и къ Царю граду устремляется. Преподобному же отцю нашему Петру море достигшу, таже и на иномъ мѣстѣ въ корабль вьшедшу и тому же къ Царю граду поплувшу. Но Горонтіеви злополучно нѣкаково плаваніе случися, буря бо велика въ мори въздвижеся, и спротивніи вѣтри отъ носа кораблеви опрѣшася и нужу велику кораблеви творяху, и волны великы двизаахуся. Петрову же кораблеви тихъ нѣкый и хладенъ, яко же зефиръ, и пособенъ вѣтръ бысть. И яко же во снѣ море прешедшу, къ стѣнамъ Костянтина града прелѣтевше.

Геронтіеви же въ печали сущу, въ нощи явися ему икона Пречистыя Богородица, юже бѣ, якоже преди сказахомъ, своима рукама Петръ преподобный написалъ, глаголющи ему сице: «Всуе тружаешися: и толику путеви вдался еси! Не взыдеть святительскый великый санъ, его же въсхытити въсхотѣлъ еси. Но иже мене написавый Петръ, игуменъ Ратьскый, служитель Сына и Бога моего и мой, той возведенъ будеть на высокый престолъ славныя митрополія Русьскыя, и престолъ украситъ, и люди добрѣ упасеть, о нихъ же Христосъ, сынъ мой и Господь, кровь Свою, отъ мене заимованную, пролія. И сице богоугодно поживъ, въ старости маститѣ къ желаемому Владыцѣ и Первому Святителю прейдеть радостно». Таковое бо видѣніе Геронтій видѣвъ и словеса услышавъ отъ честьнаго и славныя Пречистыя образа, абіе възбудися и начатъ сказовати всѣмъ сущимъ съ нимъ, сице глаголя: «Всуе тружаемся, братіе: желаемаго не получимъ». Онѣмъ же вину въпрашающимъ увѣдѣти, всѣмъ видѣньная и слашаная сказуеть. И тако по мнозѣ истопленіи и буряхъ, едва възмогоша Царя града доити.

Нъ убо, яко же рѣхомъ, преподобному отцю Петру Костянтина града предварившу, исходить исъ корабля и къ святому патріарху въ преименитый храмъ святыя Премудрости Божія Слова въсходить. Бѣ же тогда патріаршьскаго вселеньскаго престола украшевая святый Аѳанасій дивный. И Петру убо въ двери входящу, идеже бѣ патріархъ сѣдяй, благоуханіе нѣкое исполнися храмина она. И разумѣ Духомъ Святымъ патріархъ, яко приходомъ Петровымъ благоуханіе оно бысть, и пріятъ его радостнѣ, благословенію сподоби его съ веселіемъ. Потомъ же, яко и вину пришествія ихъ увѣдѣ, абіе сборъ съзываеть священьнѣйшихъ митрополитовъ, и избраніе по обычаю стваряють. И явися достоинъ иже и преже рожденія нареченый Петръ и въ мори такоже образомъ Пречистыя Богородица. И патріарху убо съ священнымъ съборомъ божественную тайную службу свршающу, свящаетъ и дивнаго Петра, свѣтилникъ на свѣщницѣ поставивъ, яко да всѣмъ сущимъ въ храминѣ свѣтить. И учителя того и пастуха земли Русьской уставляеть. Тогда убо, яко же отъ нѣкыихъ истиньныихъ слышаахъ повѣдающихъ, лице его, рече, просвѣтися, яко всѣмъ служащимъ съ патріархомъ удивитися. Отъ сего убо болшее извѣщеніе патріархъ съ всѣмъ съборомъ пріемъ, глаголааше, яко: «Сей человѣкъ повелѣніемь Божіимъ приде къ намъ, и Того благодатію добрѣ стадо упасеть, порученое ему». И быть веселіе духовное въ день онъ.

По малѣхъ же днехъ и Геронтій приде къ Царю граду по многыхъ истомленихъ, яко же преди написахомъ. И въсходить и той къ святѣйшему патріарху и, не хотя, вся прилучьшаяся ему сказуеть, еще же и сонное видѣніе. Патріархъ же доволна словеса извѣща, еще же и отъ правилъ богоносныхъ отецъ нашихъ прирекъ, яко не достоить міряномъ избранія святительская творити, ниже никому смѣти самому на таковый санъ дръзати, не преже отъ святаго събора избранъ, паче же отъ Пресвятаго и живоначалнаго Духа назнаменанъ. И ина многа словеса отъ святыхъ правилъ и божественыхъ писаній изрече ему, абіе препокои слово. Ризы же святительскыя съ честною иконою и пастырьскый жезлъ, тако же и церковныя сановникы пріемъ, въ рукы предаеть истинному святителю и Божію человѣку Петру, сице рекъ: «Пріими Богородичный святый образъ, иже ты своима рукама написалъ еси. Сего бо ради и воздаріе тебѣ дарова сама икона, о тебѣ прорекъ».

И оттолѣ убо святѣйшый патріархъ Аѳанасій на всякъ день бесѣды душеполезныя простирааше, святителю Петру, глаголя сице: «Блюди убо, чадо и брате о Христѣ възлюбленый, въ каковы и коликы подвигы вшелъ еси. Се тебѣ великый корабль Христосъ Богъ поручилъ есть наставляти и правити и къ пристанищемъ спасенія превести. Да не облѣнишися никогда же, да не уныеши, да не отяготишися великымъ попеченіемъ величьства и множьства земля Русьскоя. Се приемникъ бысть ангельскаго служенія, дѣлателя тебе Христосъ винограда своего постави. Буди подражатель апостоломъ, буди ученикъ истинный Спасовъ, яко да и съ дръзновеніемъ въ второе пришествіе Его станеши, възывая: «Се азъ и дѣти, яже ми еси далъ». И таковыми словесы и иными множайшими всегда блаженнаго поучая, по днехъ славно Костантина града отпусти.

Оному же изшедъшу и море благополучьнѣ преплувъшу, и къ святѣйшой митрополіи Русьскаго престола пришедъшю, и миръ и благословеніе всѣмъ подавшу, начатъ учити Богомъ порученое ему стадо, преходя отъ мѣста до мѣста, съ елицѣмь, аще кто речеть, смѣреніемъ же, и трудомъ, и кротостію, поминая рекшаго: «Въ сердцѣхъ кроткыхъ почіеть Богъ», и пакы: «Сердце съкрушено и смѣрено Богъ не уничижить».

Симъ же тако имящимъ, не бѣ лукавому трпѣти. Нъ яко изначала человѣчьскому роду врагъ и ратникъ, не хотяй никогда же ползу человѣчьскую вѣдѣти, малу спону святому сътвори: нѣкыихъ подгнѣти нехотѣти того пришествія. По врѣмени же себѣ разрѣша и святителя пріяша, и съ смѣреніемъ тому покоришася. Онъ же не токмо злопомни, но и отъ душа тѣмъ отдастъ и о нихъ молитву сътвори. И своему дѣлу прележаше.

По врѣмени же пакы зависти дѣлатель врагъ завистію подъходити Андреа, епископа суща Тьферскаго предѣла, легка убо суща умомъ, легъчайша же и разумомъ, и изумлена суща, и о суетнѣй сей славѣ зинувша, и поостривьша языкъ свой глаголати на праведнаго безаконіе. И съплитаеть ложная и хулная словеса, и посылаеть въ Царствующіи градъ къ святѣйшому и блаженому патріарху Аѳанасію. Онъ же удивися, невѣрна та вмѣни. Обаче яко многа суща наважденія она, посылаеть единого отъ клирикъ церковныхъ святый Аѳанасій съ писаніемъ, глаголя сице: «Всесвященнѣйшій митрополитъ Кыевьскый и всея Руси, о Святѣмъ Дусѣ възлюбленый брате и съслужитель нашего смѣренія Петръ! Вѣси, яко избраніемъ Святаго Духа поставленъ еси пастухъ и учитель словеснаго Христова стада. И се нынѣ пріидоша отъ вашего языка и твоего предѣла словеса тяжка на тя, яко же слухы моя исполниша и помыслъ мой смутиша. Потщися убо сіе очистити и исправити».

Таковое убо писаніе и словеса посланный отъ патріарха клирикъ пріемъ, Русьскоя земли достизаеть. Но убо шеперанія Андрѣева не утаишася преже того пресвященному святителю Петру. И на Бога всю надежду възложивъ, глаголаше: «Тръплю, потръпѣхъ Господа, и внятъ ми», — и: «Аще Богъ по насъ, то кто на ны?». И яко убо патріархомъ посланый клирикъ пріиде въ Русію, съборъ събираеться въ градѣ Переяславли. Приходить и боголюбивый епископъ Ростовьскый Сѵмеонъ, и преподобный Прохоръ, игуменъ тогда сый. Призвану бывшу и Андрѣю епископу Тферьскому, иже бяше и самодѣлатель всѣмъ тогдашнимъ молвамъ. Князю бо Михáйлу тогда самому въ Ордѣ сущу, но сынове его пріидоша, Дмитрій Александро, и иныхъ князей довольно, и вельмужій много. Еще же и лучьшіи отъ игуменъ и чернець, и священьникъ множество.

Тогда посланный патріархомъ клирикъ писанія и словеса преподобному святителю Петру предо всѣми являеть. И велику мятежу бывшу о лживомъ и льстивомъ оклеветани на святаго. Толико бо молва бысть, яко вмалѣ не безмѣстно что бысть, аще не бы самый святитель и Божій человѣкъ вепль уставилъ, подражая своего учителя Христа, внегда къ Петрови рече: «Вонзи ножь свой въ ножницу». Кротка убо учителя кроткый ученикъ, во всемъ ему послѣдуя, глаголааше бо ко всѣмъ: «Братіе и чада о Христѣ возлюбленная! Не унши есмь азъ Іоны пророка. Аще убо мене ради есть волненіе се великое, иждените мене, и уляжеть молва отъ васъ. Почто убо мене ради подвижется толико?» Обаче онѣмъ учителя ради и пастуха добраго всѣмъ спирающимся, изыскати хотящимъ, кто и откуду есть, иже таковая словеса лживая на отца нашего и святителя възведый, обаче злому дѣлатель не утаися, но всѣмъ въ явленіе пріиде неправденое еже на святаго Андрѣево оболганіе, и предо всѣми посрамленъ и уничиженъ бысть. Святый же Петръ ничто же не сътвори ему зла, но предъ всѣми словесы утѣшителными поучивъ его, рече ему: «Миръ ти о Христѣ, чадо! Не ты се сътвори, но изначала роду человѣчьскому завидяй діаволъ. Ты же отнынѣ съблюдайся. Мимошедшая же Господь да отпустить ти». Князей же, и весь причетъ же, и народъ тако же доволнѣ поучивъ, съ миромъ отъпусти. Самъ же труды къ трудомъ прилагааше, данный ему талантъ во сто хотя умножити. Смѣреніе же тако же къ смѣренію приложи. И безъ лѣности прохождааше грады же и веси, поучавая порученое ему Богомъ стадо, ни труда убо, ниже болѣзней тѣлесныхъ ощущая. Тако и въ старость приходя бяше, сирымъ же убо, и вдовицамъ, и убогымъ яко присный отець являашеся.

Въ то же время и Сеитъ еретикъ явися, туждаа церкве Христовы и православныя вѣры мудрьствуя, его же святый препрѣ. И непокоряющася того проклятію предасть, иже и погыбе.

И яко убо прохождаше мѣста и грады Божій человѣкъ Петръ, пріиде въ славный градъ, зовомый Москва, еще тогда малу сущу ему и не многонародну, яко же нынѣ видимъ есть нами. Въ томъ убо градѣ бяше обладуя благочестивый великый князь Іоанъ сынъ Даниловъ, внука блаженаго Александра. Его же видѣ блаженыи Петръ въ православіи сіяюща и всякыми добрыми дѣлы украшена, милостива суща до нищихъ, честь подавающа святымъ Божіамъ церквамъ и тѣхъ служителемъ, любочестива къ Божественымъ Писаніемъ и послушателя святыхъ ученій книжныхъ, и зѣло възлюби его Божій святитель. И начатъ болшее инѣхъ мѣстъ жити въ томъ градѣ.

Съвѣщаваетъ же съвѣтъ благъ князю, съвѣтуя ему, яко да сътворить церковь, каменемъ съставлену, во имя Пречистыя Владычица нашея Богородица и присно Дѣвица Марія, пророчьствовавъ сице: «яко аще мене, сыну, послушаеши и храмъ Пресвятое Богородици въздвигнеши въ своемъ градѣ, и самъ прославишися паче инѣхъ князій, и сынове и внуци твои въ роды и роды, и градъ сей славенъ будеть во всѣхъ градѣхъ Русьскыхъ, и святители поживуть въ немъ, и възыдуть рукы его на плеща врагъ его, и прославится Богъ въ немъ. Еще же и мои кости въ немъ положени будуть». Сія убо словеса князь отъ учителя съ радостію великою пріемъ, начатъ со тщаніемь о церкви прилежати. И основаннѣей бывши, начатъ день отъ дне спеяти и възъдвизатися. И самому святому прилежати на всякъ день спѣшити.

И бяше убо веселіе непрестанно посрѣдѣ обоихъ духовное. Князю убо во всемъ послушающу и честь велію подавающу отцѫ своемѫ, по Господнему повелѣнію, еже рече къ Своимъ ученикомъ: «Пріемляй васъ Мене пріемлеть». Святителю же пакы толику прилежащу сынови своему князю о душевныхъ и телесныхъ, яко съ Павломь ему глаголати.

И яко убо начатъ церковь съвръшатися, проувѣдѣ святый смерть свою Божіимъ откровеніемъ, и начатъ святыма своима рукама гробъ себѣ творити близъ святаго жртъвеника. И по свершеніи его пакы видѣ видѣніе, возвѣщающее ему житія сего исхожденіе и къ Богу, Его же измлада възлюби, прехоженіе. И весь радости исполнися.

И дневи бывшѫ, самъ входить въ церковь и божественую службу свершаеть. Помолився о православныхъ же царехъ и князехъ, и о своемъ сыну, его же възлюби — благочестиваго глаголю князя Іоанна, — и за все благочестивое христіяньское множество всея Русьскыя земля, и о умршихъ такожде воспоминаніе створи, и святымъ тайнамъ причастився. По изъшествіи же его изъ церкве призываеть весь причетъ и доволно поучивъ ихъ, яко же обычай бяше ему творити. Отъ оного убо часа не преста милостыню творити всѣмъ приходящимъ къ нему убогымъ, такожде же и монастыремъ, и по церквамъ іереомъ. И яко убо позна свое еже изъ міра исхожденіе и часъ увѣдѣ, призываеть нѣкоего именемъ Протасія, его же бѣ князь старѣйшину града поставилъ. Князю бо тогда не прилучися въ градѣ. Бѣ же Протасій онъ мужь честенъ, и вѣренъ, и всякыими добрыими дѣлы украшенъ. И рече ему: «Чядо, се азъ отхожду житія сего. Оставляю же сыну своему възлюбленому князю Іоанну милость, и миръ и благословеніе отъ Бога и сѣмени его до вѣка. Елико же сынъ мой мене упокои, да въздасть ему Господь Богъ сторицею въ мірѣ семъ, и животъ вѣчный да наслѣдить. И да не оскудѣеть отъ сѣмени его обладая мѣстомъ его, и память его да упространится». Таже елико имяше влагалище дасть ему, завѣщавъ на церковьное съвръшеніе истъщити то. И всѣмъ вкупѣ миръ давъ, начатъ вечерню пѣти. И еще молитвѣ сущи въ устѣхъ его, душа отъ тѣла его исхождааше. Самому рукы на небо въздѣвшу, и тѣло убо на земли оста, душа же на небеса възлетѣ къ желаемому Христу.

И князю убо съ великою скоростію въ градъ приспѣвшу съ всѣми велможи своими, о преставленіи добраго отца и благоучителя велми тужаше, и на одръ святаго поставлеше, къ церкви понесоша, яко же обычай есть мрътвымъ творити. Страшно же нѣчто прилучися тогда и всякого ужаса исполнено. Человѣкъ нѣкый невѣріе имѣя къ святому прежде, и той пріиде посредѣ народа оного, въ помыслѣ своемъ понашая его, глаголя: «Почто самый князь и толико народа прѣди ходять и послѣдують единому человѣку мрътву и толику честь дають ему?» И оному убо таковая въ сердци своемъ помышляющю, абіе видѣ, яко же послѣжде съ извѣщеніемъ сказа, святаго на одрѣ ономъ сѣдяща и съ обою страну одра народъ благословляюща — и князя прѣдъ идущаго, и послѣдующій народъ. И одръ убо съ мощьми къ гробѫ принесуще, иже самъ собѣ бяше уготовалъ, поставляють его въ немъ, мѣсяца декабря въ 21 день, идеже и нынѣ лежить, чюдеса различная точа иже съ вѣрою приходящимъ.

По двадесятихъ же днехъ еже въ гробѣ положенія его уноша нѣкый, отъ рожденія своего имѣя руци раслабленіи отнудь недвижымы, яко ни къ устомъ мъощѝ принести ихъ, съй убо къ гробу святаго съ теплою вѣрою притече, съ слезами моляся, и абіе исцѣленіе получи. Потомъ же слукому исцѣленіе дарова, слѣпому же зрѣніе подасть.

Сія убо тогда явленнѣ съдѣяшася у гроба святаго въ малыхъ днехъ, яже благовѣрный князь Іоаннъ, написавъ, принесе въ славный градъ Володимерь. И сборъну убо тогда и праздничну дневи сътворшуся, на амвонѣ посредѣ церкви прочтени быша. Тогда и онъ тамо прилучися, иже прежде невѣріе имѣя къ святомѫ, яко же преди писахомъ, повѣда посрѣдѣ народа, како видѣ его на одрѣ сѣдяща и благословляюща народы, внегда къ церкви несомъ бѣ. Сія убо князь услышавъ, и причетъ, и весь народъ, единогласно прославиша Бога и того угодника. «Прославляющихъ бо Мя, — рече Господь, — прославлю».

Не преста бо Господь отъ оного дне даже и донынѣ, знаменія и чюдеса творя у гроба святаго. Приходящей бо съ вѣрою независтнѣ приемлють исцѣленіемъ дары. Болшая же исцѣленія втай бывають. И въ семъ и по смерти смиреніе дръжа Божій угодникъ, и таиньныя скровеньныя болѣзни исцѣлѣвая.

По времени же пріиде Ѳеогностъ пресвященьный митрополитъ Кыевьскый и всея Руси, поставленъ святѣйшимъ патріархомъ Исаіемъ. И обрѣте у гроба святаго Петра толика исцѣленія бывающа. Посылаеть къ Царю граду и възвѣщаетъ патріарху и събору всему о чюдесѣхъ святаго. Патріархъ же съборъ сбираеть, и писанію митрополичю прочтену бывшу, вси единѣмъ гласомъ прославиша Бога, прославляющаго святыхъ Своихъ. И въсписуеть патріархъ Ѳеогностови съ всѣмъ съборомъ сице: «Пресвященный митрополитъ всея Руси и всечестный о Святѣмъ Дусѣ възлюбленый брате нашего смѣренія и служитель! Благодать буди и миръ отъ Бога твоему святительству. Писаніе пріяхомъ твоего святительства, повѣдающее убо и извѣщающее о прежде тебе бывшаго святителя Петра тоя же святѣйшія церкве, како прославленъ бысть по смерти отъ Бога, и ближній Его служитель бысть и угодникъ, яко и чюдесемъ великымъ съвръшатися отъ него, и всякыя болѣзни цѣлити. Возрадовахомся убо и възвеселихомся духомъ о семъ и длъжное Богови въздахомъ славословіе. А понеже отъ насъ въпрашаеть твое святительство, како сътворити о таковыхъ святыхъ мощехъ, вѣси и самъ, каковый чинъ въ таковыхъ иматъ святая Божія церковь. Извѣщеніе о томъ пріемши извѣстно и неизмѣнно, таковому церьковномѫ пріимется уставу святительство твое и о томъ, и пѣньми священьными и славословленьми почтеть Божія угодника, и къ преднимь лѣтомъ предасть въ хвалу и славу прославляющаго Бога Того славящимъ, Его же буди благодать съ твоимъ святительствомъ».

Таковое убо писаніе принесено бысть святителю Божію Ѳеогносту. Онъ же въ явленіе князю и всѣмъ то сътваряеть, и праздникъ свѣтелъ святомѫ сътваряють. И оттоли даже и донынѣ празднуемъ есть святый по достоиньству. И яко же источникъ чръплемый большее истѣкаеть, сице и гробъ чюдотворца новаго Петра съ вѣрою приходящимъ исцѣленія истѣкаеть душевная и телесная.

Къ сему же и азъ малу нѣкую душеполезную повѣсть приложу, таже слово препокою.

Преже сихъ лѣтъ, не вѣмъ како — судбами, ими же вѣсть Богъ, — и азъ смѣреный възведенъ быхъ на высокый престолъ сея митрополія Русьскоя святѣйшимъ патріархомъ и дивнымъ Ѳилофіемъ и еже о немъ священьнаго събора. Но къ Русьской земли пришедшу ми, мало что съпротивно съприлучити ми ся ради моихъ грѣховъ. И третіему лѣту наставшу, пакы къ Царю граду устремихся. И тамо ми достигъшу по многыхъ трудѣхъ и искушенихъ, надѣющу ми ся нѣкое утѣшеніе обрѣсти, обрѣтохъ всяко неустроеніе въ царехъ же и въ патріаршьствѣ. На престолѣ бо бяше патріаршьскомъ сѣдя злѣй възведеный Макарій безумный, дръзнувый кромѣ избраніа съборнаго, паче же назнаменанія Святаго Духа, наскочити на высокопатріаршьскый престолъ царьскымъ точію хотѣніемъ. Святѣйшій блаженый онъ патріархъ Ѳилоѳій бяше прежде тогда, украшая престолъ великаго вселеньскаго патріаршьства, иже лѣта доволна добрѣ стадо Христово упасе, и на ересь Акиндинову и Варламову подвизася, и сихъ ученія разрушивъ поученми своими, еще же и Григорѫ еретика словесы своими духоносными поправъ, и ученія и списанія его до конца низложивъ, и самыхъ проклятію предасть и книгы многы на утверженіе православнымъ написа и словеса похвалная, и каноны сложи многоразличны. Но сего, яко свята, и велика, и дивна суща дѣломъ и словомъ, тогдашній царь не въсхотѣ. Но того ложными и оболгателными словесы престола сводить и въ монастыри затворяеть. По своему нраву избираеть Макарія нѣкоего безумна и всякого разума лишена, и кромѣ церковьнаго преданія же и устава посаждаеть мерзость запустѣнія на мѣстѣ святѣмъ. Изганяетъ бо ся Іаковъ, вводить же ся Исавъ, иже и прежде рожденія възненавидѣнный. Яко же Аркадій, жены своея послушавъ, заточи Златогласнаго Іоанна, Арсакія же оканнаго престолу его пріемника сътваряеть.

Нъ убо дивный Ѳилофій, Божій человѣкъ, и медоточный языкъ, въ таковомъ истомленіи и болѣзнехъ нестерпимыхъ, славословя и благодаря Бога непреста. И по лѣтѣ усну сномъ блаженнымъ, душю же въ руцѣ Бога живаго предасть. И причтенъ бысть лику патріаршьску, ихъ же и житію поревнова.

Царь же, озлобивый его, царство напрасно погуби. Макарій же, иже отъ него поставленный, судомъ Божіимъ съборнѣй измѣтается и извръженію, яко злославенъ, и заточенію преданъ бываеть. На томъ же убо съборѣ и азъ со иными святители быхъ, въ томъ же свитцѣ извръженія его подъписахъ.

Пребыхъ же убо въ оно время граде тринадесять мѣсяць. Ни бо ми мощно бяше изыти, велику неустроенію и нужи належащи тогда на Царьствующій градъ. Море убо латиною дръжимо есть, земля же и суша обладаема безбожными туркы. И въ таковомъ убо затворѣ сущѫ ми, болѣзни неудобь стерпимыя нападоша на мя, яко елѣ ми живу быти. Но едва яко въ себе преидохъ, и призвахъ на помощь святаго святителя Петра, глаголя сице: «Рабе Божій и угодниче Спасовъ! Вѣмъ, яко дръзновеніе веліе имѣеши къ Богу и можеши напаствуемымъ и болнымъ помощи, идѣже аще хощеши. И аще убо угодно есть тебѣ твоего ми престола доити и гробѫ твоемѫ поклонитися, дай же помощь и болѣзни облегченіе». Вѣруйте же ми, яко отъ оного часа болѣзни оны нестерпимыя престаша. И въ малыхъ днехъ Царьствующаго града изыдохъ и, Божіимъ поспѣшеніемъ и угодника Его, пріидохъ и поклонихся гробѫ его чюдотворивому, внегда убо пріятъ насъ съ радостію и честію великою благовѣрный великый князь всея Руси Дмитрей, сынъ великаго князя Іоанна, внука Александрова.

Такова убо великаго сего святителя и чюдотворца исправленія. Сицевы того труды и поты, ими же изъ млада и отъ самыя уности Богу угоди ихъ же ради Богъ того васъпрослави, въздаріе ему даровавъ.

Се тебѣ отъ насъ слово похвално, елико по силѣ нашей грубой, изрядный въ святителехъ, о нихъ же потеклъ еси, яко безътруденъ апостолъ, о стадѣ порученомъ ти, словесныхъ овцахъ Христовыхъ, ихъ же Своею кровію искупи конечнымъ милосръдіемъ и благостію. И ты убо сице вѣру съблюде, по великому апостолу, и теченіе свръши, яснѣйше наслажаешися невечерняго Троичнаго свѣта, яко, небесная мудръствовавъ, възлетѣ благоуправленъ. Насъ же, молимъ тя, назирай и управляй свыше. Вѣси бо, велику тяжесть иматъ житіе се. Въ томъ бо и ты нѣкогда трудился еси. Нъ убо понеже тебе предстателя Русьская земля стяжа, славъный же градъ Москва честныя твоя мощи, яко же нѣкое съкровище, честно съблюдаетъ, и, яко же тебѣ живу, на всякый день православніи и свѣтліи наши князи съ теплою вѣрою покланяются и благословеніе пріемлютъ съ всѣми православъными, въздающе хвалу живоначалнѣй Троици, Ею же буди всѣмъ намъ получити о самомъ Христѣ, о Господи нашемъ, Ему же подобаеть слава, честь и держава съ безначалнымъ Отцемъ, и Всесвятымъ и Благыимъ и Животворящимъ Духомъ нынѣ и въ бесконечныя вѣкы, аминь.

Печатается по рукописному Сборнику XVI вѣка, изъ собранiя Свято-Троицкой Сергiевой Лавры № 789 (№ 1872). - Листъ 52 - 68 об.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0