Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 23 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ПАТЕРИКИ И ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Житіе преподобнаго Трифона Печенгскаго, просвѣтителя лопарей.

Не смотря однакожъ на эту неполноту и отрывочность житія, общій характеръ преподобнаго, какъ благовѣстника и пустынножителя, въ немъ обрисовывается весьма ясно. Какъ-бы предчувствуя, что со временемъ потребна будетъ ему въ жизни вся крѣпость тѣла и неустрашимость духа, онъ съ малыхъ лѣтъ старался укрѣпить себя въ трудахъ и опасностяхъ, и для того постоянно удалялся въ пустынныя мѣста, пренебрегая холодомъ и зноемъ и разными «пустынными страхованіями», ужасающими неискушеннаго человѣка. Необыкновенно груба и дика была та страна, которую Промыслъ назначилъ ему для оглашенія Евангеліемъ: — это «гористыя и блатныя непроходимыя мѣста», на которыхъ жилища человѣческія разсѣяны были на разстояніи ста верстъ и далѣе одно отъ другаго; только временно пріѣзжали сюда отважные промышленники для рыбной ловли. Еще грубѣе были обитатели, населявшіе эту страну — лопари, жившіе подобно дикимъ звѣрямъ, «въ самомъ поганскомъ идолобѣсіи; они боготворили гадовъ и ночныхъ нетопырей и иныхъ животныхъ, и ѣли всякое нечистое и скверное». Непріязненно они приняли благовѣстника, особенно ихъ «кебуны», или жрецы, постоянно преслѣдовали его, нѣсколько разъ били и угрожали убить, если онъ не оставитъ ихъ. Но съ величайшимъ самоотверженіемъ благовѣстникъ терпѣлъ все и продолжалъ проповѣдывать, пока наконецъ не обратилъ ихъ ко Христу. Не имѣя сана священства, онъ потомъ долженъ былъ отыскивать священника для того, чтобы крестить новообращенныхъ, и зодчихъ, чтобы построить для нихъ церковь. Устроивъ церковь, онъ вскорѣ устроилъ и монастыръ, старался обезпечить его благосостояніе на будущее время, и для того отправился въ Москву, ходатайствовать о немъ предъ царемъ, а во время случившагося голода, онъ какъ нищій и странникъ, въ продолженіи осьми лѣтъ, ходилъ изъ города въ городъ, и все, что успѣвалъ собирать, отсылалъ для пропитанія своей братіи. Сколько для всего этого нужно было имѣть любви и самоотверженія! Трогательно предсмертное поученіе Трифона своей братіи, все проникнутое тою любовію, которая одушевляла всю жизнь его: «не скорбите братія моя; Іисусъ Христосъ и Богъ мой, мене единаго во всѣхъ приключшихся злыхъ моихъ, не остави, кольми паче, во имя святое Его васъ собранныхъ, не имать оставити; азъ же заповѣдаю вамъ: любите Его, въ Троицѣ славимаго, всѣмъ сердцемъ и всею душею своею и всею мыслію своею; чадца моя, любите другъ друга».




Житіе преподобнаго отца нашего Трифона Печенгскаго чудотворца, лопарскій народъ просвѣтившаго святымъ крещеніем.

Моисей великій во пророцѣхъ, и законодавецъ возлюбленный Богомъ и человѣки, открывый дно морю, и безводную землю напоивый водою, иная многая чюдеса содѣлавый, написавый дѣянія прежде бывшихъ святыхъ мужей, не оною премудростію отъ Египта взятою, но благодатію съ небеси данною: откуду бо можаше увѣдати Авелеву добродѣтель, Сиѳово доброзрачіе и премудрость, Енохово угожденіе, Ноеву правду, Мельхиседеково благочестное священство, Авраамово возваніе, вѣру, мужество, страннолюбіе же и сына на жертву вознесеніе, иныхъ благонравныхъ подвиги, побѣды провозвѣщеніе? Отътуду же даръ премудрости воспріятъ, изрядный учитель Іисусъ Сираховъ, о таковѣхъ же бесѣдуетъ сице: восхвалимъ убо мужи славны; вси сіи въ родѣхъ препрославлени быша, и во днехъ ихъ похвала; премудрость ихъ исповѣдятъ людіе, и похвалу ихъ возвѣщаетъ Церковь [4]. И азъ отъ вседаровитаго Господа Бога моего Іисуса Христа молю помощи, да послетъ свыше Духа своего Святаго, усердно желающему, во благовѣстіи трудившагося пустыннаго жителя и великаго въ чюдесѣхъ преподобнаго отца Трифона житіе и подвизи описати, да яко законъ нѣкій предложу прежде бывшихъ и сего блаженнаго отца по стопамъ шествовати вождѣлѣющимъ, по Павлу глаголющему: взирающе на ихъ жительство, подражайте вѣрѣ ихъ [5].

Сей святый великій проповѣдникъ и пустынный житель преподобный отецъ Триѳонъ рожденіе и воспитаніе имѣя въ новгородскихъ предѣлехъ, отъ самого ли Нова града, или отъ иныхъ новгородцкія страны градовъ и весей, того въ писаніи не обрѣтаемъ; глаголетжеся отъ некіихъ, якобы отечество преподобнаго близъ града Торжка, отъ освященныхъ благочестно живущихъ родителей. Блаженный же измлада взирая на праведное пребываніе родителей своихъ, подражая благочестію ихъ, отъ юности своея изряденъ постникъ, кротокъ, милостивъ, о рекшихъ ему пойдемъ во храмъ Господень, веселяся духомъ и радуяся сердцемъ, течаше ко храму, дабы ему обрѣстися первому. И тако церковное божественное сѣмя паде въ добрую бразду, въ его благое сердце. Нѣкогда слыша на утрени поющихъ: пустыннымъ животъ блаженъ есть, божественнымъ раченіемъ воскриляющимся, отъ того часа возлюби преподобный пустыню, начатъ моленія ради отъ родителей отлучатися по непроходнымъ мѣстамъ, не радя о зимѣ и зноѣ, и о иныхъ пустынныхъ страхованіихъ. Родители же стужаху ему, но не можаху отъ таковаго его добраго намѣренія запяти: понеже горяше огнемъ божественныя любве паче рождьшихъ его. Нѣкогда преподобному отцу, ходящу по пустыни, яко птицѣ особящейся, внезапу бысть гласъ: иди и возопи помянухся есмь милуя васъ, и любы обрученія моего не посѣется, пойди въ землю не обѣтованную и не въ путную, въ землю жаждную, понеже не исходилъ мужъ, не обита человѣкъ. Святый же, слыша гласъ, убояся зѣло, глаголя: кто есть Господи? И паки гласъ: Азъ есмь Іисусъ, егоже ты въ пустыни сей ищеши. Святый же отвѣща: Владыко Господи, невѣжда есмь и мало книженъ. И паки гласъ: не мози глаголати вопреки пичтоже, яко на вся послю тя, идеши, и вся, елико яже повелѣваю тебѣ, глаголеши; не убоися, яко съ тобою есмь. Отъ того времени начатъ святый паче прилѣплятися Богови и посѣщати церковь святую Его; по пѣніи же церковнемъ, на моленіе отлучашеся въ пустыню. И пачатъ разсуждати, что есть земля жадная и непроходная; и непроходная ли сущая земля, или язычестіи народи, жаждущія евангельскія тайны благовѣстія? И оставивъ свое отечество, пойде, аможе наставитъ его Богъ, еще въ мірскомъ чину, и пріиде на приморіе великаго моря окияна, въ часть Норваньскія [6] земли, въ Кольской присудъ, на реку Печеньгу, въ народъ лопарьскій. Ибо та Норваньскія земли часть святемъ народомъ издавна прилучена къ новгородцкому владѣнію, а по плененіи великаго Нова града присовокуплена подъ державу великихъ царей московскихъ и російскихъ самодержцевъ. Преподобный же отецъ Трифонъ въ той непроходной дальней странѣ бѣ единъ пришлецъ, Владыкѣ своему Господу Іисусу Христу, наземли странствовавшу, не имущему, гдѣ главы подклонити, подражая, окрестъ выше писанныя реки Печеньги, бездомно и безкровно, по лѣсамъ и по горамъ и въ пропастехъ земныхъ скитаяся, странствуя. Въ пустыни безчисленно приятъ отъ бѣсовъ и оть всякихъ пустынныхъ страхованій спасенію своему и проповѣди препятія; но все то приключившеся ему, яко добрый стрададецъ, претерпѣ мужественнѣ; неспрестанно во слезахъ и молитвахъ и въ сокрушеніи сердца пометая себя о землю предъ Богомъ; единъ ко единому Владыцѣ своему бесѣдуя, глаголя сице: любы Твоя Божія да изжденѣтъ страхъ, и паки: скажи ми Господи путь, воньже настави десница Твоя. Тоеже земли вышепомянутый народъ лопарскій, живуще въ нечестіи и въ самомъ поганъскомъ идолобѣсіи, яко звѣри дивіи, почитаху бѣсовъ, а кланяхуся дѣлу рукъ человѣческихъ и боготворяху гады и нощные нятопори, и иные ползущіе животные; и ядяху всякое нечисто и скверно; а жилища своя имяху по гористымъ и блатнымъ и непроходнымъ мѣстомъ разсѣянны, единъ отъ другаго верстъ по сту и больши. А всей той земли въ долину стадій пять сотъ, а поперекъ мало меньши. Но что святый благовѣстникъ и странникъ Христовъ преподобный Триѳонъ еще прежде иночества чистымъ сердцемъ, истинный инокъ духомъ умысли близъ той реки Печенги обрѣтающимся ту лопарямъ начатъ якобы творити бесѣды о купляхъ. А потомъ, разумѣя духомъ просвѣщеннымъ, показа имъ дивный всѣхъ просвѣщающій камень — Господа Іисуса Христа, и пребезценное сокровище — Его святую и предражайшую кровь, излиянную за искупленіе всѣхъ. Таже начатъ любезно сказывати о слѣпотѣ ихъ и о діявольскомъ омраченіи; а потомъ дерзновенно обличаше и сказываше о истинномъ въ Троицѣ славимомъ Бозѣ, и о созданіи мира, и о потопѣ, и о разсѣяніи языковъ, и о Авраамѣ; понеже Авраамъ отъ такова же невѣдѣнія позна Бога. Таже отъ Моисеева закона о пророцѣхъ и о псалмѣхъ, провозвѣстившихъ пришествіе Сына Божія, и о Его воплощеніи, и о страстѣхъ, и о смерти, и о воскресеніи, и на небеса о вознесеніи, и о сѣденіи одесную Бога и Отца, и о общей смерти, и о воскресеніи, и о безконечномъ царствіи, и о муцѣ всѣхъ человѣкъ. Народъ же, омраченный невѣденіемъ, а паче изъ нихъ кебуны, то есть отлученныи слуги діявольскія, пряхуся съ праведникомъ Божіимъ, и яряхуся яко звѣри, и не исповѣдимыя дѣяху ему пакости: за власы торгаху и о землю мѣтаху, и біяху, и пхаху, называюще незнаема странника, и юрода, ихъ поганъскому беззаконію возвѣщающа противное, вопльствующе нань, аще отъ предѣлъ ихъ не изыдетъ и пребывати съ ними будетъ, горкою мукою и самою смертію претяше. А иногда на Божія проповѣдника, яко на самого Іисуса Христа іудеи, тако собравшеся со оружіемъ и дреколіемъ, глаголюще къ себѣ: пойдемъ убіемъ его, ибо поноситъ намъ о падѣніи въ беззаконіе, и обличаетъ грѣхи наша. Но Господь Богъ, обѣщавыйся съ нимъ быти, вѣсть преподобнаго своего отъ напасти изимати, желающихъ его крови и смерти. Многократно отъ руку ихъ сицевымъ образомъ спасе: своимъ Божіимъ мановеніемъ наставляше преподобнаго сокрыватіся въ горахъ и въ разсѣлинахъ каменныхъ; иногда святый прохождаше сквозѣ ихъ, но злобою ослѣпленныхъ, невидимъ бысть; а иногда показовашеся имъ и о діявольскомъ плененіи и о омраченіи, не обинуяся, обличаше и сказоваше о царствіи Божіи; ибо Той единъ царствуяй всѣми. Народи же, едини, изо устъ его яко светлость огня видѣвше исходящую, дивляхуся, и на лице его святое, яко на лице ангела, прилѣжно зряще, начаша сердца своего жестокіе бразды мягчити, и отъ преподобнаго сеющее(ся) божественное сѣмя пріимати; друзіи же, яко львы, на благовѣстника Христова рыкаху и, яко медведи, ревуще, и различно страшаще, и зубы скрежетаху нелѣпо кричаще: возмемъ и распнемъ его. Ощутившіи же въ сердцахъ своихъ семя благовѣстія вопреки глаголаху: не имамы въ немъ вины; глаголетъ намъ о добрѣ, возвѣщаетъ о царствіи Божіи, смерть нашу нарицаетъ сонъ, сказуетъ сице: вси не успнемъ, но воскреснемъ; оставимъ его нынѣ; аще ли вину обрящемъ, тогда безлѣпотною смертію убіемъ его. И изгоняху преподобнаго, яко хулителя беззаконныя слепоты ихъ. Преподобный же отъ сонма ихъ изхождаше радуяся, яко проповѣди ради имени Іисусъ Христова восприялъ многое біеніе и безчестіе.

Въ томъ благовѣстіи святый мужъ добраго желанія потрудися не мало лѣтъ. Но Господу Богу поспешествующу, прежде лопарей окрестъ рекъ Печенги и Назреки, а потомъ тоя части всѣхъ проповѣдію огласивъ, но святымъ крещеніемъ не просвѣтивъ, понеже не имѣлъ преподобный іерея. И оттолѣ обратися къ Нову граду, и у архіепископа взя благословенную грамоту, и паки пріиде на реку Печенгу, и приведе съ собою церковныхъ здателей, и начатъ строити церковь во имя Святыя и Живоначальныя Троицы. Самъ же преподобный, въ нощехъ въ непрестанныхъ молитвахъ пребывая, во днехъ за три поприща на рамехъ своихъ на церковное строеніе бревна и тесъ и иное потребное ношаше; новопріемшихъ же святую вѣру словомъ евангельскія правды утверждаше, да пребудутъ въ нихъ научени. По совершеніи же, та святая церковь нѣкіимъ Божіимъ смотреніемъ пребысть три лѣта. По трехъ же лѣтехъ пріиде преподобный въ волостку Колу, тогда бо та волостка малое имѣ поселеніе, изъ рускихъ мѣстъ новопришельцы, и воеводы не обрѣтахуся. И тамо, Божіимъ строеніемъ, нечаемо, обрѣте іероинока, именемъ Илію, и взятъ съ собою паки пріиде на реку Печеньгу, идѣже во имя Живоначальныя Троицы построена церковь. Ту святую церковь іероинокъ Илія освятивъ; и лопарей, ихъже преподобный отецъ Триѳонъ породи словомъ проповѣди, тому іероиноку повелѣ просвѣтити святымъ крещеніемъ. И отъ тогоже іероинока Иліи преподобный отецъ нашъ Триѳонъ духомъ и сердцемъ правый инокъ и знаменоносецъ [7]. Новопросвѣщенніи же народи лопарьскіе отъ усердія своего, отъ имѣній своихъ приношаху сребро и вещи, и яко предъ ногами апостольскими, преподобнаго отца Трифона при ногахъ полагаху. Иніи же земли, и езера, и реки, и къ морскимъ угожіе воды подаваху, и письменными завѣты утверждаху. Блаженный же, отъ юности единою обнищавый Христа ради, ничто себѣ взимая, но вся отдаяше во церковь Святыя Троицы, и повелѣваше за то подаяніе, живыхъ о здравіи, а усопшихъ о упокоеніи, Бога молити, и имяна ихъ въ синодики писати. И отъ того времени Пресвятыя и Живоначильныя Троицы святая обитель благодатію Божіею и первоначальника преподобнаго отца Триѳона молитвами стала распространятися. И мнози отъ странъ россійскихъ иноки и бѣльцы ко преподобному начаша приходити. Новопросвѣщенніи же людіе и ихъ наслѣдники Богомъ утверждени во святой вѣрѣ и до сего времени пребываютъ неподвижно, и яко на благодатный законъ самаго Духа, и на проповѣдь святыхъ апостолъ, тако и на своего начальника вѣры, на преподобнаго отца Триѳона, уставы зряще, и послѣдствующе преданію его сохранно и твердо. И отъ тамо блискихъ странъ отъ лютерскія и калвинскія ереси, и отъ раскольныя слепоты блюдутъ себе невредно и, яко противнымъ правдѣ, зѣло гнушаются. Сицевы преподобнаго отца нашего Триѳона во святѣй проповѣди болѣзни и труды, и пустынныя поты, и подвиги. Егоже молитвами, въ Троицы славимый Господь Богъ, во православіи цвѣтущихъ насъ христіянъ, отъ бѣдъ и золъ и отъ всѣхъ грѣховъ нашихъ да избавитъ, и падшихъ на стезю покаянія и спасенія наставитъ. Емуже слава и держава, честь и поклоненіе ото всѣхъ родовъ, въ безконечныя вѣки вѣкомъ, аминь.

О хожденіи преподобнаго ради милостыни во царствующій градъ Москву.

Во дни благочестиваго царя и великаго князя Іоанна Васильевича, всея Россіи самодержца, пойде преподобный отецъ Триѳонъ во царствующій градъ Москву милостыни ради. И прежде пришествія его въ Москву за единъ день великій царь исъ полатъ своихъ пойде въ соборную церковь святаго Успенія Богоматере къ литоргіи; явишася ему на пути два святолѣпна инока; царьскіе же очи возлюби ихъ честное явленіе, и вопроси: откуду есте вы? они же цареви рекоша: единъ монастыря соловецкаго, другій кольского уезду начальникъ святыя проповѣди лопарьскаго народу, и строитель церкви Живоначальныя Троицы, что на рекѣ Печенгѣ, смиренный Триѳонъ. Со царемъ приключившіися боляре и иныхъ чиновъ тамо бывшіи царьскій гласъ слышаху, и царя глаголюща видѣша, но съ кѣмъ, тѣхъ не видяху, ни гласа ихъ слышаху, вопросити же царя не смѣяху; и тако царю явльшіися невидими быша. Во другій день таковымъ же образомъ иде великій царь во церковь къ литоргіи же и съ нимъ сынъ его, праведный царевичь Феодоръ Іоанновичь всея Россіи. Святый же отецъ Триѳонъ со едино путнымъ своимъ, соловецкаго монастыря съ некіимъ праведнымъ же инокомъ, два стаста предъ царемъ, и подаху челобитныя своя. Царь приятъ во своя руце и ста, прочетъ моленіе ихъ, рече имъ: видѣхъ бо вчера васъ, и се нынѣ иду къ божественей литоргіи. И пойде царь во церковь. Благовѣрный же царевичь тоя соборныя церкви пойде въ особый предѣлъ, якобы хотя измѣнити одежду и одѣяся во ину, призва къ себѣ некоего отъ ближнихъ, и глаголаше ему: пойди и отдаждь, въ нейже идохъ путемъ, одежду мою странному иноку Триѳону, и рцы ему: благовѣрный царевичь посла къ тебѣ свою одежду, да ускоритъ его милостыня прежде всѣхъ, онъ же сію одежду престроитъ во одежду священную; вижду бо его мужа праведна. Посланный же повеленіе исполни. Преподобный же Триѳонъ пріятъ толь драгую и честную милостыню, благодаривъ Бога, въ Егоже десницы сердце царево и сына царева. По исшествіи же царь во своя царьствующія палаты, седъ зболяры, повелѣ странныхъ иноковъ чести челобитные, и сказываху боляромъ, како ему овіи странніи явльшася вчера и въ нынѣшнемъ дни били челомъ; и начатъ совѣтовати, чимъ бы ихъ пожаловати. Боляре же цареви глаголаху: се днесь ихъ видѣхомъ, вчера никакоже. Царь же рече: азъ съ ними глаголахъ довольно, вы ли не видѣсте. Сигклитъ же отвѣща: гласъ твой слышахомъ иноковъ же отнюдь не видѣхомъ, ни гласа ихъ слышахомъ. Тогда великій царь сихъ блаженныхъ праведниковъ повелѣ сыскати, и предъ своимъ царьскимъ лицемъ поставити. Посланніи же странныхъ приведоша предъ царя, вопрошающи: вы ли вчера глаголаху со царемъ? Они же отрекахуся, глаголаху сице: ни, великій царю, вчерашнаго дни и царьствующаго града не постигохомъ; многими свидѣтельствуемся, яко сего дни пріидохомъ. Царь же и боляре удивльшеся зѣло о таковѣхъ потаенныхъ рабѣхъ Божіихъ. И оттолѣ великій царь возлюби ихъ, а паче преподобнаго Триѳона, и пожаловавъ его и одаривъ обитель колоколами и церковною утварию богато, отпусти съ милостивымъ прізрѣніемъ. И пріиде преподобный моремъ въ обитель свою, носяй милостыню довольну, здраво. И приятъ бысть отъ учениковъ, отъ всѣхъ иноковъ и отъ новопросвѣщенныхъ честно.

О звѣри, сотворшемъ преподобному пакость.

Богъ и премудрый Содѣтель сотвори человѣка, и постави его надъ всѣми властелина, яко читаемъ въ книзѣ Бытіи, обладати рыбами морскими и звѣрьми. Но по преступленіи Адамли, отъ послушанія его звѣріе отторгошася, и оттолѣ начаху не повиноватися, токмо избраннымъ святымъ, любящимъ Бога. И убо праведному Ною о повиновеніи звѣревъ извѣствуется во исторіи: всякъ звѣрь пріиде и иде къ Ною въ ковчегъ. Читаемъ и о Самсонѣ: и се лвичищъ, ревый противу ему, и сниде нань Духъ Господень, и восхити льва и разтерза, яко козлища. Но въ книзѣ Царствъ отъ глаголъ Давыдовыхъ повѣствуется: егда пасохъ азъ овцы отца моего стада, и егда прихождахъ левъ, или медведица и восхищаше отъ стадъ овцу едину, и азъ во слѣдъ его изхождахъ, и поражахъ, и исторгахъ изъ устъ его взятое; и аще сопротивляшемися, то емъ за гортань его, и разбивахъ и умерщьвляхъ. Но святый пророкъ Іелисей отъ Ерихона возвратися въ Вефиль; тамо звѣріе послушаху его. Писано тако: и входящу ему путемъ, и се дѣти малы изыдоша изъ града, и ругахуся ему, и рѣша ему: гряди плешиве, гряди. Озрѣвся вослѣдъ себѣ и видѣ ю и проклятъ я именемъ Господнимъ, и се изыдосте двѣ мѣдвѣдицы отъ луга и расторгоша я отъ нихъ четыредесятъ два отрочища. Но повиновашеся звѣріе и святому пророку Даніилу; извѣствуется сице: сіи же ввергоша въ ровъ левскъ, и пребысть шесть дній и обрѣтеся живъ [8]. Но въ новой благодати въ житіяхъ святыхъ и паче изобрѣтаемъ, имъ же служаху и повиновахуся звѣріе. И терпѣвшимъ Христа ради гоненіе дивия еленицы и серны изъ дебревъ приходящимъ я дояху млеко. И не точію самимъ Христовымъ рабомъ, но именемъ ихъ заклинающимъ служаху звѣріе. Но оныхъ число превосходящихъ повѣстемъ здѣ описати не возможно. Нынѣ во славу Святыя Троицы преподобному Триѳону о повиновеніи гнѣвливаго звѣря приличествуетъ помянути. Преподобному Триѳону въ келіи своей устроившу квашню ко испеченію хлѣбовъ, и нѣкія ради потребы изыде изъ келіи; тогда въ келію его пріиде великій мѣдведь, опроверже квашню и пачатъ угогованное тѣсто ясти. Святый же пріиде къ келіи и видѣ звѣря, глаголя къ нему: Іисусъ Христосъ, Сынъ Божій, Богъ мой повелѣваетъ ти, изыди изъ келіи и стани семо кротокъ. Звѣрь же изыде предъ ногами преподобнаго ста недвижимъ. Преподобный же взя веліе древо, бияше звѣря, рече: во имя Іисусъ Христово даю ти многи раны, яко грѣшному. И наказавъ, завѣща звѣрю близъ келіи и лавры впредь не пакостити, и отсла въ пустыню. Отъ того же времени въ славу Святыя Троицы и во знаменіе чюдеси преподобнаго, окрестъ лавры и келій его, монастырскимъ скотомъ и еленемъ въ пустыни безстрашно пасущимся, и доселѣ звѣри не пакостиша.

О ношеніи жерновныхъ каменевъ изъ Колы во обитель старопеченскую.

Преподобный отецъ нашъ Триѳонъ, во градѣ Колѣ купи жерновы ручные немалы и тяжкія, изволивъ тѣ жернова на рамѣхъ своихъ во обитель нѣсти. Ученицы же молиша преподобнаго, да не трудится излично [9]. Преподобный же рече имъ: братія моя! непраздньство веліе создано бысть всякому человѣку, иго тяжко на сынѣхъ адамлихъ отъ дне исхода отъ чрева матере ихъ до дне погребенія въ матерь всѣхъ. Таже святый, помяну Спасителемъ реченное, глагола къ себѣ: уне бо тебѣ, Триѳоне, на выи своей обѣсивый осельскій камень носити, нежели братію праздньствомъ [10] соблажняти. И взя оныя жерновы на своя рамена и во обитель Святыя Троицы, что у реки Печенги, отъ града Колы сто пятьдесятъ стадій, путемъ блатнымъ и гористымъ, отнесе, и въ уреченномъ мѣстѣ устроивъ. Тѣ же жерновы преподобнаго трудовъ во истинное свидѣтельство и донынѣ пребываютъ, и на братію мелютъ потребная. Отъ достовѣрныхъ же глаголется тако, якобы преподобный съ бременемъ оныхъ жернововъ въ пути идяше до выше реченныя обители въ велицѣмъ постѣ, ни мало ядый.

О хожденіи преподобнаго въ великій Новъ градъ милостыни ради.

Егда отъ Бога грѣхъ ради нашихъ на страны и на грады посылаются различныя казни, въ нихже причитается за велію язву и гладъ, яко изобрѣтаемъ у Ереміи: вси людіе его воздышуще ищутъ хлѣба, даша драгая своя въ пищу [11]. Но царь и пророкъ Давыдъ за лютость глада таковыя отрицается казни, еже читаемъ во Царьствіи: и избра себѣ Давыдъ смерть. Но всесильный Господь Богъ, милосердый нашъ Отецъ и наказатель щедрый, въ та злая времена вѣрныхъ избранныхъ своихъ возтавляетъ, да пекутся и промышляютъ о загладнѣвшихъ домовныхъ и о всѣхъ народехъ, и окормляютъ съ добрымъ прилѣжаніемъ. Праотецъ Исаакъ, глада ради, въ Герару (иде), и тамо жену свою Ревекку и весь домъ препита. Извѣствуется сице: посея тамо Исаакъ и пріобрѣте въ то лѣто стократный плодъ ячменю. И целомудренный Іосифъ весь Египетъ и иные страны, и отца и братію свою, во время глада, прекорми. Пишетъ тако: отверзе Іосифъ вся житницы и продаяше всѣмъ египтяномъ, и вся страны пріидоша во Египетъ купити ко Іосифу, обдержаше бо гладъ и всю землю. И идоша ко Іосифу купити пшеницы во Егіпетъ. Но странная иноплеменная Руфь на Воозовѣ нивѣ за труды жатвенные уроку что имаше, тѣмъ питаше свекровъ свою Нееминь. О ней же повѣствуется: иземши Руфь отъ недръ своихъ и даде свекрови своей, еже бѣ оставила, отъ нихже насыти. Давыда со отроки іерей Авимелехъ во алчбѣ напита; ибо во исторіи Царствъ читаемъ: и даде ему іерей Авимелехъ хлѣбы предложенныя. Но и преподобный отецъ нашъ Трифонъ древнимъ промышленикомъ и прекормителемъ гладныхъ уподобися, молитвами своими и многолетнымъ страннымъ прошеніемъ препита свою обитель, образомъ сицевымъ. Во всемъ поморіи бяху велій гладъ, понеже многіе годы овощіе и хлѣбъ побиваху мразомъ. Преподобнаго же во обители братіи иноковъ и мирскихъ умножися, а хлѣбная имѣхуся великая скудость. Но душъ и телесъ промышленикъ, добрый преподобный отецъ, взя съ собою нѣкоторыхъ отъ братій, отъидоша во страны великаго Нова града, и пребысть тамо нищъ и проситель, отъ града во градъ, и отъ веси въ весь странъствуя, и что испрошаху милостыни, въ монастырь свой на препитаніе братій посылаху, и яко кокошъ собирая семена птенцевъ своихъ окормляху всѣ цѣлыя осмь лѣтъ. Тамо же преподобный чюдесъ врачь обрѣтеся, во славу Христову имени, множество душевно и тѣлесно болящихъ исцеляше; но по единому въ писаніи исцѣленій его не обрѣтаемъ [12]. И егда мину злоключеніе недородныхъ лѣтъ, пріиде преподобный во свою обитель на реку Печеньгу. Игуменъ же и братія о пришествіи его славяще Святую Троицу, и многолѣтнаго во гладѣ препитателя своего преподобнаго отца Трифона благодарствоваху.

Мѣсяца Декемврія, въ 15 день.
Преставленіе преподобнаго отца нашего Триѳона Печенгскаго чудотворца.

Преподобный отецъ нашъ Триѳонъ, по проповѣди Христовѣ, и по многихъ своихъ пустынныхъ трудѣхъ, въ старости маститѣ, во обители своей впаде въ болѣзнь и изнеможе зѣло. Пріидоша же къ нему игуменъ и братія и вси ученицы его, видѣвше его великою болѣзнію одержима, о таковѣмъ пречюднемъ отцѣ и наказателѣ своемъ начаша скорбѣти горко, глаголюще: почто наставниче нашъ оставляеши насъ сирыхъ! Святый же рече: братія моя не скорбите, и въ добрый путь теченія моего не пресѣцайте; все упованіе свое возложите на Бога; ибо Іисусъ Христосъ и Богъ мой мене единаго во всѣхъ приключшихся злыхъ моихъ не остави, кольми паче во имя Его святое васъ собранныхъ не имать оставити. Азъ же заповѣдаю вамъ: любите Его, въ Троицы славимаго, всемъ сердцемъ своимъ, и всею душею своею, и всею мыслію своею. Чадца моя: любите другъ друга. Иночество честно и воздержно храните, начальства [13] бѣгайте. Вѣсте мя: се отъ многихъ лѣтъ не моему, но и вашему требованію послужисте руцѣ мои, и всѣмъ быхъ послушникъ. И паки молю васъ, о отходѣ моемъ не скорбите. Смерть мужу покой; всякого бо человѣка душа отвнѣуду приходитъ въ тѣло мертвенное яко странникъ и нѣколико пребываетъ, по малѣ же тѣло вмѣняется въ прахъ; ибо мы вси гной, и сынъ человѣческій червь, но разумная душа отходитъ во свое отечество, отнюду же пріиде. Любимицы мои, подщитеся тамо, идѣже нѣстъ смерти, ни тмы, но вѣчный свѣтъ: тамо день единъ паче тысящъ. Не любите міра и яже въ мірѣ; сами бо вѣсте, коликъ окаяненъ міръ сей яко море неверенъ, мятеженъ, пропастей пакостьми (?) нечеcтивыхъ духовъ, вѣтрами волнуется губительно, лжами горекъ, навѣты діявольски трясется и пенится, грѣхами вѣянія свирепствуетъ и смущается, о погруженіи [14] миролюбцевъ тщится; всюду плачи, пагубы своя простираетъ, а наконецъ вся смертію осужаетъ. Еще заповѣдаю вамъ: егда по воли Божіей душа моя разлучится отъ тѣла моего, погребите мя у церкви Успенія Пресвятыя Богородицы, въ пустыни, идѣже часто отхождахъ на богомысліе и молчаніе. Потомъ же преподобный приятъ Христа Бога нашего пречистое и животворящее тѣло и святую Его кровь. По приятію же сѣдѣ на обычной своей рогозинѣ, уже конечно изненоже, прослезися. Игумену же вопросившу: преподобне отче, намъ о тебѣ скорбсти заповѣдаеши [15], и ко сладкому Іисусу грядеши съ радостію, повѣждь, чесо ради прослезися? Святый рече; на сію святую обитель будетъ искушеніе и отъ острѣя меча умучатся мнози; но не ослабевайте братія моя; уповайте на Бога; не оставитъ бо жезла грѣшныхъ на жребіи своемъ; силенъ бо, и паки обновитъ обитель сію. По изреченіи же ономъ, ляже на рогозинѣ своей и просвѣтися лице его, мало осклабися, предаде святую свою душу Господеви. И погребенъ бысть въ завѣщанномъ мѣстѣ, въ пустыни, идѣже и до нынѣ пребываетъ, а душею же во гражданствѣ небеснемъ, идѣже сыны Бога живаго вси святіи. Отъ гроба же преподобнаго силою Божіею съ вѣрою приходящимъ неоскудное изцеленіе подавается, и на сусѣ и на морѣ, въ бѣдахъ, и въ потопленіи призывающимъ его скорый помощникъ и избавитель показовашеся. Родися же преподобный 7003-мъ [1495] году во княженіе великаго князя Іоанна Васильевича; преживъ всѣхъ лѣтъ 88; преставися 7091 [1582] году, декабря 15 день, въ царство царя и великаго князя Іоанна Васильевича, всея Россіи самодержца. Возрастомъ святый не малъ, нагибъ, плотію крепокъ, мало плешивъ, брадою седъ, Святѣй Троицѣ теплый служитель и Пречистѣй Богоматери благодаренъ.

О спасеніи велікаго царя Феодора Іоанновича отъ злаго замышленія свитскихъ немецъ.[16]

Царю и великому князю Феодору Іоанновичю самому воевавшу великіи инъфлянты [17], то есть страны ливонскія земли, и обшедшу нѣкій градъ, и окрестъ града того царь великій положися обозомъ неподалеку и поставиша шатры. Всезлобніи же и лукавіи немцы, въ нощи, хитрымъ своимъ коварствомъ на обозъ и на самый царскій шатеръ нацѣлиша пушки. Царю же по трудѣхъ расправъ воинскихъ почивающу въ шатрѣ своемъ, явися ему воснѣ инокъ благообразенъ лицемъ, глаголя царю: востани и изыди изъ шатра своего, да не напрасно убіенъ будеши. Царю же вопрошающу: ты кто еси? Святый же отвѣща: азъ есмь Триѳонъ, емуже въ милостыну даде одежду свою съ таковымъ намереніемъ, милостина твоя да ускоритъ прежде всѣхъ; того ради Господь мой и Богъ, завѣщавый спасеніе царемъ, глаголетъ ти: ускори востани отъ ложа и изыди изъ шатра, немедли. Царь же убуждься и вскорѣ отъ ложа воставъ и изъ шатра изыде. Немцы же изъ нацелянныхъ пушекъ начаша по обозомъ и по шатрамъ крѣпко стрѣляти, и едино ядро улучи въ царскій шатеръ и въ ложе, на немъ же почиваше. И о таковомъ чюдномъ сонномъ видѣніи царь, благодарствуя Бога, возвеселился о спасеніи своемъ и вся сказа боляромъ, како спасеся. И посла посланныхъ въ обитель на взысканіе преподобнаго. Посланніи же не обрѣтше преподобнаго; уже бо преселися къ вѣчнымъ обнтелемъ. И отъ того времени великій царь имѣ вѣру паче ко преподобному, и во обитель его посылаше многое потребное и на все владѣніе даде царскіе милостивыя грамоты.

Преподобныхъ отецъ въ обители Живоначальныя Троицы въ Трифоновѣ Печенскомъ монастырѣ избіенныхъ отъ свитскихъ немецъ.

Всѣмъ годъ и время всякой вѣщи подсолнечной, время плакати и рыдати, глаголетъ премудрый Соломонъ. Друзи Іовли видѣша любимича своего оструплена, возопиша гласомъ веліимъ и восплакашеся зѣло. Пророкъ Іеремія плакаше Іеросалима ради, въ молитвѣ своей къ Богу вопльствуетъ тако: помяни Господи, что бысть намъ и виждь укоризну нашу [18]. Но пророкъ Іезекіиль, отъ лица Божія глаголетъ: сыне человѣчь, воздохни сокрушеніемъ чреслъ твоихъ и болѣзнію воздохнеши [19]. И исполнитель закона, Іисусъ Христосъ, истинный Богъ и человѣкъ, плакаше надъ Лазаремъ; но что глаголютъ жидове: виждь, яко любляше его. Вдова въ Наинѣ плакаше мертваго сына своего. Марія Магдалина сладкаго Іисуса плакаше теплѣ. Таковыя бо слезы не всуе проливаются, но есть истинныя любве ясно показаніе. Но и намъ братіе о избиеніи преподобныхъ отецъ сея повѣсти, сѣтованію приличныя, должно послушати сердечнымъ желаніемъ и со пристойнымъ плачемъ. Въ нейже повѣствуется сице: великому царю Феодору Іоанновичу воевавшу свитцкіе нѣмцы; тогда же свитцкого владѣнія Финскіе страны нѣмцы пріидоша на обитель Живоначальные Троицы пріидоша ратію. Въ первыхъ сожгоша храмъ Успенія Пречистыя Богородицы, что преподобнаго надъ мощми; іероинока праведнаго Иону и служебника умучиша. Потомъ поидоша ко обители и не дошедше обители сокрышася въ тайнѣ мѣстѣ. Но на обитель преподобнаго цѣлыя седмь дней ратію дерзнути не смѣяху. Показовахуся имъ на забралахъ ограды монастырскія множество оружейнаго воинъства. Но въ самый праздникъ Рожества Христова, по благоволенію судебъ Его неислѣдомыхъ, овіи еретицы безвѣстно впадше во ограду, при концы святыя литоргіи, и внѣ церкви во службахъ сущихъ иноковъ и миръскихъ заклаша мечемъ. Потомъ лютіе звѣріе во церковь вскочиша со оружіемъ и во храмѣ всѣхъ предаша смерти, и ради тяжчайшаго мученія овыхъ на полы [20] пресекоша, другимъ нозѣ и руцѣ отсѣкоша, инѣхъ вдоль разсѣкоша. Преподобнаго же игумена Гурія да діякона, казны ради, различнѣ мучаще и оружіемъ язвяще; и огнемъ жгуще; но добліи Христовы страдальцы въ таковомъ лютомъ мученіи еретикомъ ничто же отвѣчающе, токмо къ небеси взираху. И то видѣша окаанныи, яко ничтоже имъ о казнѣ повѣдающе, паче разъярившеся, мечами преподобныхъ въ части разсѣкоша, и храмы Божія оскверниша и ограбиша, и съ посѣченными преподобныхъ телесы сожгоша. И всю обитель разориша до основанія, возвращеся окаянныи во свояси, и въ пути, въ пустыни, заблудиша и огладнѣша... [21] избившихъ преподобныхъ въ лаврѣ, подобную погибель получиша молитвами преподобнаго отца нашего Трифона, изомроша отъ глада, мало что на возвѣщеніе погибели ихъ во страну свою пріидоша. Но остриемъ же меча умроша тогда іероиноковъ, іеродіяконовъ, иноковъ 51 человѣкъ, да слугъ и служебниковъ работныхъ человѣкъ; во отшествіи же въ службахъ молитвами преподобнаго вси спасшеся. И собрахуся въ разоренную святую обитель, о убіенныхъ горекъ плачь сотвориша, и оставшія плоти разсѣченныя, згорѣвшія части собраху и погрѣбоша честно, и великому царю Феодору Іоанновичу о томъ разореніи учиниша извѣстно. Благовѣрный же царь слыша о томъ, зжалишася зело, и повелѣ, обитель построити въ кольскомъ острогѣ, идѣже храмъ Пресвятыя Богородицы честнаго ея Благовѣщенія. А егда градъ и монастырь згорѣ, повелѣніемъ благовѣрнаго государя царя и великаго князя Михаила Ѳеодоровича всея Россіи самодержца во (7)127-мъ [1619] году обитель построена близь града, за рекою Колою, и донынѣ милостию Живоначальныя Троицы и преподобнаго молитвами пребываетъ сохранно.

Многа ина чюдеса отъ гроба святаго на сусѣ и на морѣ совершахуся, и нынѣ неоскудно подаваются съ вѣрою приходящимъ, благодатію Святыя Троицы и Пречистыя Богоматере, и преподобнаго Трифона молитвами, егоже и мы молимъ, да и нашимъ болѣзнемъ, телеснымъ и душевнымъ, своимъ тѣплымъ предстательствомъ у Христа Бога испроситъ рѣшенія. Господу единому, премудрому, безначальному и непостижимому везде сый и вся исполняющему, въ трехъ ипостасехъ отъ всей твари хвалимому, благоволившему мнѣ недостойному дивнаго въ проповѣди, преподобнаго отца Трифона житіе и подвизи во едину книгу собрати, благодареніе и честь, и великолѣпіе, славу и державу, и поклоненіе возсылаемъ нынѣ и присно въ безконечныя вѣки вѣкомъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Память преп. Трифона 15 декабря. Свѣдѣнія о Печенгской обители въ Истор. іерарх., т. IѴ, стр. 579- 585.
[2] Сказ. ч. 1, стр 167, 173-177. изд. 1833 г.
[3] Напечатано по списку казанской академической (бывшей соловецкой) библіотеки подъ № 188, Списокъ XVII вѣка въ 8 д., и содержитъ вь себѣ кромѣ житія, еще службу преп. Трифону.
[4] Сирах. 44, 1. 7. 14.
[5] Евр. 13, 7.
[6] Норвежской.
[7] Вѣроятно пропущено слово: бысть или содѣлася, т. е постриженъ въ иноческій чинъ.
[8] Дан. 6, 24.
[9] лично самъ.
[10] праздностію.
[11] Плач. Іерем. 1, 11.
[12] Т. е. особыхъ о каждомъ исцѣленіи свѣдѣній не находимъ.
[13] властолюбія.
[14] о потопленіи.
[15] запрещаешь.
[16] шведскихъ.
[17] Лифляндію.
[18] Плач. Іерем. 5, 1.
[19] Іезек. 21, 7.
[20] по поламъ.
[21] Здѣсь очевидно пропускъ.

Источникъ: Памятники Древле-Русской духовной письменности: Житіе преподобнаго Трифона Печенгскаго, просвѣтителя лопарей. // Журналъ «Православный собесѣдникъ», Казань: Въ типографіи Губернскаго правленія. — 1859 г. — Книга II. – С. 89-120.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0