Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 24 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ПАТЕРИКИ И ЖИТIЯ СВЯТЫХЪ

Житія преподобныхъ Зосимы и Савватíя Соловецкихъ
и похвальныя слова въ память ихъ.

Въ библіотекѣ Соловецкаго монастыря, богатой вообще, какъ уже извѣстно нашимъ читателямъ, житіями святыхъ нашей Церкви, особенно много списковъ житій его основателей, преподобныхъ Зосимы и Савватíя, а также и похвальныхъ словъ въ память ихъ [1]. Необыкновенная слава этой обители, сдѣлавшейся, съ половины XV в., средоточіемъ распространенія Христіанства и духовнаго просвѣщенія, для всѣхъ сосѣдственныхъ съ нею племенъ, и воспитавшей въ своихъ стѣнахъ множество знаменитыхъ мужей, которые прославились святостію жизни и занимали важнѣйшія мѣста въ отечественной іерархіи, весьма естественно, побуждала многихъ къ прославленію жизни и дѣяній первыхъ виновниковъ этой славы.

При обозрѣніи житій преподобныхъ Зосимы и Савватíя, по спискамъ соловецкой библіотеки, открывается, что всѣ они принадлежатъ къ одной, изначала установившейся, редакціи, и въ общихъ чертахъ, въ разсказѣ о жизни преподобныхъ, основаніи ими обители и чудесахъ ихъ, не представляютъ особенныхъ разностей сравнительно съ житіями ихъ, напечатанными въ Четьи-минеи подъ 17 днемъ сентября; но въ нѣкоторыхъ спискахъ находятся любопытныя предисловія и послѣсловія, въ которыхъ между прочимъ указывается на лица, принимавшія участіе въ составленіи упомянутой редакціи житій, и сообщается нѣсколько другихъ любопытныхъ свѣдѣній, касающихся первыхъ временъ Соловецкой обители. Въ этомъ отношеніи особенно замѣчателенъ списокъ 1625 г. (въ листъ подъ № 175), принесенный въ даръ Соловецкому монастырю келаремъ Троицкой Сергіевой лавры, Александромъ Булатниковымъ. Булатниковъ былъ постриженникъ Соловецкой обители, и въ память этого и на поминъ своей души, подарилъ ей списокъ житій преподобныхъ. Подобные подарки въ древнія времена были дѣломъ весьма обыкновеннымъ; но Булатниковъ захотѣлъ исполнить это съ особеннымъ тщаніемъ и славою. Онъ обратился (какъ говорится въ послѣсловіи списка) за благословеніемъ на это дѣло къ патріарху Филарету, который далъ ему «изъ своея святительскія казны книгу знаменную соловецкихъ чудотворцевъ и знаменщика отъ царскихъ иконописцевъ пожаловалъ, чтобы не словами только, но и въ изображеніяхъ было представлено чудное житіе преподобныхъ». Житія написаны чистымъ крупнымъ полууставомъ; вначалѣ на первомъ листѣ помѣщено прекрасно написанное изображеніе Зосимы и Савватíя; въ самыхъ житіяхъ, на каждомъ листѣ, находятся раскрашенные рисунки, изображающіе Соловецкій монастырь и почти всѣ событія жизни и чудеса преподобныхъ. Рукопись переплетена въ цвѣтную парчу и по всѣмъ концамъ и въ срединѣ (на той и другой сторонѣ) обложена, на подобіе Евангелія, серебренными, съ прекрасно вырѣзанными украшеніями, накладками; на серебрянныхъ застежкахъ ея всѣми буквами вырѣзано имя ея жертвователя. Но обратимся къ самому житію, или къ тѣмъ прибавленіямъ въ немъ, о которыхъ сказали выше.

Послѣ оглавленія содержанія, раздѣленнаго на 64 главы, помѣщено любопытное предисловіе, написанное преподобнымъ Максимомъ Грекомъ [2]. Не выписывая, по причинѣ обширности, всего предисловія, мы приводимъ изъ него только слѣдующія мѣста: «ваша же христіянская похвалы, Богу приносимыя и святымъ Его, аще и проста бываютъ не ухищренными глаголы, но благодарна и несокрыта, но яко явьственна всѣмъ на пользу слышащимъ, якоже бо и сіи творцы житія блаженныхъ отецъ Зосимы и Савватія и спостника ихъ блаженнаго Германа, — Досиѳей глаголю ученикъ преподобнаго Зосимы, написа убо потонку и неухищренно и якоже бы возможно тамо живущимъ человѣкомъ глаголати же и прочитати, понеже убо тамо живущіи человѣцы близъ моря и округъ острова того, мало свѣдуще россійскаго языка, близъ живущеи ижера, чудь, лопь, вдалѣе же каане и мурмане, и иніи мнози языцы. Мнози бо отъ тѣхъ прихожаху во обитель преподобныхъ отецъ Зосимы и Савватíя и остризаху власы главы своея, бывающе мниси. Того ради убо Досиѳей неухищренно, ниже добрословесіемъ писаше, но яко воспоминаніа ради трудолюбнаго житія преблаженныхъ отецъ нашихъ, да слышащеи ревнуютъ по нихъ добродѣтелемъ ихъ. По сихъ же случися быти Спиридону митрополиту въ обители Пречистыя Богородица, зовомый Ферапонтовъ, якоже напреди слово скажетъ въ житіи блаженныхъ отецъ, и умолену ему бывшу, еже подробну преписати и удобрити достохвальное пребываніе. Онъ же отчасти убо исправи, и добрословесіемъ украси, но не все; понеже убо, якоже выше рѣкохъ, тамо ради живущихъ человѣкъ (писаше). Еще бо въ то время отъ иныхъ градовъ не мнози прихожаху, во еже постризати власы главы своея, но близъ живущіи человѣцы, якоже выше назнаменахъ, малосвѣдуще російска языка. Нынѣ же, по божественному апостолу, явися благодать Божія, спасительная всѣмъ человѣкомъ. Не токмо бо округъ острова того истинніи Богочетцы и Христовы поклонницы, и благодатію Его мнози языцы иновѣрніи превратишася въ православную и благочестивую вѣру, и крестишяся во имя Отца и Сына и Святаго Духа, со отрицаніемъ первыя ихъ вѣры и проклятіемъ своея имъ ереси. Первіе бо бышя яко звѣріе дивіи, живуще въ пустыняхъ непроходныхъ и пещерахъ, и въ разселинахъ каменныхъ и земныхъ, не имуще ни храма, ни инаго потребнаго къ жительству человѣческому, токмо животными пищу пріимаху себѣ звѣрьми и птицами и морьскими рыбами, и елико кто нахожаше что, тѣмъ и куплю творяху. Языцы же иновѣрніи глаголю, якоже и выше рѣхъ, каане и мурмане нынѣ же бышя православніи христіяне, и толико благодатію Христовою вдалѣе распространишяся болѣе трею тысящь отъ соловецкаго острова, даже и до варяжскаго нѣкоего града, зовомаго Варгавъ, идѣже живяше Капитонъ, сирѣчь князь, идѣже нынѣ устроися монастырь честенъ и совокупися многа чета иноческаго пребыванія, отъ града онаго варяжскаго яко шестьдесятъ поприщь отстоящь на рѣцѣ, глаголемой Печенга, близъ моря. Все же устроися Богу поспѣшествующу молитвами святыхъ Зосимы и Савватíя; донелиже они не вселишася въ онъ отокъ, дотоле тако потонку слышашеся имя Христово. Егда же благоволи Богъ прославитися святому своему имени угодники своими, тогда въ пустыни яко градъ сотворися... Азъ окаянный и грубый, понуженія ради твоего, честный отче, надежу возложихъ на всемилостиваго Бога, призывая же и святыхъ онѣхъ на помощъ, яко да споспѣшествуютъ ми еже къ похвалѣ добродѣтелемъ ихъ и чудному прославленію; начахъ же къ древнему новая прикладывати, ко иже древле водруженному твердому каменному столпу новыя плинотворныя коморы, яко да и новая о твердемъ ономъ твердо утвердится» [3].

Изъ этихъ словъ Максима Грека можно заключать, что онъ намѣренъ былъ сдѣлать новую редакцію житій преподобныхъ, или присовокупить къ нимъ нѣкоторыя прибавленія, но вѣроятно не успѣлъ этого выполнить; по крайней мѣрѣ между сочиненіями его, въ самыхъ полныхъ спискахъ, помѣщается только одно предисловіе. Между списателями житія Зосимы и Савватія Максимъ указываетъ на игумена Досиѳея и бывшаго митрополита кіевскаго Спиридона; но первая мысль описать жизнь преподобнаго Савватíя принадлежала сподвижнику его преподобному Герману, который впрочемъ самъ не умѣлъ книжному писанію, и потому поручилъ написать все, что ему было извѣстно о Савватíѣ, соловецкимъ клирикамъ. Написанное ими со словъ Германа житіе затерялось; но его часто читалъ игуменъ Досиѳей, и свѣдѣнія въ немъ заключавшіяся внесъ потомъ въ свои записки о преподобныхъ, которыя онъ составилъ по просьбѣ новгородскаго архіепископа Геннадія. Всѣ эти обстоятельства подробно изображаются въ слѣдующемъ «Сказаніи о сотвореніи житія» соловецкихъ чудотворцевъ, помѣщаемомъ обыкновенно въ самомъ житіи [4]: «списажеся житія сія въ лѣто 7011 (1505) митрополитомъ Спиридономъ, поточену (заточену) ми бывшу тогда въ странахъ Бѣла езера, въ монастыри Пречистыя Богородица въ Ферапонтовѣ, понужену ми сущу отъ нѣкоего мниха тоя обители Соловецкія, именемъ Досиѳея, тамо бо ему игуменомъ бывшу, и исповѣда ми вся подробну о преподобныхъ, ова и написана вдасть ми на памятехъ. Азъ же вся сія собрахъ, елико возмогохъ... и написахъ житія ихъ въ пользу духовную хотящимъ спастися». За этимъ слѣдуетъ сказаніе самого Досиѳея: «вѣдомо буди вамъ о семъ, яко азъ священноинокъ Досиѳей, пришедшу ми во обитель преподобныхъ на Соловки, и застахъ еще жива преподобнаго Зосиму, егоже сподобихся съ братіею и погребсти своими руками, и елико видѣхъ и слышахъ отъ устъ его, сіе и написахъ, и о житіи блаженнаго Савватíя и Германа, подруга его. И о семъ извѣстно ми бысть, понеже азъ съ Германомъ жихъ во единой келліи, и нанисаніе Германово о житіи преподобнаго Савватíя видѣхъ и держахъ у себе не единъ годъ и прочитахъ со многимъ вниманіемъ. Германъ же той, не умѣя книжнаго писанія, но Божіимъ промысломъ вразумленъ бысть, еже видѣ въ животѣ блаженнаго Савватíя, и како пріиде съ нимъ на островъ соловецкій... и о преставленіи чуднемъ преподобнаго Савватíя... и ина многа, яже видѣ Германъ при животѣ блаженныхъ отецъ, сія вся повелѣ Германъ клирикомъ писати на памяти, и писанія того не мало было. По преставленіи же Германовѣ, не радита о писаніи томъ, просто бо писана, якоже сказоваше имъ Германъ простою рѣчію, тако они и писашя, не украшающе рѣчи, но точію памяти ради писана житія блаженныхъ отецъ Зосимы и Савватíя. И нѣкій священникъ пріиде къ намъ на Соловки отъ иныхъ монастырей... и списаніе Германово взятъ съ собою, намъ же, безъ писанія оставшимъ о житіи начальника мѣста сего... прилучися мнѣ Досиѳею быти въ пресловущемъ великомъ Новѣ градѣ, у архіепископа Геннадія. Архіепископъ же вопрошаше мя прилѣжно о устрои мѣста соловецкаго острова и о начальникохъ Соловецкаго монастыря; азъ же, елико вѣдѣхъ, и исповѣдахъ вся подробну. Архіепископъ же рече: напиши ми о житіи начальникъ монастыря вашего и о чудесѣхъ ихъ и еже вся исповѣдалъ ми еси. Мнѣ же грубу сущу и недовольну смысломъ на сіе вликое дѣло и много отрицающуся, онъ же рече: елико вразумѣеши, напиши ми памяти ради; вѣру бо, рече, имамъ къ начальникомъ монастыря вашего, яко Савватíе, егда на Валаамѣ въ монастырѣ былъ, и азъ у него ученикъ, а онъ мнѣ старецъ былъ; вѣмъ его старца житіемъ велика и свята. Азъ же отъ архіепископа пріимъ благословеніе, написахъ памяти ради, елико возмогохъ... И держащу ми написаніе то, и бывшу ми на Бѣлѣ езерѣ, въ Ферапонтовѣ монастырѣ, и понудихъ тамо пребывающаго бывшаго митрополита Спиридона преписати и изложити стройно житіе начальниковъ соловецкихъ, и написанные тѣ памяти дахъ ему, бѣ бо онъ тому мудръ добрѣ, умѣя писанія ветхая и новая. И Божіимъ изволеніемъ не отречеся, и написа во общую пользу хотящихъ ревновати сихъ преподобныхъ житію. Списажеся житія сія преподобныхъ отецъ по тридесятихъ лѣтехъ преставленія блаженнаго отца Зосимы...»

Этимъ сказаніемъ оканчивается въ рукописяхъ житіе преподобныхъ, написанное митрополитомъ Спиридономъ. За симъ слѣдуютъ чудеса, записанныя игуменомъ соловецкимъ Вассіаномъ въ 1538 г., начинающіяся словами: «обрѣтохъ старца нѣкоего на Соловкахъ, многолѣтна суща, именемъ Савватíя...» Послѣ Вассіана продолжалъ житіе митрополитъ Филиппъ, въ бытность свою игуменомъ въ Соловецкомъ монастырѣ. Чудеса, описанныя имъ въ 1548 г., помѣщаются послѣ изложенныхъ Вассіаномъ съ слѣдующимъ предисловіемъ: «древле убо бывшая знаменія и преславная явленія и чудеса богоносныхъ отецъ нашихъ Зосимы и Савватíя списаны прежними творцы, иже люботруднѣ о семъ подвизашеся боголюбивіи мужіе, да не въ забвеніе прейдутъ многаго ради времени преславная чудодѣйствія Божія, иже сотворяетъ Богъ угодники Своими славная и дивная. И нынѣ убо видимъ толика содѣваема великая чудеса богоносными отцы нашими по вся же времена и лѣта. Но да небреженіемъ нашимъ и нерадѣніемъ въ презрѣнія и забвенія глубинѣ предана будутъ! Обыче бо нерадѣніе пользу погубляти; и бисеру убо, аще отъ своихъ скалъ не изводиму, кому того доброта познавается. И аще останутъ преподобныхъ отецъ нашихъ чудотворенія не повѣдана, иже въ лѣта сія содѣваетъ Богъ святыми Своими, кто отъ сего пользу пріиметъ и спасеніе приплодитъ? Како же ли и призовутъ ихъ въ скорбехъ и нуждахъ своихъ человѣцы, иже не услышатъ ихъ благодѣяній? Како же услышати имутъ, аще не написана будутъ сія и оставима будутъ нашимъ небреженіемъ, иже многихъ лѣтъ прехоженіемъ забвенье приносящи, аки тмою мрачною, или аки облакъ теменъ заступая солнечное сіяніе, еже не сіяти на вселенную? Да не услышати имамъ реченный судъ отъ Господа: лукавый рабе и ленивый, подобаше ти было дати сребро Мое торжникомъ и прочая, но подобно [5] убо намъ со страхомъ и трепетомъ исповѣдати великихъ благодѣяній Божіихъ, имиже прослави Богъ святыхъ Своихъ въ лѣта сія знаменіи же и чудесы и различными силами; прославляющая бо Мя прославлю, рече Господь. Но нынѣ убо время благопріятно, апостоль рече, нынѣ день спасенія, время же ключаемо [6] намъ есть настоящее, и мѣсто сіе, безмолвіе подающе и упраздненіе всяко отъ внѣшнихъ молвъ. И молитвами Пречистыя Богородицы и преподобныхъ отецъ нашихъ Зосимы и Савватíя да дастъ намъ Господь разумъ исповѣдати по чину и написати право и извѣстно чюдеса и дѣянія и преславная новоявленная знаменія, яже во времена сія сотворяетъ Богъ угодники Своими славная и дивная вездѣ и всюду, по морю же и посуху и въ дальнихъ мѣстехъ. Вся бо творитъ Богъ святыми, елика хощетъ». — Послѣ митрополита Филиппа было много еще другихъ, неизвѣстныхъ по имени, списателей чудесъ Зосимы и Савватíя, разсказъ о которыхъ, въ нѣкоторыхъ спискахъ, доходитъ даже до начала нынѣшняго [XІX] столѣтія.

Похвальныя слова преподобнымъ Зосимѣ и Савватíю помѣщаются въ рукописяхъ подъ слѣдующими заглавіями: 1) слово черноризца Зиновія на память преподобнаго отца Зисимы новаго чудотворца, иже на соловецкомъ островѣ, на полунощнѣй странѣ сущемъ понта окіяна; 2) слово черноризца Зиновія о преподобнѣмъ Савватíѣ, иже въ отоцѣ соловецкомъ, сущемъ въ окіяньстѣмъ морѣ; 3) слово похвально на освященіе церкви и на перенесеніе честныхъ мощей преподобныхъ и богоносныхъ отецъ нашихъ Зосимы и Савватíя, соловецкихъ чудотворцевъ, въ лѣто 7074 [1566] [7]. — Кто это черноризецъ Зиновій, имя котораго выставлено на первыхъ двухъ словахъ? Съ этимъ именемъ извѣстенъ только одинъ писатель, инокъ Отенскаго новгородскаго монастыря (ум. 1568 г.) написавшій извѣстное сочиненіе противъ ереси Ѳеодосія Косаго и похвальное слово страдальцамъ Михáилу и Ѳеодору черниговскимъ. Весьма вѣроятно, что ему принадлежатъ и эти слова. По крайней мѣрѣ при сравненіи, въ нихъ открывается разительное сходство съ упомянутымъ словомъ Зиновія о Михáилѣ и Ѳеодорѣ [8], и по пріемамъ проповѣдника, и по складу словъ, и по языку, наполненному пышными сравненіями и разными противоположеніями. Соображенія, къ какимъ приводитъ внимательное разсмотрѣніе словъ о Зосимѣ и Савватíѣ, также не противорѣчатъ такому предположенію. Изъ этого разсмотрѣнія открывается: 1) что оба слова написаны однимъ лицемъ. Въ словѣ на память Зосимы авторъ обѣщается восхвалить Савватíя въ день его кончины: «но о преподобнѣмъ отцѣ нашемъ Савватíи слово да пождетъ нынѣ, отдастжеся въ того подвигъ натрижненія (кончины) день», и въ словѣ о Савватíѣ, написанномъ дѣйствительно на память его кончины, два раза упоминается о празднованіи памяти Зосимы во время весны. 2) Оба слова написаны не въ Соловецкомъ монастырѣ: при изображеніи подвиговъ Зосимы, проповѣдникъ, назвавъ его своимъ вѣнечникомъ, тотчасъ же дѣлаетъ такую оговорку: «мой бо, аще и не у мене, да отбѣгнетъ жалость, вѣдущимъ бо глаголю; изволеніе бо любви, а не мѣсту разстояніе да судится». Тоже самое показываютъ и тѣ выраженія, какія онъ употребляетъ, говоря о Соловецкомъ монастырѣ. 3) Въ словѣ на память Савватíя проповѣдникъ совѣтуетъ своимъ слушателямъ прочитать списаніе о преподобныхъ игумена Досиѳея, митрополита Спиридона «и инаго брата писавша послѣди», т. е. игумена Вассіана, описавшаго нѣкоторыя чудеса преподобныхъ въ 1538 г.; это указаніе, равно какъ и то, что проповѣдникъ, при восхваленіи преподобныхъ, не упоминаетъ о перенесеніи мощей ихъ, послѣдовавшемъ въ 1566, даетъ поводъ думать, что слова написаны между 1538 и 1566 г. — Кому принадлежитъ послѣднее слово на перенесеніе мощей, не извѣстно. Въ заглавіи его выставленъ 1566 г. Въ этомъ году дѣйствительно 6-го августа освященъ былъ въ монастырѣ соборный храмъ Преображенія, и 8-го августа перенесены были мощи Зосимы и Савватíя въ новосозданную во имя ихъ придѣльную церковь; въ этомъ же году игуменъ св. Филиппъ былъ вызванъ въ Москву для занятія каѳедры митрополіи, но только еще прежде освященія храма и перенесенія мощей [9]. Въ этомъ ли году именно, и на самое перенесеніе мощей, написанно слово, или когда-нибудь въ послѣдующее время — на память этого перенесенія, опредѣленно сказать нельзя.

Не помѣщая здѣсь самихъ житій соловецкихъ чудотворцевъ, которыя, какъ мы замѣтили выше, отпечатаны уже, безъ особенныхъ отличій отъ рукописныхъ, въ Четьи-Минеяхъ, представляемъ нашимъ читателямъ всѣ означенныя нами слова въ полномъ ихъ видѣ. Слово на перенесеніе мощей преподобныхъ [10] написапо просто и не заключаетъ въ себѣ никакихъ рѣзкихъ особенностей. Но другой характеръ имѣютъ слова на ихь памяти [11]; они отличаются всѣми свойствами краснорѣчія среднихъ временъ нашей письменности. Современный вкусъ не удовлетворится ими и найдетъ ихъ слишкомъ украшенными; въ нихъ слишкомъ сильно преобладаетъ реторическій характеръ; на одну и туже мысль проповѣдникъ набираетъ нѣсколько разнообразныхъ сравненій и часто становится разтянутымъ и многорѣчивымъ; но по тогдашнему воззрѣнію на словесное искуство, они должны были казаться образцемъ краснорѣчія. Проповѣдникъ особенно любитъ противоположенія, аллегоріи и метаѳоры и употребляетъ ихъ иногда съ искуствомъ. Слово о Зосимѣ написано на память его кончины 17 апрѣля и вмѣстѣ на праздникъ Пасхи. Поэтому проповѣдникъ сначала изображаетъ плоды воскресенія Спасителя, воскресившаго съ собою все человѣчество; изображеніе это смѣняется картиннымъ описаніемъ наступившей весны, которая также воскресила и оживила всю природу; наконецъ переходитъ къ прославленію преподобнаго Зосимы, который, подобно весеннему солнцу, своею жизнію просвѣтилъ и оживилъ темную и мертвую дотолѣ страну соловецкую. Слово о Савватíѣ написано также на память его кончины 27 сентября. Въ немъ также между прочимъ приводится параллель между осенью, во время которой собираютъ плоды, и памятью преподобнаго Савватíя, который въ сердцахъ своихъ почитателей собираетъ обильные плоды своихъ добродѣтелей.

Примѣчанія:

[1]
Кромѣ списковъ въ разныхъ сборникахъ (между ними особенно замѣчателенъ списокъ XVІ в. въ сборникѣ житій святыхъ подъ № 812, гдѣ помѣщены и похвальныя слова преподобнымъ Зосимѣ и Саввіатíю – смотри ниже) въ библіотекѣ 6-ть отдѣльныхъ списковъ житій преподобныхъ: 1) списокъ въ листъ 1623 года подъ № 175; 2) списокъ въ листъ ХVІІ в. подъ № 176: здѣсь кромѣ житій помѣщены: службы преподобнымъ и похвальное слово преподобному Савватíю; позднѣйшею рукой приписано нѣсколько новыхъ чудесъ, которыя доведены до 1796 г.; 3) списокъ въ 4 д. XVІІ в. подъ № 177; 4) списокъ въ 4 д. XVІІІ в. подъ № 178: разсказъ о чудесахъ доведенъ до 1796 г.; 5) списокъ XІX в. въ 4 д. подъ № 179: разсказъ о чудесахъ доходитъ до 1645 г. и 6) списокъ XІX в. въ 4 д. подъ № 180, въ которомъ разсказъ о чудесахъ доведенъ до 16 апрѣля 1816 г. Такимъ образомъ въ позднѣйшихъ спискахъ описываются новыя чудеса преподобныхъ, и во времени, до котораго доводится разказъ объ этихъ чудесахъ, заключается вся разность списковъ.
[2]
Предисловіе это помѣщается въ общемъ собраніи сочиненій преп. Максима. ркп. сол. библ. XVІІ в. № 495.
[3]
Предисловіе это помѣщается въ другихъ спискахъ житій преподобныхъ, напримѣръ, въ спискахъ подъ №№ 176 и 180.
[4]
Оно помѣщается послѣ сказанія игумена Досиѳея (се азъ священноинокъ Досиѳей...) о погребеніи имъ преподобнаго Зосимы, которое оканчивается краткою похвалою преп. Зосимѣ.
[5]
должно.
[6]
приключилось.
[7]
Съ именемъ черноризца Зиновія оба первыя два слова помѣщены только въ одной рукописи XVІІ в. (въ 4 д., № 308), заключающей въ себѣ богословіе Іоанна Дамаскина, и кромѣ того одно слово о Савватíѣ въ указанномъ выше спискѣ житій преподобныхъ XVІІ в. подъ № 176. Безъ имени Зиновія онѣ помѣщены: въ сборникѣ житій разныхъ святыхъ XVІ в. (въ листъ № 812), гдѣ находятся и житія ихъ и преп. Германа и въ ркп. XVІІ в., содержащей въ себѣ первыя три книги пятокнижія Моисеева (№ 73). Послѣднее слово на перенесеніе мощей находится въ одной только ркп. XVІІ в., (въ 4 д., № 936). Въ началѣ его помѣщенъ отрывокъ другаго какого-то слова на память Зосимы а Савватíя и предисловіе къ житію ихъ Максима Грека; а послѣ него слово о Зосимѣ (Зиновія) и сказаніе о преп. Германѣ, съ краткою похвалою ему.
[8]
По списку XVІІ в., въ сборникѣ солов. библ. № 814.
[9]
Ист. Солов. мон. Досиѳея, стр. 78.
[10]
Оно напечатано по ркп. XVІІ в. № 936.
[11]
Напечатаны по двумъ спискамъ XVІ в. № 812 и XVІІ в. № 308. (объ нихъ сказано выше).

Печатается по изданiю: Памятники Древле-Русской духовной письменности: Житія преподобныхъ Зосимы и Савватíя Соловецкихъ и похвальныя слова въ память ихъ. // Журналъ «Православный собесѣдникъ», Казань. – 1859 г. – Книга II. – с. 211-228.

Назадъ / Впередъ
Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0