Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ТВОРЕНІЯ РУССКИХЪ СВЯТЫХЪ

Свт. Иларіонъ, митр. Кіевскій († 1066 г.) [1]
Слово о законѣ, данномъ чрезъ Моисея, и о благодати и истинѣ, пришедшей чрезъ Іисуса Христа; и о томъ, какъ законъ прешелъ, а благодать и истина наполнила всю землю, и вѣра распространилась между всѣми народами и достигла нашего Русскаго; также похвала нашему Кагану [2] Владиміру, которымъ мы крещены, и молитва къ Богу отъ всей земли нашей.

Благословенъ Господь Богъ Израилевъ, Богъ христіанскій, яко посѣти и сотвори избавленіе людемъ своимъ (Лук. 1, 68), — не презрѣлъ твари Своей до конца, и не попустилъ ей быть одержимой мракомъ идолопоклонства и бѣсовскимъ служеніемъ, но оправдалъ сперва племя Авраамово чрезъ скрижали и законъ, а послѣ чрезъ Сына Своего спасъ всѣ народы Евангеліемъ и крещеніемъ, вводя ихъ въ обновленіе пакибытія, въ жизнь вѣчную. Итакъ восхвалимъ и прославимъ Его, непрестанно хвалимаго отъ ангеловъ; поклонимся Ему, Которому непрестанно кланяются херувимы и серафимы: ибо Онъ призрѣлъ на людей Своихъ, — и не ходатай, ниже ангелъ, но Самъ спасъ насъ (Ис. 63, 9), пришедъ на землю не привидѣніемъ, но истинно, пострадавъ за насъ плотію, до гроба, и воскресивъ насъ съ Собою. Облекшись плотію, пришелъ Онъ къ живущимъ на землѣ человѣкамъ; а бывъ распятъ и положенъ во гробѣ, сошелъ къ находящимся во адѣ, дабы тѣ и другіе, живые и мертвые познали пришествіе и посѣщеніе къ нимъ Божества, и уразумѣли, что Богъ имѣетъ власть и силу надъ живыми и мертвыми, ибо кто такъ великъ, какъ Богъ нашъ? Онъ единъ творитъ чудеса. Онъ положилъ законъ для приготовленія людей къ принятію истины и благодати; чтобы человѣческое естество, при руководствѣ закона, удаляясь отъ идольскаго многобожія, пріучилось вѣровать въ единаго Бога; чтобы человѣчество, какъ сосудъ оскверненный, бывъ омыто закономъ и обрѣзаніемъ, какъ водою, могло принять млеко благодати и крещенія. Законъ былъ предтечею и служителемъ благодати и истины; истина же и благодать служатъ вѣку будущему, жизни безсмертной. Ибо законъ приводилъ подзаконныхъ къ благодатному крещенію: крещеніе же препровождаетъ сыновъ своихъ въ вѣчную жизнь. Моисей и пророки проповѣдали о пришествіи Христовомъ: а Христосъ и Его апостолы — о воскресеніи и будущемъ вѣкѣ.

Излагать въ семъ писаніи проповѣдь пророковъ о Христѣ и ученіе апостоловъ о будущемъ вѣкѣ было бы излишне [3] и клонилось бы къ тщеславію, ибо, чтó писано въ другихъ книгахъ и вамъ уже извѣстно, о томъ предлагать здѣсь было бы признакомъ дерзости и славолюбія. Мы пишемъ не для не знающихъ, а для насытившихся съ избыткомъ книжною сладостію, не для враговъ Божіихъ иновѣрныхъ, а для сыновъ Его, не для чуждыхъ, а для наслѣдниковъ небеснаго царствія. Здѣсь мы будемъ говорить только о законѣ, данномъ чрезъ Моисея, и о благодати и истинѣ, происшедшей чрезъ Іисуса Христа.

Что успѣлъ сдѣлать законъ, и что благодать? — Прежде данъ былъ законъ, потомъ благодать; прежде тѣнь, потомъ истина. Образъ закона и благодати — Агарь и Сарра; Агарь — раба, а Сарра — свободная (Гал. 4, 24); прежде раба, потомъ свободная. Иже чтетъ, да разумѣетъ (Матѳ. 24, 15). Какъ Авраамъ отъ юности своей имѣлъ Сарру жену, свободную, а не рабу: такъ и Богъ прежде вѣкъ благоволилъ и опредѣлилъ послать Сына Своего въ міръ и чрезъ Него явить благодать. — Но Сарра не раждала, ибо была неплодна; не была она неплодна, но Промысломъ Божіимъ была заключена, чтобы родить на старости (Быт. 16, 2). Безвѣстная и тайная премудрости Божіей (Псал. 50, 8) были сокрыты отъ ангеловъ и человѣковъ, не какъ не явимыя, но какъ утаенныя съ тѣмъ, чтобы явиться въ концѣ временъ. — Рече же Сарра ко Аврааму; се заключи мя Господь еже не раждати; вниди убо къ рабѣ моей, Агари, и родиши отъ нея (Быт. 16, 2). Такъ и благодать рекла къ Богу: если еще не пришло время мнѣ сойдти на землю и спасти міръ; то сойди на гору Синай и дай законъ. — Послуша же Авраамъ гласа Саррина, и вниде къ рабѣ ея, Агари (Быт. 16, 2. 4). Внялъ и Богъ гласу благодати, и сошелъ на Синай. — Раба Агарь родила отъ Авраама раба, и Авраамъ назвалъ его Измаиломъ (Быт. 16, 15). И Моисей принесъ съ горы Синайской законъ, а не благодать, тѣнь, а не истину. — Послѣ сего, когда Авраамъ и Сарра уже состарѣлись, Богъ явился Аврааму, сидящему предъ дверми кущи своей въ полдень, у дуба Мамврійскаго, и Авраамъ пошелъ Ему навстрѣчу, поклонился Ему до земли и принялъ Его въ кущу свою (Быт. 18, 1-5). Когда вѣкъ сей сталъ приближаться къ концу, Господь посѣтилъ родъ человѣческій и сошелъ съ неба, чтобы войти во утробу Дѣвы: и Дѣва съ поклоненіемъ приняла Его безъ болѣзни въ кущу плоти своей, когда сказала ко ангелу: се раба Господня: буди мнѣ по глаголу твоему (Лук. 1, 38). — Тогда Богъ отверзъ утробу Сарры, и она, зачавши, родила Исаака, свободная — свободнаго. Такъ, когда Богъ посѣтилъ естество человѣческое, открылись безвѣстная и тайная, и родилась благодать и истина, а не законъ, родился Сынъ, а не рабъ. — Когда вскормленъ и укрѣпился младенецъ Исаакъ, Авраамъ учредилъ великій пиръ (Быт. 21, 8), потому что вскормленъ былъ Исаакъ, сынъ его. Когда Христосъ былъ на землѣ, то сначала благодать еще не имѣла полной крѣпости, но только воспитывалась, въ продолженіе 30 лѣтъ, которыя Христосъ провелъ въ безизвѣстности; а когда воспиталась и укрѣпилась, то явися благодать Божія спасительная всѣмъ человѣкомъ (Тит. 2, 11) на рѣкѣ Іорданѣ; и учредилъ Богъ пиръ великій, заклалъ тельца упитаннаго (Лук. 15, 23) отъ вѣка, возлюбленнаго Сына Своего, Іисуса Христа, и созвалъ къ общему веселію небесныхъ и земныхъ, совокупилъ во едино ангеловъ и человѣковъ. — Послѣ сего, видѣвши Сарра Измаила, сына Агари, играюща со Исаакомъ сыномъ своимъ, и что Исаакъ былъ обижаемъ Измаиломъ, рече Аврааму: изжени рабу и сына ея: не наслѣдитъ бо сынъ рабы сея съ сыномъ свободныя (Быт. 21, 9-10; Гал. 4, 30). По вознесеніи Господа Іисуса, когда вмѣстѣ съ учениками были и другіе вѣрующіе во Христа въ Іерусалимѣ, и іудеи были смѣшаны съ христіанами; тогда крещенные по благодати терпѣли обиды отъ обрѣзанныхъ по закону, и церковь христіанская въ Іерусалимѣ не принимала епископа изъ необрѣзанныхъ [4], ибо обрѣзанные, считая себя старшими, причиняли насиліе христіанамъ, рабы — сынамъ свободной, и происходили между ними многія распри и споры. Свободная благодать, видя, что чада ея, христіане, терпятъ обиды отъ іудеевъ, сыновъ работнаго закона, возопила къ Богу: удали іудеевъ, и съ закономъ, и разсѣй между язычниками: ибо какое общеніе тѣни съ истиною, іудейству съ христіанствомъ? — Изгнана была Агарь съ сыномъ ея Измаиломъ, и Исаакъ, сынъ свободныя, сталъ наслѣдникомъ отца своего Авраама. Изгнаны были и іудеи и разсѣяны между язычниками, а сыны благодати, христіане, сдѣлались наслѣдницы Богу (Рим. 8, 17) и Отцу. Какъ исчезаетъ свѣтъ луны, когда возсіяваетъ солнце, и какъ проходитъ холодъ ночи, когда солнечная теплота согрѣваетъ землю: такъ прешелъ и законъ, когда явилась благодать. Человѣчество уже не носитъ бремени закона, но свободно ходитъ въ благодати. Іудеи содѣлывали свое оправданіе при свѣтильникѣ закона: а христіане зиждутъ свое спасеніе при солнцѣ благодати. Іудеи оправдывались тѣнію и закономъ, но не достигали спасенія [5]: христіане же истиною и благодатію не оправдываются [6], а спасаются. У іудеевъ оправданіе, а у христіанъ спасеніе; и оправданіе въ сей жизни [7], а спасеніе наше въ жизни будущей. Іудеи услаждались земнымъ, а христіане, небеснымъ. И это оправданіе іудейское было стѣснено по причинѣ зависти (іудеевъ), ибо не простиралось на другіе народы, а находилось только въ Іудеѣ. Но христіанское спасеніе благо и щедро, ибо простирается на всѣ концы земли. Такъ исполнилось на іудеяхъ благословеніе, данное Манассіи; а на христіанахъ — данное Ефрему. Ибо старшаго Манассію Іаковъ благословилъ лѣвою рукою, а младшаго Ефрема правою; и такимъ образомъ Манассія, хотя былъ старше Ефрема, но сдѣлался меньшимъ, по благословенію Іакова (Быт. 48, 13-16). Такъ и іудеи, хотя были прежде христіанъ, но христіане сдѣлались больше іудеевъ, по благодати Христовой. Когда Іосифъ говорилъ Іакову: на семъ, отче, положи десницу, ибо онъ старшій, — Іаковъ отвѣчалъ: вѣмъ чадо, вѣмъ: и сей будетъ въ люди, и сей вознесется: но братъ его меньшій болій его будетъ, и сѣмя его будетъ во множество языковъ (Быт. 48, 19), какъ и исполнилось. Подобнымъ образомъ законъ существовалъ прежде, но не надолго возвысился, и прешелъ: а вѣра христіанская, хотя явилась и послѣ, но стала болѣе закона и распространилась на множество языковъ: благодать Христова наполнила всю землю, покрыла ее, какъ вода морская; всѣ, оставивъ ветхое, обветшавши по зависти іудейской, держатся новаго, по пророчеству Исаіи: яже изъ начала се пріидоша, и новая, яже Азъ возвѣщу. Воспойте Господеви пѣснь нову: прославите имя Его отъ конецъ земли: сходящіи въ море, и плавающіи по нему, островы и живущіе на нихъ (Ис. 42, 9-10). И еще: работающимъ Мнѣ наречется имя новое, еже благословится на земли: благословятъ бо Бога истиннаго (Ис. 65, 15-16). Прежде въ одномъ Іерусалимѣ было мѣсто покланяться Богу; нынѣ же по всей землѣ. Какъ Гедеонъ говорилъ къ Богу: аще будетъ роса на рунѣ точію, и по всей землѣ суша, уразумѣю, яко спасеши рукою моею Израиля (Суд, 6, 37-38); и было такъ: подобно сему по всей землѣ была суша, когда всѣ народы были одержимы идолопоклонствомъ и не принимали росы благодатной; только во Іудеи вѣдомъ былъ Богъ, и во Израили веліе имя Его (Псал. 75, 1), въ одномъ Іерусалимѣ славили Бога. Потомъ, опять Гедеонъ говорилъ Богу: да будетъ суша на рунѣ токмо, и по всей земли да будетъ роса (Суд. 6, 32), и такъ случилось: подобно сему іудейство кончилось, законъ прешелъ, кивотъ, скрижали и очистилище отняты. По всей же земли явилась роса: такъ по всей землѣ распространилась вѣра, оросилъ дождь благодатный и купель возрожденія облекаетъ сыновъ своихъ въ нетлѣніе. И, какъ говорилъ Спаситель къ Самарянкѣ: яко грядетъ часъ, егда ни въ горѣ сей, ни во Іерусалимѣ поклонитеся Отцу, но будутъ истинніи поклонницы, иже поклонятся Отцу духомъ и истиною: ибо Отецъ таковыхъ ищетъ покланяющихся Ему (Іоан. 4, 21. 23), Отецъ вмѣстѣ съ Сыномъ и Святымъ Духомъ: такъ и исполнилось. Ибо Святая Троица уже славится по всей землѣ и принимаетъ поклоненіе отъ всей твари: малые и великіе славятъ Бога, по пророчеству: и не научитъ кійждо ближняго своего, и кійждо брата своего, глаголя: познай Господа, яко вси познаютъ Мя отъ мала и даже до великаго ихъ (Іер. 31, 34). Такъ и Спаситель Христосъ говорилъ къ Своему Отцу: исповѣдаютися, Отче, Господи небесе и земли, яко утаилъ еси сія отъ премудрыхъ и разумныхъ и открылъ еси та младенцемъ: ей Отче, яко тако бысть благоволеніе предъ Тобою (Матѳ. 11, 25-26). Благій Богъ столько явилъ милости роду человѣческому, что и плотскіе люди, чрезъ крещеніе и благія дѣла, становятся сынами Его и причастниками Христу Богу. Елицы бо пріяша Его, сказалъ Евангелистъ, даде имъ область чадомъ Божіимъ быти, вѣрующимъ во имя Его: иже не отъ крове, ни отъ похоти плотскія, ни отъ похоти мужескія, но отъ Бога родишася (Іоан. 1, 12-13), чрезъ Святаго Духа въ святой купели. Все же сіе отъ Бога нашего, Который на небеси и на земли, вся елика восхотѣ сотвори (Псал. 113, 11).

Итакъ, кто не прославитъ, кто не восхвалитъ Его, кто не поклонится величію славы Его? Кто не удивится неизмѣримому человѣколюбію Его? Рожденный прежде вѣковъ отъ Отца, единый сопрестольный Отцу, единосущный Ему, какъ свѣтъ солнцу, сошелъ на землю; не отлучаясь отъ Отца, посѣтилъ людей своихъ, воплотился отъ чистой, безмужной и непорочной Дѣвы, вошелъ (въ утробу ея), какъ Самъ вѣдаетъ, принялъ плоть, и исшелъ, какъ вошелъ, единъ сый отъ Троицы — въ двухъ естествахъ: божескомъ и человѣческомъ; совершенный человѣкъ по вочеловѣченію, а не въ привидѣніи, и совершенный Богъ по божеству, а не простой человѣкъ. На землѣ Онъ явилъ (свойства и дѣла) божескія и человѣческія; какъ человѣкъ возрасталъ въ утробѣ матерней, и какъ Богъ, исшелъ, не нарушивъ дѣвства; какъ человѣкъ, питался матернимъ млекомъ, и какъ Богъ, повелѣвалъ ангеламъ съ пастырями воспѣвать: слава въ вышнихъ Богу; какъ человѣкъ, повитъ былъ пеленами, и какъ Богъ, путеводствовалъ волхвовъ звѣздою; какъ человѣкъ, возлегъ въ ясляхъ, и какъ Богъ, принялъ отъ волхвовъ дары и поклоненіе; какъ человѣкъ, бѣжалъ во Египетъ, но какъ Богу, поклонились Ему рукотворенная Египетская (Ис. 19, 1); какъ человѣкъ, пришелъ креститься, но какъ Бога, убоявшись, Іорданъ возвратился вспять; какъ человѣкъ, обнажившись вошелъ въ воду, и какъ Богъ, принялъ свидѣтельство отъ Отца: сей есть Сынъ Мой возлюбленный; какъ человѣкъ, постился 40 дней и взалкалъ, и какъ Богъ, побѣдилъ искусителя; какъ человѣкъ, пошелъ на бракъ въ Кану Галилейскую, и какъ Богъ, преложилъ воду въ вино; какъ человѣкъ, спалъ на кораблѣ, и какъ Богъ, запретилъ вѣтрамъ и морю, и они послушались Его; какъ человѣкъ, прослезился о Лазарѣ, и какъ Богъ, воскресилъ его изъ мертвыхъ; какъ человѣкъ, всѣлъ на осля, но какъ Богу, Ему взывали: благословенъ грядый во имя Господне; какъ человѣкъ, былъ распятъ, и какъ Богъ, по Своей власти, ввелъ распятаго въ рай съ Нимъ; какъ человѣкъ, вкусилъ óцта, и испустилъ духъ, и какъ Богъ, помрачилъ солнце и потрясъ землю; какъ человѣкъ, положенъ былъ во гробѣ, и какъ Богъ, разрушилъ адъ и освободилъ души; какъ человѣкъ, запечатанъ былъ во гробѣ, и какъ Богъ, изшелъ, сохранивъ печати въ цѣлости; іудеи старались утаить Его воскресеніе, какъ человѣка, подкупая стражу; но какъ Бога, Его познали всѣ концы земли [8]. По-истинѣ, кто Богъ велій, яко Богъ нашъ? Той есть Богъ, творяй чудеса. Крестомъ и страданіями на лобномъ мѣстѣ Онъ содѣлалъ спасеніе посредѣ земли (Псал. 73, 12), вкусивъ óцта и желчи, чтобы горькимъ вкушеніемъ уничтожить преступленіе и грѣхи, порожденные сладкимъ Адамовымъ вкушеніемъ отъ древа.

Но сотворшіе съ Нимъ сіе сами преткнулись, какъ бы о камень, и сокрушились, какъ говорилъ Господь: падый на камени семъ, сокрушится: а на немже падетъ, сотрыетъ ѝ (Матѳ. 21, 44). Во исполненіе пророчествъ, данныхъ о Немъ, пришелъ Онъ къ іудеямъ, какъ и говорилъ: нѣсмь посланъ токмо ко овцамъ погибшимъ дому Израилева (Матѳ. 15, 24), и опять: не пріидохъ разорити законъ, но исполнити (Матѳ. 5, 17), и къ иноплеменницѣ ханаанской, просившей объ исцѣленіи дочери своей, говорилъ: нѣсть добро отъяти хлѣба чадомъ, и поврещи псомъ (Матѳ. 15, 26). Но іудеи говорили, что Онъ льстецъ (Матѳ. 27, 63), рожденъ отъ блуда [9], изгоняетъ бѣсы о веельзевулѣ (Матѳ. 12, 24). Христосъ просвѣщалъ ихъ слѣпцевъ, очищалъ прокаженныхъ, и исправлялъ скорченныхъ, исцѣлялъ бѣсноватыхъ, укрѣплялъ разслабленныхъ, воскрешалъ мертвыхъ: а они, предавъ Его на мученія, какъ злодѣя, пригвоздиди ко кресту. За то пришелъ на нихъ гнѣвъ Божій, поразившій ихъ до конца, какъ и сами они изрекли приговоръ о своей погибели. Когда Спаситель, произнесши притчу о виноградѣ и дѣлателяхъ, спросилъ: что сотворитъ (Господинъ винограда) дѣлателемъ тѣмъ? — они отвѣчали: злыхъ злѣ погубитъ, и виноградъ предастъ инымъ дѣлателемъ, иже воздадятъ плоды во времена своя (Матѳ. 21, 40-41), и такимъ образомъ сами пророчествовали о своей погибели. Христосъ пришелъ на землю посѣтить ихъ, но они не приняли Его; поелику дѣла ихъ были темны, то они не возлюбили свѣта, чтобы не обличилась темнота дѣлъ ихъ. По сему-то, Іисусъ, приближаясь къ Іерусалиму, когда увидѣлъ городъ, то прослезился о немъ и сказалъ: яко аще бы разумѣлъ, и ты въ день сей твой, еже къ миру твоему: нынѣ же скрыся отъ очію твоею: яко пріидутъ дніе на тя, и обложатъ врази твои острогъ о тебѣ, и обыдутъ тя, и обымутъ тя отвсюду, и разбіютъ тя и чада твоя въ тебѣ: понеже не разумѣлъ еси посѣщенія твоего (Лук. 19, 42-44). И еще: Іерусалиме, Іерусалиме, избивый пророки и каменіемъ побываяй посланныя къ тебѣ! коль краты восхотѣхъ собрати чада твоя, якоже собираетъ кокошь птенцы своя подъ крилѣ, и не восхотѣсте. Се оставляется вамъ домъ вашъ пустъ (Матѳ. 23, 37-38). Такъ и сдѣлалось. Пришли римляне, плѣнили Іерусалимъ и разрушили его до основанія. Съ сего времени іудеиство пало; законъ, какъ вечерняя заря, погасъ, и іудеи разсѣяны по различнымъ странамъ, чтобы зло не утвердилось, пребывая на одномѣ мѣстѣ.

Спаситель пришелъ, но Израилемъ не былъ принятъ, какъ говоритъ Евангеліе: во своя пріиде, и свои Его не пріяша (Іоан. 1, 11); а язычниками принятъ, какъ предрекъ Іаковъ: и Той чаяніе языковъ (Быт. 49, 10). Ибо при самомъ рожденіи Его, волхвы изъ язычниковъ первые поклонились Ему: а іудеи искали убить Его, и за Него избили младенцевъ. Исполнилось слово Спасителя: яко мнози отъ востокъ и западъ пріидутъ, и возлягутъ со Авраамомъ, и Исаакомъ, и Іаковомъ, во царствіи небеснѣмъ. Сынове же царствія изгнаны будутъ во тму кромѣшнюю (Матѳ. 8, 11-12). И опять: яко отъимется отъ васъ царствіе Божіе, и дастся языку, творящему плоды его (Матѳ. 21, 43). Къ язычникамъ послалъ Онъ учениковъ своихъ, говоря: шедше въ міръ весь, проповѣдите Евангеліе всей твари. Иже вѣру иметъ и крестится спасенъ будетъ (Марк. 16, 15-16). И: шедше научите вся языки, крестяще ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учаще ихъ блюсти вся, елика заповѣдахъ вамъ (Матѳ. 28, 19-20). И прилично было благодати и истинѣ возсіять надъ новыми людьми. Ибо, по слову Господню, не вливаютъ вина новаю, т. е. ученія благодатнаго, въ мѣхи ветхи, обветшавшіе въ іудействѣ: аще ли же ни, то просадятся мѣси и вино проліется (Матѳ. 9, 17). Когда не могли іудеи сохранить закона образнаго, но многократно покланялись идоламъ; то какъ могли бы сохранить ученіе благодати истинной? Для новаго ученія нужны новые мѣхи, новые народы, и обое соблюдется.

Такъ и было. Вѣра благодатная распространалась по всей землѣ, дошла и до нашего народа Русскаго. Воды закона изсохли, а источникъ Евангелія наполнился воды, — покрылъ всю землю, разлился и до насъ. Вотъ уже и мы со всѣми христіанами славимъ Святую Троицу, а Іудея молчитъ; Христосъ прославляется, а іудеи проклинаются; язычники приведены, а іудеи отринуты, какъ предсказалъ пророкъ Малахія: нѣсть воля Моя въ сынахъ Израилевыхъ, и жертвы не пріиму отъ рукъ ихъ. Зане отъ востокъ солнца и до западъ имя Мое прославися во языцѣхъ, и на всякомъ мѣстѣ ѳиміамъ приносится имени Моему: зане веліе имя Мое во языцѣхъ (Мал. 1, 10-11). И Давидъ: вся земля поклóнится Тебѣ, и поетъ Тебѣ (Псал. 65, 4); и: Господи Господь нашъ! яко чудно имя Твое по всей земли (Псал. 8, 1). Уже не идолослужителями именуемся мы, а христіанами, мы уже не безъ упованія (Ефес. 2, 12), но уповаемъ на жизнь вѣчную. Уже не капища строимъ, но созидаемъ церкви Христовы; не закалаемъ другъ друга въ жертву бѣсамъ [10], но Христосъ за насъ закалается и раздробляется въ жертву Богу и Отцу. Уже не кровь жертвъ вкушаемъ, и погибаемъ: но вкушаемъ пречистую кровь Христову, и спасаемся. Всѣ народы [11] помиловалъ благій Богъ, и насъ не презрѣлъ; восхотѣлъ — и спасъ насъ и привелъ въ познаніе истины. Пуста была земля наша и изсохла; зной идолослуженія изсушилъ ее: но внезапно потекъ источникъ Евангелія и напоилъ землю нашу всю, по пророчеству Исаіи: проторжеся вода въ пустыни, и безводная будетъ во езеро, и на жаждущей земли источникъ водный будетъ (Ис. 35, 6-7). Слѣпы мы были, не зная свѣта истиннаго и блуждая во лжи идолопоклонства; глухи мы были, не слыша спасительнаго ученія, но помиловалъ насъ Богъ, и возсіялъ на насъ свѣтъ вѣдѣнія, чтобы познать Его, по пророчеству: тогда отверзутся очи слѣпыхъ, и уши глухихъ услышатъ (Ис. 35, 5). Претыкались мы на путяхъ погибели, послѣдуя бѣсамъ и не зная пути, ведущаго въ жизнь; къ тому же и нѣмотствовали мы языкомъ, молясь идоламъ, а не Богу своему и Творцу: но посѣтило насъ человѣколюбіе Божіе, и уже не послѣдуемъ бѣсамъ, но ясно славимъ Христа Бога нашего, по пророчеству: тогда скочитъ хромый, яко елень, и ясенъ будетъ языкъ гугнивыхъ (Ис. 35, 5-6). Мы были прежде подобны звѣрямъ и скотамъ, не умѣли различать десницы отъ шуйцы, привязаны были къ земному и ни мало не заботились о небесномъ: но и къ намъ послалъ Господь заповѣди, приводящія къ жизни вѣчной, по пророчеству Осіину: и будетъ въ той день, глаголетъ Господь, завѣщаю имъ завѣтъ со звѣрьми сельными и со птицами небесными; и реку не людемъ Моимъ: людіе Мои есте вы, и тіи рекутъ: Господь Богъ нашъ Ты еси (Ос. 2, 16. 18. 23). Такимъ образомъ мы, чуждые люди, стали называтьея сынами Его. И уже не хулимъ Его, какъ іудеи, но благословляемъ, какъ христіане; не творимъ совѣщанія о томъ, чтобы распять Его; но чтобы распятому поклониться. Не распинаемъ Спасителя, но воздѣваемъ къ Нему руки; не пробиваемъ ребръ Его, но піемъ изъ нихъ источникъ нетлѣнія; не беремъ за Него тридцать сребренниковъ, но [Ему] предаемъ другъ друга и весь животъ нашъ; не скрываемъ Его воскресенія, но во всѣхъ домахъ своихъ возглашаемъ: Христосъ воскресе изъ мертвыхъ. Не говоримъ, что Онъ украденъ, но что вознесся туда, гдѣ и былъ, не не вѣруемъ, но, подобно Петру, говоримъ Ему: Ты еси Христосъ, Сынъ Бога живаго; съ Ѳомою восклицаемъ: Господь нашъ и Богъ Ты еси; съ разбойникомъ: помяни насъ Господи, егда пріидеши во царствіи Си. Такъ вѣруя въ Него и содержа преданіе святыхъ отецъ седми соборовъ, молимъ Бога, да поспѣшитъ намъ еще и еще, и направитъ насъ на путь заповѣдей Своихъ.

На насъ исполнилось то, что сказано о язычникахъ: открыетъ Господь мышцу свою святую предъ всѣми языки, и узрятъ вси концы земли спасеніе, еже отъ Бога нашего (Ис. 52, 10); и въ другомъ мѣстѣ: кленуся Мною самимъ, говоритъ Господь, яко Мнѣ поклонится всяко колѣно, и исповѣстся всякъ языкъ Богови (Ис. 45, 23). У Исаіи: всяка дебрь наполнится, и всяка гора и холмъ смирится, и будутъ вся стрóпотная въ право, и острая въ пути гладки, и явится слава Господня, и узритъ всяка плоть спасеніе Божіе (Ис. 40, 4-5). У Даніила: вси людіе, племена и языцы Тому поработаютъ (Дан. 7, 14). У Давида: да исповѣдятся Тебѣ людіе, Боже, да исповѣдятся Тебѣ людіе вси. Да возвеселятся и возрадуются языцы (Псал. 66, 4-5). Вси языци восплещите руками: воскликните Богу гласомъ радованія. Яко Господь Вышній страшенъ: Царь велій по всей земли (Псал. 46, 1-2); и вскорѣ потомъ: пойте Богу нашему, пойте: пойте цареви нашему, пойте; яко Царь всея земли Богъ, пойте разумно. Воцарися Богъ надъ языки (Псал. 46, 7-9). И: вся земля да поклóнится Тебѣ и поетъ Тебѣ: да поетъ же имени Твоему Вышній (Псал. 65, 4). И: хвалите Господа вси языци, похвалите Его вси людіе (Псал. 116, 1). И еще: отъ востокъ солнца до западъ хвально имя Господне. Высокъ надъ всѣми Господь: надъ небесы слава Его (Псал. 112, 3-4). По имени Твоему, Боже, тако и хвала Твоя на концахъ земли (Псал. 47, 11). Услыши ны Боже, Спасителю нашъ, упованіе всѣхъ концевъ земли, и сущихъ въ мори далече (Псал. 64, 6). И: да познаемъ на земли путь Твой, во всѣхъ языцѣхъ спасеніе (Псал. 66, 3). И: царіе и вси людіе, князи и вси судіи зéмстіи, юноши и дѣвы, старцы съ юнотами да восхвалятъ имя Господне (Псал. 148, 11-13). У Исаіи: послушайте Мене, людіе мои, говоритъ Господь, и царіе ко Мнѣ внушите, яко законъ отъ Мене изыдетъ, и судъ Мой во свѣтъ языковъ. Приближается скоро правда Моя, и изыдетъ яко свѣтъ спасеніе Мое. Мене óстрови ожидати, и на мышцу Мою уповати будутъ (Ис. 51, 4-5).

Славитъ похвалами римская страна Петра и Павла, чрезъ которыхъ увѣровала во Іисуса Христа, Сына Божія; Асія, Ефесъ и Патмосъ — Іоанна Богослова; Индія — Ѳому; Египетъ — Марка; каждая страна, городъ и народъ чтутъ и славятъ своихъ наставниковъ, которые научили ихъ православной вѣрѣ. Прославимъ и мы, по силѣ нашей, хотя малыми похвалами, совершившаго великія и дивныя дѣла нашего учителя и наставника, Великаго Кагана земли нашей, Владиміра, внука древняго Игоря [12], сына славнаго Святослава, которые, господствуя въ свое время, прославились мужествомъ и храбростію во многихъ странахъ, и по своимъ побѣдамъ и силѣ воспоминаются и прославляются до нынѣ. Ибо они господствовали не въ бѣдной и неизвѣстной странѣ, но въ русской, которая извѣстна во всѣхъ концахъ земли. Сей славный мужъ, родившись отъ славныхъ, благородный отъ благородныхъ, Каганъ нашъ Владиміръ, когда выросъ и послѣ дѣтской юности укрѣпился, или лучше, возмужалъ крѣпостію, усовершенствовался въ силахъ, и преспѣвалъ въ мужествѣ и смыслѣ, тогда содѣлался единодержцемъ земли своей и покорилъ себѣ окружные народы, однихъ миромъ, а другигъ — непокорныхъ мечемъ. Когда жилъ онъ такимъ образомъ во время свое, и землею своею управлялъ съ правдою, мужествомъ и смысломъ; пришло на него посѣщеніе Вышняго, призрѣло на него всемилостивое око благаго Бога, и возсіялъ въ сердцѣ его разумъ; онъ уразумѣлъ суету идольскаго заблужденія и взыскалъ единаго Бога, сотворившаго все видимое и невидимое. А особенно, — онъ всегда слышалъ о православной, христолюбивой и сильной вѣрою землѣ греческой, какъ чтутъ тамъ единаго Бога въ Троицѣ и покланяются Ему; какъ творятся тамъ силы, чудеса и знаменія; какъ церкви тамъ полны людей, какъ въ селеніяхъ и городахъ благовѣрныхъ всѣ прилежатъ къ молитвѣ, всѣ предстоятъ Богу. Слыша все сіе, возгорѣлся онъ духомъ и возжелалъ сердцемъ — быть христіаниномъ и обратить всю землю свою въ христіанство. По благоволенію любви Божіей къ роду человѣческому это и исполнилось. Совлекся Каганъ нашъ одежды, а съ нею и ветхаго человѣка; сложилъ одежду тлѣнную, отрясъ прахъ невѣрія, и вошедши въ святую купель, возродился отъ Духа и воды. Во Христа крестившись, въ Христа облекся, и вышелъ изъ купели убѣленный; сталъ сыномъ нетлѣнія, сыномъ воскресенія; принялъ имя вѣчное и славное въ роды и роды — Василій, по которому и написанъ въ книгѣ живота, въ вышнемъ градѣ, въ нетлѣнномъ Іерусалимѣ. Впрочемъ на этомъ еще не остановился онъ въ подвигѣ благовѣрія, и не въ этомъ только явилъ свою любовь къ Богу, но простерся далѣе и повелѣлъ всему народу своему креститься во имя Отца и Сына и Святаго Духа, чтобы открыто и громогласно славилось во всѣхъ городахъ имя Святыя Троицы, и всѣ были христіанами: малые и великіе, рабы и свободные, юные и старые, бояре и простые, богатые и убогіе. И ни одинъ человѣкъ не противился его благочестивому повелѣнію; крестились, — если кто и не по любви, то по страху къ повелѣвшему, поелику благовѣріе въ немъ соединено было со властію. Такимъ образомъ вся земля наша въ одно время стала славить Христа съ Отцемъ и Святымъ Духомъ. Тогда мракъ идольскій началъ отъ насъ удаляться и появилась заря благовѣрія. Тогда тьма служенія бѣсовскаго исчезла, и освѣтило землю нашу солнце Евангелія; капища разрушены, и церкви воздвигаются; идолы низвергаются и явились иконы святыхъ; бѣсы убѣжали; крестъ освятилъ города; пастыри словесныхъ овецъ Христовыхъ, епископы, пресвитеры и діаконы, стали возносить безкровную жертву, и клиръ украсилъ и облекъ въ благолѣпіе святыя церкви. Труба апостольская и громъ евангельскій огласили всѣ города; ѳиміамъ, возносимый Богу, освятилъ воздухъ. Поставлены на горахъ монастыри; явились черноризцы, мужи и жены, малые и великіе, всѣ люди наполнили святыя церкви, прославили Господа, взывая: единъ святъ, единъ Господь Іисусъ Христосъ, въ славу Бога Отца, аминь, Христосъ побѣдилъ! Христосъ одолѣлъ! Христосъ воцарился! Христосъ прославился! — Велій еси Господи, и чудна дѣла Твоя! Боже нашъ слава Тебѣ.

Тебя же какъ восхвалимъ, досточтимый и славный отецъ нашъ, премужественный между владыками земными, Василій? Какъ можемъ надивиться твоей доблести, крѣпости и силѣ? Какую воздадимъ благодарность за то, что чрезъ тебя познали мы Господа, и избавились заблужденія идольскаго, что, по твоему повелѣнію, по всей землѣ нашей славится Христосъ? Или какъ назовемъ тебя, христолюбецъ, другъ правды, смыслу мѣсто, милостыни гнѣздо? Какъ ты увѣровалъ? Какъ воспламенился любовію Христовою? Какъ вселился въ тебя разумъ, высшій разума земныхъ мудрецовъ, чтобы возлюбить невидимаго и стремиться къ небесному? Какъ взыскалъ ты Христа? Какъ предался Ему? Скажи намъ, рабамъ твоимъ, скажи намъ, учитель нашъ, откуда повѣяло на тебя благоуханіе Святаго Духа? Кто далъ тебѣ испить отъ сладкой чаши памятованія о будущей жизни? Кто далъ тебѣ вкусить и видѣть, яко благъ Господь? Не видѣлъ ты Христа и не ходилъ по Немъ: какъ же ты сталъ ученикомъ Его? Другіе, видѣвъ Его, не вѣровали, а ты, не видѣвъ, увѣровалъ. По истинѣ исполнилось надъ тобою слово Господа Іисуса о блаженствѣ, сказанное Ѳомѣ: блажени невидившіи и вѣровавше (Іоан. 20, 29) Посему съ дерзновеніемъ, не сомнѣваясь, именуемъ тебя блаженнымъ, ибо Самъ Спаситель такъ назвалъ тебя. Блаженъ ты, что увѣровалъ въ Него, и не соблазнился о Немъ, — по неложному Его слову: блаженъ есть, иже аще не соблазнится о Мнѣ (Матѳ. 11, 6). Знавшіе законъ и пророковъ распяли Христа, ты, не читавъ ни закона, ни пророковъ, Распятому поклонился. — Какъ разверзлось сердце твое? Какъ вошелъ въ тебя страхъ Божій? Какъ прилѣпился ты къ любви? Не видѣлъ ты апостола, который бы, пришедъ въ землю твою, своею нищетою и наготою, гладомъ и жаждою, преклонилъ твое сердце къ смиренію. Не видѣлъ, какъ изгоняли бѣсовъ именемъ Христовымъ, возвращали здравіе больнымъ, какъ прелагался огонь въ холодъ, воскресали мертвые. Не видѣвъ всего этого, какъ же ты увѣровалъ? Дивное чудо! Другіе цари и властители, видя, какъ все сіе совершалось святыми мужами, не вѣровали, но еще самихъ ихъ предавали страданіямъ и мученіямъ. Но ты, блаженный, безъ всего этого притекъ ко Христу; руководствуясь только своимъ добрымъ смысломъ и острымъ умомъ, ты постигнулъ, что единъ есть Богъ, Творецъ видимаго и не видимаго, небеснаго и земнаго, и что послалъ Онъ въ міръ, для спасенія своего народа, возлюбленнаго Сына. И съ сими помыслами вступилъ ты въ святую купель. Такимъ образомъ, что другимъ казалось безуміемъ, то было для тебя силою Божіею.

При томъ, кто изобразитъ множество твоихъ милостынь и щедротъ, которыя ты днемъ и ночью оказывалъ убогимъ, сирымъ, болящимъ, обремененнымъ долгами, вдовамъ и всѣмъ просящимъ милостыни? Ты слышалъ слово Господне, сказанное царю Навуходоносору Даніиломъ: царю, совѣтъ мой да будетъ тебѣ угоденъ, и грѣхи твоя милостынями искупи, и неправды твоя щедротами убогихъ (Дан. 4, 24). Ты слышалъ сіе, отецъ свѣтоносный, и не удовлетворился однимъ слышаніемъ, но совершилъ слышанное на самомъ дѣлѣ: подавалъ милостыню просящимъ, одѣвалъ нагихъ, насыщалъ алчущихъ и жаждущихъ, посылалъ всякаго рода утѣшенія больнымъ, искупалъ должниковъ, освобождалъ содержимыхъ въ рабствѣ. Твои щедроты и милостыни поминаются доселѣ между людьми [13], тѣмъ болѣе незабвенны онѣ предъ Богомъ и ангелами Его. Сія-то любезная Богу милостыня даетъ тебѣ великое дерзновеніе предъ Нимъ, какъ присному рабу Христову. Въ этомъ утверждаюсь я на словѣ Писанія: хвалится милость на судѣ (Іак. 2, 13); милостыня мужа, яко печать съ нимъ (Сир. 17, 18); — утверждаюсь на словахъ Самого всесильнаго и милосердаго Господа: блажени милостивіи, яко тіи помиловани будутъ (Матѳ. 5, 7). Приведу еще другое, изъ святаго Писанія, апостольское свидѣтельство, относящееся къ тебѣ; апостолъ Іаковъ говоритъ: обративый грѣшника отъ заблужденія пути его, спасетъ душу отъ смерти и покрыетъ множество грѣховъ (Іак. 5, 20). Если благій Богъ воздаетъ такую награду за обращеніе единаго человѣка, то какое блаженство обрѣлъ ты, Василій? Какое бремя грѣховъ ты разсыпалъ, обративъ отъ заблужденія идолопоклонства не одного человѣка, не десять городовъ, но всю область свою? Самъ Христосъ Спаситель показываетъ и увѣряетъ васъ, какой славы и почести Онъ удостоилъ тебя на небесахъ, когда говоритъ: иже исповѣсть Мя предъ человѣки, исповѣмъ Его и Азъ предъ Отцемъ Моимъ, иже на небесѣхъ (Матѳ. 10, 32). Если исповѣдавшій только Христа предъ людьми будетъ исповѣданъ Христомъ предъ Богомъ Отцемъ: то какой похвалы сосподобишься ты за то, что не только исповѣдалъ, яко Христосъ Сынъ Божій, но и утвердивъ сію вѣру не на одномъ соборѣ, но по всей этой землѣ, воздвигъ церкви Христу и поставилъ Ему служителей? Подражатель великаго Константина, равный ему умомъ, равный любовію ко Христу и почитаніемъ служителей Его! Тотъ со святыми отцами никейскаго собора положилъ законъ людямъ; а ты, часто собираясь съ новыми отцами, нашими епископами, съ великимъ смиреніемъ совѣтовался съ ними, какъ уставить законъ сей среди людей, недавно познавшихъ Господа. Тотъ покорилъ Богу царство еллинское и римское; а ты — блаженный, тоже сдѣлалъ въ Руси: ибо какъ у тѣхъ, такъ и у насъ уже Христосъ именуется царемъ. Тотъ съ матерію своею Еленою утвердилъ вѣру, когда принесъ крестъ изъ Іерусалима и разослалъ части его по всему міру своему; а ты утвердилъ вѣру съ бабкою твоею Ольгою, принесши крестъ изъ новаго Іерусалима, града Константинова, и поставивъ его на земли своей [14]. И, какъ подобнаго Константину, Богъ содѣлалъ тебя участникомъ единой съ нимъ славы и чести на небесахъ, за благовѣріе, которое имѣлъ ты въ этой жизни.

Добрымъ свидѣтелемъ твоего благовѣрія, о блаженный, служитъ святая церковь Пресвятой Богородицы Маріи, которую создалъ ты на основаніи првовѣрія, въ которой лежитъ нынѣ [15] и мужественное тѣло твое, ожидая трубы архангельской. Весьма добрымъ и вѣрнымъ свидѣтелемъ служитъ сынъ твой Георгій, котораго сотворилъ Господь преемникомъ по тебѣ на престолѣ: онъ не нарушаетъ твоихъ уставовъ, но утверждаетъ; не уменьшаетъ учрежденій твоего благовѣрія; но еще распространяетъ; не искажаетъ, но приводитъ въ порядокъ. Онъ недокончанное тобою окончилъ, какъ Соломонъ предпріятія Давидовы, создалъ домъ Божій великій и святый, въ честь Его премудрости, на освященіе твоему граду, и украсилъ его всякими украшеніями: золотомъ, серебромъ, драгоцѣнными камнями, дорогими сосудами, такъ что церковь сія заслужила удивленіе и славу у всѣхъ окружныхъ народовъ, и не найдется подобной ей во всей полунощной странѣ отъ востока до запада. Онъ и славный городъ твой Кіевъ обложилъ величіемъ, какъ вѣнцемъ, и предалъ народъ и городъ твой святой, всеславной, скорой помощницѣ христіанъ, Богородицѣ, которой создалъ и церковь на великихъ вратахъ, въ честь перваго праздника Господня, святаго Благовѣщенія, такъ что привѣтствіе архангела Дѣвѣ можно приложить и къ сему городу. Дѣвѣ сказано было: радуйся, благодатная, Господь съ тобою (Лук. 1, 28)! А граду можно сказать: радуйся, благовѣрный граде, Господь съ тобою! [16]

Встань отъ гроба твоего, честная главо! встань, отряси сонъ! Ты не умеръ, но спишь до общаго всѣмъ востанія. Встань, ты не умеръ. Не свойственно умирать тебѣ, когда увѣровалъ ты во Христа, жизнь всего міра. Отряси сонъ, возведи очи и посмотри, какъ Господь, сподобивъ тебя почестей небесныхъ, не оставилъ тебя безъ памяти и на землѣ, въ сынѣ твоемъ. Встань, посмотри на сына своего Георгія, посмотри на кровнаго своего, посмотри на возлюбленнаго своего, посмотри на того, котораго Господь извелъ отъ чреслъ твоихъ, посмотри на украшающаго престолъ земли твоей, — и возрадуйся, возвеселись! Посмотри и на благовѣрную сноху твою Ирину; посмотри и на внуковъ и на правнуковъ твоихъ [17], какъ они живутъ, какъ Господь хранитъ ихъ; какъ содержатъ они благовѣріе, тобою преданное, какъ часто посѣщаютъ святые храмы, какъ славятъ Христа, какъ поклоняются Его имени. Посмотри и на городъ, сіяющій величіемъ, посмотри на процвѣтающія церкви, посмотри на возрастающее христіанство; посмотри на городъ, освящаемый и блистающій иконами святыхъ, благоухающій ѳиміамомъ и оглашаемый хвалами святыми и божественными пѣснопѣніями. И видѣвъ сіе все, возрадуйся, возвеселись, и восхвали благаго Бога, строящаго все сіе.

Но ты уже и видишь, хотя не тѣломъ, но духомъ. Господь даетъ тебѣ видѣть все сіе. — Итакъ, радуйся и веселись, что сѣмена вѣры, тобою посѣянныя, не изсушены зноемъ невѣрія; но орошены дождемъ Божія благопоспѣшенія, расплодились изобильно. Радуйся, апостолъ между владыками, воскресившій не мертвыхъ тѣломъ, но насъ мертвыхъ душею, умершихъ отъ недуга идолослуженія! Тобою мы ожили и познали жизнь, Христа. Мы были скорчены, страдали отъ бѣсовскаго заблужденія, но ты насъ выпрямилъ и поставилъ на путь жизни; слѣпы мы были отъ бѣсовскаго заблужденія, ничего не видѣли ослѣпленныя очи сердецъ нашихъ, — но чрезъ тебя увидѣли свѣтъ трисолнечнаго божества; нѣмы были мы, — но ты научилъ насъ говорить, и нынѣ уже всѣ мы, малые и великіе, славимъ единосущную Троицу. Радуйся, учитель нашъ и наставникъ благовѣрія! Ты былъ облеченъ правдою, препоясанъ крѣпостію, обутъ истиною, вѣнчанъ смысломъ, и украшенъ милостынею, какъ гривною и утварью златою. Ибо ты, честная главо, былъ одеждою нагимъ, ты былъ питателемъ алчущихъ, ты былъ прохладою для жаждущихъ, ты былъ помощникомъ вдовицамъ, ты былъ успокоеніемъ странниковъ, ты былъ покровомъ не имѣющихъ крова, ты былъ заступникомъ обижаемыхъ, обогатителемъ убогихъ.

За сіи благія дѣла нынѣ получивъ возмездіе на небесахъ, — блага, яже уготова Богъ всѣмъ любящимъ Его (1 Кор. 2, 9), и насыщаясь сладкимъ Его лицезрѣніемъ, помолися Господу о землѣ твоей и о людяхъ, надъ которыми ты благовѣрно владычествовалъ, да сохранитъ ихъ въ мирѣ и благовѣріи, тобою преданномъ, да славится въ нихъ правовѣріе и да проклинается всякая ересь, да соблюдетъ ихъ Господь Богъ отъ всякой войны и плѣна, отъ глада, всякой скорби и напасти. Наипаче же помолись о сынѣ твоемъ, благовѣрномъ Каганѣ нашемъ Георгіѣ, чтобы въ мирѣ и здравіи преплыть ему пучину жизни и безъ вреда привести корабль душевный въ прястань тишины небесной, сохранивъ вѣру и стяжавъ богатство добрыхъ дѣлъ; чтобы безъ преткновенія окончивъ правленіе людьми, Богомъ ему ввѣренными, непостыдно стать съ тобою предъ престоломъ Вседержителя Бога, и за трудъ правленія людьми, получить отъ Него вѣнецъ нетлѣнной славы со всѣми праведниками, для Него трудившимися.

Ты же, Владыко, Царю и Боже нашъ, высокій и славный! Человѣколюбецъ, воздающій по трудамъ славу и честь, и творящій причастниками твоего царства! Помня, какъ благій, и насъ убогихъ Твоихъ, яко имя Тебѣ человѣколюбецъ. Хотя и не имѣемъ мы добрыхъ дѣлъ, но спаси насъ по велицѣй Твоей милости. Мы бо люди Твои и овцы пажити Твоея; мы — стадо, которое недавно ты началъ пасти, исторгши изъ пагубнаго идолослуженія. Пастырю добрый, положившій душу Свою за овцы! не оставь насъ, хотя мы и доселѣ блуждаемъ; не отвергни насъ, хотя мы и доселѣ согрѣшаемъ предъ Тобою, какъ рабы новокупленные, ни въ чемъ не умѣющіе угодить господину своему. Не возгнушайся, хотя и мало еще стадо, но скажи намъ: не бойся малое стадо, яко благоизволи Отецъ вашъ дати вамъ царство (Лук. 12, 32). Богатый милостію и благій въ щедротахъ! Ты обѣщалъ принимать кающахся; Ты ожидаешь обращенія грѣшниковъ: не помяни многихъ грѣховъ нашихъ, пріими насъ обращающихся къ Тебѣ, изгладь рукописаніе соблазновъ нашихъ; укроти гнѣвъ Твой, который навлекли на себя, Человѣколюбче! Ты — Господь нашъ, Владыка и Творецъ; въ Твоей власти — жить ли намъ, или умереть. Отложи, милостиве, гнѣвъ Твой, котораго мы достойны по дѣламъ нашимъ; отклони искушеніе, ибо мы персть и прахъ Не вниди въ судъ съ рабы Твоими. Мы люди Твои, Тебя ищемъ, къ Тебѣ припадаемъ, Тебя умоляемъ. Согрѣшихомъ, беззаконновахомъ, не соблюдохомъ, ниже сотворихомъ, якоже заповѣдалъ еси намъ. Земные къ земному мы преклонились, и лукавое содѣлали предъ лицемъ славы Твоея; предались похотямъ плотскимъ, поработили себя грѣху и заботамъ житейскимъ; явились бѣглецами отъ своего господина, лишенными добрыхъ дѣлъ, окаянными по злому житію. Каемся, просимъ, молимъ. Каемся о злыхъ дѣлахъ своихъ; просимъ, да пошлешь страхъ Твой въ сердца наша; молимъ, да помилуешь насъ на страшномъ судѣ. Спаси, ущедри, призри, посѣти, умилосердись, помилуй. Твои мы, Твое созданіе, дѣло рукъ Твоихъ. Аще бо беззаконія назриши, Господи, Господи, кто постоитъ? Если каждому будешь воздавать по дѣламъ его: то кто спасется? Яко у Тебе очищеніе есть; яко у тебе милость и многое избавленіе. И души наши въ рукахъ Твоихъ, и дыханіе наше въ волѣ Твоей. Какъ скоро прострется на насъ Твой милостивый взоръ, мы благоденствуемъ; если же воззришь на насъ съ яростію, мы исчезнемъ, какъ утренняя роса. Не устоитъ прахъ противъ бури: такъ и мы — противъ гнѣва Твоего. Но, какъ твари, просимъ милости у сотворившаго насъ. Помилуй ны, Боже, по велицѣй милости Твоей. Отъ Тебя къ намъ — всякое благо; и отъ насъ къ Тебѣ — всякія неправды. Ибо всѣ мы уклонились съ пути, всѣ до одного непотребны. Нѣтъ изъ насъ ни одного, кто бы заботился и подвизался ради небеснаго; но всѣ заняты земнымъ, всѣ — заботами житейскими. Яко оскудѣ преподобный на земли, не потому, чтобы Ты, оставилъ и презрѣлъ насъ, но потому, что мы не ищемъ Тебя, но привязаны къ сему видимому. Потому боимся, чтобы Ты не поступилъ съ нами, какъ съ Іерусалимомъ, оставившимъ Тебя и не ходившимъ путями Твоими. Но не сотвори съ нами, какъ съ нимъ, по дѣламъ нашимъ, и не воздай намъ по грѣхамъ нашимъ. Посмотри на насъ, и еще продолжи терпѣніе; останови пламень гнѣва Твоего, простирающійся на насъ, рабовъ Твоихъ; Самъ направь насъ на истину Твою. Самъ научи насъ творить волю Твою; ибо ты Богъ нашъ, а мы люди Твои, Твоя часть, Твое достояніе. Не воздѣваемъ рукъ нашихъ къ богу чуждому, не послѣдуемъ какому либо лживому пророку, не держимся ученія еретическаго; но призываемъ Тебя, Бога истиннаго; къ Тебѣ, живущему на небесахъ, возводимъ очи наши, къ Тебѣ воздѣваемъ руки наши и молимся Тебѣ: прости намъ, какъ благій, какъ чековѣколюбецъ; помилуй насъ, призывающій грѣшниковъ на покаяніе! И на страшномъ судѣ Твоемъ не лиши насъ стоянія одесную; но содѣлай насъ причастниками благословенія праведныхъ. И, доколѣ стоитъ міръ сей, не наводи на насъ напасти искушенія, и не предай насъ въ руки иноплеменниковъ, да не назовется градъ Твой градомъ плѣненнымъ, и стадо Твое — пришельцами въ землѣ не своей; да не скажутъ вопреки намъ народы: Гдѣ есть Богъ ихъ? Не попускай на насъ скорби, глада, внезапной смерти, огня, потопленія, чтобы не отпали отъ вѣры не твердые въ вѣрѣ. Не много накажи, но много помилуй; не сильно порази, но милостиво исцѣли; не на долго оскорби, но вскорѣ утѣшь: ибо не можетъ естество наше долго сносить Твоего гнѣва, какъ стебли — огня. Укротись, умилосердись, яко Твое есть, еже миловати и спасати. Продли милость Твою на людяхъ Твоихъ; враговъ прогони; миръ утверди; народы укроти; голодъ вознагради изобиліемъ; государей нашихъ сдѣлай грозными народамъ, боляръ умудри; города распространи; церковь Твою возрасти; достояніе Твое соблюди; мужей, женъ и дѣтей спаси; находящихся въ рабствѣ, въ плѣненіи, въ заточеніи, въ путешествіи, въ плаваніи, въ темницахъ, въ алчбѣ, жаждѣ и наготѣ, — всѣхъ помилуй, всѣхъ утѣшь, всѣхъ обрадуй, подавая имъ радость тѣлесную и душевную, молитвами и моленіемъ Пречистыя Твоея Матери, святыхъ небесныхъ силъ, Предтечи Твоего и Крестителя Іоанна, апостоловъ, пророковъ и мучениковъ, преподобныхъ, и всѣхъ святыхъ. Умилосердись къ намъ и помилуй насъ, да милостію Твоею, пасомые въ единеніи вѣры, всѣ вмѣстѣ весело и радостно славимъ Тебя, Господа нашего Іисуса Христа, съ Отцемъ и съ Пресвятымъ Духомъ: Троицу нераздѣльную, единобожественную, царствующую на небесахъ и на землѣ надъ ангелами и человѣками, надъ видимою и невидимою тварію, нынѣ, и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Свѣдѣній о Иларіонѣ, Митрополитѣ Кіевскомъ, мы имѣемъ очень мало. Преп. Несторъ, повѣствуя въ лѣтописи о началѣ Печерскаго монастыря, пишетъ: «Боголюбивому князю Ярославу, любящу Берестовое, и церковь ту сущу святыхъ апостолъ и попы многи снабдящу, въ нихъ же бѣ презвитеръ, именемъ Иларіонъ, мужъ благъ, и книженъ, и постникъ, и хожаше съ Берестоваго на Днѣпръ на холмъ, гдѣ нынѣ ветхій монастырь Печерскій, и ту молитву творяше; бѣ бо лѣсъ ту великъ: ископа печерку малу дву сажну, и приходя съ Берестоваго отпѣваше часы и моляшесь Богу ту втайнѣ. Посемъ же вложи Богъ въ сердце Князю, и постави его Митрополитомъ святѣй Софіи, а сія печерка тако оста». О семъ поставленіи въ Митрополита выше Несторъ говоритъ такъ: «въ лѣто 6559 (1051) постави Ярославъ Иларіона Митрополитомъ Русина въ Святѣй Софіи, собравъ Епископы (Кенигсб. сп. С.П.Б. 1767, стр. 108)». Вотъ все, чтó извѣстно объ Иларіонѣ.
Итакъ Иларіонъ былъ родомъ Русскій. Первое образованіе, конечно, онъ получилъ въ томъ училищѣ, которое завелъ въ Кіевѣ еще св. Владиміръ, и куда приказалъ брать дѣтей знатныхъ лицъ (Лавр. сп., стр. 83). Особенныя его дарованія, или другія какія-либо обстоятельства — доставили ему мѣсто священника въ селѣ Берестовѣ (близъ нынѣшней Лавры), гдѣ былъ дворецъ великокняжескій. Ярославъ, покровитель просвѣщенія, щедрый къ духовенству, часто бывая въ своемъ загородномъ дворцѣ, зналъ тамошнихъ священниковъ, и особенно обратилъ его вниманіе своими познаніями, своимъ благочестіемъ, Иларіонъ. Ревностный служитель Христовъ не довольствовался обыкновеннымъ исправленіемъ своихъ обязанностей, но, устремляясь къ высшимъ подвигамъ, часто оставлялъ свой домъ и уходилъ въ сосѣднюю гору, покрытую лѣсомъ, чтобы тамъ въ уединеніи предаваться молитвѣ и богомыслію, устроилъ тамъ себѣ другое жилище убогое, тѣсное — въ пещерѣ. Такіе подвиги должны были еще болѣе расположить къ нему благочестиваго Ярослава. И вотъ, когда не стало въ Кіевѣ Митрополита Ѳеопемпта, Великій Князь вознамѣрился поставить на его мѣсто Иларіона. Лѣтописецъ не говоритъ, по какому побужденію Ярославъ не отправилъ его въ Константинополь для рукоположенія, но, конечно, не съ тѣмъ, чтобы прервать зависимость Церкви Кіевской отъ Константинопольской; въ самый годъ рукоположенія Иларіонова (1051) были сношенія между Россіею и Императоромъ Константинопольскимъ по смутнымъ дѣламъ Церкви Константинопольской; по симъ-то сношеніямъ дóлжно заключать, что были Русскіе послы въ Константинополѣ. Какъ бы то ни было, Иларіонъ былъ поставленъ соборомъ Русскихъ Епископовъ. Долго ли правилъ онъ Церковію, лѣтописецъ не говоритъ; но въ 1072 году упоминается уже другой Митрополитъ, Георгій. Въ нѣкоторыхъ спискахъ Русскихъ Святыхъ, имя Иларіона, Митрополита Кіевскаго, стоитъ въ числѣ Русскихъ св. мужей (Рук. МДА, подъ назв. «Книга глаголемая: описаніе о Россійскихъ святыхъ», кон. XVII или нач. XVIII в. Описаніе составлено въ царствованіе Ѳеодора Іоанновича и дополнено въ послѣдствіи), хотя по историческимъ памятникамъ и неизвѣстно, чтобы сіе признано было всею Церковію Русскою.
[2] О наименованіи св. Владиміра Каганомъ, по примѣру Козарскихъ владѣтелей, которые прежде господствовали надъ Южною Русью, см. «Исторія Государства Россійскаго», т. 1. прим. 110 и 284.
[3] Въ спискѣ Академическомъ, выше означенномъ литтерою C, опущеніе сіе вознаграждается приведеніемъ мѣстъ пророческихъ, относящихся къ Іисусу Христу; о чемъ сказано будетъ ниже, въ прим. 7.
[4] Первый епископъ въ Іерусалимѣ изъ необрѣзанныхъ былъ Маркъ, шестнадцатый отъ начала Церкви Іерусалимской.
[5] Въ семъ смыслѣ Апостолъ Павелъ говорилъ о себѣ, что Онъ по правдѣ законнѣй былъ непороченъ, и противополагалъ свою правду отъ закона, сущей отъ Бога правдѣ въ вѣрѣ (Флп. 3, 6. 9).
[6] Въ смыслѣ іудейскомъ. См. прим. 5 и 7.
[7] Апостолъ Павелъ въ посланіи къ Евреямъ пишетъ, что кровь козлія и телчая и пепелъ юнчій кропящій оскверненыя освящаетъ къ плотстѣй чистотѣ (Евр. 9, 13), слѣдовательно только временной и несовершенной.
[8] Послѣ сего, въ спискѣ, означенномъ выше подъ литтерою C., помѣщено обширное изложеніе пророчествъ, относящихся до отверженія іудеевъ, признанія язычниковъ и воплощенія и страданія Сына Божія. Это изложеніе все заимствовано изъ рѣчи грека, который проповѣдывалъ св. Владиміру вѣру Христову (Лѣтоп. Нестор. по списку Лаврентьевскому. стр. 64).
[9] Здѣсь, вѣроятно, разумѣются хулы, которыя были разссеваемы іудеями еще во второмъ столѣтіи, какъ видно изъ словъ Цельса и, писавшаго противъ Цельса, Оригена (Origen. Contr. Cels. L. 1. c. 28).
[10] Проповѣдникъ здѣсь разумѣетъ обычай приносить людей въ жертву идоламъ. Объ одномъ изъ такихъ случаевъ упоминаетъ Несторъ, когда говоритъ о двухъ христіанахъ варягахъ въ Кіевѣ, которыхъ хотѣли принести въ жертву богамъ.
[11] Словомъ страны (народы), какъ здѣсь, такъ и во многихъ другихъ мѣстахъ сего слова, означаются собственно язычники, ἔϑνη, какъ и въ древнемъ переводѣ толкованія на Пророковъ, извѣстномъ по списку Упиря лихаго (1047 г.); Ис. 42, 1 Судъ странамъ изнесетъ, вм. судъ языкомъ возвѣститъ.
[12] Внука стараго Игоря. Наименованіемъ стараго, или старшаго, предполагается существованіе младшаго. Въ такомъ случаѣ надлежало бы допустить, что или проповедникъ имѣлъ въ виду современнаго князя Игоря, сына Ярославова, или слово: стараго, внесено позднѣйшими переписчиками, желавшими дать болѣе ясности словамъ проповѣдника. Впрочемъ слово: старый, прежде всего означаетъ древній и противополагается нынѣшнему. Въ такомъ смыслѣ оно употребляется въ словѣ о полку Игоревѣ : почнемъ же, братіе, повѣсть сію отъ стараго Владимера до нынѣшняго Игоря (Русск. Сборн. Историч. Т. 3. кн. 1. стр. 108).
[13] Несторъ пишетъ о св. Владимірѣ: «Повелѣ всякому нищему и убогому приходити на дворъ княжь и взимати всяку потребу, питье и яденье, и отъ скотніць кунами. Устрои же и се, рекъ: яко немощніи и больнии не могутъ долѣсти двора моего. Повелѣ пристроити кола; въскладше хлѣбы, мяса, рыбы, овощь разноличныи, медъ въ бчелкахъ, а въ другихъ квасъ, возити по городу въпрошающимъ: кде больнии и нищь немогыи ходити? Тѣмъ раздаваху потребу» (Лѣтоп. Нестор. по списку Мниха Лаврентія. Моск. 1824 стр. 89).
[14] Въ рукоп. Прологѣ Румянцовской библіотеки есть житіе св. Ольги, въ которомъ сказано между прочимъ, что она получила отъ Патріарха, крестившаго ее, крестъ, «иже нынѣ стоитъ въ Киевѣ, въ Святѣй Софіи, въ олтари, на десной странѣ, имѣя письмена: обновися въ Рушстѣй земли крестъ отъ Ольгы, Благовѣрные Княгыне, матере Святославле» (Опис. Румянцов. Муз. стр. 453).
[15] Несторъ пишетъ: «поставиша ѝ (то-есть Владиміра) въ Святѣй Богородици, юже бѣ създалъ самъ, — и вложиша ѝ въ корсту мороморяну, схраниша тѣло его съ плачемъ, блаженнаго князя» (Тамъ же стр. 93). — Церковь Пресвятыя Богородицы, именуемая десятинною, основана св. Владиміромъ въ 996 г.; въ 1039 г. возобновлена и вновь освящена.
[16] Несторъ, подъ 1037 г. упомянувъ о заложеніи Ярославомъ стѣны вокругъ Кіева съ златыми вратами, продолжаетъ; «заложи же и церковь Св. Софіи и митрополью; посемъ церковь на златыхъ воротѣхъ, Св. Богородицы Благовѣщеніе; посемъ Святаго Георгія монастырь и Святыя Ирины. Посемъ же нача вѣра Хрестьянская плодитись и разширятись, и черноризцы почаша множитись, и монастыреве починаху быти. И бѣ Ярославъ любя церьковные уставы, и попы любяше повелику, изълиха же черноризцы, и книгамъ прилѣжа, и почитая часто въ нощи и во дни; и собра писцы многи, и прелагаше отъ грекъ на славянское письмя, и списаша книги многи, имиже поучахуся вѣрніи людіе. И положи въ Святѣй Софіи, юже созда самъ, и украси ю златомъ и сребромъ, и сосуды церьковными, и иныя церкви ставляше по градомъ и по мѣстомъ, и поставляше попы, и даяше отъ имѣнія своего урокъ, и радовашесь Ярославъ, видя многи церкви и люди хрестьяны зѣло» (Лѣтоп. Нестор. по Кенигсб. списк. С.П.Б. 1767. стр. 106). — О созданіи церкви въ честь Благовѣщенія Пресвятыя Богородицы, въ нѣкоторыхъ древнѣйшихъ спискахъ, замѣчено: «того дѣля (для), ать всегда радость граду тому Святымъ Благовѣщеніемъ будеть» (Истор. Гос. Рос. Т. 2. пр. 34).
[17] Имя супруги Ярославовой, дочери Олава, перваго короля Шведскаго, въ Лѣтописи Несторовой не означено. Но изъ того, что монастырь Георгіевскій основанъ Ярославомъ въ честь его Ангела, и тогда же устроенъ былъ женскій монастырь во имя св. Ирины, заключаютъ, что Вел. Княгиня, именовавшаяся въ своей землѣ Ингигердою, въ православной вѣрѣ называлась Ириною (Ист. Гос. Рос. Т. 2. пр. 34). Сопременнымъ словомъ подтверждается сія догадка. — У св. Владиміра было 12 сыновей. Если проповѣдникъ Кіевскій имѣлъ здѣсь въ виду преимущественно родъ Ярославовъ, то онъ могъ указать на внуковъ св. Владиміра, дѣтей Ярослава, — именно, кромѣ Иліи, скончавшагося въ 1020 г., на Владиміра (род. въ 1020 г., ум. 1052), Изяслава (род 1025 г. ум. 1078 г.), Святослава (род. 1027 г. упом. въ 1076 г.), Всеволода (род. 1030 г. ум. 1093 г.), Вячеслава (род. 1033 или 1036 г. ум. 1057 г.), и Игоря (годъ рожденія неизвѣстенъ; ум. 1052 г.). Время рожденія дѣтей у сыновей Ярославовыхъ въ Лѣтописи по большей части не означено. Но извѣстно, что сынъ Владиміра Ярослалича Ростиславъ въ 1064 г. уже производилъ набѣги на Тмуторокань и овладѣлъ ею (Ист. Гос. Рос. Т. 2. стр. 42). У Изяслава Ярославича въ 1050 г., родился сынъ Святополкъ (пр. 168); старѣе его былъ братъ его Мстиславъ Изяславичь. Такимъ образомъ около 1050 г, проповѣдникъ могъ указать и на правнуковъ св. Владиміра — Ростислава Владиміровича, Мстислава и Святополка Изяславичей.

Источникъ: Памятники духовной литтературы временъ Великаго Князя Ярослава I. // Журналъ «Прибавленія къ изданію твореній Святыхъ Отцевъ, въ русскомъ переводѣ издаваемымъ при Московской Духовной Академіи» за 1844 годъ. — М.: Въ Типографiи Августа Семена, 1844. — Часть II. — С. 256-285, 215-217, 289-292.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0