Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 23 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ЦЕРКОВНЫЙ РАСКОЛЪ XVII ВѢКА

Протоіерей Іоаннъ (Бѣлевцевъ).
Русскій церковный расколъ въ XVII столѣтіи.

Можно только глубоко сожалѣть, что предпринятое патріархомъ Никономъ (въ 1652-1658 годахъ) измѣненіе церковныхъ обрядовъ, чинопослѣдованій и исправленіе текста богослужебныхъ книгъ въ цѣляхъ достиженія полнаго единообразія русской церковно-богослужебной практики съ греческой привело къ возникновенію въ Русской Православной Церкви такъ называемаго старообрядческаго раскола.

По вопросу о сущности русскаго старообрядческаго движенія и причинахъ его возникновенія существуютъ разнообразные, порою діаметрально противоположные взгляды, которые можно свести къ слѣдующимъ двумъ основнымъ. По мнѣнію однихъ изслѣдователей, русское старообрядческое движеніе есть явленіе соціально-политическое. Такой взглядъ впервые былъ высказанъ профессоромъ Казанской Духовной Академіи А. П. Щаповымъ въ его трудѣ «Земство и расколъ», гдѣ онъ характеризуетъ старообрядческое движеніе, какъ оппозицію массы народной противъ всего государственнаго строя — церковнаго и гражданскаго [1]. Что же касается религіозныхъ принциповъ, проповѣдуемыхъ старообрядцами, то эти принципы, по мнѣнію А. П. Щапова, являются лишь внѣшней оболочкой, прикрывающей совершенно иныя цѣли, не имѣющія никакого отношенія къ религіи. Взглядъ Щапова раздѣляли и развивали Н. Я. Аристовъ, В. Б. Андреевъ, Н. И. Костомаровъ.

По мнѣнію другихъ изслѣдователей, старообрядческое движеніе есть явленіе прежде всего религіозно-церковное, хотя и не чуждое соціально-политическихъ устремленій, которыя, однако, не являются главными и опредѣляющими это движеніе факторами. Такого взгляда придерживаются историки П. С. Смирновъ. Е. Е. Голубинскій, Н. Ѳ. Каптеревъ, В. О. Ключевскій.

Историческими предпосылками старообрядческаго движенія въ Русской Православной Церкви XVII столѣтія слѣдуетъ признать:

1) сильную привязанность русскихъ людей къ обрядовой сторонѣ христіанской религіи вплоть до усвоенія церковнымъ обрядамъ догматической неизмѣнности (что объясняется недостаткомъ просвѣщенія);

2) взглядъ русскихъ людей на себя, особенно послѣ заключенія греками Флорентійской уніи (1439 годъ) и покоренія Византіи турками (1453 годъ), какъ на единственныхъ во всемъ мірѣ хранителей христіанской православной вѣры въ чистотѣ и неповрежденности (слѣдовательно, все, что имѣетъ Русская Церковь, должно быть неприкосновеннымъ);

3) распространеніе на Руси въ XVI-XVII вѣкахъ эсхатологическихъ воззрѣній, что съ паденіемъ русскаго Православія явится съ латинскаго Запада антихристъ, ибо «два Рима (Римъ и Константинополь) падоша, третій (Москва) стоитъ, а четвертому не бывать».

Непосредственными причинами, вызвавшими старообрядческое движеніе, необходимо считать:

1) богословское непониманіе сути церковной реформы Патріархомъ Никономъ и его противниками;

2) неправильный методъ исправленія текста богослужебныхъ книгъ и измѣненія церковныхъ обрядовъ при Патріархѣ Никонѣ;

3) участіе въ этой реформѣ нѣкоторыхъ греческихъ іерарховъ, стремившихся за ея счетъ поднять упавшій послѣ Флорентійской уніи греческій авторитетъ въ русскомъ обществѣ.

Измѣняя русскіе церковные обряды и чинопослѣдованія по современнымъ ему греческимъ образцамъ, Патріархъ Никонъ исходилъ изъ глубоко ошибочнаго и богословски невѣрнаго взгляда, что существующія между русскими и греками въ этомъ отношеніи различія будто бы «растлѣваютъ нашу вѣру», поэтому устраненіе этихъ различій считалъ дѣломъ такимъ же необходимымъ, какъ и «очищеніе православія отъ ересей и погрѣшеній» [2]. Отсюда поспѣшная, крутая, богословски не обоснованная и совершенно не нужная, а по своимъ послѣдствіямъ для церковнаго единства даже вредная, ломка древней русской церковной обрядности.

Такъ, въ 1653 году, передъ наступленіемъ Великаго поста, Патріархъ Никонъ предписалъ совершать крестное знаменіе тремя первыми перстами, какъ совершали его въ то время греки. Поскольку своимъ единоличнымъ распоряженіемъ Патріархъ Никонъ фактически отмѣнилъ постановленіе Стоглаваго собора 1551 года, который вмѣнилъ въ обязанность всѣмъ русскимъ православнымъ христіанамъ полагать на себѣ крестное знаменіе только двумя перстами (указательнымъ и среднимъ), то нѣкоторыя духовныя лица, ставшіе впослѣдствіи предводителями старообрядческаго движенія, были встревожены этимъ и выразили свой протестъ. «Мы сошедшеся со отцы, — пишетъ въ связи съ этимъ протопопъ Аввакумъ въ своемъ «Житіи», — задумалися; видимъ, яко зима хощетъ быти: сердце озябло, и ноги задрожали» [3]. Въ защиту двуперстія протопопы Аввакумъ и Даніилъ написали цѣлый трактатъ и передали его царю Алексѣю Михайловичу.

Столкнувшись съ оппозиціей, Патріархъ Никонъ въ дальнѣйшемъ проведеніи книжныхъ исправленій и обрядовыхъ измѣненій рѣшилъ опереться на авторитетъ церковныхъ соборовъ, которые были созваны имъ въ 1654 и 1656 годахъ. Соборъ 1654 года вынесъ постановленіе о необходимости исправленія текста богослужебныхъ книгъ, свѣряя ихъ съ древними славянскими (рукописными) и греческими книгами.

Желая оправдать начатыя имъ церковныя реформы, Патріархъ Никонъ въ 1654 году отправилъ Константинопольскому Патріарху Паисію грамоту съ вопросами церковно-обрядоваго характера съ просьбой разсмотрѣть ихъ Соборомъ и дать на нихъ отвѣтъ.

Въ своемъ отвѣтномъ посланіи Патріархъ Паисій выразилъ очень трезвый и осторожный взглядъ на дѣло измѣненія богослужебныхъ чинопослѣдованій и церковныхъ обрядовъ. Указавъ, что единеніе Церквей состоитъ въ одномъ и томъ же исповѣданіи вѣры, Патріархъ Паисій далѣе писалъ: «Если случится, что какая-нибудь церковь будетъ отличаться отъ другой какими-то порядками, неважными и несущественными для вѣры, или такими, которые не касаются главныхъ членовъ вѣры, а относятся къ числу незначительныхъ церковныхъ порядковъ, каково, напримѣръ, время совершенія литургіи, или вопросъ о томъ, какими перстами долженъ благословлять священникъ и т. д., то это не должно производить никакого раздѣленія, если только сохраняется неизмѣнно одна и та же вѣра... Не слѣдуетъ и намъ теперь думать, будто извращается наша православная вѣра, если кто-нибудь имѣетъ чинопослѣдованіе, нѣсколько отличающееся въ вещахъ, которыя не принадлежатъ къ числу существенныхъ, или членовъ вѣры: лишь бы соглашался въ важныхъ и главныхъ съ каѳолическою церковью».

Къ сожалѣнію, Патріархъ Никонъ не придалъ грамотѣ патріарха Паисія должнаго значенія и продолжалъ начатое дѣло по измѣненію чинопослѣдованій и обрядовъ. За разъясненіями вопросовъ обрядоваго характера и поддержкой своихъ начинаній Патріархъ Никонъ обращался къ прибывшимъ въ Москву въ 1655 году Антіохійскому Патріарху Макарію, Сербскому Патріарху Гавріилу и другимъ греческимъ іерархамъ, которые за богослуженіями заявляли русскимъ, что православному христіанину слѣдуетъ изображать на себѣ крестное знаменіе тремя первыми великими перстами, а кто изображаетъ двумя перстами, тотъ подражаетъ еретикамъ и проклинается. Поддержанный этими авторитетами, Патріархъ Никонъ созвалъ въ 1656 году Соборъ, который постановилъ, чтобы отнынѣ всѣ русскіе православные христіане употребляли для крестнаго знаменія только троеперстіе, а кто будетъ употреблять двуперстіе, тотъ отлучается отъ церкви и проклинается. Соборное постановленіе гласило: «Аще кто отселѣ, вѣдый неповинится творити крестное изображеніе на лицѣ своемъ... еже треми первыми великими персты десныя руки изображати, во образъ Святыя и единосущныя и нераздѣльныя и равнопоклоняемыя Троицы, но имать творити сіе непріятное церкви, еже соединя два малыя персты съ великимъ пальцемъ, въ нихъ же неравенство Святой Троицы извѣщается, и два великосердняя, простерта суща, въ нихъ же заключати два Сына и два состава, по несторіевѣ ереси, или инако изображати крестъ: сего имамы, проклинаемъ и мы» [4].

Въ своей рѣчи на соборѣ 1656 года Патріархъ Никонъ прямо заявилъ, что двуперстіемъ «неправо исповѣдуется таинство Пресвятыя Троицы... и таинство воплощенія» [5]. Кромѣ двуперстія, измѣненнаго на троеперстіе, въ результатѣ реформъ Патріарха Никона были измѣнены и другіе русскіе церковные обряды. Для многихъ русскихъ людей того времени, сильно привязанныхъ къ внѣшней сторонѣ христіанской религіи, эти обрядовыя измѣненія казались измѣненіемъ самой православной вѣры. Этимъ объясняется рѣзкій протестъ противъ обрядовыхъ реформъ Патріарха Никона.

Не менѣе сильнымъ нападкамъ подверглись и книжныя исправленія Патріарха Никона. Причиной этого явился не самый фактъ исправленія, что дѣлалось въ Москвѣ и до Патріарха Никона, а исправленіе богослужебныхъ книгъ московской печати (вопреки опредѣленію Собора 1654 года) по новопечатнымъ кіевскимъ и греческимъ книгамъ, которыя не пользовались довѣріемъ среди опредѣленной части русскихъ людей. «Само по себѣ исправленіе богослужебныхъ книгъ по печатнымъ изданіямъ, — пишетъ извѣстный литургистъ профессоръ Н. Д. Успенскій, имѣя въ виду кіевскія изданія, — еще не опорочивало бы эти книги, если бы печатныя изданія были пригодными «да во всемъ великая Россія православная со вселенскими патріархи согласна будетъ», но этой-то доброкачественности въ вышеуказанныхъ западныхъ изданіяхъ не было» [6].

Греческія богослужебныя книги, которыя служили образцомъ для исправленія русскихъ богослужебныхъ книгъ, были напечатаны преимущественно въ латинскихъ типографіяхъ въ Венеціи, такъ какъ, находясь подъ властью турокъ, греки своихъ типографій не имѣли. Такое происхожденіе греческихъ богослужебныхъ книгъ вызывало къ нимъ недовѣріе у многихъ русскихъ людей того времени, которые подозрѣвали, что латиняне, печатая грекамъ богослужебныя книги, исказили ихъ содержаніе внесеніемъ своихъ «ересей» — слѣдовательно, по греческимъ книгамъ русскія богослужебныя книги при патріархѣ Никонѣ не исправлялись, а только портились. Участіе въ исправленіи богослужебныхъ книгъ грека Арсенія, переходившаго изъ Православія въ Католичество, категорическое приказаніе отбирать старыя богослужебныя книги и служить только по новымъ — еще болѣе подрывало довѣріе къ новымъ книгамъ. Въ исправленіи богослужебныхъ книгъ увидѣли такую же измѣну русскому Православію, какъ и въ реформѣ церковныхъ обрядовъ. Поэтому часть русскихъ православныхъ людей не приняла церковныхъ реформъ Патріарха Никона, считая ихъ искаженіемъ православной вѣры и введеніемъ латинской «ереси».

Пока Никонъ занималъ патріаршій престолъ, протестъ противъ проводимыхъ имъ реформъ не имѣлъ широкихъ размѣровъ, ибо подавлялся властной рукой Патріарха. Въ 1658 году Патріархъ Никонъ, ввиду размолвки съ царемъ Алексѣемъ Михайловичемъ, самовольно оставилъ патріаршество, что еще болѣе осложнило церковную обстановку. Предводители старообрядчества (Аввакумъ, Лазарь) принялись энергично критиковать церковныя реформы Патріарха Никона, требуя ихъ прекращенія. Даже нѣкоторые русскіе архіереи не сочувствовали грекофильскимъ увлеченіямъ Патріарха Никона. Но церковныя реформы не были личнымъ дѣломъ Патріарха Никона, а потому исправленіе богослужебныхъ книгъ и измѣненіе церковныхъ обрядовъ продолжалось и послѣ оставленія имъ патріаршей каѳедры.

Въ связи съ дѣломъ Патріарха Никона въ Москвѣ былъ созванъ большой церковный Соборъ 1666-1667 годовъ съ участіемъ восточныхъ патріарховъ Паисія Александрійскаго и Макарія Антіохійскаго. Соборъ одобрилъ церковныя реформы Патріарха Никона, хотя самъ Патріархъ Никонъ за самовольное оставленіе патріаршей каѳедры и другія приписываемыя ему каноническія нарушенія былъ осужденъ, лишенъ сана (посмертно возстановленъ въ патріаршемъ достоинствѣ) и отправленъ въ ссылку въ Ѳерапонтовъ монастырь. Всѣхъ противниковъ реформъ соборъ предалъ анаѳемѣ и проклятію, какъ «еретиковъ» и непокорныхъ.

Слѣдуетъ отмѣтить, что такое рѣшеніе московскій Соборъ 1667 года принялъ не только потому, что старообрядцы обвиняли Церковь за принятіе никоновскихъ новшествъ въ уклоненіи отъ Православія и возмущали народъ «буйствомъ своимъ», говоря: «церкви быти не церкви, архіереи не архіереи, священники не священники», но Соборъ принялъ это рѣшеніе еще и потому, что на старообрядцевъ продолжали смотрѣть именно какъ на еретиковъ. Подтвержденіе этому находимъ въ книгѣ «Дѣяній» Собора 1667 года, гдѣ въ отношеніи двуперстнаго крестнаго знаменія говорится буквально слѣдующее: «Всѣмъ убо явленно есть, яко исповѣдаше во Святой Троицѣ неравенство, яко аріане, и несторіане, и духоборцы, и аполинаріане и прочіе проклятіи еретицы» [7].

Анаѳема московскаго Собра 1667 года стала роковой: окончательное раздѣленіе единой Русской Церкви совершилось! А этого печальнаго событія въ жизни Русской Православной Церкви XVII столѣтія могло и не быть... «Тутъ своя доля вины, — говоритъ видный историкъ старообрядческаго раскола профессоръ П. С. Смирновъ, — падаетъ на Патріарха Никона и на царя Алексѣя Михайловича, и на бояръ, и на духовенство, и, наконецъ, на Аввакума и иже съ нимъ, — доля различная и, при томъ, вины или заслуживающей извиненія, или же совсѣмъ неизвинительной» [8].

Примѣчанія:
[1] Щаповъ А. П. Земство и расколъ.— СПб., 1862. — С. 28.
[2] Голубинскій Е. Къ нашей полемикѣ со старообрядцами. — М., 1905. — С. 59, 61.
[3] Пустозерскій сборникъ. Автографы сочиненій Аввакума и Епифанія. — Л., 1975. — С. 23.
[4] Макарій, митрополитъ. Исторія Русской Церкви, т. XII. — СПб., 1910. — С. 193-194.
[5] Тамъ же, — С. 192-193.
[6] Успенскій Н. Д., профессоръ. Коллизія двухъ богословій и направленій русскихъ богослужебныхъ книгъ въ XVII вѣкѣ. — БТ, вып. 13. — М., 1975. — С. 152.
[7] Дѣянія московскихъ Соборовъ 1666 и 1667 годовъ. — М., 1881. — С. 32.
[8] Смирновъ П. С. Исторія русскаго раскола старообрядчества. — СПб., 1895. — С. 67.

Источникъ: Протоіерей Іоаннъ (Бѣлевцевъ), профессоръ ЛДА, магистръ богословія. Русскій церковный расколъ въ XVII столѣтіи. // Тысячелѣтіе крещенія Руси. Международная церковная научная конференція «Богословіе и духовность». Москва 11-18 мая 1987 г. — М.: Изданіе Московской Патріархіи, 1989. — Т. 2. — С. 191-194.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0