Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ЦЕРКОВНЫЙ РАСКОЛЪ XVII ВѢКА

И. Д. Мансветовъ.
Какъ у насъ правились Типикъ и Минеи
[1].

Мы сказали, что уставъ 1682 г. былъ первою попыткою систематической справы нашего типика, и въ основу этого изданія были положены опредѣленныя требованія, которыя можно резюмировать въ трехъ слѣдующихъ положеніяхъ а) исправленіе текста по греческимъ образцамъ, б) соглашеніе его съ правленными служебными книгами и в) исключеніе изъ его состава статей мѣстнаго и личнаго характера. Въ предисловіи первое и послѣднее условіе были поставлены на первомъ планѣ, а второе выходитъ само собою изъ тѣхъ указаній и ссылокъ, съ которыми мы имѣли дѣло въ прошедшей статьѣ. Но иное дѣло выставить условія и иное — ихъ выполнить. Поэтому, въ отношеніи каждаго хорошо поставленнаго и проведеннаго изданія естественно спросить: насколько оно оправдываетъ предъявляемыя имъ требованія, и стоѝтъ ли въ уровень съ задачею, которую предположили себѣ издатели?

При ближайшемъ изученіи текста разсматриваемаго устава съ полною очевидностію выходитъ, что ни одно изъ этихъ требованій не было проведено послѣдовательно, и исправители, теряя по мѣстамъ руководящую нить, сбивались въ сторону. Отъ этого выходили противорѣчія и недосмотры, которые бросаются въ глаза при внимательномъ чтеніи и могутъ служить затрудненіемъ для отправителя церковной службы. Въ другихъ служебныхъ кннгахъ они не такъ замѣтны, но гораздо виднѣе въ уставѣ, какъ такомъ изданіи, которое объединяетъ въ себѣ содержаніе прочихъ церковно-служебныхъ книгъ и регулируетъ ихъ употребленіе. Мы увидимъ далѣе, что эти отступленія не вызывались никакими особенными соображеніями издателей, а произошли или отъ недосмотра, или отъ уваженія къ буквѣ текста, не имѣвшаго на своей сторонѣ никакихъ особенныхъ основаній. Въ другихъ случаяхъ подобныя мѣста исправлялись, или просто зачеркивались, но тутъ почему-то оставлялись нетронутыми, вопреки принятымъ пріемамъ исправленія.

Справщики 1682 г., какъ мы видѣли, задались мыслію исключить изъ типика все мѣстное, личное, случайное, и на этомъ основаніи удалили личныя соображенія составителей типика, мѣстные обряды и чины. Но пожертвовавъ съ этою цѣлію статьями изъ русскихъ обиходниковъ, они удержали нѣсколько замѣчаній такого личнаго характера.

Напр. 31 глава, — объ обязанностяхъ будильника сопровождается слѣдующимъ замѣчаніемъ: «сіе же нынѣ не бываетъ и во множайшихъ уставѣхъ не обрѣтается: мнится же ми, яко за лѣностное наше прилѣжаніе, и зане не терпимъ съ любовію обличенія. Сего ради умолчано нѣкіими». Это замѣчаніе читается въ нѣкоторыхъ греческихъ уставахъ, а отсюда перешло въ славянскіе его списки (нѣкоторые) и печатныя изданія. Личное мнѣніе составителя этой статьи: «οιμαι δε δια το ραϑυμιαν επιρρεπες ημων» не давало ей ни особеннаго вѣса, ни особенныхъ преимуществъ.

Въ 35 главѣ, взятой съ сокращеніями изъ Никона Черногорца, введено дополненіе объ обрядѣ возвышенія панагіи на трапезѣ, по обычаю русскихъ монастырей, съ слѣдующимъ замѣчаніемъ: (л. 24 об.) «здѣже обычай имамы діакону сія дѣйствовати». Замѣчаніе тѣмъ болѣе неудобное, что читатель остается въ совершенномъ невѣдѣніи, о какой мѣстности идетъ здѣсь рѣчь, и откуда заимствована вся эта статья.

Гл. 37 «о пѣніи, не подобаетъ кромѣ собора особно пѣти» также взята изъ Никона и начинается словами: «достоитъ и сіе вѣдати, зане якоже предрекохомъ о пѣніи». Не говоря о личномъ характерѣ этого замѣчанія, — ссылка «предрекохомъ» сдѣлана Никономъ на одну изъ предшествующихъ статей, которая въ его тактиконѣ дѣйствительно читается, но въ нашъ уставъ не вошла.

Въ главѣ 40 о томъ, съ какими обрядами высылаются изъ монастыря монахи, не желающіе жить въ немъ, сдѣлано замѣчаніе: «увѣдѣхомъ же о семъ и нѣчто другое и зѣло изрядно въ горѣ св. Авксентія обонполъ Константина града, во обители глаголемѣй киръ Антоніевѣ». (л. 61) Взято изъ Никона Черногорца.

Подъ именемъ Іоанна Постника приводится правило, не пѣть въ день благовѣщенія на литургіи «да исправится». Отъ имени неизвѣстнаго составителя здѣсь говорится: «и сіе не вѣмъ кіимъ нравомъ опредѣлися; нѣціи бо изъ произволенія и неученія многая приложиша. Азъ же, яко мню, сіе не попущати». (л. 300).

Относительно пѣнія великаго славословія на утренѣ 23 сентября уставъ ссылается на какое то «отъ устава списаніе». (л. 104 об.) о которомъ «выше речеся». Ссылка взята изъ греческаго печатнаго типика, гдѣ читается слѣдующее: «εξεστι γαρ ως το τυπιϰον συγγραϕομενος (sic) λεγει». Какой именно уставъ, или его списаніе, здѣсь разумѣется, остается неизвѣстнымъ, а такъ какъ на него нигдѣ выше не было сдѣлано указанія, то и прибавка «якоже выше речеся» не имѣетъ смысла. Въ нынѣшнемъ уставѣ это мѣсто нѣсколько исправлено: «возможно убо есть, якоже уставъ изъявляетъ». Но какой уставъ и гдѣ изъявляетъ — остается по прежнему непонятнымъ.

Правила о постѣ по уставамъ разныхъ монастырей приводятся изъ Никона Черногорца безъ оговорки и указанія на источникъ, откуда берутся выдержки (л. 461). На л. 463 об. оставлено безъ измѣненія слѣдующее замѣчаніе, идущее отъ лица неизвѣстнаго редактора устава о службѣ первой недѣли великаго поста: «се убо яко предписася единъ день святыхъ постовъ прилѣжно испытавше, предложихомъ любви вашей». Ιδου ουν ως προγεγραπται μιαν ημεραν των αγιων νηστειων αϰριβως εξετασοντες παρεϑηϰαμεν τη αγαπη υμων.

Въ понедѣльникъ 2-й недѣли говорится, что «нѣціи чтутъ (въ этотъ день) сказаніе о чудесѣхъ... Богородицы... яже пречистою иконою ея содѣяшася, яже и римляныни нарицатися обыкши» (л. 475 об.).

Приводится личное мнѣніе Никона Черногорца объ однократномъ освященіи воды наканунѣ богоявленія, безъ всякой оговорки, откуда оно взято и противъ кого направлено. «Нынѣ же видимъ нѣкія съ вечера убо и заутра сіе творящихъ и не обрѣтохомъ о семъ отъ писанія свидѣтельства». Далѣе сказавъ, что пренебреженіе церковныхъ правилъ весьма опасно, составитель продолжаетъ: «паче же нынѣ (т. е. во время Никона, въ XI вѣкѣ) внегда за еже не послѣдовати божественнымъ писаніемъ языкомъ предани бѣхомъ» (л. 224 об.). Не касаясь исторической судьбы этого обычая, который возбуждалъ много толковъ и излагался различно въ уставахъ и другихъ служебныхъ книгахъ, здѣсь мы замѣтимъ только, что запрещеніе двукратнаго освященія воды (наканунѣ и въ самый день Богоявленія) противорѣчитъ постановленію Московскаго собора (1667 года), который разрѣшилъ, разрушилъ, и ни во что вмѣнилъ повелѣніе и клятву, еже не разсудно ю положи Никонъ, бывшій патріархъ, о дѣйствѣ освященныя воды на святыхъ богоявленій, еже дѣйствовати единощи точію въ навечеріи (Матер. для истор. раск т. 2, стр. 237). Но въ уставѣ 1682 г. говорится только о водоосвященіи наканунѣ Богоявленія, и въ оправданіе этого обычая приводится извѣстное намъ замѣчаніе изъ тактикона. Въ слѣдующихъ изданіяхъ типика эта статья исключена и положено водоосвященіе двукратное.

Отношеніе справщиковъ къ греческому уставу мы уже опредѣлили и доказали цѣлымъ рядомъ выписокъ изъ правленаго экземпляра, что греческій типикъ составлялъ главный источникъ, которымъ они руководились при изданіи устава 1682 г. Желаніе приблизиться къ типу греческаго устава было совершенно въ порядкѣ вещей и даетъ себя чувствовать въ редакціи прочихъ служебныхъ книгъ. Въ предисловіи къ постной тріоди 1672 г. прямо сказано, что тріодіонъ этотъ былъ норопереведенъ съ греческихъ книгъ, и только марковы главы изданы съ старыхъ печатныхъ московскихъ, «понеже уставъ еще съ греческаго не переведеся». Такимъ образомъ, за десять лѣтъ до появленія въ печати правленнаго устава уже намѣченъ былъ его характеръ и опредѣлено отношеніе къ типику греческому. Оставалось это предположеніе привести въ исполненіе, но тутъ то и начались затрудненія, передъ которыми справщики оказались безсильными. Дѣло въ томъ, что нашъ тогдашній уставъ былъ составленъ изъ разновременныхъ и разнохарактерныхъ источниковъ и имѣлъ очень разнородное содержаніе. Большую часть онъ взялъ изъ древняго греческаго устава, затѣмъ въ него вошли статьи изъ старославянскихъ уставовъ, не имѣвшія мѣста въ греческомъ (напр. дисциплинарныя правила изъ Никона Черногорца, о пищѣ и постахъ — по русскимъ источникамъ) и наконецъ обширныя выдержки изъ монастырскихъ обиходниковъ и мѣстно русскихъ чиновъ. Все это было переведено или изложено примѣнительно къ русскимъ обычаямъ и особымъ условіямъ, среди которыхъ совершалось богослуженіе у насъ. Вслѣдствіе этого — рядомъ съ техническими выраженіями изъ греческаго церковнаго языка попадались слова и обороты мѣстно русскаго происхожденія, гдѣ иноземный обрядъ и его изложеніе осмысливались и до извѣстной степени переработывались на русскій ладъ. Эта разнохарактерность содержанія сильно затрудняла задачу справщиковъ и ставила ихъ въ невыгодныя условія относительно типика греческаго. Имъ приходилось то и дѣло сталкиваться съ такими статьями, которыхъ въ греческомъ уставѣ или вовсе не было, или которыя были изложены въ немъ иначе.

Руководясь однимъ греческимъ текстомъ, имъ оставалось подобныя статьи или вычеркивать, или переводить съ греческаго вновь, какъ они въ огромномъ большинствѣ случаевъ и поступали. Но пожертвовавъ русскими обрядами и исключивъ цѣлый рядъ статей мѣстно русскаго происхожденія, они однако не провели этого начала вполнѣ послѣдовательно и остановились на полдорогѣ. Чтобы довести дѣло до конца въ этомъ направленіи, имъ пришлось бы исключить около половины первой части устава, значительно сократить нѣкоторыя статьи во второй и третьей, а въ замѣнъ вычеркнутыхъ изъ первой части ввести нѣсколько статей дисциплинарнаго содержанія изъ печатныхъ греческихъ типиковъ. Такимъ образомъ, уставъ 1682 года и по изложенію, и по составу далеко не подходилъ къ строю тогдашняго греческаго типика и составлялъ, какъ и теперь составляетъ, нѣчто среднее между тѣмъ и другимъ. Исправители конечно очень хорошо знали и не могли не замѣтить, что статей изъ Никона Черногорца и студійскаго устава не было въ греческихъ печатныхъ и рукописныхъ типикахъ, но они тѣмъ не менѣе удержали ихъ, только съ нѣкоторыми сокращеніями и измѣненіями противъ прежней редакціи. Въ такомъ видѣ остались 34-46 главы первой части. Исправители удержали невѣрный переводъ греческаго «ϰελευσατε» словомъ востаните, упоминаніе объ образѣ Христа и Богородицы около царскихъ вратъ въ статьѣ о кажденіи, чинъ о панагіи въ гл. 35, статью отъ правилъ св. Апостолъ и святыхъ отецъ о великой четыредесятницѣ (гл. 32), о разрѣшеніи всего лѣта (гл. 33), — выраженія: бываетъ росходъ, въ неимущихъ странахъ піемъ пиво (л. 202), трезвонъ въ двои, о выносѣ плащаницы въ великую субботу и мн. др.

Не достигли они и полнаго соглашенія съ тогдашними печатными изданіями. Исправленіе служебныхъ книгъ происходило у насъ постепенно: правились книги одна за другою по мѣрѣ приготовленія ихъ къ печати. Болѣе всего уставъ 1682 года расходился съ минеями, которыя подверглись исправленію уже послѣ его выхода изъ печати: но кромѣ того соборныя правила приводились въ немъ по старославянскому неисправленному переводу. Еще больше допущено было недосмотровъ и противорѣчій въ редакціонной чисти. Подъ этимъ именемъ мы разумѣемъ самое изложеніе обрядовъ и текстъ послѣдованій, входящихъ въ составъ типика. Какъ книга, назначенная въ руководство при отправленіи службъ, объясняющая порядокъ и пріемы ихъ совершенія, уставъ требуетъ особенной точности въ изложеніи, выработанности терминологіи и полнаго согласія въ своемъ содержаніи отъ начала до конца. Здѣсь не должно быть недоразумѣній относительно употребленія и смысла извѣстнаго слова, но каждому литургическому термину должно принадлежать одно опредѣленное значеніе. Уставъ 1682 г. далеко не безупреченъ въ этомъ отношеніи и оставляетъ многаго желать со стороны изложенія текста и выработанности литургическаго языка: въ сравненіи съ предшествующими изданіями типика, уставъ этотъ конечно стоѝтъ гораздо выше и подвергся болѣе строгой редакціонной работѣ, но это качество выдержано далеко не вездѣ, и недостатокъ строгой обработки чувствуется тѣмъ сильнѣе, что уставъ 1682 г. положенъ въ основаніе дальнѣйшихъ его изданій и, за немногими исключеніями, перепечатывается до сихъ поръ безъ измѣненій. Такимъ образомъ промахи и недосмотры перваго правленнаго изданія остаются до сихъ поръ, спустя 200 лѣтъ послѣ его появленія. Отмѣтимъ нѣкоторые изъ нихъ болѣе крупные, объяснивъ какимъ образомъ они появились и какимъ способомъ можно ихъ исправить.

Первая общая часть устава.

Въ правленномъ уставѣ названія древо и било замѣняются большею частію словомъ кампанъ или камбанъ, т. е. колоколъ (campana). По крайней мѣрѣ въ изложеніи общаго порядка службы это выраженіе употребляется постоянно, но въ мѣсяцесловной и тріодной части чередуется съ названіями колоколъ, древо и било. Исправители устава отступили въ этомъ отношеніи отъ греческаго текста, гдѣ употребляется ξύλον, σήμαντρον, βαρέα, но о кампанахъ не упоминается. Зачѣмъ было употреблять и до сихъ поръ удерживать это книжное, мало понятное, названіе, когда у насъ уже существовали и были приняты въ XVII в. выраженія: колоколъ, звонить въ колокола, благовѣстить въ колокола, трезвонъ и др.? Эти выраженія мы встрѣчаемъ въ житейскомъ языкѣ того времени и въ тогдашнихъ обиходникахъ. Сами справщики допустили ихъ въ уставѣ (см. напр. л. 455-457) къ явной выгодѣ изложенія.

Передъ началомъ великой вечерни параекклиссіархъ ставитъ зажженную свѣчу на свѣщникѣ «прямо царскихъ вратъ». Нѣсколько строкъ ниже эта свѣча называется стоящею среди церкви. (Кандиловжигатель же пріемъ свѣщникъ, стоящій среди церкве). Въ Уставѣ 1641 г. это мѣсто изложено нѣсколько иначе: тамъ сказано, что кандиловжигатель ставитъ свѣчу «посреде церкве прямо царскимъ дверемъ поблизко». Согласно этому обозначенію и далѣе говорится: «посреде церкве»; но въ правленномъ изданіи слова: «посреде церкве» и «поблизко» опущены. Оставаясь послѣдовательнымъ, справщикъ долженъ бы былъ и дальше опустить слова: «посреде церкве», но онъ этого не сдѣлалъ, и вышло недоразумѣніе: гдѣ собственно долженъ стоять этотъ свѣщникъ? Придерживаясь греческаго текста, выходитъ, что онъ стоитъ передъ царскими дверьми ϰατενωπιον των αγιων ϑυρων, и словъ «посреде церкве» тамъ нѣтъ. Далѣе, что разумѣть здѣсь подъ царскими вратами? Сличая это мѣсто съ греческимъ подлинникомъ, гдѣ стоитъ «ϰατενωπιον των αγιων ϑυρων»; видно, что дѣло идетъ о дверяхъ алтарныхъ. Но извѣстно, что названіе алтарныхъ дверей царскими не точно: по гречески онѣ называются святыми дверьми, а названіе царскихъ — βασιλιϰαι πυλαι — усвоено вратамъ, вводившимъ изъ притвора въ церковь. И дѣйствительно, въ дальнѣйшемъ ходѣ службы алтарныя двери называются святыми. Это названіе удерживается за ними до свѣтильничныхъ молитвъ, для чтенія которыхъ «іерей приходитъ предъ царскія двери». Дѣло очевидно идетъ о дверяхъ алтарныхъ. Онъ же, совершивъ благословеніе хлѣбовъ, говорится въ нашемъ уставѣ, «шедъ станетъ предъ царскими враты зря къ западомъ».

Въ началѣ великой вечерни священникъ «кадитъ святую трапезу крестообразно окрестъ и весь жертвенникъ». Жертвенникомъ у насъ принято теперь называть предложеніе, и можно подумать, что о немъ идетъ рѣчь въ данномъ мѣстѣ. Но это не вѣрно. Точнѣе слѣдовало бы сказать: кадитъ св. трапезу... и весь алтарь. Недоразумѣніе произошло отъ неудачнаго перевода слова ϑυσιαστήριον словомъ жертвенникъ. По терминологіи греческихъ служебныхъ книгъ ϑυσιαστήριον значитъ алтарь. Въ уставѣ 1641 г. это мѣсто было изложено правильно: «весь св. олтарь» и оставлено безъ измѣненія въ правленномъ экземплярѣ, но въ изданіи 1682 г. допущенъ буквальный переводъ съ греческаго, гдѣ стоѝтъ: «ϰαὶ ὅλον τὸ ϑυσιαστήριον».

«Великая вечерня начинается тѣмъ, что кандиловжигатель (замѣтимъ кстати, что нѣсколько строкъ ниже онъ называется параекклисіархъ; въ другихъ мѣстахъ — церковникъ, церковный служитель и свѣщевжигатель — ϰανδηλάπτης) возглашаетъ: «востаните». Переводъ не вѣрный. Слѣдовало бы перевести: «повелите», согласно съ греческимъ подлинникомъ, гдѣ стоитъ «ϰελευσατε». Слово это означаетъ обращеніе къ высшему лицу за разрѣшеніемъ или согласіемъ на начало какого-либо дѣйствія. На литургическомъ языкѣ этимъ словомъ испрашивается благословеніе у архіерея, настоятеля монастыря и священника приступить къ какому-либо дѣйствію или возглашенію. Правильно переводится это слово въ архіерейскомъ чиновникѣ, въ чинѣ литургіи преждеосвященныхъ даровъ и во многихъ другихъ мѣстахъ, такъ что переводъ его въ уставѣ составляетъ нелегко объяснимое исключеніе изъ цѣлаго ряда правильныхъ переводовъ этого техническаго термина. Не произошло ли оно для того; чтобы избѣжать двукратнаго обращенія за благословеніемъ, такъ какъ вслѣдъ за этимъ священникъ возглашаетъ: «Господи благослови?» Предпочитая переводъ неправильный, нѣкоторые наши древніе рукописные уставы тѣмъ не менѣе сознавали эту неправильность и прибавляли къ обычному «востаните» объясненіе: рекше по искусству повелите. Съ этимъ дополненіемъ перевели слово ϰελευσατε и справщики устава 1682 г., какъ видно изъ правленнаго экземпляра, но въ изданіи печатномъ оставлено по прежнему: востаните. Въ другихъ спискахъ славянскаго устава и болѣе раннихъ печатныхъ его изданіахъ ϰελευσατε остается безъ перевода: келефсате или келевсаните.

Пѣвецъ праваго лика поетъ слѣдующій ему стихъ предначитательнаго псалма «легко со гласомъ». Въ греческомъ стоитъ: «αργως μετα μελους», а потому слѣдовало бы перевести: «медленно съ пѣніемъ». Уставъ хочетъ сказать, что этотъ стихъ должно исполнять не бѣгло, речитативомъ (χυμα), а на распѣвъ. Къ этому подходитъ старорусское выраженіе: «пѣть розводно».

Часто встрѣчаются выраженія: начертать крестъ съ кадильницею, назнаменовать съ кадильницею, и т. п. Здѣсь предлогъ «съ» (μετὰ) совершенно лишній по свойству славянскаго языка, гдѣ, дѣйствіе посредствомъ чего либо выражается творительнымъ, безъ предлога. Переводчикъ устава безъ нужды держался буквы, греческаго текста, гдѣ стоитъ «μετὰ τοῦ ϑυμιαματος». Этотъ грецизмъ повторяется много разъ и проходитъ по всему уставу.

Во время пѣнія «свѣте тихій» священникъ входитъ въ алтарь, «и затворяются святыя двери». Въ греческомъ уставѣ о закрытіи въ это время алтарныхъ дверей ничего не говорится; нѣтъ этого замѣчанія въ уставѣ 1641 года и въ правленномъ экземплярѣ. Это дополненіе впервые встрѣчается въ уставѣ 1682 г. и заимствовано ordo, патр. Филоѳея, гдѣ на этомъ мѣстѣ читается сѣдующее: «ϰαι ϰλειονται τα αγια ϑυρια». У насъ это правило не соблюдается, и царскія двери затворяются уже послѣ прокимена «на свѣте тихій».

Послѣ стихиръ стиховныхъ поставляютря свѣщники «предукрасившуся четвероножцу, на немъ же лежитъ со пшеницею и пятью хлѣбы блюдо еже имамы обычай приносити въ церковь». Въ греческомъ печатномъ типикѣ это мѣсто читается такимъ образомъ: ο δε ϰελλαριτης προτιϑησιν εν αναλωγιω αρτους ε’ εξ ων εσϑιομεν εν τη τραπεζη, и буквально значитъ: «келарь же, предлагаетъ на аналогіѣ пять хлѣбовъ, отъ которыхъ ѣдимъ на трапезѣ». Въ рукописныхъ уставахъ иногда говорится только о трехъ хлѣбахъ, иногда о пяти. Справщики очевидно руководились какимъ-то другимъ источникомъ [2], и всего вѣроятнѣе ordo Филоѳея, гдѣ этотъ стихъ читается: «ϰαι τα μεν μανουαλια τιϑενται παρ εϰατερα του προευτρεπισϑεντος τετραποδιου εν ω ϰειται μετα σιτου ϰαι πεντε αρτων δισϰος, ων εχομεν εϑος προσϕερειν εν τη εϰϰλησια». Изъ сравненія славянскаго и греческаго текстовъ видно, что «предукрасившуся четвероножцу» есть буквальный, хотя и не вразумительный переводъ греческаго выраженія «προευτρεπισϑεντος του τετραποδιου», чтó собственно значитъ напередъ приготовленный четвероножный столикъ. Далѣе онъ дѣйствительно и называется столомъ. Мѣстоименіе «еже» (еже имамы обычай), повидимому, относится къ слову блюдо и вызываетъ вопросъ, о какомъ, блюдѣ идетъ здѣсь рѣчь. Но по справкѣ съ греческимъ текстомъ оказывается, что вмѣсто «еже» стоитъ въ греческомъ «ὧν», относящееся къ пяти хлѣбамъ, и славянскій переводъ, сдѣланъ неправильно. Уставъ хочетъ сказать, что для благословенія на вечернѣ приносятся не хлѣбы подаваемые къ братскому столу, «εξ ων εσϑιομεν εν τη τραπεζη» а особенные, приготовляемые для церковнаго употребленія.

Переходъ къ утренѣ, или лучше сказать, къ чтенію шестопсалмія представляется такимъ образомъ: по окончаніи чтенія изъ дѣяній апостольскихъ параекклисіархъ уходитъ и клеплетъ: «воставшу же предстоятелю и всѣмъ братіямъ начинаетъ аминь, слава въ вышнихъ Богу». Тутъ являются два вопроса: кто начинаетъ, и можно ли начинать словомъ аминь, которое по церковному обычаю всегда завершаетъ собою извѣстный возгласъ или молитву? Изъ того же устава (1682 г.) видно, что чтеніе шестопсалмія составляетъ обязанность настоятеля (гл. 7, л. 21). На утренѣ будничной оно называется обычнымъ дѣломъ настоятеля («предстоятель же глаголетъ шестопсалміе, яко же обычай»), которое иногда раздѣляетъ съ нимъ екклисіархъ. Въ уставѣ 1641 г. шестопсалміе начинаетъ игуменъ, и это замѣчаніе оставлено безъ измѣненія. Къ какому возгласу относится аминь? Теперь онъ заканчиваетъ обращеніе священника къ народу: благословеніе Господне на васъ и т. д. Но въ уставѣ, съ которымъ мы имѣемъ дѣло, это обращеніе отдѣляется отъ шестопсалмія употребленіемъ благословеннаго хлѣба братіею и чтеніемъ изъ апостола.

Въ статьѣ о всенощныхъ бдѣніяхъ (гл. 7) ихъ полагается 52 въ году по числу воскресныхъ дней и кромѣ того «во владычнихъ праздникахъ на кійждо мѣсяцъ бдѣніе. Вкупѣ же убо и со инѣми бываетъ всего лѣта бдѣній 68». У насъ нынѣ владычними или господскими праздниками называются главные праздники въ честь Христа Спасителя, но въ греческомъ уставѣ подъ именемъ δεσποτιϰὰς ἐορτὰς разумѣются главные годовые праздники: Христовы, Богородичные и нарочитыхъ Святыхъ. Въ статьѣ о всенощныхъ они приводятся въ числѣ 15 и заключаютъ, кромѣ двухъ Предтечевыхъ праздниковъ и Апостоловъ Петра и Павла, еще память Антонія Великаго. Такимъ образомъ всѣхъ ихъ будетъ 67, а не 68, какъ показано не только въ печатныхъ, но и рукописныхъ уставахъ греческихъ и славянскихъ, откуда этотъ невѣрный итогъ перешелъ и въ изданіе 1682 г. Теперь онъ остается незамѣтнымъ потому, что праздники, на которые положены всенощныя бдѣнія, не перечисляются.

Замѣчаніе о томъ, чтó читаетъ на службахъ настоятель и чтó — чтецъ, составлено примѣнительно къ изложенію службы вседневной и не сходится съ порядкомъ службы воскресной.

Глава 9-я начинается словами: предъ вечеромъ мало кандиловжигатель... знаменуетъ въ кампанъ для сбора къ службѣ 9-го часа. Въ греческомъ это мѣсто читается: προ του λυχνιϰου μιϰρον ταχυτερων т. е. немного пораньше вечерни, между тѣмъ какъ славянскій переводъ даетъ нѣсколько иной смыслъ и значитъ: «незадолго до вечера».

л. 25. «Должно есть и се вѣдати, яко по отпущеніи ея не подобаетъ инокомъ творити бесѣды». Къ чему относится слово «ея»? Такъ какъ выше шла рѣчь о повечеріи, то безъ сомнѣнія къ нему. Въ такомъ случаѣ мѣстоименіе несогласовано въ родѣ съ своимъ существительнымъ.

Прибавленіе къ 10 главѣ (л. 31 об.) о томъ, когда совершается литургія Василія Великаго, Іоанна Златоуста и преждеосвященныхъ Даровъ, редактировано не точно. Здѣсь говорится, что Василіева литургія совершается «въ недѣляхъ святаго и великаго поста». Нужно добавить: за исключеніемъ недѣли цвѣтной, такъ какъ и эта недѣля входитъ въ составъ тріоди постной. Второй случай, когда она совершается — это «навечеріе господскихъ праздниковъ рекше Христова рождества и богоявленія». Согласно съ теперешнимъ обычаемъ упоминаніе о навечеріи господскихъ праздниковъ слѣдовало бы исключить. Слова эти попали изъ древнихъ списковъ устава, когда Василіева литургія совершалась наканунѣ всѣхъ большихъ праздниковъ, какъ дней постныхъ, и согласно этому обычаю самое правило изложено по гречески такимъ образомъ; «ιστεον οτι εν ταις ϰυριαϰαις της μεγαλης μ’ ϰαι εν ταις νηστειαις των δεσποτιϰων εορτων η του μεγαλου Βασιλειου λειτουργια τελειται» (Подробн. см. въ наш. сочин. митроп. Кипр. стр. 133). Кромѣ того не упомянуто, что эта литургія совершается въ великій четвергъ и субботу. Не вѣрно изложено и правило о литургіи преждеосвященныхъ, что она «поется точію въ св. четыредесятницѣ въ среды и пятки».

Перейдемъ теперь къ статьямъ дисциплинарнаго содержанія, заключающимъ въ себѣ правила о постахъ и монашескомъ обиходѣ.

Ко времени появленія первыхъ печатныхъ изданій устава правила о постѣ существовали у насъ въ разныхъ изложеніяхъ и представляли цѣлый рядъ статей и замѣтокъ, заимствованыхъ частію изъ Никона Черногорца, частію изъ греческихъ уставовъ и статей славяно-русскаго происхожденія. Задача правленныхъ изданій устава должна была состоять прежде всего въ пересмотрѣ этого матеріала и въ выборѣ изъ него такихъ статей, которыя бы могли имѣть руководительное значеніе и обще-обязательный характеръ. Затѣмъ ихъ нужно было редактировать, согласить между собою и издать въ правильномъ изложеніи. Этой цѣли не сразу достигли наши издатели — справщики, и первое печатное изданіе устава осталось весьма далеко отъ нея, а послѣдующія, приближаясь къ ней мало по малу, едва ли достигли своей задачи и въ настоящее время. Много подобныхъ статей русскаго происхожденія было введено въ уставъ 1610 г., и составило одно изъ существенныхъ его особенностей.

Рядомъ съ ними шли извлеченія изъ Никона Черногорца, дисциплинарныя статьи изъ славянскихъ уставовъ и замѣтки изъ греческихъ — въ мѣсяцесловной и тріодной части. Собранъ былъ такимъ образомъ весьма сложный матеріалъ, но, подбирая его механически и руководясь мыслію, какъ бы «чего не изронить», излагатель нашего первопечатнаго устава, оставилъ его безъ обработки и не привелъ къ соглашенію. Отъ этого между разными статьями оказались довольно крупныя противорѣчія, особенно между содержаніемъ русской статьи «отъ правилъ святыхъ отецъ и отъ преданій апостольскихъ о постѣ» и между извлеченіямй изъ Никонова тактикона о томъ же предметѣ. Эти противорѣчія бросали дурной свѣтъ на все изданіе и, можетъ быть, послужили поводомъ къ тому рѣзкому приговору, который былъ высказанъ на счетъ этого устава и его издателя патр. Филаретомъ. Уставъ 1633 г., вышедшій послѣ запрещенія, постигшаго уставъ, редактированный Логиномъ, былъ направленъ противъ его слабыхъ сторонъ и дѣйствительно, устранилъ многіе недостатки, этого editio princeps. Составъ дисциплинарныхъ статей былъ сокращенъ, онѣ были соглашены между собою, и противорѣчія между ними большею частію устранены. Сокращенія коснулись не только количества статей, но и самаго ихъ объема, чтó особенно замѣтно въ выдержкахъ изъ тактикона. Но главное, что было сдѣлано уставомъ 1633 г. въ этомъ отношеніи, такъ это исключеніе статьи «отъ правилъ св. отецъ» и возвращеніе къ духу греческихъ правилъ о постѣ. Эти сокращенія, упрощенія и исправленія текста даютъ уставу 1633 г. видное преимущество сравнительно съ его предшественниками и обличаютъ въ исправителяхъ серьезный критическій тактъ. Но къ сожалѣнію, слѣдующее изданіе 1641 г. не только не пошло дальше по этому пути, но сдѣлало еще нѣсколько шаговъ назадъ и обнаружило поворотъ къ типу первопечатнаго устава. Большая часть выпущенныхъ статей была введена снова, извлеченія изъ Никона увеличены въ объемѣ; но рядомъ съ этимъ сдѣлано нѣсколько новыхъ исправленій, за которыя нельзя не отдать справедливости издателямъ. Болѣе серьезнымъ передѣлкамъ подвергся текстъ дисциплинарныхъ статей при правленіи ихъ для печатнаго изданія 1682 г. Задачею его было исключать по возможности все лишнее и не относащееся къ дѣлу, согласить выдержки изъ разныхъ источниковъ между собою и съ установившеюся практикою, пересмотрѣть и изложить все это въ болѣе доступной формѣ. Работа была задумана широко и ведена гораздо послѣдовательнѣе, чѣмъ прежде, а потому въ результатѣ справы явился текстъ такъ сказать профильтрованный, гдѣ недоразумѣнія были обойдены, противорѣчія устранены и дѣло поставлено на болѣе прочную почву. Но и эта редакція не рѣшила вполнѣ своей задачи: оказалось въ уставѣ 1682 г. не мало промаховъ, и промаховъ довольно крупныхъ.

Такъ, опредѣлена не точно продолжительность Успенскаго поста (гл. 33 л. 53): «въ постъ (въ изданіи 1867 г. корректурная ошибка «въ пятокъ») святыя Владычицы нашей Богородицы успенія 15 дней, кромѣ Преображенія, постимся», — сказано здѣсь. Если даже считать отъ перваго до послѣдняго дня безъ вычетовъ, и тогда продолжительность этого поста будетъ не 15, а только 14 дней.

Въ гл. 35: «разсужденіе о ястіи и питіи въ субботы и недѣли... и о трапезномъ устроеніи», (заимствовано изъ Никона Черногорца) вмѣсто двухъ ястій въ недѣлю и господскіе праздники положены три яденія (л. 54), но эта поправка обличаетъ сама себя и стоѝтъ въ противорѣчіи съ тѣмъ, что читается нѣсколько ниже (л. 58 об.), гдѣ сказано: «въ недѣлю... ясти два варенія, аще ли послетъ Христосъ... подобаетъ ясти и третіе... по нужди. — Не достоитъ же се пріимати въ уставъ».

Въ гл. 36: «о сочивѣ и овощіи» (оттуда же), вслѣдъ за указаніемъ, въ какой мѣрѣ должны быть раздаваемы братіямъ во время стола овощи, читается: «якоже убо и отъ одежди» и приводится выдержка о качествѣ одежды монашеской изъ Василія Великаго; но затѣмъ опять рѣчь идетъ о качествѣ и количествѣ пищи. Замѣчаніе объ одеждѣ, повидимому, стоѝтъ не на мѣстѣ и имѣетъ видъ вставки, противорѣчащей всему содержанію этой статьи. Въ славянскомъ переводѣ тактикона (рук. биб. нашей Акад.) на этомъ мѣстѣ читается: «ризже комуждо поравну, егда суть варенія предреченая». Оказывается, что здѣсь рѣчь идетъ не о ризахъ (одеждѣ), а объ рисѣ (пшеничномъ зернѣ), который назначается раздавать поровну, но безъ указанія точной мѣры. Славянскій переводчикъ принялъ рисъ за ризу и вышло совсѣмъ другое.

Въ той же главѣ (л. 58 об.) говорится, что «въ недѣлю, въ 3-й часъ, рекше (т. е.) на концѣ его лѣпо есть поставляти трапезу». Но это опредѣленіе времени для воскресной трапезы нѣсколько расходится съ статьею о литургіяхъ (гл. 8), гдѣ было сказано, что въ недѣлю, въ началѣ 3-го часа слѣдуетъ начинать литургію, яко да станетъ трапеза въ началѣ четвертаго часа».

л. 59. Въ великіе праздники, къ которымъ отнесено между прочимъ и усѣкновеніе Предтечи, въ какой бы день недѣли оно ни случилось, назначается употреблять пищу какъ въ день воскресный; но это противорѣчитъ правилу того же устава о постѣ въ день усѣкновенія (л. 432-об.— 433), и статьѣ о разрѣшеніи всего лѣта (гл. 33 и 52 об.), гдѣ запрещается въ день усѣкновенія и воздвиженія ѣсть рыбу. Снисходительная редакція въ статьѣ о сочивѣ и овощіи отвѣчаетъ тексту тактикона, когда правило о строгомъ постѣ въ этотъ день еще не установилось (подроб. въ наш. сочин. Митр. Кипр. стр. 197 слѣд.).

Гл. 39 «о одеждахъ и обущахъ» (изъ Никона Черногорца) рядомъ съ механическимъ повтореніемъ старо-славянскаго перевода заключаетъ значительную передѣлку текста, не вездѣ впрочемъ удачную. Такъ сказавъ, что нужно избирать одежду мѣстнаго приготовленія и дешевую, уставъ продолжаетъ: (л. 60 об.) «аще ли отъ иныя страны обрѣтаются (одежды) и суть малоцѣннѣйша и проста и немятежна есть и неукрасима (то должны быть употребляемы малоцѣннѣйшія, простыя, скромныя и ненарядныя) и подобаетъ удобнѣйшее во всемъ гонити». Въ старославянскомъ переводѣ дѣло представляется иначе и все это мѣсто читается такимъ образомъ: «аще ли отъ иныя страны обрѣтаются и суть малоцѣннѣйша и просто немятежное и неукрасимое и неудобнѣйшее подобаетъ во всемъ гонити». Т. е. словомъ (и просто) должно стремиться во всемъ (гонити) къ скромному, ненарядному и неудобному. Исправитель принялъ слово гнать въ противоположномъ значеніи — отвергать, избѣгать — и передѣлалъ текстъ подлинника въ этомъ смыслѣ. «Такожде и верхняя мантія отъ нищетныхъ и простыхъ волнъ имѣти подобаетъ, яко да служатъ зимѣ». Въ старославянскомъ переводѣ это мѣсто читается иначе: «такоже и верхняя мандія отъ нищетныхъ, чехлы едины, яко да служатъ зимѣ». Тутъ нѣтъ и слова о шерстяныхъ мантіяхъ, а говорится о чехлахъ, которые употребляются зимою. «Шапку должно есть имѣти едину и платъ имущъ покровъ». Подъ шапкою здѣсь разумѣется нижній головной покровъ (подкапъ, какъ пояснено это слово на поляхъ) монаховъ, а подъ платомъ — кусокъ шерстяной или другой какой матеріи, служащій для нея покровомъ.

Эти не точности и противорѣчія не устранены до сихъ поръ и продолжаютъ оставаться въ печатныхъ изданіяхъ. Чтобы исправить ихъ, слѣдуетъ вновь пересмотрѣть текстъ дисциплинарныхъ статей, сличить ихъ между собою и уладить противорѣчія. Далѣе слѣдуетъ строже опредѣлить объемъ извлеченій изъ тактикона и возстановить ихъ правильное чтеніе согласно съ подлинникомъ. Это, конечно, нимало не исключаетъ тѣхъ измѣненій въ текстѣ, которыя оказались бы необходимыми для соглашенія никоновыхъ правилъ съ указаніями іерусалимскаго устава и другихъ источниковъ. Для достиженія точной редакціи этихъ статей необходимо принять во вниманіе, какъ старославянскій переводъ тактикона, такъ и древніе списки уставовъ, куда вошли эти извлеченія. Греческія мѣры, техническія названія предметовъ стола и одеждъ, мѣстно-греческіе бытовые и литургическіе термины должны быть объяснены на поляхъ, или въ подстрочныхъ примѣчаніяхъ и, гдѣ можно, замѣнены соотвѣтствующими, болѣе понятными, выраженіями изъ языка обще-церковнаго и мѣстно-русскаго. Наши справщики обращали вниманіе на эту сторону дѣла, но не довели задачи до конца, ограничившись полумѣрами. Въ такомъ положеніи начатаго, но не оконченнаго, остается дѣло до сихъ поръ, и теперешній печатный типикъ не удовлетворяетъ ни вѣрному изданію подлиннаго текста этихъ статей, ни общедоступному, вразумительному ихъ изложенію.


Въ службѣ по мѣсяцеслову выносъ креста и поклоненіе ему въ праздникъ воздвиженія представляются такимъ образомъ: наканунѣ «во время вечера» и, какъ будетъ видно далѣе, именно передъ началомъ малой вечерни, «іерей входитъ въ сосудохранильницу и полагаетъ честный крестъ съ благоуханными василки на жертвенникъ, на мисѣ». Затѣмъ слѣдуетъ малая вечерня, по окончаніи которой «екклисіархъ со іереемъ, діакономъ и параекклисіархомъ входитъ въ жертвенникъ... и кадивъ честный крестъ... взимаетъ его съ блюдомъ на главу, вноситъ въ олтарь... и полагаетъ... на святой трапезѣ на евангельскомъ мѣстѣ». Такимъ образомъ совершаются два переноса креста: одинъ изъ сосудохранильницы (скевофилакія, ризницы) въ жертвенникъ передъ малою вечернею и другой, — изъ жертвенника въ алтарь и на престолъ, послѣ малой вечерни. Какъ смотрѣть на это двукратное перенесеніе и было ли оно на самомъ дѣлѣ? Ни рукописные, ни печатные уставы, какъ греческіе, такъ и славянскіе, не знаютъ о такомъ обычаѣ, и мы полагаемъ, что его никогда не было, какъ нѣтъ и теперь. Въ названныхъ источникахъ говорится только объ одномъ переносѣ креста изъ сосудохранильницы въ алтарь, послѣ малой вечерни, и этотъ обрядъ представляется такимъ образомъ: «τυ αυτη ημερα (13 сентября) μετα την απολυσιν του μιϰρου εσπερινου απερχεται ο ιερευς ϰαι ο εϰϰλησιαρχης συν τω χανδηλαπτη εν το σϰευοϕυλαϰιω... λαμβανουσιν το τιμιον ξυλον του σταυρου ϰαι ϕερουσιν αυτο εις την εϰϰλησιαν ϰαι τιϑεασιν επανω της αγιας τραπεζης» (Т. е. въ тотъ же день по отпускѣ малой вечерни приходитъ іерей и екклисіархъ съ кандиловжигателемъ въ сосудохранильницу... берутъ честное древо креста и несутъ его въ церковь и полагаютъ на св. трапезѣ. Сосудохранильница, гдѣ сберегалась церковная утварь, находилась внѣ алтаря и не имѣла съ нимъ связи, а потому, для перенесенія изъ нея креста въ алтарь, нужно было пройти съ нимъ черезъ церковь). Такъ говорится въ печатномъ уставѣ греческомъ. Съ нимъ согласны древніе рукописные какъ славянскіе, такъ и греческіе, за исключеніемъ развѣ синод. устава № 330, по указанію котораго выносъ креста изъ скевофилакія совершался послѣ шестопсалмія и съ нѣкоторыми особенными обрядами.

Какъ же объяснить появленіе въ нашемъ уставѣ двукратнаго переноса? Вѣроятно у насъ былъ обычай переносить св. крестъ въ алтарь передъ малою вечернею. Этотъ обычай и былъ записанъ въ уставѣ въ его мѣстной окраскѣ, какъ видно изъ слова миса, а подъ жертвенникомъ, куда крестъ переносили, нужно разумѣть не что иное, какъ алтарь, согласно греческому ϑυσιαστηριον. Но по греческому уставу крестъ переносили послѣ малой вечерни. Не смотря на то, что это въ сущности одинъ и тотъ же обрядъ, его также внесли въ уставъ и записали отдѣльно. А такъ какъ крестъ передъ малою вечернею былъ уже вынесенъ въ жертвенникъ, то послѣ вечерни его переносятъ съ жертвенника въ алтарь. Такимъ образомъ, благодаря смѣшенію одного и того же обряда, только совершавшагося въ разное время, образовалось двукратное перенесеніе креста въ нашемъ уставѣ: въ жертвенникъ и въ алтарь. Въ сущности это одно и то же только подъ разными и, при томъ, неточными названіями жертвенника и алтаря. Чтобы возстановить ходъ этого обряда въ его настоящемъ видѣ, слѣдуетъ обратиться къ изложенію выноса креста въ недѣлю крестопоклонную и на утренѣ 31 августа. Тамъ этого противорѣчія нѣтъ, и дѣло ограничивается переносомъ креста изъ скевофилакія въ алтарь. По окончаніи праздника, въ день его отданія, крестъ, какъ говорится въ уставѣ, переносится изъ церкви въ алтарь и оставляется на престолѣ. Выходитъ, такимъ образомъ, что крестъ, хранившійся въ ризницѣ и отсюда перенесенный для поклоненія, къ мѣсту своего храненія не возвращается и остается на престолѣ. Это противорѣчіе произошло отъ того, что въ нашемъ уставѣ смѣшанъ древнѣйшій обрядъ крестовоздвиженія съ позднѣйшимъ. По древнѣйшему, болѣе сложному обычаю, соблюдавшемуся въ соборныхъ и большихъ монастырскихъ церквахъ, для поклоненія, дѣйствительно, выносили особый крестъ изъ скевофилакія, а впослѣдствіи для этой цѣли стали употреблять св. крестъ, лежавшій на престолѣ. Обрядъ, о которомъ упоминается въ день отданія, стоѝтъ въ связи съ послѣднимъ обычаемъ.

Переходимъ къ службѣ по тріоди.

О томъ, какъ класть поклоны на молитвѣ св. Ефрема: «Господи Владыко живота моего» сказано: по сихъ (т. е. трехъ большихъ поклонахъ) творимъ и прочихъ 12 «излегка утомленія ради» (л. 456). Въ греческомъ послѣднія слова читаются: ἀργως διὰ τὸ ἰσάζειν πάντας, и потому ихъ слѣдуетъ перевести: медленно для уравненія всѣхъ (т. е. чтобы всѣмъ класть ихъ одновременно). Такъ дѣйствительно и переведены они на л. 463: «и творимъ косныя (косно я), за еже уравнятися всѣмъ». Неправильность перевода произошла, можетъ быть, отъ того, что переводчикъ вмѣсто ἰσάζειν читалъ ἡσυχάζειν, или слѣдовалъ нѣкоторымъ спискамъ, гдѣ читается «исткмленія ради».

О пѣніи на 1-мъ часѣ тропаря: заутра услыши гласъ мой, сказано, что въ первый разъ его поетъ учиненный чтецъ или іерей, ставъ среди церкве, а затѣмъ оба лика, а стихи къ нему глаголетъ пѣвецъ (л. 456). Тутъ вводится, повидимому, новое лицо, но на самомъ дѣлѣ пѣвецъ — это тотъ же чтецъ или іерей, о которыхъ было сказано выше. И въ самомъ дѣлѣ, на третьемъ часѣ о пѣвцѣ уже не упоминается, а на шестомъ сказано: «глаголетъ же чтецъ и стихи».

На концѣ 9 часа «іерей: Боже ущедри ны и поклоны 3 великія и прочыя 12, яко же многажды указася» (л. 460). Дѣло идетъ о поклонахъ на молитвѣ св. Ефрема; но число ихъ означено не вѣрно: должно быть не 15, какъ здѣсь, а 16. Ошибка эта исправлена въ уставѣ о преждеосвященной литургіи, гдѣ упоминается на этомъ мѣстѣ о 16 поклонахъ (л. 468). Такимъ образомъ, между двумя изложеніями одного и того же мѣста оказывается разность. Въ первомъ случаѣ удержана греческая редакція текста, а во второмъ онъ приводится въ исправленномъ видѣ.

О времени окончанія повечерія на 1-й недѣлѣ великаго поста сказано: «егда повечерія отпущаютъ быти знаменію дне сирѣчь прежде сомрака». По сличеніи съ греческимъ текстомъ, гдѣ это мѣсто изложено: υπαρχειν αϰμην ημερας ηγουν προ του σονοψιασμου, слѣдовало бы перевести такъ: быти еще дню сирѣчь... (л. 463 об.).

Нѣсколько строкъ ниже: «воображенныя отъ святыхъ отцевъ поклоны... нѣсть лѣпо презирати ниже великому законоположителю». По гречески: «τυποϑεισας απο των αγιων πατερων μετανοιας ας ουϰ εξεστιν παραλογιζεσϑαι ουδε τον αγαν νομοϑετην». По другому чтенію послѣднія два слова читаются: «τον αγανοϑεστατον», что будетъ значить: величайшему подвижнику. Мы стоимъ за послѣднее чтеніе, такъ какъ здѣсь рѣчь идетъ о соблюденіи единообразія въ количествѣ поклоновъ и молитвъ, отъ котораго не должны отступать и подвижнѣйшіе изъ монаховъ. Слово «воображенныя» слѣдовало бы перевести: положенныя, изображенныя».

Передъ службою 4-й недѣли поста сдѣлано слѣдующее замѣчаніе: «иніи же послѣднѣйшіи опредѣлиша пѣтися послѣдованію св. Іоанна Лѣствичника» (л. 484). Кто это иніи послѣднѣйшіи? По справкѣ съ греческимъ печатнымъ уставомъ оказывается, что рѣчь идетъ здѣсь о позднѣйшихъ типикахъ: τίνα δε τῶν μεταγενεστέρων τυπιϰῶν.

Въ пятокъ пятой седмицы вечеромъ «канонъ мертвенъ гласа поемъ въ гробницѣ» — слѣдовало бы сказать въ усыпальницѣ или на кладбищѣ, согласно съ греческимъ «ϰοιμητήριον».

На утренѣ въ субботу пятой недѣли акаѳистъ читается въ четыре пріема по шести строфъ или отдѣленій въ каждомъ. Акаѳистъ, какъ извѣстно, состоитъ изъ 24 строфъ, расположенныхъ по алфавиту, изъ которыхъ 12, оканчивающіяся словомъ «аллилуія», называются теперь кондаками, а заключающіяся «радуйся», — носятъ названіе икосовъ. Но въ древности какъ тѣ, такъ и другіе, назывались безразлично икосами. Поэтому въ рукописныхъ и въ старопечатныхъ греческихъ уставахъ рѣчь идетъ только объ икосахъ, въ числѣ 24, и дѣло представляется такимъ образомъ: по шестопсалміи читается шесть икосовъ, послѣ непорочныхъ слѣдующіе шесть, по третьей пѣсни шесть дальнѣйшіе, а послѣ шестой — шесть остальные. Και αναγινωσϰομεν απο των οιϰων εξ, сказано въ греческомъ уставѣ о чтеніи перваго отдѣленія акаѳиста. Въ славянскомъ печатномъ это мѣсто изложено примѣнительно къ позднѣйшему дѣленію акаѳиста на кондаки и икосы: «чтемъ икосовъ и кондаковъ шесть» (л. 488). Кромѣ неопредѣленности этого обозначенія (по три ли кондака и икоса читается на отдѣленіи, или по шести тѣхъ и другихъ), съ этимъ чтеніемъ стоятъ въ противорѣчіи дальнѣйшія слова: «тіи же икоси суть по алфавиту сіесть 24», Если икосовъ 24, то для кондаковъ въ акаѳистѣ уже нѣтъ мѣста. Слова эти составляютъ буквальный переводъ съ греческаго: «οι αυτοι δε οιϰοι ϰατα ᾶβ (αλϕαβητον) ηγουν ΚΔ’». Чтобы устранить противорѣчіе, нужно что нибудь одно: или выкинуть изъ предшествующаго стиха слово «кондаковъ», или прибавить его къ послѣднему, гдѣ говорится только объ икосахъ. Тогда выдетъ другое чтеніе: тіи же икоси и кондаки суть по алфавиту сіесть 24, что и будетъ отвѣчать теперешнему дѣленію акаѳиста. Далѣе говорится: чтемъ отъ слова акаѳиста (разумѣется сказаніе о несѣдальномъ) на даянія два, т. е. въ два пріема. Въ греч. стоитъ «δωσιν μιαν».

О постѣ въ страстную недѣлю замѣчено слѣдующее: (л. 498 об.): «на трапезѣ же ядимъ сухояденіе и симъ удовляемся. И якоже въ первую седмицу святаго сего поста, сице и въ сія дни: въ великій понедѣльникъ, во вторникъ и въ среду постити подобаетъ». Такимъ образомъ, постъ первыхъ трехъ дней страстной недѣли по своей строгости приравнивается къ посту первой недѣли и слѣдовательно — долженъ состоять въ совершенномъ неяденіи до среды вечера. Но этому противорѣчатъ первыя слова выписаннаго правила, гдѣ на эти дни положено только сухояденіе. По греческому уставу также назначается сухояденіе вплоть до великаго четверга, какъ видно изъ слѣдующихъ словъ: «ϰαι εισερχομεϑα εις την τραπεζαν ϰαι εσϑιομεν ξηροϕαγιαν μεχρι της μεγαλης πεμπτης». Объ уравненіи же поста страстной недѣли съ первою ничего не говорится.

Въ великій четвертокъ послѣ литургіи «входимъ въ трапезу и ядимъ вареніе съ елеемъ піемъ же и вино и ино сухояденіе, занеже поется аллилуія». (л. 503 об.) Зачѣмъ здѣсь говорится о сухояденіи, когда въ то же время сказано объ употребленіи на трапезѣ варенія, да еще съ масломъ и вина? Дѣйствительно, должно быть что нибудь одно: или горячее съ масломъ ради праздника, или сухояденіе ради постнаго дня, «занеже поется аллилуія». Здѣсь собственно соединены два правила и два разные обычая: одно строгое, отголоскомъ котораго служитъ сухояденіе, основывается на 50 правилѣ Лаодикійскаго собора, по которому «въ четвертокъ послѣднія седмицы четыредесятницы не подобаетъ разрѣшать постъ... но поститися съ сухояденіемъ [3], а другое — мягкое, представителями котораго служатъ древніе уставы: студійскій и іерусалимскій, по которымъ въ эти дни разрѣшается на вино и полагаются два варенія съ масломъ.

Въ службѣ великой субботы тропари, присоединяемые къ стихамъ непорочныхъ, сначала называются похвалами (согласно съ греческимъ τὰ ἐγϰώμια), а потомъ припѣвами. Впрочемъ, и въ греческомъ уставѣ нѣтъ на этотъ счетъ опредѣленной терминологіи, и эти тропари называются то ἐγϰώμια, то τροπάρια, то στιχοὶ.

«По отпустѣ же (литургіи великой субботы) исходимъ изъ церкве въ трапезу и сядетъ кійждо на мѣстѣ своемъ» (л. 513 об.). Такъ и въ греческомъ уставѣ. Но въ славянской тріоди иначе: не исходимъ изъ церкве, но сидимъ на мѣстахъ своихъ.

О времени прекращенія поста въ великую субботу дѣлается ссылка на завѣщанія св. Апостолъ (513 об.). Разумѣются Апостольскія постановленія. Названіе ихъ завѣщаніями есть остатокъ старославянскаго перевода и, какъ неупотребительное теперь, можетъ подать поводъ къ недоразумѣніямъ. Вообще же вся эта статья, начиная со ссылки на Апостольскія постановленія, заимствована изъ Никона Черногорца и не находится въ греческомъ уставѣ. Редактирована она далеко неудовлетворительно. «Ясти ничто же ино, говорится въ ней, но хлѣбъ и овощіе и мало винъ (sic) якоже мню». Здѣсь поставлена точка, но въ подлинникѣ рѣчь продолжается, и выраженіе: «яко же мню» относится къ слѣдующимъ за нимъ словамъ, зачеркнутымъ справщикомъ: «за еже не достизати апостольскія и соборныя церкви». Въ уставѣ 1641 года эти слова дѣйствительно читаются и исключены, вопреки логической связи, уже въ уставѣ 1682 года.

Правило оставлять на свѣтлой недѣлѣ алтарныя двери открытыми во все продолженіе литургіи читается въ этомъ видѣ лишь съ устава 1682 г., а въ предшествующихъ изданіяхъ выражается съ слѣдующимъ ограниченіемъ: «да будетъ вѣдомо, яко дверей царскихъ во всю свѣтлую седмицу не растворяютъ, но всюду по церквамъ точію затворяютъ на просѳиромисаніи и послѣ переноса» (Уст. 1641 г. л. 45 пятьдесятн.).

Въ подтвержденіе того, что сыръ и яица, приносимые для благословенія въ день Пасхи, не должны быть вносимы въ церковь, приводится 3-е правило Апостольское и 99 — Трульскаго собора, но приводятся въ старо-русскомъ переводѣ, несогласномъ съ подлинникомъ. Необходимо изложить ихъ по книгѣ правилъ.

Порядокъ и способъ чтенія молитвъ колѣнопреклоненія на вечернѣ въ день пятидесятницы представляются такимъ образомъ: послѣ прокимена на вечернемъ входѣ и приглашенія діакономъ преклонить колѣна «іерей чтетъ молитвы въ олтарѣ велегласно на люди». Но указано только начало одной первой; какъ будто одною ею и ограничивается составъ колѣнопреклонныхъ молитвъ первой группы; на самомъ же дѣлѣ, въ древнихъ и новыхъ требникахъ, по которымъ эти молитвы читаются, ихъ положено въ первой группѣ двѣ, во второй также двѣ, въ третьей — три. Согласно съ этимъ и слѣдуетъ исправить счетъ молитвъ въ началѣ и концѣ каждой группы. Такъ напр. вмѣсто: «чтетъ іерей вторую молитву» нужно сказать — третью; ибо первая молитва второй группы приходится по общему счету третьею. На третьемъ колѣнопреклоненіи іерей чтетъ уже не третью по счету молитву, а пятую, къ которой присоединены и ины двѣ. Эта неточность не есть, впрочемъ, особенность славянской редакціи устава, а ведетъ свое начало изъ греческихъ типиковъ и не устранена даже въ печатныхъ его изданіяхъ. Поводомъ къ ея появленію послужило то, что въ древнѣйшую пору церковнаго обряда, когда слагались первыя основы церковной службы, на вечернѣ пятьдесятницы дѣйствительно читались только три молитвы, по числу антифоновъ, а остальныя были присоединены въ послѣдствіи и остались въ уставѣ внѣ счета. Но какъ бы, впрочемъ, ни произошло это изложеніе, въ настоящее время оно сдѣлалось неточнымъ и расходится съ текстомъ требника, гдѣ каждая молитва записывается отдѣльно, и общій счетъ ихъ гораздо больше трехъ.


Слѣдующее печатное изданіе устава вышло въ 1695 году и завершило собою процессъ исправленія нашего типика. Что было предпринимаемо и сдѣлано въ этомъ отношеніи далѣе, вплоть до послѣдняго изданія 1877 г. (включительно), ограничивается незначительными измѣненіями въ текстѣ и поправками корректурными, оставляя въ прежнемъ видѣ текстъ молитвъ и послѣдованій. Не устранены даже ошибки и недосмотры, допущенные справщиками 1695 г., и дѣло остается въ томъ же почти положеніи, какъ было 180 лѣтъ тому назадъ. Съ редакціонной стороны нашъ теперешній уставъ также не далеко подвинулся впередъ и, за немногими исключеніями, составляетъ перепечатку съ изданія 1695 г. Это послѣднее, называемое въ предисловіи «вторымъ во исправленіи», вышло по благословенію патріарха Адріана и было соглашено «въ мѣсяцесловіи съ новоизданными минеями въ тропаряхъ и кондакахъ и во всемъ послѣдованіи». Отсюда видно что, сравнительно съ уставомъ 1682 г., адріановское изданіе отличалось пересмотромъ мѣсяцесловной части и соглашеніемъ ея съ правленными минеями послѣднаго выхода. А потому, чтобы судить объ особенностяхъ этого типика, нужно напередъ познакомиться съ печатнымъ изданіемъ миней, вышедшимъ послѣ устава 1682 г., и опредѣлить, въ чемъ состояло ихъ исправленіе.

Первое печатное изданіе служебныхъ миней было предпринято въ Москвѣ, при патріархѣ Гермогенѣ, и въ 1607 году вышла изъ царской друкарни сентябрьская книга миней мѣсячныхъ. Какъ видно изъ предисловія, предварительно печатанія, патріархъ соборнѣ свидѣтельствовалъ «вселѣтное обхожденіе (кругъ) книгъ дванадесять мѣсяцевъ миней». Поводомъ къ этому пересмотру послужило то, что «отъ многихъ лѣтъ книги сія, егда отъ греческаго языка на словенскій преложены быша» подверглись порчѣ отъ переводчиковъ и переписчиковъ, вслѣдствіе чего появились изводы весьма неудовлетворительные, въ которыхъ многое было изронено, смѣшано и погрѣшено [4]. Но какими пособіями пользовались при этомъ соборномъ свидѣтельствованіи миней, и какъ вообще велось дѣло ихъ пересмотра, остается неизвѣстнымъ. Видно только, что исправители не имѣли подъ руками греческихъ списковъ, а обходились одними славянскими. Второе, третье и слѣдующія изданія, кончая послѣ-никоновскимъ 1666-1667 года, были ведены на тѣхъ-же условіяхъ и повторяютъ, съ небольшими измѣненіями, высказанное въ послѣсловіи къ первому ихъ изданію. Такъ продолжалось до патріаршества Іоакима, при которомъ, вмѣстѣ съ систематическою справою устава и другихъ служебныхъ книгъ, было предпринято первое просмотрѣнное и исправленное по греческимъ образцамъ изданіе миней служебныхъ. Это изданіе было связано съ уставомъ 1682 г. самымъ тѣснымъ образомъ и составляетъ эпоху въ исторіи текста нашихъ мѣсячныхъ миней. Оно было задумано въ широкихъ размѣрахъ и передано особой коммиссіи справщиковъ, во главѣ которыхъ стоялъ уже извѣстный намъ старецъ Евфимій. Это было въ 191 году. Но его трудъ, какъ мы видѣли, вышелъ неудачнымъ и подвергся запрещенію, навлекши на главнаго редактора царскую немилость и удаленіе отъ должности справщика. (Приб. къ Тв. Св. От. 1883 г. кн. IV 534, 535). Минеи, правленныя Евфиміемъ, вышли въ составѣ трехъ мѣсяцевъ, отъ сентября по ноябрь, въ 198 г. ранѣе іюня, потому что царскій указъ, которымъ это изданіе было остановлено и запрещено, состоялся 1 іюня 198 года. Нѣсколько мѣсяцевъ спустя, именно 11 декабря тогоже года, было приступлено къ новому ихъ изданію [5], которое окончилось печатаніемъ и вышло въ свѣтъ 200 года сентября въ 30 день. (Ibid 573).

При такихъ то обстоятельствахъ появилось первое правленное изданіе служебныхъ миней, относимое нашими библіографами къ 1689-1691 году. Въ предисловіи къ сентябрьской его книгѣ сдѣланы весьма любопытныя указанія, какими соображеніями было вызвано это дѣло и чѣмъ руководились справщики въ своей работѣ. «Оныя книги, говорится въ извѣщеніи къ сентябрьской минеѣ, оныя книги уже многолѣтно нигдѣ-же словенскимъ языкомъ печаташася [6]; которыя же прежде сего минеи мѣсячныя и общія печатаны быша съ рукописныхъ, еще же и первопечатныхъ, и кто каковый гдѣ переводъ обрѣте, тако и напечаташася безъ поправленія. Сего ради во многихъ мѣстѣхъ быша въ нихъ несходства: ово отъ преписателей неискусныхъ, овоже книгъ въ то время къ поправленію не имуще». Вслѣдствіе этого «оныя книги 12 миней повелѣни быша правити съ преводовъ греческихъ и славянороссійскихъ письменныхъ и печатныхъ и въ поправленіи сущихъ книгъ... и въ согласіе по уставному соборному типику, печатанному въ лѣто 7195» [7]. Надъ этимъ дѣломъ трудились въ дому патріарха искусные мужи духовнаго чина подъ особымъ наблюденіемъ архіереевъ и архимандритовъ. Исполняя требованіе, выраженное въ царскомъ указѣ по поводу евѳиміева дѣла, справщики о каждомъ случаѣ исправленія доводили до свѣдѣнія патріарха, указывали на источникъ, которому слѣдовали, и уже послѣ доклада, получивъ разрѣшеніе, вносили эти поправки въ текстъ и отдавали въ печать. Кромѣ того, они приводили текстъ миней въ соглашеніе съ прежде правлеными книгами, каковы: тріодь постная и цвѣтная, октоихъ, а ирмосы свѣряли съ печатнымъ ирмологіемъ. «А кое реченіе греческое или словянское, или стихи поправишася говорится въ извѣщеніи, и съ которыхъ книгъ, все имянно писано въ преводѣхъ, которыя нынѣ во истинное свидѣтельство всякому на печатномъ дворѣ въ царской книгохранительной палатѣ соблюдаются». Нѣкоторые изъ этихъ переводовъ (къ сожалѣнію, далеко не всѣ) сохранились и до сихъ поръ въ типографской Библіотекѣ въ видѣ правленныхъ экземпляровъ съ собственноручными отмѣтками справщиковъ. Благодаря имъ, мы имѣли возможность наглядно ознакомиться съ веденіемъ этого дѣла и съ тѣми средствами, которыми располагали издатели миней 1689 и слѣд. годовъ [8]. Въ сущности они мало чѣмъ отличались отъ своихъ предшественниковъ по редакціи устава 1682 г. кромѣ большей точности въ указаніи источниковъ и осторожности въ измѣненіи текста. Замѣтки дѣлаются на поляхъ книги киноварью, мелкимъ очень неразборчивымъ почеркомъ, и съ большими сокращеніями. Мѣста, подлежащія исправленію зачеркиваются и надъ ними дѣлаются соотвѣтствующія поправки, а на поляхъ, противъ нихъ, отмѣчается, откуда онѣ взяты. Изъ этихъ отмѣтокъ видно, что справщики всего чаще пользовались греческими печатными минеями и словянскимъ уставомъ, — далѣе соображались съ греческою тріодью и псалтирью, съ львовскимъ трефологіемъ, печатнымъ охтаемъ, пентикостаріемъ, шестодневомъ и общею минеею, а службу Николаю Чудотворцу (9 мая) указано писать съ книги житія его.

Если эту массу исправленій сгруппировать по источникамъ, которыми руководились справщики, то окажется, что бóльшая часть поправокъ была дѣлана на основаніи греческаго текста миней и славянскаго типика 1682 г. На долю прочихъ пособій остается сравнительно небольшое количество ссылокъ.

По греческимъ минеямъ былъ провѣряемъ составъ службъ, текстъ стихиръ и каноновъ и возстановляемы акростихи. Когда въ греческомъ подлинникѣ не оказывалось стихиръ, или другихъ какихъ пѣснопѣній, или оказывались иныя и въ иномъ переводѣ, справщикъ дѣлалъ на полѣ отмѣтку: «сихъ стихиръ…», или просто, «сего нѣсть въ греч.» Такого рода мѣста большею частію зачеркиваются, но иногда остаются нетронутыми, сопровождаясь отмѣткою о ненахожденіи ихъ въ греческихъ книгахъ. Въ отличіе отъ устава 1682 года, и, можетъ быть, вслѣдствіе неудачнаго пользованія греческимъ текстомъ у Евфимія, эти ссылки были очень рѣдко принимаемы въ соображеніе и не служили препятствіемъ къ удержанію подобныхъ мѣстъ въ исправленномъ изданіи миней. Это даетъ понять, что правленіе по греческому тексту не было проведено послѣдовательно, и примѣнялось къ исправленію текста служебныхъ миней, а не состава ихъ.

Съ устава 1682 г. были правлены: тропари, кондаки, марковы главы и провѣрялся составъ памятей. Тамъ, гдѣ нужно было соображаться съ этимъ источникомъ, справщикъ ставилъ на полѣ отмѣтку: «писать съ устава», или просто, «уставъ»; а въ одномъ мѣстѣ читается слѣдующее: «не быть для того что въ уставѣ нѣсть». Что при этихъ ссылкахъ имѣли въ виду изданіе 1682 г., легко убѣдиться изъ сравненія правленныхъ мѣстъ съ текстомъ названнаго устава. За весьма немногими и неважными исключеніями, тропари и кондаки буквально сходны съ переводомъ ихъ въ уставѣ 1682 г., и издатели миней очевидно переписывали ихъ отсюда слово въ слово. Но еще яснѣе видно это изъ слѣдующей ссылки, помѣщенной подъ 8 мая. Если, говорится въ ней, праздникъ Іоанна Богослова случится въ недѣлю мироносицкую, разслабленнаго или о слѣпомъ, то правило о службѣ въ этотъ день назначается «писать съ устава л. 335, а въ которыхъ службахъ писаны тропарь или стихиры святаго, вмѣсто того писать апостола». По справкѣ съ уставомъ 1682 г. оказывается, что на л. 335 говорится о томъ, какъ править службу, если въ одну изъ названныхъ недѣль случится память великомученика Георгія. На эту же статью, подъ 8 мая (л. 346), сдѣлана ссылка, а въ позднѣйшихъ уставахъ она перенесена подъ 8 мая и примѣнена къ службѣ этого дня. Въ связи съ этимъ перемѣщеніемъ становится понятнымъ замѣчаніе справщика о перемѣнѣ имени Святаго на имя Апостола въ стихирахъ и тропаряхъ.

Наконецъ, значительную долю участія въ правленіи миней имѣлъ и Львовскій трефологій. Хотя въ предисловіи къ минеямъ о немъ и не упоминается въ числѣ пособій справы, но ссылки на него то и дѣло пестрятъ поля правленныхъ экземпляровъ и тѣмъ самымъ даютъ понятіе о значеніи этого источника въ дѣлѣ справы. Не забудемъ, что Львовскій трефологій былъ принятъ однимъ изъ главныхъ руководствъ при изданіи устава 1682 г., и его имя занимаетъ видное мѣсто между пособіями, которыя были даны въ руководство справщикамъ.

Что это за изданіе — Львовскій трефологій, и какое право имѣлъ онъ на такое широкое пользованіе? Львовскій трефологій (точнѣе тропологій) [9] или анѳологій есть не что иное какъ праздничная минея, съ нѣкоторыми дополненіями изъ устава. Первое изданіе этой книги вышло въ 1632 году, во Львовѣ, и было третьимъ по счету правленымъ изданіемъ служебной минеи [10]. Какъ видно изъ предисловія, этотъ трефологій былъ правленъ по греческимъ образцамъ, затѣмъ просмотрѣнъ и одобренъ къ употребленію четырьмя восточными патріархами. Выражаясь словами предисловія, книга эта «аки небесною росою довольнѣ напоенна и достовѣрне съ исстиннословіи еллинскими изведена и третицею исправлена, соборнымъ повелѣніемъ и благословеніемъ не токмо древнимъ, но и новописменнымъ утвержденіемъ отъ четверопрестольныхъ пастырей вселенскихъ вамъ истиннымъ сыномъ моимъ принесеся и предадеся на пользу душевную». Такъ какъ это изданіе подверглось крупному пересмотру и во многомъ оказалось не сходно съ прежними, то издатели нашли нужнымъ обратиться къ читателямъ съ объясненіемъ, откуда взялись эти несходства и какъ смотрѣть на нихъ. «Тѣмже да не блазнитеся, говорятъ они, порицающе въ семъ, яко множайшая здѣ нова паче перво и второ изданныхъ напечатана суть, но да увѣсте, яко не суть нова, но ветха въ исполненіихъ: сокровенна бо суть тайны Божія и не всѣмъ всюду вѣдома. Аще бо въ единѣхъ еллинскихъ и словенскихъ изданіихъ нѣсть, поне въ другихъ ближнихъ своихъ во всемъ мѣсяцѣ прилежно поискавшемъ обрѣтаются. Вопроситъ же кто отъ васъ: како не обрѣтошася доздѣ, то разумѣете, чада любимая въ Россіи, яко день дни отрыгаетъ глаголъ и нощь нощи возвѣщаетъ разумъ: лѣностнаго же ради тщанія и оскудѣнія зводовъ и преводникъ и краткости ради вся сія быша» [11].

Такимъ образомъ, въ то время, когда въ Великороссіи и на Москвѣ служебныя книги издавались по славянскимъ рукописямъ и печатнымъ изданіямъ, въ Южной Руси уже была сознана потребность пользоваться греческими образцами, и эта мысль находила себѣ осуществленіе въ цѣломъ рядѣ изданій [12], между которыми Львовскій трефологій занималъ выдающееся мѣсто и сослужилъ большую службу московскимъ справщикамъ.

Съ этими-то правленными минеями адріановскаго изданія и былъ соглашонъ въ мѣсяцесловной части уставъ 1695 года, — «второе во исправленіи» изданіе нашего устава, — какъ выражается о немъ предисловіе [13]. Отъ устава 1682 г. онъ отличается изложеніемъ службы по минеѣ, а въ общей и тріодной части почти вездѣ сходится съ ними дословно. Справщики нѣсколько измѣнили составъ памятей, ввели нѣкоторымъ святымъ новые тропари съ кондаками, а другіе исправили и изложили въ иномъ переводѣ. Во всѣхъ этихъ случаяхъ они руководились готовымъ текстомъ миней 1689-1691 г., такъ что вездѣ, гдѣ оказывается разность между уставомъ 1682-1695 г. она имѣетъ основаніе въ текстѣ миней и представляетъ излишекъ, которымъ правленыя минеи отличаются въ мѣсяцесловѣ отъ устава 1682 г. Мы сгруппируемъ эти разности въ особомъ приложеніи, къ которому и отсылаемъ читателя [см. ниже], а здѣсь замѣтимъ только, что въ составъ мѣсяцеслова при уставѣ 1695 г. вошло 12 или около того новыхъ памятей, сравнительно съ изданіемъ 1682 г., и изъ нихъ болѣе половины Святыхъ русскихъ. Наши справщики въ лицѣ адріановскихъ миней и устава сдѣлали какъ бы поворотъ въ сторону отъ того исключительно греческаго направленія, которое было принято въ уставѣ 1682 г. Кромѣ того нѣсколько памятей исключено и между ними, 14 мая, память преп. Евфросина Псковскаго, и 27 — Св. Николая Качанова.

Что касается до перевода тропарей и кондаковъ въ уставѣ 1695 г., то преимущество большей правильности и точности въ многихъ случаяхъ должно остаться за уставомъ 1682 г. Справщики миней, руководясь этимъ послѣднимъ, по мѣстамъ находили нужнымъ измѣнять и подновлять переводъ церковныхъ пѣсней. Отъ этого оказались въ минеяхъ разности изложенія, которыя увеличивались еще болѣе отъ того, что издатели ихъ имѣли подъ руками греческій текстъ иной редакціи, чѣмъ справщики 1682 г. Въ уставъ 1695 года эти измѣненія вошли безъ провѣрки, и въ этомъ видѣ тропари и кондаки печатаются въ уставѣ до сихъ поръ.

Отмѣтимъ нѣкоторыя изъ этихъ особенностей перевода и сравнимъ ихъ съ текстомъ греческихъ миней венеціанскаго изданія 1647 г., съ анѳологіемъ 1672 и съ часословомъ 1676.

Кондакъ Симеону Столпнику въ уставѣ 1695 г., и теперешнемъ читается: вышнихъ ищай, вышнимъ совокупляяйся. Въ уставѣ 1682 г. нижнимъ совокупляяйся; въ печати греч. — τὰ ἄνω ζητῶν τοῖς ϰάτω συναπτόμενος. Мысль та, что преподобный, взошедши на столпъ (τὰ ἄνω) не прерывалъ общенія и съ міромъ людскимъ, отзываясь на его духовныя нужды. Въ греч. кондакарѣ изъ Синод. библ. «τοῖς ἄνω»; въ слав. кондакарѣ Типогр. библ. XI-XII в. «съ вышними совокупляяйся»; въ минеѣ XV-XVI в. Синод. библ. «нижнимъ» (сл. Арх. Амфил. Кондак. стр. 52).

Кондакъ священномученику Анѳиму (3 сентября). Въ уставѣ 1695 г. и теперешнемъ: въ священницѣхъ благочестно поживъ; 1682 — извѣстно поживъ; въ кондакарѣ Синодальн. ἐυσεβῶς, въ часословѣ 1676 ἀϰριβῶς.

Тропарь предпразднества Рождеству Богородицы. Въ уставѣ 1695 г.: радостію бо радуются всяческая и обновляются: срадуйтеся купно небо и земля, восхвалите ю отечествія языкъ; 1682 — тѣмъ же и радуется вся обновляемая, срадуется же купно небо и земля и восхваляютъ я отечествія языкъ. Въ греч. анѳологіѣ: χαρᾶ γὰρ χάιρει ἡ συμπάσα ϰαὶ ϰαινουργεῖται. συγχάρητε ὁμοῦ ὁ οὐρανὸς ϰαὶ ἠ γὴ ἀινέσατε αὐτὴν ἁι πατρίαι τῶν ἐϑνῶν. Въ часословѣ 1676 — Διὸ ϰαὶ χάιρει ἡ συμπάσα ϰαὶ ϰαινουργεῖται συγχάρειτε... ἀινοῦσι.

Кондакъ св. Григорію Просвѣтителю (30 сентября). Въ уставѣ 1695 г: восхвалимъ бодраго пастыря и учителя Григорія всемірнаго свѣтильника; 1682 — восхвалимъ Григорія пастыря и учителя свѣтлаго свѣтильника. Въ синод. кондакарѣ: ευϕημησωμεν γρηγόριον ποιμένα ϰαὶ διδασϰαλον τὸν ἔϰλαμπρον ϕωστὴρα τὸν παγϰόσμιον; въ святцахъ 1323 г. — τὸν ἕϰλαμπρον γριγόριον; въ часословѣ 1676 какъ въ кондакарѣ. (Амфил. 61).

Кондакъ Амфилохію Иконійскому (23 ноября). Въ уставѣ 1695: божественный громъ, труба духа, вѣры садодѣлателю и сѣчиво ересей іерарше; 1682 — божественный громъ, труба духовная, вѣры насадителю и отсѣкателю ересей святителю. Но греч. «πιστῶν ϕυτουργὲ ϰαὶ πέλεϰις τῶν αἱρέσεων». (Μην. Νοεμβζ. ενετίης 1644).

Кондакъ преп. Саввѣ (5 декабря). Въ уставѣ 1695 г.: Савва блаженне садодѣлатель бывъ благочестія, тѣмъ же былъ еси преподобныхъ удобреніе гражданинъ же пустынный достохваленъ; тѣмже зовемъ ти: радуйся Савво пребогате; 1682 — Савво блаженне, тя прежде бытія твоего вѣдущему былъ еси… житель же пустынный достохваленъ; тѣмже зову ти: радуйся отче приснопамятне. По греч. Σάββα μαϰὰριε τῷ δὲ πρὶν γεννηϑῆναι επισταμένο εχρημάτισας ὁσίων εγϰαλλώπισμα, πολιτής τε τής ἐρημου ἀξιέπαινος, διὸ ϰράζω σοι. χάιροις πάτερ αοίδιμε (Оролог. 1676). Σάββα μαϰὰριε ϕυτουργὸς εχρηματισας εὐσεβέιας, ὂϑεν πέϕυϰας ὁσίων ἐγϰαλλώπισμα χάιρε Σάββα πανόλβιε (Анѳол. 1672).

Кондакъ св. Патапію (8 декабря). Въ уставѣ 1695: цѣльбу недуговъ просятъ пріяти рѣшеніе же въ житіи прегрѣшенныхъ: ты бо всѣхъ сущихъ въ нуждахъ предстатель; въ уставѣ 1682 — цѣльбу недуговъ просяще прияти и разрѣшеніе прегрѣшенныхъ ими: ты бо всѣмъ иже въ нуждахъ заступникъ; По греч. ἵασιν τῶν νοοηματον λαβείν άιτβντα·. λυσιν τε των έν τω βίω πλημμελήματα)ν. συ γαρ πάντων των εν αναγκαις προστάτης. (Ibid. μην. δεκεμβρ) Такъ и въ синод. кондакарѣ.

Кондакъ муч. Маринѣ (17 іюля). Въ уставѣ 1695: чудесы просвѣтившися исцѣлѣній, благочестно мученице пріяла еси почесть побѣды; 1682 г. — чудесы просвѣтилася еси исцѣлѣній и почесть побѣды пріяла мученице благодать создателя твоего. Греч. ϰαὶ τῆς νιϰῆς τὰ βραβεῖα ἐδέξω μάρτυς χειρὶ τοῦ ϰτίστου σοῦ. (Оролог.) Ἐυσεβῶς μάρτυς εδέξω βραβεῖα τῆς σῆς ἀϑλήσεως (Анѳолог.).

Кондакъ муч. Дометію (7 августа). Въ уставѣ 1695: не хотяща чтити Христа истиннаго Бога; 1682 — не хотяща чтити Христовъ образъ.

Кондакъ Максиму Исповѣднику (12 августа). Въ уставѣ 1695 г: свѣтъ трисіянный всельшійся въ душу твою, сосудъ избранъ показа тя всеблаженне, являюща божественная концемъ неудобопостижныхъ разумѣній ты сказуяй блаженне и Троицу всѣмъ Максиме воспроповѣдуяй ясно пресущную безначальну; 1682 — свѣтъ трисіянный вселися въ душу твою, сосудъ избранъ показа тя всеблаженне, сказуя божественная концемъ неудобь разумная; ты бо Троицу всѣмъ проповѣдалъ еси ясно преблаженне Максиме пресущну и безначальну. По греч. ϕῶς τὸ τριλαμπὸς οἰϰῆσαν ἐν τῆ ψυχῆ σοῦ σϰεῦος ἐϰλεϰτὸς ἀνεδει ξε σε παμμάϰαρ σαϕηνίζης τὰ ϑεῖα τοῖς πέρασι δυσεϕιϰτων τε νοημάτων την δήλωσιν μαϰάριε τριάδα πᾶσι μαξίμε, αναϰηρύττων τρανῶς ὑπερούσιον ἄναρχον (ibid).

Отмѣтимъ неточный переводъ кондака въ недѣлю православія, который читается въ уставѣ 1682 и теперешнемъ слѣдующимъ образомъ: неописанное Слово Отчее изъ тебе Богородице описася воплощаемь (слѣдовало бы — воплощаемо σαρϰούμενος т. е. Λόγος) и осквернившійся образъ въ древнее вообразивъ божестввнною добротою смѣси (къ божественной добротѣ примѣси, τῶ ϑεῖω ϰάλλει συγϰατέμιξεν).

Такимъ образомъ различіе въ переводѣ тропарей и кондаковъ зависѣло отъ различныхъ текстовъ, которыми пользовались славянскіе переводчики, а иногда отъ неодинаковой передачи одного и того же греческаго выраженія. Но на чемъ основывалось предпочтеніе одного текста другому — объ этомъ мы не имѣемъ положительныхъ свѣдѣній и принуждены довольствоваться предположеніями. Можемъ высказать лишь одно пожеланіе, чтобы текстъ церковныхъ пѣсней въ уставѣ былъ подвергнутъ строгому пересмотру, свѣренъ съ греческими источниками и въ случаѣ надобности исправленъ.


Приложеніе А.

Мы имѣли подъ руками правленный экземпляръ апрѣльской, майской и іюньской минеи изъ библіотеки Синодальной Типографіи № 1316 и 1144. Для прáвленія были взяты минеи іосифовскаго изданія, и на нихъ сдѣланы рукою справщика помѣты и поправки. А на первомъ листѣ апрѣльской минеи бѣглою скорописью сдѣлана слѣдующая замѣтка: «правлена въ 192 и въ 196 году». Отсюда слѣдуетъ, что справа миней началась спустя два года послѣ выхода устава 1682 г. и совпадаетъ съ временемъ учрежденія евфиміевской коммиссіи. Вотъ подлинные документы для исторіи подготовительныхъ трудовъ по изданію миней 1689 и 1691 года. Чтобы ознакомиться съ ними наглядно, сдѣлаемъ отсюда нѣсколько выписокъ.

Въ іосифовскомъ изданіи подъ 2 апрѣля были положены три стихиры, начинающіяся словами: что тя именую... что тя нынѣ прореку... что тя нынѣ нареку чудне. Вмѣсто нихъ написаны три новыя и на концѣ ихъ замѣчено: «правлены съ греч.», а на полѣ противъ прежнихъ — «вмѣсто сихъ писать стихиры стиховны съ харатейной (?), а сіи стихиры февраля въ 18 д. Льву папѣ Римскому». Такимъ образомъ, въ прежнія изданія миней по недосмотру попали въ службу преп. Титу стихиры на память Льва папы Римскаго.

Къ канону Никиты Мидикійскаго (3 апрѣля) приписано на іюлѣ «его-же акростихисъ кромѣ богородичновъ: твое чествую всесвѣтлое житіе отче». Къ первой его пѣсни прибавленъ тропарь съ замѣчаніемъ: «греч. хар.»

Противъ канона Іосифу пѣснописцу (4 апр.) — «сего канона въ греч. нѣсть». Въ минеѣ 1690 удержанъ.

13 апр. — «въ греч. печатной минеѣ Артемону службы нѣсть».

14 апр. служба Литовскимъ мученикамъ: Антонію, Іоанну, Евстаѳію зачеркнута съ замѣчаніемъ: «сія службы не писать понеже ея нѣсть» (т. е. въ уставѣ).

19 апр. кондакъ преп. Іоанну Ветхопещернику: «воздержаніемъ отче», зачеркнутъ и на полѣ замѣчено: «не быть для того, что въ уставѣ нѣсть и въ 18 числѣ сей же положенъ». Дѣйствительно, подъ 18 числомъ этотъ кондакъ читается и положенъ Іоанну, ученику св. Григорія Декаполита.

23 апр. стихиры великомученику Георгію, положенныя на малой вечернѣ, зачеркнуты и отнесены на хвалите, а вмѣсто нихъ на особомъ листкѣ записаны другія «изъ трефолоя львовскаго»; къ стихирамъ на стиховнѣ прибавлена одна «изъ харатейной минеи»; стихиры на великой вечернѣ правлены «съ греч. харат. и львовск.»

2 мая зачеркнута служба пренесенію мощей свв. Бориса и Глѣба, а оставлена служба одному Аѳанасію Александрійскому. На концѣ впрочемъ помѣщена служба и нашимъ князьямъ мученикамъ, но она зачеркнута съ замѣткою: «сея службы нѣсть», согласно уставу 1682 года.

7 мая вычеркнута память преп. Антонія Печерскаго, согласно уставу 1682 г. и въ оправданіе замѣчено: «чисто; здѣ сея службы не писать для того, что въ уставѣ сего святаго память положена маія въ 10 числѣ, а писать службу со львовскаго трефолоя».

12 мая, о стихирахъ св. Епифанію: «сихъ стихиръ въ греч. и харат. нѣсть». Но въ минеѣ 1691 г. онѣ помѣщены и остались доселѣ. Противъ канона: — «о семъ канонѣ спросить».

14 мая память преп. Евфросина Псковскаго зачеркнута, и передъ службою ему замѣчено: «не быти сей службѣ». Дѣйствительно, въ минеѣ 1691 г. она исключена, равно какъ нѣтъ ея въ уставѣ 1682 и слѣдующихъ. Празднованіе преп. Евфросину было утверждено на соборѣ 1549 г. а служба ему составлена много раньше.

Поводомъ къ исключенію ея изъ нашихъ служебныхъ книгъ послужило вѣроятно ея содержаніе, гдѣ превозносится похвалами преп. Евфросинъ какъ установитель сугубой аллилуія, а обычай двоенія аллиллуія представляется православнымъ и утвержденнымъ патріархомъ цареградскимъ. Вотъ напр. какъ излагается это дѣло въ стихирѣ стиховной на слава: «егда убо, Богу споспѣшествующу, преподобне Евфросине, духовнымъ желаніемъ распалашеся о божественнѣй тайнѣ пресвятыя аллилуіи, царствующаго града достиглъ еси и отъ святѣйшаго патріарха честно пріемлемъ бываеши и благословенія сподобляешися и писаніе пріемлеши отъ него о пречистѣй аллилуіи; тогда и самъ зриши умныма очима въ соборнѣй церкви дважды глаголема пресвятая аллилуія, и оттуда паки къ своей обители посылаемь бываеши, миръ и благословеніе братіи съ собою нося. Тѣмже и обитель твоя съ любовію, яко отца, воспріемлетъ тебе, въ ней же ты многа лѣта подвизася въ постѣ и воздержаніи и трудѣхъ, еже къ Богу, и писаніе братіи предавъ и миръ и благословеніе, ко Господу отходиши, Того моля спастися намъ, иже любовію поющимъ тя».

На 6-й пѣсни канона троп. 3-й: «Іоанна Златоуста ревности послѣдуя преподобне отче Евфросине: онъ бо винограда ради отъ царицы заточенъ бысть, ты же отъ столпа философа многа претерпѣ уничиженія и досажденія отъ неразумныхъ человѣкъ о пречистѣй аллилуіи, и того Божіею благодатію посрамилъ еси».

На 7-й пѣсни тропарь: «по божественнѣмъ преставленіи, отче Евфросине, списателю пишущу твое житіе и чудеса, яже ты сотвори о Христѣ и въ недоумѣніи ему бывшу о божественнѣй аллиллуіи, вы же отци богоносніи съ Пресвятою Богородицею и со Архангеломъ въ видѣніи явистеся и повелѣвающе безъ сумнѣнія писати Христову тайну, вопіюще: благословенъ Боже отецъ нашихъ».

20 мая въ день Алексія Митрополита положено совершатъ бдѣніе всенощное. Вмѣсто этого записано: «бдѣніе во обители его и въ велицѣй церкви, повсюду же поліелей». Такъ и въ уставѣ 1682 г.

26 Мая зачеркнута память обрѣтенія мощей Макарія Колязинскаго и служба ему съ слѣдующимъ замѣчаніемъ: «не быть сей службѣ, а быть службѣ его марта въ 17 числѣ».


Приложеніе Б.

Новыя памяти и тропари съ кондаками въ уставѣ 1695 г. сравнительно съ уставомъ 1682 года.

Помѣщая подъ этою рубрикою сжатый перечень памятей и тропарей съ кондаками, составляющихъ лишекъ въ уставѣ 1695 г. передъ іоакимовскимъ изданіемъ типика, мы имѣемъ въ виду наглядно разъяснить, въ чемъ состояло соглашеніе устава 1695 года съ минеями послѣдняго выхода «въ мѣсяцесловіи, тропаряхъ и кондакахъ», какъ замѣчено въ предисловіи. Не изчерпывая всѣхъ отличій этого рода, мы намѣчаемъ лишь главныя и ставимъ на видъ самую важную сторону той работы, которою были заняты справщики адріановскаго изданія устава.

Оказывается при сличеніи, что около 30 Святымъ положены вторые тропари, или кондаки; именно: присоединены къ общимъ тропарямъ особые, а кондаки записываются послѣ 3 и 6 пѣсни канона.

На 17, или около того, памятей положены иные тропари, или кондаки, сравнительно съ уставомъ 1682 г., и между ними нѣсколько памятей, которыя въ уставѣ предшествовавшемъ не имѣли ни тропарей, ни кондаковъ.

Введены слѣдующія новыя памяти:

3 Сентября — Преп. Григорія Пельшемскаго.

2 Октября — Андрея Юродиваго (въ уставѣ 1682 г. онъ упоминается въ службѣ, но не обозначенъ въ мѣсяцесловѣ устава).

26 Ноября — Память освященія церкви св. Георгія въ Кіевѣ.

27 Ноября — Преп. Палладія.

4 Февраля — Благовѣрнаго князя Георгія Всеволодовича Владимірскаго.

2 Марта — Арсенія Тверскаго.

24 Марта — Иже во Святыхъ отца нашего Артемія еп. Ѳессалонитскаго (это св. Артемій Селевкійскій, передѣланный въ Солунскаго вслѣдствіе неправильнаго чтенія его имени писцами (см. Арх. Сергія Агіолог. II. 24 марта).

16 Мая — Преп. Ефрема Перекомскаго.

19 Мая — Корнилія Комельскаго.

26 Іюня — Тихвинскія иконы Божіей Матери.

3 Іюля — Филиппа Митрополита.

8 Іюля — Прокопія Устюжскаго и знаменіе отъ иконы Пресв. Богородицы.

4 Августа — Преп. муч. Евдокіи.

Исключены слѣдующія памяти:

3 Іюня — Анатолія патріарха.

5 Іюня — Преп. Ламнада.

7 Іюня — Муч. Киріаки.

27 Іюня — Преп. Николая Качанова.

Всѣ эти разности перешли изъ правленныхъ миней послѣдняго выхода.

Примѣчанія:
[1] Начало статьи въ IV книжкѣ прибавленій къ Твореніямъ Святыхъ Отцевъ за 1883 годъ.
[2] Дѣйствительно, въ уставѣ 1641 г. это мѣсто читается согласно съ греч. печатнымъ текстомъ и оставлено безъ измѣненія. Теперешнее чтеніе введено уже въ изданіе 1682 г.
[3] Въ томъ же уставѣ 1682 г. гл. 32 читается слѣдующее: «въ великій четвертокъ аще нѣціи уставы и повелѣваютъ на елей разрѣтати, но не творится за честность дней». Тотъ же строгій взглядъ раздѣляетъ и Никонъ Черногорецъ: «въ великій четвертокъ, говоритъ онъ, ясти подобаетъ вареніе безъ масла и ино сухояденіе: поетжеся аллилуія» (Такт. гл. 1).
[4] Строевъ. Опис. староп. кн. Толст. № 517.
[5] «Въ прошломъ въ 198 г. декабря въ 11 день... на книжномъ печатномъ дворѣ начеты печататися книги минеи дванадесятые... съ сентября три мѣсяца».
[6] Послѣднее ихъ изданіе было въ 1666-1667 г., слѣдовательно 22 года тому назадъ.
[7] Т. е. соглашены съ печатнымъ типикомъ 1682 г.
[8] См. приложеніе А.
[9] О значеніи слова тропологій см. Pitra. Analecta Sacra I. 1876. p. V. VII.
[10] Достовѣрне съ истиннословіи еллинскими изведена и третицею исправлена (Предисл. къ трефол. 1632 г.).
[11] Мы пользовались трефологіемъ львовскимъ 1632 г. изъ библіот. М. Д. Академіи. Сл. Сопик. I. № 55. Слѣдующія изданія ibid № 57, 58, 62. Анѳолог. 1643 г. см. Стр. № 100.
[12] Напр. Октоихъ львовскій 1630 г. былъ порученъ для исправленія благоумнымъ и въ греко-еллинскомъ языкѣ искуснымъ въ насъ мужемъ (ibid № 80). Евангеліе учительное, (Кіевъ 1637 г.) было преложено съ грецкаго и словенскаго языка на русскій (№ 86). Октоихъ львовскій 1639 г. зѣльнымъ тщаніемъ опасно съ еллинскими зводы разсужденъ и исправленъ (ibid № 91). Служебникъ Петра Могилы (Кіевъ 1639 г.) печатанъ съ тексту правдиваго грецкаго и старожитныхъ русскихъ и московскихъ служебниковъ (№ 93). Ср. трефологій кутеинскій и еще болѣе раннія изданія, какъ напр. анѳологіонъ кіевской печати 1619 (ibid № 63), поученія аввы Дороѳея (№ 75) и др.
[13] Какъ велось его печатаніе, объ этомъ въ бумагахъ архива Печатнаго Двора записано слѣдующее: въ прошломъ въ 202 г. августа въ 7, по указу великихъ государей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича всея Великія и Малыя и Бѣлыя Россіи самодержцевъ и по благословенію великаго господина святѣйшаго Киръ Адріана архіепископа Московскаго и всѣхъ сѣверныхъ странъ патріарха, на книжномъ печатномъ дворѣ начаты печатати книги уставы въ десть никитинскою азбукою въ палатѣ, въ четыре стана по заводу 1200 книгъ, и изъ дѣла вышли тѣ книги уставы въ нынѣшнемъ въ 203 году апрѣля въ 30, въ книгѣ 85 тетратей… А въ дѣлѣ стали 1113 книгъ по 2 руб. по 23 алтына по 2 денги книга въ тетратехъ.
Четыремъ человѣкомъ книжнымъ справщикомъ по книгѣ съ цвѣтками, тремъ человѣкомъ подъячимъ, чтецу и двумъ писцамъ по книгѣ въ тетратехъ.
На выпискѣ помѣта дьяка Андрея Михайлова: 204 года сентебря въ 11, по указу великихъ государей и святѣйшаго патріарха отдавать книги въ миръ цѣною за книгу по три рубля въ тетратехъ.
Четыре человѣка книжные справщики, о которыхъ упоминается въ этой записи, были вѣроятно тѣ четыре лица, которыя подъ 202 годомъ росписались въ полученіи жалованья по должности справщиковъ: іеромонахъ Каріонъ, іеромонахъ Матѳей, іеродіаконъ Ѳеофанъ и монахъ Ааронъ.

Печатается по изданiю: И. Мансветовъ. Какъ у насъ правились Типикъ и Минеи. // Журналъ «Прибавленiя къ изданію твореній Святыхъ Отцевъ, въ русскомъ переводѣ» за 1884 годъ. — М.: Типографiя М. Н. Лаврова и К°, 1884. — Часть XXXIII. — С. 273-320.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0