Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 24 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ЦЕРКОВНЫЙ РАСКОЛЪ XVII ВѢКА

Повѣсть о рожденіи и воспитаніи, и о житіи, и кончинѣ Нікона бывшаго Патріарха Московскаго и всея Россіи.
Собранная отъ многихъ достовѣрныхъ повѣствователей бывшихъ во дни отецъ нашихъ.

Понеже убо по древне церковнѣмъ отеческомъ благочестіи, аще и горячею жалостію снѣдаемъ есмь, и речуся приступити къ повѣсти о бывшемъ искоренителѣ того православія, сказати хотяще и. Но къ лютости того томителя взирая, боюся бесѣдою моею с коварными его умышленіями сплестися. Ибо той единъ злобою своею и коварствомъ преодолѣ всю Россію: яко преимущія сладкоувѣщательными бесѣдами, лестію помазанными: тако вельможныя, высокихъ честей и даровъ награжденіями: сице ничтожныя грозами и муками утомивъ побѣди и подобнымъ себѣ новолюбителемъ на вся хранители святоотеческихъ законовъ и обычаевъ врата хулы и томленія отверзе.

И что сотворити не вѣмъ; молчаніемъ ли желаемую многими слышати повѣсть покрыти, или преданную намъ отъ отецъ нашихъ бесѣду предъ очима чтущихъ и предъ ушима слышащихъ поставити. Обаче убо, надѣяся на молитвы пострадавшихъ за благочестіе ревнителей, /л. 46 об./ начинаю слово, путемъ повѣсти текущее.

О рожденіи и воспитаніи Никонове.

Въ лѣто мірозданія 7113, отъ рождества же Ісусъ Христова 1613, индикта 3-го маія 21-го, во вторый по недѣли день, в предѣлѣхъ Нижняго Новаграда, в веси нарицаемѣй Вельдемановѣ (или Курмышовѣ) родися сей Никонъ отъ убогихъ родителей, отца Мины и матере Марінміи. Его же при крещеніи Никитою нарекоша.

По умертвіи же матере его, взя его нѣкоторая жена Ксенія именемъ и воспита его и грамотѣ извыче.

По времени же нѣкоемъ возраста своего отиде во обитель преподобнаго Макарія Желтоводскаго и ту живя (?) содружна съ клириками тоя обители.

Нѣкогда же поиде съ ними во ину обитель и случися имъ обнощевати у нѣкоего татарина волхва суща: иже волшебствомъ своимъ сказоваше комуждо хотящая быти; волхвуя же скверною своею бѣсовскою книгою и палицею, сему Никитѣ рече: яко ты будеши государь великій. Онъ же слышавъ отиде, не надѣяся збытися прорицанію.

И по смерти отца своего поятъ себѣ жену, яже бѣ піанчива и оплазива; с нею же живый в нѣкоемъ селѣ по избранію ту живущихъ іерей бысть. И для непостоянства своея жены бѣжа в Москву и на нѣкоемъ монастырскомъ подворье отъ нѣкоего скитающагося священноинока пострижеся и преименованъ бысть Никонъ. /л. 47./

О приходѣ во островъ Анзерскій.

И тако скитаяся пріиде на островъ Анзерскія пустыни иже стоитъ на Бѣломъ морѣ, близъ отока соловецкаго. И тамо пребываше во ученичествѣ у началника тоя обители, старца богодухновенна и свята, именемъ Елеазара, иже согради скитъ той и жительство въ немъ состави.

О прореченіи Елеазара Анзерскаго.

Чистаго же ради житія оный старецъ Елеазаръ пророческими дарованіями обогатився, о пребывающемъ у него в послушаніи Никонѣ семъ братіи своей прорицая глаголаше: О какова смутителя и мятежника Россія въ себѣ питаетъ! Сей убо смутитъ тоя предѣлы и многихъ трясеній и бѣдъ наполнитъ. Видѣ бо святый единою служащу Никону лѵтургію (яко достовѣрніи анзерстіи жителіе рекоша), змія черна и зѣло велика, около выи его оплетшася, и вельми ужасеся. И отъ того времени возненавидѣ святый Никона и тяжко гнѣвашеся нань и сотвори его бѣжати.

О приходѣ в Кожеезерскую пустыню.

И пріиде въ Кожеозерскую пустыню, яже есть в Каргопольскихъ предѣлахъ, и по времени бысть тоя обители игуменъ. Идѣже пребывъ три лѣта, в ня же для исполненія монастырскахъ потребъ хождаше въ царствующій градъ Москву. И тамъ пребывая, невѣдомо чрезъ какія представленія, знаемъ бываетъ великому государю, царю Алексію Михаиловичю и святѣйшему патріарху Іосифу. И поставленъ бысть архимандритомъ в Спасовъ монастырь на новое. /л. 47 об./

*     *     * [1]

И прибывая тамо, коварными своими лицемѣріями плѣни царскаго величества мысль якоже древніи савота варинъ, Ѳеодоръ злообразный волхвъ, царя Василія македонянина до толико прельсти, яко мняше его быти не к тому архимандрическу, но и великому пастырскому сану достойна. И того ради поручи ему в пятокъ каждыя недѣли подаваемыя отъ обиженныхъ прошеніи предлагать для разсужденія къ его царскому величеству. И сіе исполняя прославися предъ народомъ, яко истинный пастырь и отецъ обидимыхъ.

Дивитися же и сему достойно, како таковый скверный сосудъ на толь высокія степени восходити начинаше. Понеже убо и первіе, не святый прозорливый мужъ, но волхвъ татаринъ, сѣдящимъ въ немъ пытливымъ діаволскимъ духомъ надхненъ, нареклъ его быти великимъ государемъ. Потомъ преподобный Елеозаръ Анзерскій в служеніи литургіи не голуба на немъ сѣдяща видѣ, якоже древле Флавіанъ патріархъ на Іоанновѣ главѣ Златоустаго: во змія черна страшна и велика, около выи его обвившася. Хотящая ли впредъ быти добродѣтели, его и таковому великому его сану ждущія; но богоотступная его, святихъ образовъ Спасова и Пречистыя Богородицы скверными его нагами попранія, и гнусная содомская мужеложства послѣди показашася [2] /л. 48./ и отъ тѣхъ всехъ порочнаго житія его скверныхъ дѣлъ самый богопротивный волшебный волкъ зряшеся быти, а не пастырь. И мнитъ ми ся, яко чрезъ волхвованіе свое болше, его же лестію и лукавствомъ помаза, нежели чрезъ добродѣтели кія, таковаго высокаго сана достигнути желаше, яко-же римстіи папы: Келестинъ, иже во Христа вѣры отвергся и Селивестръ вторый, за справою волхвовъ, дѣйствомъ сатанинымъ папежства достигоша [3]. Или для исполненія числа 666-го, уготованный на то грядущаго по немъ звѣря лютый предтета, нарицаемый по греческому діалекту Никитіосъ, якоже древній арменинъ, нарицаніемъ льва, покры зовомое прежде Конаново имя: сице и сей монашескимъ именемъ, яко лісъ ошибомъ, заглади данное ему по рожденіи знаменателно въ имени его лежащее 666-е число.

О преподобнѣмъ Авфоніи митрополитѣ.

Въ тоже время святый Авфоній митрополитъ Великоновоградскій, старостію преклонься и недугомъ очнаго изнеможенія, якоже древній Израиль отяготився, остави престолъ Премудрости Божія и пребываше во обители Святаго Спаса на Хутынѣ: и ту безмолвствуя позлащяше свою архіерейскую паству верхомъ добродѣтелей, смиреніемъ. /л. 48 об./

О поставленіи митрополитомъ.

Въ лѣто же 7157-е Господеви Богу попустившу за многія грѣхи людскія возведенъ бываетъ Никонъ святѣйшимъ Іосифомъ Патріархомъ Московскимъ на престолъ великоновогродскія митрополіи. Блюдомъ бо бяше издревле сонъмомъ суетныхъ на погибель христіянскаго народа коварный сей лжемонахъ, иже прежде поставленія помазанъ бяше татарскою волшебною блевотиною.

О приходе к Авфонію.

По воспріятіи же престола великоновоградскаго приходитъ той лукавый лисъ, въ Хутынскую Спасову обитель посѣтити предивнаго святителя Авфонія. И пришедъ въ келію его, прошаше благословенія. Той-же вопроси его рекій (не бо уже очима видяше): кто ты и откуду, и како нарицаешися? Отвѣщавъ Никонъ глагола святителю: азъ есмь владыко Никонъ, митрополитъ новгородскій. Авфоній же духомъ пророчествія предзря хотящее быти отъ Никона всему православію томительство, вельми отъ всея души воздохнувъ и рече: «пріиде же время, яко и Никонъ въ митрополитахъ. Но воли Божіи оставляемъ о насъ полезная предусмотряти».

Егда же приближися блаженный Авфоній митрополитъ къ концу жизни своея, заповѣда сущимъ при немъ да призванъ будетъ архіерей отъ другія епархіи погребсти тѣло его, Никонъ же да не дерзнетъ погребсти его, зане, /л. 49./ рече, врагъ есть Божій. О семъ убо повѣда старожительный инокъ Корнилій, живый при упоминаемѣмъ Авфоніи митрополитѣ, иже трудами постничества своего тѣло свое удручивый, в выговской пустыни крыяся отъ новолюбителей преставися в лѣто 7203, имый отъ рожденія своего 113 лѣтъ, во иночествѣ же пребывъ, 95 лѣтъ.

По погребеніи же Авфоніевѣ, невѣдый той Корнилій крыющіяся въ Никоновомъ сердцѣ новолюбительныя на древлеотеческое благочестіе злобы, пріиде къ тому облеченному овчею кожею волку: знаемъ бо бяше ему и до возведенія его на митрополію, ибо того у Іосифа патріарха живый многажды видѣ. И яко простонравенъ сый старецъ, не воспомянувъ Авфоніева о немъ прореченія, пріимаше отъ Нікона благословеніе, яко отъ достойнаго пастыря.

Живущу же ему в великомъ Новѣградѣ при софійскомъ домѣ пріиде изъ соловецкія обители іеродіяконъ Пиминъ (иже послѣди за древлецерковныя законы отъ нашедшихъ новолюбительныхъ гонителей в предѣлѣхъ града Олонца вмѣстѣ нарицаемѣмъ Березавъ наволокъ, съ тысящею двома стома православныхъ христіанъ въ лѣто 7195-е августа 9 дня огнемъ скончася). Той бо бяше искусенъ инокъ и вѣдый яко же мнитъ ми ся Елеазарово анзерскаго /л. 49 об./ о Никонѣ бывшее прореченіе, и глагола Корнилію: вѣси ли, яко Никонъ митрополитъ антихристъ есть, ибо пятію персты а не двоперстнымъ сложеніемъ благословляетъ люди. Корнилій же, слышавъ отъ Пимина таковая, пришедъ къ Нікону, видѣ его благословляюща пятію персты, якоже рече ему Пиминъ, и отиде паки въ Москву к патріарху Іосифу, емуже и прежде того знаемъ бяше.

Ніконъ же, сѣдя на престолѣ премудрости Божія, и первѣе повелѣ написати образъ Благовѣщенія Пресвятыя Богородицы Дѣвы, имѣющю в нѣдрѣхъ младенца всего совершенна. Такожъ и раздѣленорѣчное древнее знаменное пѣніе презирати нача, в мѣсто же того повелѣваше пѣти нарѣчное, и потомъ не убояся вводити греческое и киевское партесное, много усугубляемое пѣніе.

Еже слышавъ святѣйшій Іосифъ патріархъ воспрещаше ему о томъ. Обаче Никонъ помогаемъ бываетъ самодержцемъ и духовникомъ его, благовѣщенскаго собора протопопомъ Стефаномъ Внифатіе[вы]мъ: и того ради не повиновашеся патріарху. Въ лѣто 7160-е повелѣніемъ великаго государя, царя Алексѣя Михайловича и благословеніемъ святѣйшаго Іосифа патріарха, посланъ бываетъ Ніконъ митрополитъ и с нимъ князь Иванъ Никитичь Хованской в соловецкую обитель для пренесенія честныхъ мощей святителя Филиппа митропо/л. 50./лита Московскаго. Пришедшимъ же имъ въ чюдную чюдныхъ отецъ Зосимы и Савватія обитель, Никону же митрополиту посѣщающу въ темницахъ сущихъ и между прочими пріиде во узилище, идѣже сѣдяше сосланный отъ патріарха Іосифа въ заточеніе за нѣкоторыя Богу и закономъ противныя тяжкія вины, чернецъ нѣкій именемъ Арсеній, мужественный новинамъ и ересемъ защитникъ, иже прежде для внѣшнихъ ученій бывый иногда въ западныхъ странахъ, в разныхъ училищахъ, и угождая тамошнимъ латинскимъ учителемъ, трижды с клятвою отречеся восточнаго греческаго православія. Той убо, абіе сѣдящаго въ немъ пытливаго духа наставленіемъ подстрекаемъ, возопи глаголя: Святѣйшій патріархъ Никонъ, благослови! Никону же, похитившу его слово и для болшаго себѣ о бывшемъ ему прежде отъ волхва татарина прореченіи извѣщенія, глаголаше Арсенію: всяко соблазнился еси о мнѣ, о человѣче, нарицая мене тако: нѣсмь бо патріархъ, но митрополитъ новоградскій. Тому же укрѣпляющуся и нарицающу его патріархомъ и молящуся, да егда будетъ возведенъ на патріаршій престолъ великія Россіи, да воспомянетъ его въ славѣ своей и изведетъ от мрачныя тоя темницы. Никонъ же обѣщеваяся ему глаголетъ: аще сія тако збудутся, то исполнено будетъ прошеніе твое. И тако Никонъ и князь /л. 50 об./ пребывше въ соловецтѣй обители мало дней, взяша мощи святителя Филиппа и поидоша въ Москву.

Въ тоже время бытія Никонова въ пути и въ соловецтѣй обители приснопамятный Іосифъ святѣйшій патріархъ оставивъ вѣка сего житіе преставися въ вѣчное блаженство, тогож 7160-го лѣта априля 15 дня. Бяше же тогда въ Москвѣ святый Варлаамъ митрололитъ Ростовскій и Ярославскій, иже чреду свою святительскую еще при Іосифѣ патріархѣ исполняти пріиде. Бяше бо той мужъ лѣты старъ зѣло и благодати Святаго Духа исполненъ и пророческимъ даромъ сіяше.

Егда же Никонъ съ мощьми святаго Филиппа пріиде близъ града Москвы, тогда царь съ сѵглитомъ и преосвященный Варлаамъ митрополитъ со всѣмъ освященнымъ соборомъ изыде на срѣтеніе мощей святаго. И егда быша близъ другъ друга, яко уже видѣти возила идущія съ ракою [ковчегомъ] святаго. Тогда царь и святятель Варлаамъ изыдоша изъ колесницъ своихъ и идяху пѣши во срѣтеніе чюдотворныхъ мощей. Святый же Варлаамъ, идый поддержимъ двѣма архидіаконома, моляшеся Господеви Богу глаголя: «Господи не даждь мни видѣти очима моима лютаго сего звѣря (сіесть Никона) хотящаго попрати всю вселенную. И егда доидоша мѣста другъ ко другу, яко быти единымъ точію камени верженіемъ, испроси святый Варламъ сѣсти въ кресла /л. 51./ и абіе предаде духъ свой Господеви, Его же возлюби. И тако возвращьшеся внидоша вси въ царствующій градъ Москву съ чюдотворными мощьми святителя Филиппа, ихъ же положиша въ соборнѣй Успенія Пресвятыя Богородицы церкви, внутрь одесную страну входа южныхъ вратъ.

Сущу же Никону в тыя дни в Москвѣ, старецъ нѣкій святъ живый во обители Чюда святаго архангела Михáила, именемъ Сѵмеонъ, видѣ въ нощи видѣніе страшно яко змій великъ, зѣло пестръ и страшенъ видѣніемъ, обогнувся около царскія грановитыя полаты яже въ Кремлѣ и ужасную свою лютымъ ядомъ дышащую главу, и грозно прегибающійся ошибъ вложивъ на прагъ тоя полаты лежаше. Таковое видѣніе видя старецъ той отъ ужаса скоро воспряну и пристрашенъ бывъ зѣло на многъ часъ. Потомъ въ себѣ бывъ повѣда сіе видѣніе соборнымъ братіямъ. Тіи же ужасомъ одержими глаголаху: что сіе хощетъ быти? Потомъ же скоро увѣдаша, яко во всю нощь ону, въ нюже старецъ видѣніе видѣ, Никонъ митрополитъ во оной полатѣ с царемъ бесѣдоваста, а о чемъ разглаголство ихъ было, о томъ молчаніемъ покрыся.

Видѣніе же змія того прежде помянутіи Чюдова монастыря старцы не просто быти вмѣняху, поминающе древняго змія въ Византіи съ орломъ сплетшася, его же хри/л. 51 об./стіане убиша, и то убо зміево со орломъ сплетеніе прообразоваше впрѣд быти хотящее турецкое христіаномъ насиліе. Подобно тому и въ Римѣ по 1000 лѣтъ отъ Рожества Христова явивыйся на воздусѣ змій нѣкій страшный, иже явно указа антихристово со отступленіемъ в Римъ пришествіе [4]. И сіе поминающе, бояхуся дабы и въ Россіи не возникло что новое.

Поставленіе Никона патріархомъ.

Собрану же бывшу вскорѣ россійскихъ архіереовъ освященному собору, поставленъ бываетъ патріархомъ, увы мнѣ, лютый сей дивій инокъ на пояденіе винограда Христова, Никонъ, глаголю звѣрь и не пастырь, тогожъ 7160-го лѣта іюля 25 дня. И сый на престолѣ во 160-мъ году по седми тысящахъ лютѣ прикрываетъ своя звѣриныя острыя ногти овчія кротости кожею, и входитъ во всероссійское христіанское стадо отъ десныя страны подползающею лестію. Повелѣваетъ убо напечатати книги четія и служебныя со свидѣтельствомъ во описаніи ихъ, якобы согласно древнимъ греческимъ и харатейнымъ россійскимъ книгамъ, иже явишася старопечатнымъ московскимъ книгамъ при первыхъ пяти патріарсѣхъ печатанымъ во всемъ согласны, исправою во орѳографіи подобающыя доброты изрядно блистающія, яже и донынѣ по всей Россіи по мѣстамъ обрѣтаются. Еже видѣвше людіе /л. 52./ мняху его пастыря быти истинна, а не волка.

И тако пребывая, испроси у государя мѣсто, зовомое Валдай, стоящее при езерѣ Валдай, еже длиною имѣется десять верстъ, и ту устрои монастырь во имя Пресвятыя Богородицы, его же именова Иверскій. И повелѣ новгородскому митрополиту Макарію пренести в той монастырь изъ Боровичь святаго и праведнаго Іакова боровицкаго мощи, еже и сотвори; самъ же взя части отъ мощей святыхъ Московскихъ Чудотворцевъ Петра Алексѣя Іоны и Филиппа и положи въ тойже церкви.

Потомъ повелѣ на Кіи островѣ, иже близь Онѣги рѣки впадающія в Бѣлое соловецкое море монастырь соградити и нарече его гречески ставросъ, руски же крестъ. Повелѣ же содѣлати крестъ изъ древа кипариснаго въ высоту и широту, во всемъ подобенъ кресту Христову, на немъ же за спасеніе міра распятъ бысть; и обложи его сребромъ и златомъ и драгоцѣннымъ каменіемъ и бисеры украси. И собравъ множество частей отъ мощей святыхъ греческихъ и рускихъ, и вложи я во онъ крестъ, каждую часть в особый ковчежецъ, и посла я во оный крестный монастырь.

Таже созда монастырь Воскресенскій при Истрѣ рѣцѣ въ селѣ нѣкоемъ, именуемомъ отстоящемъ отъ Москвы за четыредесятъ поприщь, егоже именова новымъ Іеросалимомъ; И нача здати церковь Воскресенія Христова (по образу іеросалимскія церкве) и нѣкая образованія святыхъ мѣстъ, ıaже /л. 52 об./ именоваше ово Назаретъ, ово Вифліемъ, а ино темница, ино же Голгофа. Сія же вся творяше, подлагая православному христіянству простому народу яко нѣкую сладкую снѣдь, на удицѣ новостей лежащую.

Но не можаше сквернаго змія смертоносный ядъ въ сердцы лютаго того волка надолзѣ крытися. Воспомянувъ убо лжепророка своего ссылнаго чернца Арсенія, егоже отъ соловецкого лавиринѳа по обѣщанію своему испустити повелѣ, не яко отъ темницы узника, но яко видѣннаго Тайновидцемъ исходящаго изъ бездны на попраніе православія звѣря.

Егоже вземъ, устрои его быти на Печатномъ дворѣ справщикомъ. Тойже окаянный древнихъ Лва саврянина и лжепророковъ его богоубійцъ жидовъ клевретъ, надхненный лютымъ латинскаго отступленія ядомъ, бысть богоотступнаго звѣря Никона подобонравное ему во всякой новолюбителной лжи и дерзости любимое чадо. Съ нимъ же согласився Никонъ, подстилаетъ лесть самодержцу глаголя: владыко царю, отъ многихъ убо в народѣ слышу на словенскія книги укоризненныя словеса, яко бы съ греческими и с россійскими древними харатейными книгами несогласуютъ; да повелитъ держава ваша о семъ собрати соборъ россійскихъ архіереовъ и всѣхъ освященныхъ церковныхъ служителей, и съ ними обще раз/л. 53./смотрѣвъ подобающая въ нихъ исправити со старыхъ греческихъ и россійскихъ харатейныхъ книгъ, и во всѣхъ словесѣхъ чинѣхъ и уставахъ съ греками согласити, да не будетъ порочна наша паства. К томужъ о недовѣдомыхъ нами вещехъ послати и вселенскому патріарху и прочимъ и во святыя горы Афонскую и Синайскую. Самодержецъ же, таковая слышавъ отъ патріарха, повелѣ сему тако быти.

Никонъ же, получивъ сіе царскаго величества о справѣ книгъ дозволеніе, и въ лѣто 7162-е собра соборъ всероссійскихъ архіереовъ, и предложи оному собору лукавства своего ядъ, яко бы пекійся о справѣ книжной. Притомъ и царское дозволеніе о томъ имъ объяви; еже они слышавше мняху правдѣ быти согласно цареву дозволенію о справѣ книгъ подписаша.

По совершеніи же того собора повелѣваетъ изъ всѣхъ россійскихъ епархій изъ книгохранителницъ собрати древнія греческія и словенскія хоратейныя книги яко бы для свидѣтельства и согласія съ ними печатныхъ Московскихъ книгъ, въ мысли же своей имѣя лукавое пронырство: аще, рече, будутъ собраны отвсюду древнія квиги, не откуду будетъ собрати обличенія на его просыпанныя новины.

О войнѣ с Полшей и о моровомъ повѣтріи.

Симъ же тако бывающіимъ, бысть у великаго государя съ полскимъ и литовскимъ королемъ брань. К томужъ Божіимъ попущеніемъ /л. 53 об./ во ономъ 7162-мъ году явися смертоносная мороваго повѣтрія язва, въ нейже мало не вси изомроша.

О посланіи къ Паѵсіи патріарху.

Ніконъ же невзирая на таковую Божія гнѣва ярость, едино точію въ разумѣ имѣя древнее отеческое благочестіе истребити, а инославное рімское нечестіе утвердити; и того ради посылаетъ о томъ посланіе к Паѵсію патріарху александріискому тѣми же латинскими новинами [якоже глаголетъ Проскинитарій] убѣжденному, съ Мануиломъ грекомъ, уже отторгшимся древняго греческаго благочестія: да возможетъ представити самодержцу, и всему россійскому освященному собору: яко не самъ собою сія новшества вводити начинаетъ, но по согласію вселенскаго патріарха.

О посланіи Паѵсіи къ Нікону.

Той же Александрійскій пардосъ посланіе Никоново, яко нѣкую сладчайшую поглотивъ снѣдь, [издавна бо желаше Россію отъ благочестія обнажити] и собираетъ свой соборъ, противный восточнѣй древней каѳоличестѣй Церкви, и составивъ соборное дѣяніе присылаетъ къ Никону въ лѣто 7163-е. И въ томъ своемъ посланіи крыетъ ножь отступленія медомъ именованія точію древности, а не самою истины вещію помазанъ… [5].

Примѣчанія:
[1] Обрѣзано.
[2] Перечеркнуто. Сверху написанное — неразборчиво, ниже — «.....щіяся».
[3] Книга о вѣрѣ, гл. 27.
[4] Книга степенная.
[5] Окончаніе отсутствуетъ.

Печатается по изданію: В. Н. Перетцъ. Слухи и толки о Патріархѣ Никонѣ въ литературной обработкѣ писателей XVII-XVIII вв (въ приложеніи). // Извѣстія Отдѣленія русскаго языка и словесности Императорской Академіи Наукъ. — СПб., 1900 г. — Т. V. Кн. 1. — С. 177-190.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0