Наследие Святой Руси. Памятники древне-русской письменности
 
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Наслѣдiе Святой Руси
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Раздѣлы сайта

Святые Кириллъ и Меѳодiй
-
Книги старой печати
-
Патерики и житiя святыхъ
-
Великiя Минеи Четiи
-
Церковно-учит. литература
-
Творенiя русскихъ святыхъ
-
Стоянiе за истину
-
Исторiя Русской Церкви
-
Церковный расколъ XVII в.
-
Исторiя Россiи

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ЦЕРКОВНЫЙ РАСКОЛЪ XVII ВѢКА

Грамота константинопольскаго патріарха Паисія I къ московскому патріарху Никону.

Между офиціальными документами, которыми обмѣнялись первосвятители Восточнои церкви съ патріархомъ Никономъ по дѣлу предпринятаго имъ исправленія церковныхъ книгъ и обрядовъ, одно изъ первыхъ мѣстъ и по времени и по важности безспорно принадлежитъ вышепоименованной грамотѣ патріарха Паисія. Она была первымъ офиціальнымъ письменнымъ выраженіемъ участія Константинопольской церкви въ рѣшеніи вопросовъ, занимавшихъ въ это время русскую церковь и ея первосвятителя…

Грамота эта давно уже извѣства отечественной наукѣ, но лишь въ старинномъ славянскомъ переводѣ, сдѣланномъ по распоряженію патріарха Никона и напечатанномъ въ Скрижали 1656 г. (лл. 639-755). Оригинальный ея текстъ, сколько мы знаемъ, оставался доселѣ ей неизвѣстнымъ. Мы имѣемъ возможность сообщить этотъ текстъ и притомъ не по тому или другому списку съ подлинника, а по самому подлиннику.

Подлинникъ этотъ находится въ рукописномъ греческомъ сборникѣ бывшей Софійской (а нынѣ Академической) библіотеки за № 1547 in 4”. Онъ представляетъ тетрадь изъ 30 листовъ формата обыкновенной четвертки. Первый и послѣдній листы (внѣ счета) — бѣлые. Очевидно, они предназначались служить оберткой для текста. Писанъ онъ на новогреческомъ языкѣ, мелкой но разборчивой скорописью, по 24 строки на страницѣ. Титулъ константинопольскаго патріарха въ заголовкѣ грамоты писанъ собственноручно патріархомъ Паисіемъ; собственноручно же она и скрѣплена имъ въ концѣ. За скрѣпою патріарха слѣдуютъ собственноручныя подписи членовъ константинопольскаго собора. Изъ подписи дидаскала Великой церкви, іеромонаха Мелетія Сирига, видно, что текстъ грамоты, по распоряженію патріарха и собора, былъ составленъ имъ. Подписи патріаршихъ сановниковъ отъ подписей епископовъ отдѣляются чертой.

Писана она на довольно тонкой александрійской бумагѣ съ водяными поперечными, а по мѣстамъ и продольными чертами… Пагинація сдѣлана послѣ внесенія грамоты въ сборникъ и идетъ по всѣмъ его статьямъ. Когда-то тетрадь, заключающая въ себѣ грамоту, была подмочена въ правомъ верхнемъ углу по всѣмъ листамъ; но текстъ отъ этого не пострадалъ нисколько. Отъ воды остались лишь слабо-выраженныя желтоватыя пятна…

Издавая текстъ грамоты патріарха Паисія, мы постарались передать его съ дипломатической точностью, не измѣняя въ немъ ни іоты ни въ правописаніи, ни въ пунктуаціи; но въ переводѣ позволяли себѣ по мѣстамъ отступленія отъ послѣдней, по несоотвѣтствію ея складу русской рѣчи. По той же причинѣ мы не гонялись и за «буквальной вѣрностью подлиннику», стараясь лишь о точной передачѣ мысли. Но лишнія противъ подлинника слова, которыя мы считали нужнымъ прибавлять для ясности, мы постоянно ограждали скобками.




Паисій Божіею милостію Архіепископъ Константинополя Новаго Рима и вселенскій Патріархъ.

Блаженнѣйшему и благочестивѣйшему патріарху Московіи, Великой и Малой Россіи, и многихъ областей на сушѣ и на морѣ всей сѣверной страны, киръ Никону, брату и сослужителю нашему, соучастнику и сопастырю каѳолической и апостольской Восточной Церкви Христовой, благодать и миръ и милость отъ Бога Отца и Господа нашего Іисуса Христа и Святаго Духа, единаго Божества и Господства, со всею его паствою, духовными всѣми и мірянами.

Великое благодареніе воздали и воздаемъ мы ежедневно Богу, послѣ того, какъ получили грамоту твоего блаженства чрезъ возлюбленное чадо наше Мануила, за то, что узнали изъ нея о преизбыткѣ твоего благоговѣнія къ Богу, о набожной и пламенной твоей ревности къ предметамъ православной твоей вѣры и къ порядкамъ нашей Церкви. Все это ты соединяешь (какъ единогласно свидѣтельствуютъ всѣ оттуда приходящіе) съ крайней разсудительностію и благоразуміемъ, съ безупречнымъ смиренномудріемъ и со всякимъ другимъ благимъ дѣланіемъ, какое только можетъ служить къ украшенію истиннаго пастыря овецъ Христовыхъ. Да будетъ препроставлено имя Господа нашего Іисуса Христа нынѣ и во всѣ вѣка за то, что Онъ изъ рода въ родъ воздвигаетъ людей достойныхъ послужить назиданію Церкви Его и благоустроенію стада Его. Да хранитъ тебя благодать Его на многія лѣта, чтобы ты могъ богоугодно пасти своихъ овецъ до конца, какъ началъ, и представить стадо свое безупречнымъ Пастыреначальнику Іисусу. Имѣя о тебѣ такое понятіе, мы съ удовольствіемъ отвѣчаемъ на вопросы, съ которыми ты къ намъ обращаешься, въ мѣру благодати, которою благоволитъ вдохновить насъ Духъ Святый, Котораго мы призываемъ на всякое наше начинаніе, приглашая (въ тоже время) твое блаженство, если покажется тебѣ съ начала какой либо отвѣтъ не согласнымь съ вашими собственными обычаями, не спѣшить съ какими либо неумѣстными подозрѣніями прежде чѣмъ на новый вашъ запросъ мы не пришлемъ болѣе точнаго разъясненія своей мысли, да будемъ всегда за одно какъ въ единой вѣрѣ и въ единомъ крещеніи, такъ и въ единомъ исповѣданіи, одно и тоже говоря всегда одними устами и единымъ сердцемъ, чтобы не разногласить другъ съ другомъ ни въ чемъ: потому что и Христосъ молилъ Отца Своего, да будутъ едино тѣ, которые будутъ вѣровать въ Него (Іоан. 17, 11); и Павелъ, объясняи слово «едино», говоритъ: молю вы, братіе, именемъ Господа нашего Іисуса Христа, да тожде глаголете вси, и да не будутъ въ васъ распри, да будете же утверждени въ томъ же разумѣніи и въ той же мысли (1 Кор. 1, 10), указывая какъ нужно намъ имѣть это единенiе въ одномъ и томъ же исповѣданіи вѣры съ однимъ разумѣніемъ и съ одной мыслью. Говорю это потому, что усматриваю (основанiя къ тому) въ грамотахъ твоего блаженства: ты жалуешься сильно на несогласіе въ кое-какихъ порядкахъ, существующее въ Поместныхъ Церквахъ, и думаешь, не вредятъ ли эти различные порядки нашей вѣрѣ. (Въ отвѣтъ) на это мы хвалимъ мысль; поелику кто боится впасть въ малыя погрѣшности, тотъ предохраняетъ себя отъ великихъ; но исправляемъ опасеніе: поелику, что касается еретиковъ, то мы дѣйствительно имѣемъ повелѣніе отъ апостола избѣгать ихъ послѣ перваго и втораго вразумленія, какъ развращенныхъ (Тит. 3, 11), ракно какъ и раскольниковъ, которые хотя и оказываются согласными съ православными въ главнѣйшихъ догматахъ, но имѣютъ кое-какіе и свои особенные, чуждые общепринятымъ въ Церкви. Но если случится, что и какая нибудь Церковь будетъ отличаться отъ другой какими либо порядками, не важными и не существенными для вѣры, или такими, которые касаются не главныхъ членовъ вѣры, а незначительныхъ, каково напримѣръ время совершенія Литургіи, или (вопросъ о томъ): какими перстами долженъ благословлять священникъ и под.; то это не должно производить никакого раздѣленія, если только сохраняется неизмѣнно одна и таже вѣра. Это потому, что Церковь наша не съ самаго начала получила тотъ уставъ чинопослѣдованій, который содержитъ въ настоящее время, а мало по малу (какъ говоритъ св. Епифаній Кипрскій въ словѣ подъ заглавіемъ: «Краткое истинное слово о вѣрѣ Каѳолической и Апостольской Церкви» въ концѣ): первоначально читали въ церкви только одиннадцать псалмовъ, а потомъ уже больше, равно какъ имѣли разныя степени постовъ и мясоястій. И Великiй Василій въ 29 гл. о Святомъ Духѣ говорить относительно Церкви Неоксеарiйской, что (неокесарійцы) не прибавили ровно ничего къ своему чинопослѣдованію, ни одного (священно) дѣйствія, ни слова, ни таинственнаго знака, съ тѣхъ самыхъ поръ, какъ предалъ имъ это чинопослѣдованіе ихъ архіерей Чудотворецъ Григорій: по этому-то (говоритъ онъ) многое, что у нихъ совершается, кажется не удовлетворительнымъ, такъ какъ успѣло уже устарѣть съ тѣхъ поръ, какъ они все это приняли въ началѣ, и такъ какъ они не принимали того, что ввели у себя послѣ другія Церкви: равнымъ образомъ и антифоновъ, составленныхъ Златоустомъ, съ водруженіемъ предъ каждымъ изъ нихъ креста, не имѣетъ уже теперь Церковь. И прежде святыхъ Дамаскина и Козьмы и другихъ творцовъ мы не пѣли ни тропарей, ни каноновъ, ни кондаковъ. При всемъ томъ, такъ какъ сохранилась неизмѣнно одна и таже вѣра всѣми Помѣстными Церквами, то это различіе въ чинопослѣдованіяхъ не могло тогда служить основаніемъ признавать ихъ еретическими, или схизматическими. Не слѣдуетъ намъ и теперь думать, будто извращается наша православная вѣра, если кто нибудь имѣетъ чинопослѣдованіе, нѣсколько отличающееся отъ другого въ вещахъ несущественныхъ, или въ членахъ вѣры: лишь бы соглашался въ важныхъ и главныхъ съ Каѳолическою Церковію. А для того, чтобы знали какiе это важные и существенные члены нашей вѣры, о которыхъ мы говоримъ, нашъ св. Сѵнодъ составилъ одну книгу на общеупотребительномъ языкѣ, подъ заглавіемъ: «Православное исповѣданіе вѣры Каѳолической и Апостольской Церкви Восточной», въ которой мы твердо обосновали всѣ члены древней нашей вѣры; и, скрѣпивши оную, подписали всѣ архіереи сего округа и всѣ клирики, вмѣстѣ съ тогдашнимъ первопрестольникомъ Сѵнода, блаженной памяти киръ Парѳеніемъ старшимъ. Равнымъ образомъ и остальные три патріарха, пріѣзжая по временамъ въ Константинополь (и здѣсь) читая, тоже скрѣпили ее своими подписями, какъ это видно изъ находящагося у насъ экземпляра: и если вы нуждаетесь въ этой книгѣ, а она дѣйствительно нужна вамъ для того, чтобы всѣ пять патрiархiй были единомысленны, мы пришлемъ вамъ одну копію съ нея. А теперь пишемъ о тѣхъ только чинахъ, о которыхъ вы спрашиваете, и прежде всего о чинѣ Божественной Литургіи по обычаю соблюдаемому на всемъ Востокѣ, присовокупляя всякій разъ къ каждой службѣ и кое-какое маленькое толкованіе для того, чтобы чинъ, раскрывался методично.

Отвѣты на вопросы.

1. Прежде всего намъ нужно выяснить, что отъ словъ Христа и Бога нашего, произнесенныхъ Имъ въ то время, когда преподалъ тѣло и кровь Свою въ видѣ хлѣба и вина, сказавъ: сіе творите въ Мое воспоминаніе (Матѳ. 26, 26-28) [1], Святая Церковь позаимствовала не только силу и власть превращать хлѣбъ и вино въ тѣло и кровь Христову, но и получила возможность на всѣ послѣдующія времена совершать надъ означеннымъ тѣломъ и кровію Христовою воспоминаніе всей тайны плотскаго домостроительства, т. е. смерти и воскресенія и пр. Поэтому никто да не подумаеть, будто мы совершаемъ это воспоминаніе единственно для того, чтобы просто только вспомнить о тѣлѣ и крови Христовой, равно какъ и о Его смерти, которой въ дѣйствительности и на дѣлѣ нѣтъ: напротивъ, то самое тѣло здѣсь и есть въ дѣйствительности и на самомъ дѣлѣ, и на немъ то мы и творимъ воспоминаніе Его смерти и прочихъ таинствъ, какъ объясняеть это Павелъ говоря: елижды бо аще ясте хлѣбъ сей и чашу сію піете, смерть Господню возвѣщаете (1 Кор. 11, 26). А поелику смерть Его предполагаетъ Его рожденiе, проповѣданіе Евангелія, чудеса, избраніе апостоловъ и прочія таинства, совершенныя имъ прежде Своихъ страданій и воскресенія, ради которыхъ и распятъ былъ; поэтому Церковь позаботилась сложить Литургію такимъ образомъ, чтобы она обнимала все таинство воплощенія Сына Божія отъ начала до конца, отъ рожденiя до вознесенiя и сѣденiя одесную Бога и Отца: и все это она представляетъ чувствамъ чадъ своихъ посредствомъ вещественныхъ и видимыхъ символовъ для того, чтобы чрезъ нихъ привести ихъ къ невещественному и премірному. А поелику не легко набрать столько вещественныхъ предметовъ, сколько было дѣлъ и страданiй Господа, поэтому Церковь соединила съ однимъ и тѣмъ же предметомъ много значенiй, соотвѣтственно различнымъ временамъ, мѣстамъ и словамъ, такъ что напримѣръ покровъ чаши иногда имѣетъ одно таинственное значеніе, иногда другое, какъ увидимъ ниже; равнымъ образомъ въ порядкѣ таинствъ въ Литургіи не соблюдается хронологическій порядокъ ихъ учрежденій Христомъ, но объ одномъ говорится прежде, о другомъ послѣ, какъ напримѣръ, святое пріобщеніе Христосъ преподалъ Своимъ ученикамъ прежде страданій, а мы пріобщаемся послѣ поспоминанія Его смерти и воскресенiя.

Вотъ съ чего начинается рядъ таинствъ.

Прежде всего приносятъ въ церковь просфору, что означаетъ Дѣву Марію, когда родители принесли ее въ храмъ Господень: и іерей, подражая пророку Захаріи, полагаетъ ее во святая святыхъ на какомъ нибудь определенномъ мѣстѣ, чтобы она была готова для проскомидіи; (въ это время) она прообразуетъ годы, проведенные тамъ Дѣвою. Взявши ее отсюда, священникъ переноситъ ее въ предложеніе, знаменуя путешествіе, предпринятое Пресвятою вмѣстѣ съ Іосифомъ для записи въ Виѳлеемъ, гдѣ будучи непраздною (по этому и просфора носитъ на себѣ изображеніе имени Іисуса Христа), родила въ вертепѣ, поелику вслѣдствіе громаднаго стеченія народа не имѣла другого гостепріимнаго мѣста для разрѣшенія отъ бремени. Это и означаетъ форма предложенiя, которое есть ничто иное, какъ извѣстное углубленіе (ниша) въ стѣнѣ: тогда положила въ ясли отроча матерь его. Образомъ этихъ яслей служитъ дискосъ; а покровы означаютъ тѣ пелены, о которыхъ говоритъ Лука: и повитъ Его, и положи Его въ яслехъ (Лук. 2, 7). Звѣздица же указываеть ту звѣзду, которая явилась волхвамъ; кадильница же и ладонъ, въ нее полагаемый, носятъ образъ даровъ, принесенныхъ волхвами, т. е. злата, ливана и смирны. Но, поелику Исаія говоритъ, что когда Сынъ (т. е. Божій) сдѣлался младенцемъ и былъ данъ намъ, то имѣлъ начальство т. е. царство на раменахъ Своихъ (Ис. 9, 6), что указываетъ на крестъ, съ которымъ Онъ воцарился надъ народами; и Самъ Христосъ говоритъ, что человѣкъ родится для того только, чтобы умереть; и не пріиде бо Сынъ человѣческій, да послужатъ Ему, но послужити и дати душу свою избавленіе за многихъ (Матѳ. 20, 28): то церковь соединяетъ въ одно время и мѣсто воспоминанiе рожденiя и смерти Іисуса: преимущественно когда рождаетъ Его отъ Дѣвы, прободаетъ Его копіемъ, говоря: яко овча на заколеніе веденъ былъ еси Христе царю и прочія слова, относящіяся къ Владычнимъ страданіямъ, которыя предсказали пророки, какъ имѣющія быть, и о которыхъ засвидѣтельствовали апостолы, что они были; и какъ скоро священникъ изобразитъ закланіе Іисуса въ мякишѣ хлѣба, — какъ бы на горлѣ агнца, — ибо такъ закалается агнецъ, т. е. съ загнутымъ назадъ горломъ, — прободаетъ и справа ребро его; и поелику изыде изъ него кровь и вода, а Iоаннъ, присутствовавшiй тутъ, видѣлъ это, схватилъ (какъ нѣкоторые пишутъ) одинъ изъ тѣхъ сосудовъ, которые заключали въ себѣ желчь и оцетъ, и въ немъ сохранилъ кровь и воду Христовы — они берегутся гдѣ-то и до сихъ поръ. Въ образъ же того сосуда церковь имѣетъ святый потиръ, въ который теперь вливаеть сначала вино и воду, а потомъ въ силу освященія онъ дѣлается образомъ того сосуда, посредствомъ котораго Господь преподалъ ученикамъ кровь Свою. И сообразно съ этими двумя таинствами, т. е. рожденіемъ и распятіемъ, и предложеніе долженствуетъ обозначать два предмета: вертепъ для одного и Голгоѳу для другого; равно какъ и покровы для рожденія представляютъ пелены, а для креста новую плащаницу и судáрь. Кромѣ того мы вспоминаемъ еще въ предложеніи, что сей рожденный и распятый Іисусъ воцарился посредствомъ креста надъ всѣми народами, и царствiю Его не будетъ конца. И поелику Онъ взывалъ къ Отцу Своему, да идѣже будетъ Онъ, тамо и слуги Его (Лук. 1, З2-33; Іоан. 17, 24), поэтому размѣщаемъ вокругъ Него всѣ чины святыхъ, начиная съ Дѣвы, которая предстоитъ одесную Его (Пс. 44), и пониже ея частицы Предтечи и слѣдующихъ за нимъ святыхъ: апостоловъ и пророковъ, мучениковъ и учителей и прочихъ въ образъ троичный, такъ же точно, какъ предстоятъ Ему и чины ангеловъ на небѣ, поелику наше священнодѣйствіе есть подряжаніе небесной iерархіи, какъ говоритъ св. Діонисій Ареопагитъ. Пониже этихъ частицъ, сгруппированныхъ въ образъ троичный (священнодѣйствующiй) располагаетъ еще частицы живыхъ и умершихъ по желанію. Помня, что сей Іисусъ имѣетъ придти, какъ судія живыхъ и мертвыхъ, и поэтому предложеніе являетъ еще престолъ царствія Господа нашего Іисуса Христа, и престолъ благодати Его, предъ которымъ мы теперь предстоимъ, ища отпущенія грѣховъ нашихъ, въ будущее же пришествіе имѣемъ предстать, чтобы отдать отчетъ въ дѣлахъ нашихъ.

На этихъ четырехъ предметахъ, которые воспоминаемъ въ святомъ предложеніи, т. е. рожденіи, страданіи, престолѣ благодати и престолѣ суда, мы пока и остановимся, отлагая остальное для своего времени и мѣста, и снова возвращаемся къ рожденію. Отъ него Божественная Литургія чинно продолжается такимъ образомъ.

Первѣе всего священникъ, кадя святое предложеніе и весь жертвенникъ, приноситъ благодареніе Богу и Спасителю нашему Iисусу Христу за то, что Онъ восхотѣлъ и установилъ, чтобы все это такъ было; потомъ возсылая человѣколюбію Его ту славу, которую воздали Ему при рожденіи Его ангелы, т. е. Слава въ вышнихъ Богу, (но возсылая) тайно; поелику и ангелы однимъ только пастырямъ наединѣ открыли ее, затворяетъ нижнiя двери, завѣсу же или верхнюю дверь оставляетъ открытою для того, чтобы показать что низшій міръ и народъ многочисленный и простой не зналъ тогда, въ началѣ, о рожденіи Христа, и о домостроительствѣ Его, а одни высшіе и боговидцы, которымъ Онъ и восхотѣлъ открыть ее, каковыми были пророки и патріархи, Дѣва, Iосифъ, пастыри, волхвы; и потомъ говоритъ: Благословенно царство Отца и Сына и Святаго Духа, поелику вмѣстѣ съ домостроительствомъ воплощенія мы посвящены и въ таинство Святой Троицы. Вечерню, означающую темное и первичное знаніе нашего боговѣденія, начинаемъ (возгласомъ): Благословенъ Богъ нашъ; Утреню, являющую свѣтъ ветхаго закона — (возгласомъ) Слава Святѣй и Единосущней и Животворящей и Нераздѣльней Троицѣ; святую же Литургію (возгласомъ) — Благословенно царство Отца и Сына и Святаго Духа: поелику во первыхъ мы отстали отъ идолослуженія, узнавши, что есть въ мірѣ Богъ истинный, Творецъ всей твари; во вторыхъ, что (Онъ есть Богъ) Тріѵпостасный, согласно съ прикровеннымъ проповѣданіемъ пророковъ: а потомъ, послѣ воплощенія Бога-Слова, открыто намъ ясно, что тѣ три ѵпостаси божества не другія какiя либо, а именно — Отецъ, Сынъ и Святый Духъ, во имя которыхъ крестившись, мы усовершились въ боговѣденіи. Послѣ этого произносится ектенія [2] и молитвы, поелику Божественная Лигургія не есть только воспоминаніе страданiй Христовыхъ (какъ мы сказали), но и ходатайство предъ Богомъ за наши грѣхи. Тогда пѣвцы, представляя собою пророковъ, поютъ изъ ветхозавѣтнаго Писанія: Благослови душе моя Господа и Хвали душе моя Господа. Ибо хотя домостроительство воплощенія Слова было сокрыто отъ другихъ людей (какъ сказано), но для пророковъ и праотцевъ было разоблачено и служило предметомъ упованія и пѣснопѣнiя. И по мѣрѣ того, какъ произносятся эти пѣснопѣнія, мы припоминаемъ, какъ Христосъ воспитывался и началъ проповѣданіе Евангелія; и что первое ученіе, которое Онъ произнесъ и явилъ Себя въ мiрѣ, было: блажени нищiи духомъ и пр. (Матѳ. 5, 3). Въ это время открываются нижнія врата, и іерей становится предъ ними лицемъ къ народу для того, чтобы изобразить Христа, проповѣдующаго Евангеліе народной толпѣ. А поелику Онъ не ограничивалъ проповѣди Евангелія однимъ Iерусалимомъ, но отправлялся и въ другія мѣста и страны, какъ Самъ говорилъ: идемъ въ ближнія вѣси и грады, да и тамо проповѣмъ: на сіе бо изыдохъ (Марк. 1, 38), помтому іерей, нося въ рукахъ своихъ Евангеліе, выходитъ вонъ (изъ алтаря) къ народу и говоритъ: Премудрость правильная [3], т. е. сіе Евангеліе есть истинная, точная и твердая премудрость, а не то, что — извѣстная премудрость эллиновъ, которая ввергла людей въ идолослуженіе. И мы — языческій народъ, показывая, что съ радостію приняли Евангеліе, отвѣчаемъ пѣснопѣніемъ: пріидите поклонимся. Іерею предшествуетъ зажженная свѣча, — она означаетъ и Іоанна Предтечу, о которомъ написано: уготовахъ свѣтильникъ Помазанному Моему (Псал. 131, 17), а вмѣстѣ съ нимъ и другихъ пророковъ, которые до Христа проповѣдывали пришествіе Его; въ тоже время свѣча эта показываетъ и то, что свѣтильникъ ногамъ нашимъ естъ сей законъ Божій (Псал. 118, 105) и ходите во свѣтѣ, дондеже свѣтъ имате, и вѣруйте во свѣтъ, да сынове свѣта будете (Іоан. 12, 35. 36). Проповѣдуя евангеліе, Іисусъ собралъ апостоловъ и послалъ ихъ, чтобы и они также проповѣдывади слово Его: поэтому читается апостолъ. А такъ какъ и снова, то апостолы благовѣствовали объ Іисусѣ, то Самъ Онъ творилъ чудеса, поэтому читается Евангеліе или діакономъ, изображающимъ апостоловъ, или іереемъ, представляющимъ Христа. Каковое Евангеліе иногда содержитъ въ себѣ ученіе Господа, иногда (Его) чудеса. Въ промежуткѣ же между чтеніемъ Апостола и Евангелія производится кажденіе, поелику проповѣданное слово Божіе наполняетъ благоуханіемъ церковь: вслѣдствіе этого учитель языковъ Павелъ и сказалъ: Христово благоуханіе есмы Богу (2 Кор. 2, 15). Этимъ и оканчиваются таинства, когда служитъ одинъ іерей, или съ діакономъ. Отсюда ясно, когда нужно отверзать великія врата святаго алтаря, — именно — когда начнутся блаженства, и остаются отверстыми до тѣхъ поръ, когда начнутся молитвы объ оглашенныхъ: тогда затворяютея нижнія (врата), поелику скрывается святое отъ непосвященныхъ.

Когда же литургисаетъ архіерей, тогда мы припоминаемъ и другія таинства. Ибо стоя внѣ алтаря въ священномъ облаченіи предъ народомъ, іерархъ являетъ Христа, пришедшаго въ міръ, чтобы отыскать заблудшую въ горахъ овцу, между тѣмъ какъ на небѣ оставилъ девяносто девять не заблудшихъ т. е. небесныхъ ангеловъ; нéбо óбразно представляется святымъ алтаремъ, Отыскавши же свою овцу дóлу на землѣ, Іисусъ возложилъ ее на Свои два плеча, т. е. на Божество и человѣчество. Поэтому и архіерей налагаетъ на свои два плеча свой омофоръ. Вокругъ него стоятъ всѣ священники и діаконы, служа по чину своему, какъ ангелы служили Христу на горѣ послѣ крещенія Его и послѣ побѣды надъ діаволомъ, какъ говоритъ Писаніе: и се ангели приступиша и служаху Ему (Матѳ. 14, 11). Впереди его стоитъ приммикирій съ зажженною свѣчей, ибо Господь говоритъ: Азъ есмь свѣтъ міру (Іоан. 8, 12), равно какъ и апостоламъ говоритъ: вы есте свѣтъ міру (Матѳ. 5, 14) и тако да просвѣтится свѣтъ вашъ предъ человѣки (Матѳ. 5, 16). Пока архіерей остается внѣ алтаря, алтарныя двери остаются открытыми съ начала, изображая собою врата небесныя, отверзтыя пришествіемъ Христовымъ въ міръ. Посему и сказалъ Господь: отнынѣ ýзрите небо отверсто, и ангелы Божія восходящыя и нисходящыя на Сына Человѣческаю (Іоан. 1, 51). И поелику, окончивши проповѣдь евангелія, Господь возвратился къ Отцу Своему, согласно съ Своими собственными словами: дѣло совершихъ, еже далъ еси Мнѣ, да сотворю è, нынѣ же къ Тебѣ гряду (Іоан. 17, 4. 11), то и архіерей послѣ премудрость правильная идетъ и входитъ во святая святыхъ, оставивши предварительно благословеніе міру; поелику и Христосъ, возносясь на небеса, воздвигъ руцѣ Свои, благослови учениковъ Своихъ (Лук. 24, 50). Входя (въ алтарь) архіерей цѣлуетъ святыя иконы, чтобы показать, что Имъ примирихомся Богу и Отцу (Рим. 5, 10). Такимъ образомъ онъ входитъ, образно исполняя слово апостола Павла: не въ рукотворенная бо святая вниде Христосъ, противообразная истинныхъ, но въ самое небо, нынѣ да явится лицу Божію о насъ (Евр. 9, 24). И какъ скоро достигъ до Ветхаго денми, и приведеся предъ Нимъ (какъ говоритъ пророкъ Даніилъ), дадеся Ему начальство и честь и царство (Дан. 7, 13, 14), т. е. та особенная слава, которую Онъ имѣлъ и до вочеловѣченія, и которой, находясь еще въ мірѣ, искалъ у Отца, сказавши: и нынѣ прослави Мя Ты Отче у Тебе самаго славою, юже имѣхъ у Тебе, прежде міръ не бысть (Іоан. 17, 5). По этому ангелы, поклоняясь Ему, воспѣвали ту святую пѣснь, которою прославляли Его прежде, т. е. святъ, святъ, святъ, ничего не прибавляя и ничего не убавляя изъ трисвятаго словословія. И мы – церковь изъ языковъ, подражая имъ, воспѣваемъ трисвятую пѣснь, заимствуя — святъ, святъ, святъ — отъ серафимовъ, которыхъ видѣлъ Исаія и слышалъ (отъ нихъ). Что же касается словъ: Боже, Крѣпкій и Безсмертный, то онѣ (заимствованы) у пророка Давида, который говоритъ: возжада душа моя къ Богу, Крѣпкому, Живому (Псал. 41, 3), для того, чтобы показать, что изъ ангеловъ и людей составилась одна церковь, и что одна и та же хвала воздается Христу согласно тѣми и другими. Такимъ образомъ народъ воспѣваетъ Господа нашего Іисуса вмѣстѣ съ Отцемъ и Святымъ Духомъ, а іерархъ, самымъ дѣломъ указывая таковое таинство, держитъ зажженный трикирій надъ Евангеліемъ, но лишь съ двумя горящими свѣчами для того, чтобы показать, что пѣснь сія относится къ двумъ естествамъ Богочеловѣка — Слова. А такъ какъ мы научены Божественными изреченіями — прославлять Христа вмѣстѣ съ Отцемъ и Духомъ Святымъ, то при возглашеніи сдова сила [4], онъ возжигаетъ потомъ и третью свѣчу; поелику сей Іисусъ, покланяемый съ Отцемъ и Духомъ, научилъ насъ свѣтлому таинству Святыя Троицы. Послѣ этого архіерей, выходя въ двери къ народу, благословляетъ, моляся и сообщая божественные дары вкупѣ отъ (всѣхъ) трехъ ѵпостасей Живоначальной Троицы: ибо писано, что Іисусъ восшедъ на высоту, т. е. небесную, плѣнивъ прежде крестомъ плѣнъ, т. е. насъ, даде даяніе человѣкомъ (Псал. 67, 19), т. е. дары Духа. Давши благословеніе, (онъ) идетъ и садится на священномъ сопрестоліи, и слагаетъ съ себя омоѳоръ, показывая тѣмъ, что Онъ принесъ Свою овцу, т. е. человѣка и передалъ ее Отцу Своему: Имъ бо приведеніе имамы къ Отцу (Ефес. 2, 18). И за это Отецъ превознесъ (Его) и посадилъ Его одесную Себе на небесныхъ, превыше всякаго начальства и власти и силы и господства, и всякаго имене именуемаго не точію въ вѣцѣ семъ, но и въ грядущемъ (Ефес. 1, 21). Это и Давидъ провозвѣстилъ, сказавши: рече Господъ Господеви Моему, сѣди одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножіе ногъ Твоихъ (Псал. 109, 1). Въ это время вполнѣ кстати бываетъ возглашеніе (имени) и царей, — патріархъ при этомъ стоитъ въ положеніи молящагося, — и самаго патріарха, или другого архіерея, — при чемъ онъ сидитъ, а прочіе стоятъ, какъ во время молитвы. Возгдашеше это трижды произносятъ находящіеся въ алтарѣ и трижды же пѣвчіе внѣ алтаря.

За этими таинствами, о которыхъ мы сказали, слѣдуетъ прилежное моленіе какъ вообще за всѣхъ христіанъ, такъ и особо за оглашенныхъ, пока они еще некрещены. А послѣ того какъ будетъ произнесено: да и тіи съ нами славятъ, развертывается антиминсъ, поелику онъ означаетъ гробъ Господень, который Іосифъ, тогда еще оглашенный, а не совершенный ученикъ, изсѣкъ для себя самаго новый (какъ и полотно антиминса), а потомъ посвятилъ его Христу. Послѣ этихъ молитвъ переходимъ къ таинству креста и, нашедши Іисуса въ предложеніи распятаго, какъ на Голгофѣ, іерархъ кадитъ все святилище въ благодарность за такой даръ Божій, говоря: помилуй мя Боже, даже до словъ: ублажи Господи остальное же говоритъ послѣ отнесенія Божественныхъ даровъ на св. трапезу, и, обнаживши главу свою отъ митры, приготовляетъ частицы за царей, архіеревъ и народъ, оставаясь съ открытой головой вплоть до принятія святыхъ даровъ. Итакъ какъ онъ носитъ образъ Христа, то самъ не беретъ святыхъ даровъ, чтобы идти съ ними, а даетъ ихъ іерею и діакону, которые представляютъ Іосиѳа и Никодима. Въ то время воздýхъ представляетъ плащаницу и остальныя два покрова, именно: судáрь, которымъ была повита глава Христова, и прочія пелены или саваны, находившіеся въ гробѣ. Кадильницу же (при этомъ) несутъ вмѣсто смирлы и алоя, которыя купили погребатели и умастили тѣло Его. И такъ какъ погребли Его не на томъ самомъ мѣстѣ, на которомъ былъ крестъ, а отнесли его въ садъ, и въ немъ была пещера (гротъ), и въ пещерѣ гробъ, то іерей отходитъ отъ предложенія, какъ отъ Голгофы, и выходитъ со святыми дарами вонъ (изъ алтаря) въ храмъ, сопутствуемый спереди и сзади подсвѣчниками, изъ которыхъ первые означаютъ предшествовавшихъ (Христу) пророковъ, а послѣдніе — послѣдовавшихъ за Нимъ апостоловъ, и, припоминая разбойника, который нѣсколько ранѣе сказалъ: помяни мя Господи во Царствіи Си (Лук. 22, 42), молится за весь народъ, говоря: всѣхъ васъ да помянетъ Господъ Богъ во царствіи Своемъ. Равнымъ образомъ и народъ молится о томъ же со всякимъ благоговѣніемъ и умиленіемъ, преклоняясь даже до земли, не потому, чтобы считалъ святые дары уже совершенными, а потому, что плачетъ въ смиреніи сердца, вспоминая свои грѣхи, и испрашивая, ради смерти Христовой, снисхожденія къ нимъ, отъ глубины душѝ подобно разбойнику. Тѣло же Господа Іисуса, переносимое во святый алтарь, напоминаетъ намъ таинства погребенія: антиминсъ указываетъ гробъ (какъ мы сказали), святая трапеза — садъ, покровъ потира, разстилаемый священникомъ на антиминсѣ, указываетъ плащаницу, покровъ дискоса — платъ, который былъ на главѣ Іисуса (Іоан. 20, 7). Поэтому онъ свертываетъ и складываетъ ихъ въ одно мѣсто на срединѣ антиминса. Воздýхъ же, который до тѣхъ поръ означалъ плащаницу, (іерей) беретъ, какъ бы онъ былъ тотъ камень велій, который Іосифъ привалилъ къ отверстію погребальнаго склепа, и накрываетъ имъ святые дары и (за тѣмъ) кадитъ ихъ опять вмѣсто мѵра, смирны и алоя. Затворяя двери алтаря какъ верхнія, такъ и нижнія для того, чтобы посредствомъ нижнихъ показать сокровенное сошествіе Іисуса во адъ, а посредствомъ верхнихъ – стражу, приставленную іудеями ко гробу, чтобы не пришли ученики и не украли тѣла Іисусова. Звѣздица тоже остается надъ гробомъ для обозначенія печати, которую подожили знаменавше каменъ съ кустодіею (Матѳ. 27, 66). Послѣ этого опять продолжаются молитвы. Когда Іисусъ восхотѣлъ открыть Свое воскресеніе, то учинилось великое землетрясеніе и вслѣдъ за нимъ открылся гробъ, и стражи бѣжали отъ страха. Поэтому, когда діаконъ говоритъ: двери, двери, премудростію вонмемъ, іереи поднимаютъ воздýхъ и колеблютъ имъ надъ гробомъ, при чемъ архіерей склоняется подъ нимъ (воздухомъ). Послѣ этого (діаконъ) открываетъ верхнія двери алтаря, указывая тѣмъ на открытіе гроба, на землетрясеніе, на бѣгство стражей, равно какъ и на то, что архіерей спогребается Христу для того, чтобы возстать вмѣстѣ съ Нимъ. Поэтому іереи берутъ прочь и воздýхъ отъ головы іерарха; а народъ произноситъ тогда символъ православной нашей вѣры, поелику смерть и воскресеніе Господа нашего есть преимущественное таинство нашей вѣры, за которымъ слѣдуютъ и остальныя. Печать, представляемая звѣздицей, снимается тогда, когда поется ангельская пѣснь: святъ, святъ, святъ Господъ Саваоѳъ, поелику свѣтовидные ангелы прислуживали всему этому. За тѣмъ опять молитвы умилостивительныя и благодарственныя и освященіе честныхъ даровъ для пріобщенія вѣрныхъ христіанъ совершеннымъ тѣломъ и кровію Христовою. Но прежде святаго пріобщенія, для того, чтобы наглядно показать и образъ воскресенія равно какъ и другихъ таинствъ, священникъ поднимаетъ немного св. хлѣбъ съ дискоса и дѣломъ показываетъ, что возсталъ Господь, а словами своими учитъ христіанъ, чтобы внимательно относились къ причащенію страшныхъ сихъ таинствъ, поелику такая святыня только святымъ дается. Потомъ когда священныя лица пріобщатся внутри алтаря, какъ апостолы на тайной вечери, іерей или архіерей выходитъ вонъ (изъ алтаря) къ народу съ однимъ только святымъ потиромъ, поелику въ немь соединены и оба вида тѣла и крови Господней, которые Господь предалъ, чтобы мы пріобщались и (именно) обоимъ. Пріобщаетъ же народъ посредствомъ священнаго преподанія (въ уста тѣла и крови Христовой) и вмѣстѣ съ тѣмъ обозначаетъ и то, какъ Іисусъ, воскресши изъ гроба, явился живой апостоламъ, а чрезъ нихъ и всему міру. Но поелику Онъ не постоянно находился со Своими учениками, какъ это было прежде страданія, но денми четыредесятми (Дѣян. 1, 3), иногда являлся, иногда скрывался отъ глазъ ихъ (поелику послѣ воскресенія тѣло Его было прославлено): по этому іерей снова вноситъ святыню въ алтарь и тѣмъ показываетъ, что, воскресши изъ мертвыхъ, Онъ не показывался уже больше міру. Въ послѣдній разъ, когда Онъ явился апостоламъ, это было на горѣ Елеонской, съ которой Онъ и вознесся; по этому и іерей, обращаясь снова къ народу съ святыней, говоритъ громогласно: всегда, нынѣ и присно и во тьки вѣковъ, указывая вознесеніе Господа на небеса, и вслѣдъ за этими заключительными словами и самымъ дѣломъ переноситъ тѣло Христово съ святой трапезы въ священное предложеніе, какъ-бы съ земли на небо. Послѣ этого трапеза дѣлается какъ-бы престоломъ Бога и Отца, а предложеніе, какъ-бы сѣдалищемъ одесную величества на высокихъ. И поелику Господь обѣщалъ ученикамъ Своимъ, что въ Царствѣ Его Онъ устроитъ такъ, что они сядутъ на трапезѣ Его и будутъ ѣсть и пить вмѣстѣ съ Нимъ (Лук. 22, 30) то таинственное брашно мудрости и то новое питіе, которое Онъ обозначилъ, когда сказалъ: яко не имамъ пити отнынѣ отъ сего плода лознаго, до дне того, егда è пію съ вами ново во царствіи Отца Моею (Матѳ. 26, 29), указывая тѣмъ на болѣе полное наслажденіе блаженствомъ; поэтому іерей или діаконъ снова идетъ и вторично пріобщается тѣла и крови Господней и потребляетъ (какъ говорится) святая, для обозначенія будущаго таинственнаго пиршества. За тѣмъ по отшествіи Христа отъ міра сего осталась для утѣшенія вѣрующихъ Дѣва Марія; поэтому раздается народу такъ называемый антидоръ во образъ Пресвятой Богородицы, изъ той просфоры, изъ которой былъ взятъ агнецъ. И такимъ образомъ оканчивается священная литургія, а вмѣстѣ съ нею и всѣ таинства домостроительства во плоти.

Но поелику дѣло святаго пріобщенія представляетъ нѣкоторыя особенности, требующія поясненія, то мы считаемъ нужнымъ снова къ нему возвратиться и прибавить, что архіерей, намѣреваясь пріобщиться, снимаетъ митру, такъ какъ въ то время онъ носитъ образъ не царя-Христа, а человѣка, обремененнаго немощами и уничиженнаго, и стоитъ съ открытой головой вплоть до тѣхъ поръ, какъ начнетъ совершать священное преподаніе (тѣла и крови Христовой). А послѣ того какъ обозначитъ образъ воскресенія, приподнявши освященный хлѣбъ съ дискоса, дѣлитъ его на четыре части; поелику этотъ хлѣбъ есть то тѣло Христово, которое рѣжется и раздробляется для того, чтобы быть раздѣленнымъ между вѣрующими безъ умаленія благодати обоженной плоти, тѣло, о которомъ Онъ сказалъ: сіе есть тѣло Мое еже за вы ломимое (Матѳ. 26, 26). Потомъ іерей беретъ одну изъ этихъ четырехъ частицъ и опускаетъ ее въ св. потиръ; поелику въ воскресеніи всѣ части человѣческаго тѣла сходятся, сцѣпляются и составляюгь одно цѣлое: а затѣмъ вливаетъ и теплую воду, говоря: теплота исполнь вѣры и пр., равно какъ: божественная баня пакибытія, во-первыхъ, чтобы показать, что Духъ Святый, постоянно изображаемый въ божественномъ Писаніи то въ образѣ огня, то въ образѣ потоковъ водъ, совершаетъ также и таинство воскресенія, поэтому пророческій голосъ говоритъ: пóслеши Духа Твоего и созиждутся и обновиши лице земли (Псал. 103, 30). Во-вторыхъ, чтобы сдѣлать кровь и воду для вкушенія столь же теплыми, какъ онѣ вышли изъ ребра Iисуса Христа и чтобы дать намъ понять, что онѣ исходятъ изъ живаго тѣла. И въ третьихъ, чтобы показать, что кровь и вода обѣ вмѣстѣ совершенствуютъ насъ благодатію Божіею, съ одной стороны святымъ крещеніемъ, а съ другой — божественнымъ пріобщеніемъ, запечатлѣвая насъ Духомъ Святымъ. — Затѣмъ прежде всего пріобщается архіерей, произнося таинственныя молитвы, заключающіяся въ чинѣ причащенія и особенно (молитву): вѣрую Господи и исповѣдую, яко Ты еси воистину Христосъ, Сынъ Бога живаго, это — тѣ самыя слова, которыми отвѣчаль Петръ Іисусу, когда Тотъ спросилъ апостоловъ, какое они имѣютъ объ Немъ мнѣніе, именно онъ сказалъ: ты еси Христосъ, Сынъ Бога живаго (Матѳ. 16, 16). Ибо хлѣбъ, котораго мы причащаемся, естъ Самъ Христосъ, Котораго тогда видѣли и о Которомъ свидѣтельствовали апостолы. Причащаясь съ сею вѣрою и подобающимъ благоговѣніемъ и страхомъ устами своими тѣла и божества Іисусова и дѣлаясь со-тѣлеснымъ Христу, пріемлетъ св. хлѣбъ однажды, т. е. одинъ разъ, а св. чашу въ три пріема (глотка). говоря: во имя Отца и Сына и Святаго Духа, поелику когда Христосъ приходитъ, чтобы обитать въ человѣкѣ, то приходитъ не Одинъ, а съ Отцемъ и Духомъ. Подобнымъ же образомъ причащаются и прочіе архіереи, и іереи и діаконы, при чемъ іерархъ преподаетъ имъ однажды хлѣбъ и трижды чашу. Во время этого преподаванія онъ носитъ (на головѣ) и митру или кидаръ во образъ верховнаго архіерея Іисуса. Послѣ божественнаго причащенія, діаконъ, взявши дискосъ и произнося воскресныя пѣсни, т. е. Воскресеніе Христово видѣвше, и Свѣтися, свѣтися новый Іерусалиме, О пасха велія и священнѣйшая Христе, собираетъ посредствомъ губки остатки тѣла Христова и перемѣщаетъ ихъ съ дискоса въ потиръ вмѣстѣ со всѣми частицами святыхъ, и людей, какъ живыхъ, такъ и умершихъ. За это сильно порицаютъ насъ латиняне, такъ какъ (при этомъ) мы смѣшиваемъ въ одно людей съ обоженнымъ тѣломъ Іисуса и какъ будто бы и люди дѣлаются тѣломъ Христовымъ. Но безупречная и православная наша церковь не затрогивается этими нареканіями; поелику невозможно никогда тому статься, чтобы человѣкъ, такъ какъ онъ есть, могъ сдѣлаться Богомъ по естеству, какъ пресуществленный Духомъ Святымъ хлѣбъ; но если и прилѣпится къ Іисусу и составятъ оба нѣчто единое, какъ бываетъ напримѣръ, когда человѣкъ пріобщается этихъ божественныхъ таинъ, но чрезъ это человѣкъ не изменяется естествомъ въ Бога, а только принимаетъ божественную благодать отъ Христа, а по прежнему человѣкъ остается человѣкомъ, и хотя принимаетъ божественную благодать, но не дѣлается по естеству Богомъ, какъ Христосъ, а лишь по благодати. Поэтому іерею нужно быть внимательнымъ, чтобы не преподать какому-либо христіанину причащенія частицами людей, чтобы не впасть въ идолослуженіе. Мысль, которую имѣетъ наша Церковь, когда ввергаетъ частицы людей въ потиръ, состоитъ въ томъ, чтобы омыть грѣхи поминаемыхъ честною кровію Владыки. Это похоже на то, какъ если бы (для примѣра) Іоаннъ, стоявшій при крестѣ, вздумалъ взять какого-либо грѣшника и подвести его подъ язвы Іисусовы, источавшія кровь, съ цѣлію омыть его ею. Конечно, человѣкъ тотъ не сдѣлался бы Христомъ по естеству, а только очищеннымъ и омытымъ отъ грѣха кровію Христовою. Поэтому многіе въ нашей области, знающіе эту мысль церкви, когда ввергаютъ частицы (о которыхъ рѣчь) въ потиръ послѣ воскресныхъ молитвъ, произносятъ слѣдующія слова: Омой Господи грѣхи здѣсь поминаемыхъ честною Твоею Кровію, молитвами святыхъ Твоихъ. Впрочемъ, хотя и не всѣ это говорятъ, а лишь стоятъ просто, но кровь Христова имѣетъ силу очищать прегрѣшенія вѣрующихъ и всегда производитъ свое дѣйствіе, будемъ ли мы это говорить, или не будемъ. Въ этомъ и состоитъ вся сила священства. Ибо когда іерей приноситъ жертву сію Богу и молится о душевномъ спасеніи какого-либо грѣшника живаго или усопшаго, не на добродѣтель свою онъ надѣется, разсчитывая посредствомъ ея получить искомое, а на силу и благодать пролитой за насъ крови Владычней. Это и означаютъ слова пророка Захаріи: И Ты въ крови Завѣта Твоего испустилъ еси узники Твоя отъ рова не имуща воды (Зах. 9, 11); поелику не тогда только, т. е. во время распятія Своего Онъ исторгнулъ изъ ада узниковъ кровію, изліянною на крестѣ, но и теперь кровію Новаго Завѣта, изливаемою таинственно на божественной литургіи, освобождаются и усопшіе изъ ада, за которыхъ приносится жертва, и живые отъ всякаго душевреднаго діавольскаго искушенія; ибо между этой и той кровью нѣтъ никакого различія, а обѣ они — совершенно одно и тоже.

Вотъ чинъ, котораго мы держимся въ нашей литургіи. Надѣюсь, что этого же чина держитесь и вы, въ противномъ же случаѣ, т. е. если вашъ чинъ отступаетъ въ чемъ-либо отъ нашего, вы постарайтесь согласовать съ нашимъ, сообразно съ указаннымъ распорядкомъ, который мы приняли съ самаго начала, дабы одними устами и однимъ сердцемъ славить и вамъ и намъ Единаго Бога и Отца Господа нашего Iисуса Христа и Самаго Единороднаго Сына Его со Всесвятымъ Духомъ.

Это — въ отвѣтъ на первый вопросъ (поставленный) въ посланной вами грамотѣ. Отсюда вы увидите и то, когда открываются и закрываются двери св. алтаря, о чемъ вы спрашиваете въ десятомъ вопросѣ, равно какъ и кое-что другое — тамъ и сямъ, какъ видите.

2. Что же касается времени: (совершенія) литургіи, что составляетъ вашъ второй вопросъ и о чемъ вы спрашиваете также и въ одиннадцатомъ, на это мы отвѣчаемъ, что вы хорошо дѣлаете, начиная (литургію) съ третьяго часа дня по канонамъ, и совершаете ее до седьмаго или девятаго часа дня: поелику чѣмъ дольше кто упражняется въ славословіи Господа, тѣмъ больше ему пользы и похвалы, какъ небеснымъ ангеламъ, которые непрестанно воспѣваютъ Господа. Но (мы должны прибавить,что) часы эти не опредѣлены однажды навсегда, такъ чтобы мы не имѣли позволенія литургисать и въ другой какой-либо часъ кромѣ третьяго; поелику во святый и великій день Свѣтлаго Христова Воскресенія и Рождества и Святыхъ Богоявленій литургія бываетъ съ ночи; въ великій четвертокъ и въ великую субботу тоже мы приняли (по преданію) литургисать по вечеру ради нѣкоторыхъ таинствъ, соединенныхъ съ этими днями, таинствъ, о которыхъ впрочемъ не мѣсто здѣсь говорить; а въ монастырѣ неусыпающихъ почти ежечасно литургисали. Поэтому мы и пишемъ, что застигаетъ-ли третій часъ, или другой болѣе ранній вслѣдствіе какой-либо настоятельной нужды, литургія не должна быть отмѣняема, какъ и мы обыкновенно дѣлаемъ это въ нашихъ церквахъ: поелику благодать Святаго Духа не ограничивается тѣмъ или другимъ моментомъ времени.

3. На третій вопросъ, именно: когда лампадарій зажигаетъ свѣчу, чтобы звать іерарха въ церковь, отвѣчаемъ, что тотчасъ же въ самомъ началѣ всякаго чинопослѣдованія, для того, чтобы архіерей всегда приходилъ первый, какъ столпъ огненный, руководящій новаго Израиля въ землю обѣтованія, въ горній Іерусалимъ. На вечерни зажженная свѣча стоитъ до тѣхъ поръ, когда хоръ начнетъ пѣть: Господи воззвахъ, и когда дойдетъ до словъ: вонми гласу моленія моего, лампадарій, сдѣлавши поклонъ, вмѣстѣ съ канонархомъ, который стоитъ близь него, чтобы выступить во время, удаляется вмѣстѣ со свѣчею; поелику ветхій свѣтъ уступаетъ (свое мѣсто) новому. Равнымъ образомъ и на утрени тотчасъ же удаляется, какъ скоро архіерей станетъ на каѳедрѣ; и за тѣмъ снова зажигаетъ свѣчу на хвалитѣхъ, ставитъ предъ нимъ и стоитъ (она) до самаго конца утрени въ ознаменованіе того, что явися благодать Божія спасительная всѣмъ человѣкомъ (Тит. 2, 11). На литургіи же, когда архіерей не священнодѣйствуетъ, зажженная свѣча стоитъ до тѣхъ поръ, когда скажутъ Благословенно царство Отца; и потомъ снова зажигается во время причастна и (стоитъ зажженною) до конца, (по окончаніи-же литургіи) сопровождаетъ архіерея до келліи его. Если-же архіерей самъ литургисаетъ, то зажженная свѣча стоитъ дотолѣ, пока архіерей войдетъ въ св. олтарь; ибо говоритъ Писаніе: вы есте свѣтъ міру (Матѳ. 5, 14). Впрочемъ нужно вамъ знать, чта тотъ, кто съ свѣчею въ рукахъ зоветъ архіерея въ церковь, называется не лампадаріемъ, а приммикиріемъ благочиній [5]: а лампадарій есть первый пѣвецъ лѣваго клироса [6], и назывался такъ потому, что носилъ такъ называемый дивамбулъ, это былъ одинъ изъ употреблявшихся (въ старину) для святыхъ даровъ сосудовъ съ позлащенной лампадой.

4. На четвертый (вопросъ), — именно, когда или какую службу несетъ каждый изъ должностныхъ [7] іереевъ и архіереевъ при священнодѣйствій, когда литургисаетъ патріархъ, отвѣчаемъ, что иподіаконъ не дѣлаетъ ничего другаго кромѣ того, что держитъ тазъ или лахань и ембрикій [8] съ полотенцемъ, при помощи которыхъ іерархъ умываетъ руки, когда собирается хиротонисать или влагать частицы (въ потиръ) во время херувимской пѣсни, и предходитъ предъ святыми дарами, говоря: елицы вѣрніи. Изъ діаконовъ же, архидіаконъ говоритъ первую ектенію [9] и творитъ входъ съ Евангеліемъ и читаетъ (оное) на амвонѣ, подъемяетъ святые дары, носитъ омофоръ патріарха на рукахъ всякій разъ, какъ тотъ слагаетъ его съ себя. Остальные же діаконы произносятъ слѣдующія ектеніи по порядку — каждый по чину своему. Протоіерей же, какъ екдикъ и первый въ олтарѣ [10], занимающій второе мѣсто послѣ архіерея, начинаетъ (литургію возгласомъ): Благословенно царство Отца и произноситъ и слѣдующіе три возгласа. Остальные же должностные іереи и архіереи стоятъ внѣ олтаря съ патріархомъ, произнося тайно молитвы литургіи, и коль скоро войдутъ въ св. олтарь не произносятъ никакого возгласа, — одинъ лишь епископъ прототронѣ [11] произноситъ: да и тіи съ нами славятъ и: въ первыхъ помяни Господи патріарха нашего NN. Тоже самое повторяетъ и второй, за нимъ и прочіе всѣ архіереи и іереи по чину своему. Всѣ остальные возгласы произноситъ патріархъ. А другіе іереи и архіереи никакого другаго служенія не несутъ кромѣ того, что солитургисаютъ патріарху, прочитывая вмѣстѣ съ нимь тѣ же самыя тайныя молитвы единомысленно, но не гласно, чтобы сохранялось ненарушимо церковное благочиніе.

5. На пятый отвѣчаемъ, что митру иди кидарь патріархъ носитъ съ самаго начала, лишь только облачится во все священное облаченіе, являя (тѣмъ) таинственное и небесное царство Господа нашего Iисуса Христа; вслѣдствіе этого онъ, когда возлагаетъ ее на свою голову, говоритъ: Господь воцарися, въ лѣпоту облечеся. И за тѣмъ снимаетъ ее тогда только, когда беретъ частицы во время пѣнія Херувимской пѣсни, когда освящаетъ пречистыя тайны и когда пріобщаетея самъ; послѣ же пріобщенія опять воздагаетъ ее и съ нею (на головѣ) преподаетъ своимъ сослужителямъ св. хлѣбъ и св. чашу. И такъ дѣлается всегда на каждой лигургіи во весь годъ.

6. На шестой говоримъ, что патріархъ или другой архіерей никогда не литургисаетъ одинъ безъ діакона и трехъ или по крайней мѣрѣ двухъ священниковъ для того, чтобы не смѣшивать всѣхъ этихъ символическихъ дѣйствій свящ. литургіи, и такъ (дѣлать) мы приняли съ самаго начала. Но если бы какой-либо іерархъ по чувству глубокаго благоговѣнія пожелалъ литургисать и одинъ, то св. сѵнодъ не вмѣняетъ этого въ грѣхъ, поелику высшіе чины имѣютъ то преимущество предъ низшими, что заключаютъ въ себѣ и силы низшихъ: нужно только, чтобы въ такомъ случаѣ онъ литургисалъ уже совершенно одиноко,чтобы охранить величіе архіерейства.

7. Что же касается полемики, которую ведете изъ-за чина божественнаго тайноводства, какъ пишете въ седьмомъ вопросѣ, то умоляемъ именемъ Господа нашего Iисуса Христа, да прекратитъ ее твое блаженство [12] съ свойственной тебѣ разсудительностію: рабу бо Господню не подобаетъ сваритися (2 Тим. 2, 24), и особенно въ вещахъ, которыя не принадлежатъ къ числу главныхъ и существенныхъ членовъ вѣры, а убѣждай ихъ принять тотъ чинъ, который мы описали, чинъ, содержимый во всей восточной церкви безъ всякихъ измѣненій въ томъ самомъ видѣ, въ какомъ онъ дошелъ до насъ съ самаго начала по преданію. И этимъ мы гордимся, ибо въ то время какъ другія церкви послѣ своего отпаденія отъ насъ приняли и принимаютъ ежедневно многія новшества и новоизмышленные догматы, мы, съ помощію Святаго Духа, ничего не измѣнили съ тѣхъ самыхъ поръ, какъ собрадся Седьмый соборъ и утвердилъ нашъ чинъ. Вслѣдствіе этого какъ наши древнія книги съ текстомъ литургій Златоуста и Василія, находящіяся въ разныхъ библіотекахъ, такъ и новыя не представляютъ ни малѣйшей разности. Но можетъ быть ваши (чины и порядки) не согласны съ нашими въ вещахъ необходимыхъ, а не въ тѣхъ, относительно которыхъ уставъ предоставляетъ выборъ на волю настоятеля, въ такомъ случаѣ напишите намъ, какіе это (чины и порядки), и мы разсудимъ объ этомъ соборнѣ.

8-9. Относительно же Павла епископа Коломенскаго и протопопа его Исаіи [13], которые говорятъ, что они несогласны съ вами ни касательно книгъ, ни литургіи, ни перстосложенія, и отвергаютъ наши молитвы, какъ будто онѣ совершаются ради страха человѣческаго, а не ради страха Божія, и что будто бы на литургіи патріархъ мóлится иначе, чѣмъ другіе іереи, т. е. хуже и ниже страха ради Божія, и требуетъ другихъ молитвъ, отличныхъ отъ тѣхъ, которыя заключаетъ въ себѣ наша литургія, и особенно (говоритъ) о бѣдныхъ, какъ вы пишете въ осьмомъ и девятомъ вопросѣ, отвѣчаемъ, что все это суть признаки ереси и раскола, и кто такъ вѣруетъ и говоритъ, тотъ чуждъ православной нашей вѣры: поелику кто не выдерживаетъ идеи равенства, тотъ очевидно самъ человѣкъ строптивый и испорченаый, а не равенство. И если-бы онъ оказался ангеломъ съ неба, не слѣдуетъ его принимать, по повелѣнію апостола (Гал. 1, 9). Такимъ образомъ, или пусть примутъ нелицемѣрно все, что содержитъ и принимаетъ за догматъ православная наша церковь, или послѣ перваго и втораго вразумленія,если останутся неисправимыми, отрекитесь отъ нихъ и отдѣлите ихъ съ отлученіемъ отъ овецъ Христовыхъ, чтобы они не питали ихъ смертоноснымъ кормомъ. Въ такомъ случаѣ вы будете имѣть согласіе на это и наше и нашего Сѵнода. Въ самомъ дѣлѣ, на какомъ соборѣ или у какого древняго святаго нашли они будто молитвы нашей церкви совершаются по человѣкоугодію, что онѣ недостаточны и неудовлетворительны и въ силу этого (присвояютъ себѣ право) требовать ихъ восполненія? Всѣми мѣрами остерегайтесь такихъ собакъ, или, точнѣе сказать, волковъ; ибо они подъ видомъ исправленія, (притворяясь) будто желаютъ исправлять недостатки церковные, на самомъ же дѣлѣ стремятся внести въ нее ядовитые свои плевелы. Такъ (между прочимъ) поступили и аріане, притворяясь, будто желаютъ исправить слово единосущный, внесенное святыми отцами въ свящ. сѵмволъ на первомъ соборѣ; ибо, говорили они, это — слово варварское, а они выбрали другое болѣе отборное слово, именно: подобосущный и принуждали всѣхъ произносить оное, и вмѣстѣ съ этимъ маленькимъ изреченіемъ внесли въ церковь цѣлое аріанство [14]. Такимъ же точно образомъ и современные намъ кальвинисты и лютеране (не насчитывающіе еще и полныхъ ста лѣтъ со времени появленія своей ереси), желая устранить отъ себя упрекъ въ томъ, что они отступили отъ древней вѣры Христовой, называются реѳорматорами т. е. преобразователями и исправителями древней вѣры и подъ видомъ этого исправленія не оставили ни одного догмата не испорченнымъ и не искаженнымъ. Тоже самое и они (поименованныя выше лица) стараются дѣлать, — приносять къ намъ свои нововведенія и апокрифическія молитвы въ качествѣ исправленій. Въ дѣйствительности эти лица являются вратами ада, вводящими въ геенну огненную, попаляющую повинующихся имъ. Вслѣдствіе этого и будутъ отсѣчены отъ церкви, какъ гнилые и неисцѣлимые члены, оставаясь нераскаянными; поелику таковыя молитвы ихъ мы считаемъ богохульствомъ, такъ какъ они бросаютъ подозрѣніе на молитвы нашихъ святыхъ, и пытаются ввести новые порядки, которымъ насъ никогда не учили отцы, передавшіе намъ вѣру.

10. На десятый, т. е. когда отверзаются врата св. олтаря, мы отвѣчали въ первомъ.

11. Равнымъ образомъ и относительно времени божественнаго священнодѣйствія, когда начинается, о чемъ спрашиваете въ одиннадцатомъ, мы дали отвѣтъ во второмъ.

12. Относительно же двѣнадцатаго, гдѣ спрашивается, пріемлется ли жертва того іерея, который литургисая хранитъ въ сердцѣ своемъ соблазнъ памятозлобія, отвѣчаемъ словами Христа, сказанными у Матѳея: аще убо принесеши даръ твой ко олтарю, и ту помянеши не о томъ, что имѣешь нѣчто противъ брата твоего (ибо это безусловно предосудительно для человѣка), но что онъ имѣетъ нѣчто противъ тебя: остави ту даръ твой предъ олтаремъ, и шедъ прежде смирися съ братомъ твоимъ, и тогда пришедъ принеси даръ твой (Матѳ. 5, 23-24). Отсюда мы можемъ понять, что Богъ не пріемлетъ даровъ отъ сердца, скрывающаго въ себѣ соблазнъ, какъ говоритъ (Онъ) и у пророка Исаіи: аще принесете Мнѣ семидалъ, суетно кадило, мерзость Мнѣ есть. И отвращаясь отъ ихъ праздниковъ, и жертвъ, и постовъ, и молитвъ, присовокупляетъ и причину, говоря: руки бо ваша исполнены крове (Исаіи, 1, 13-15), т. е. поелику дѣла ваши (ибо въ этомъ смыслѣ понимаются руки въ Писаніи) полны ярости и гнѣва. И въ другомъ мѣстѣ опять говоритъ: въ судѣхъ и сварѣхь поститеся, и біете пястми смиреннаго, — и немного ниже: ниже тако наречете постъ пріятенъ (Исаіи, 58, 4-5). И если такъ бываетъ относительно жертвъ ветхозавѣтныхъ, то не тѣмъ ли страшнѣе, когда дѣло идетъ о страшной сей истинной жертвѣ агнца непорочнаго и незапятнаннаго Христа, когда безъ всякаго сравненія больши храма и Соломона здѣ (Матѳ. 12, 7)? Такимъ образомъ, что касается священника, приносящаго священную литургію недостойно и въ состояніи страсти, то безспорно такой священникъ достоинъ осужденія. Но поелику кровь Спасителя служитъ избавленіемъ вѣрующихъ въ Него, будучи изливаема за насъ и за многихъ, какъ говоритъ Самъ Онъ (Матѳ. 26, 28), то литургія бываетъ дѣйственною для тѣхъ, за кого она приносится, и благодать спасительной крови не можетъ быть остановлена въ своемъ проявленіи недостоинствомъ приносящаго священника. Такъ, и книжники и фарисеи съ настроеніемъ, дышавшимъ завистію и убійствомъ, заклали Іисуса на древѣ креста, беззаконными руками принося праведную жертву за весь міръ, но не могли помѣшать всемірному спасенію, (бывшему слѣдствіемъ) того страданія. Они осуждены, а міръ, увѣровавши, спасся. И Каіаѳа, поелику былъ архіерей лѣту тому (Іоан. 11, 49), пророчествовалъ на пользу народа, и слова его исполнились, какъ истинныя и пророческія, а самъ осужденъ, какъ христоубійца. Вслѣдствіе этого каждый да искушаетъ себе (говоритъ Павелъ) и тако отъ хлѣба да ястъ, и отъ чаши да піетъ (1 Кор. 11, 28); поэтому мы и видимъ, что многіе хвораютъ и умираютъ. Ибо если бы мы сами себя захотѣли осуждать, то не были бы осуждены отъ Бога. Но для того мы подпадаемъ суду Господа, (и) получаемъ въ этомъ мірѣ внушенія къ покаянію, чтобы не быть осужденными въ другой жизни.

13. Относительно же кровотеченія и искушенія во снѣ, о чемъ спрашиваете въ тринадцатомъ вопросѣ, — не служатъ ли они для іерея препятствіемъ къ (совершенію) божественной литургіи, отвѣчаемъ: относительно кровотеченія (т. е. когда течетъ кровь, или изъ устъ рвотой, или изъ носа, или низомъ чрезъ геморрой), что нѣтъ въ законѣ особливаго о семъ (постановленія), можетъ быть потому, что такія немощи не производять душевной нечистоты въ человѣкѣ, однако-же, такъ какъ все-таки это — плотскія нечистоты, то хорошо (сдѣлаетъ священникъ), если удержится отъ совершенія литургіи, пока не пройдетъ таковая немощь. Ибо и мірской человѣкъ не причащается пречистыхъ таинъ, если съ нимъ случится нѣчто подобное, кромѣ случаевъ, угрожающихъ смертію.

Относительно же искушенія во снѣ отвѣчаемъ вмѣстѣ съ св. Аѳанасіемъ, который къ нѣкоему Аммуну пишетъ, что если искушеніе во снѣ произошло отъ страстныхъ помысловъ, пьянства и кутежей, то оно — нечистота и служитъ препятствіемъ божественному тайнодѣйствію, если же произошло или отъ сильнаго утомленія, слѣдствіемъ котораго было ослабленіе почекъ, или отъ излишка сѣмени, когда весьма часто человѣкъ самъ того не чувствуетъ, и лишь, пробудившись отъ сна, замѣчаетъ, что оскверненъ, то оно не есть нечистота, какъ не считается нечистотою изверженіе природою другихъ излишествъ, — тогда іерей безпрепятственно можетъ совершать литургію.

14. Что же касается осмичасоваго промежутка времени [15], назначаемаго вами мирянину, желающему пріобщаться, для воздержанія отъ соитія съ своей женой (какъ пишете въ четырнадцатомъ вопросѣ), то мы признаемъ (этотъ срокъ) слишкомъ краткимъ [16]. Въ самомъ дѣлѣ много ли времени дается въ такой срокъ [17] для поста, для молитвы, для возбужденія умиленія, для совершенія покаянія, — что все необходимо причащающимся (сдѣлать) до причащенія, для приготовленія къ таковому пріобщенію? Правда, Павелъ, когда совѣтуетъ такое воздержаніе отъ жены во время молитвы, не опредѣляетъ количества дней, а говоритъ: не лишайте себе другъ друга, точію по согласію до времени, да пребываете (въ постѣ и) молитвѣ (Кор. 7, 5). Но ветхозавѣтное Писаніе говоритъ въ книгѣ Исходъ: будите готови три дни, не входите къ женѣ (Исход. 19, 15), не для пріобщенія (потому что какое же они имѣли пріобщеніе?), а только для того, чтобы слышать и видѣть пришествіе Бога на гору. И Авіаѳаръ архіерей не дерзнулъ дать Давиду и его спутникамъ въ снѣдь хлѣбы предложенія, служившіе образомъ настоящаго таинства, пока они не заявили и не сказали, что они воздерживадись отъ женъ вчера и третьяго дня (и что) отнелѣ-же изыдохъ азъ на путь, быша вси отроцы очищени (1 Цар. 21, 5). А развѣ можно наше таинство сравнивать съ тѣми? Поэтому христіанамъ подобаетъ и бóльшее количество дней воздерживаться, когда намѣреваются пріобщаться. И пусть это дѣлается съ согласія обоихъ (заинтересованныхъ) лицъ. Здѣсь въ нашей странѣ воздерживаются по крайней мѣрѣ восемь дней. То-же совѣтуемъ и вамъ внушать народу, и могій вмѣстити да вмѣститъ. Во всякомъ же случаѣ меньше трехъ дней нельзя назначать и тѣмъ болѣе, что св. пріобщеніе не часто бываетъ, всего три или четыре раза въ годъ.

15. Относительно же церквей, не имѣющихъ мученическихъ мощей во освященіе свое (отвѣчаемъ, что) необходимо ихъ вновь поновить [18] и восполнить (этотъ недостатокъ) положеніемъ свящ. мощей; ибо, какъ говоритъ седьмое правило седьмого собора, тó, что многія церкви остаются не освященными, ведетъ свое начало отъ иконоборцевъ, которые отмѣнили и другіе древніе обычаи церковные съ цѣлію уничтожить неписаное законоположеніе. Поэтому и св. отцы означеннаго собора, постановляя какъ догматъ, пишутъ слѣдующее: аще которые честные храмы освящены безъ святыхъ мощей мученическихъ, опредѣляемъ: да будетъ совершено въ нихъ положеніе мощей (съ обычною молитвою). Аще же отнынѣ обрящется (нѣкій епископъ) освящающій храмъ безъ святыхъ мощей: да будетъ изверженъ, яко преступившій церковныя преданія [19]. То же наказаніе воспослѣдуетъ и для тѣхъ, которые употребляютъ не освященные мученическими мощами антиминсы.

16. На вопросъ о томъ, гдѣ полагается антиминсъ по окончаніи божественной литургіи надъ или подъ св. потиромъ, не имѣемъ отвѣта, поелику мы оставляемъ антиминсъ (на одномъ и томъ же мѣстѣ) и онъ постоянно находится на св. трапезѣ, такъ какъ и св. гробъ не перемѣщался никогда съ мѣста на мѣсто.

17. Семнадцатый вопросъ, въ которомъ говорится о положеніи въ церкви мощей святыхъ, не возбуждаетъ никакого недоумѣнія, но по соборнымъ правиламъ, о которыхъ вы пишете, и должно быть.

18. На осмнадцатый вопросъ: низлагается ли іерей, приносящій свящ. жертву на неосвященной трапезѣ, или на неосвященномъ антиминсѣ, мы сказали (отвѣтъ) въ пятнадцатомъ.

19. И священникъ двоеженецъ не священникъ, по семнадцатому правилу святыхъ апостоловъ, гласящему: священникъ двоебрачный или содержащій наложницу, пусть считается не освященнымъ [20]. И коль скоро вслѣдъ за вторымъ бракомъ онъ лишится всякаго священническаго дѣйствія и достоинства, то не можетъ ни епитрахили возлагать на себя, ни фелони носить, ни кадить народъ. Ибо третій канонъ Шестого собора говоритъ: іерей – двоеженецъ и беззаконно встушвшіе въ бракъ низлагаются; ибо уязвленный не благословляетъ, т. е. раненый не благословляетъ, или (другими словами) не преподаетъ никакой благодати. И хотя Левъ премудрый въ 89 новеллѣ отмѣнялъ этотъ законъ и далъ имъ (двоеженцамъ-священникамъ) мѣсто среди должностныхъ лицъ, проходящихъ служеніе внѣ алтаря, но теперь этотъ обычай не соблюдается, напротивъ возстановленъ въ своей силѣ древній законъ отцевъ. Тѣмъ паче саморукоположенный, дерзнувшій не освященными руками лживо посягать на пречистое тѣло и кровь Господа, (человѣкъ) которому и царскій законъ опредѣдяетъ смерть, какъ можетъ кадить! Неужели онъ не боится потерпѣть тоже самое, что потерпѣли 150 мужей, находившіеся съ Кореемъ, когда изыде огнь отъ Господа и пояде ихъ принесшихъ несвященно ѳиміамъ (Числ. 16, 35)? Или не трепещетъ случая съ Озіей царемъ, который пораженъ былъ проказою и изгнанъ изъ святилища и царства, послѣ того какъ захотѣлъ кадить, не имѣя священства (2 Парал. 26, 16-20)? Церковь не должна терпѣть ничего подобнаго, въ противномъ случаѣ и она сдѣлается участницею въ оскверненіи. Ибо 10, 11 и 12-й канонъ св. апостоловъ говоритъ: молящійся съ отлученнымъ — самъ да будетъ отлученъ, и молящійся съ низложеннымъ непокорнымъ самоосужденъ, и принимающій посторонняго непринятаго (въ общеніе церковное своею мѣстною церковію) и самъ дѣлается не пріемлемымъ (церковію). Все это, если кто тщательно изслѣдуетъ, найдетъ въ саморукоположенномъ.

20. Уставъ четыредесятницы, по которому мы постимся во всѣхъ здѣшнихъ странахъ по древнему обычаю, состоитъ въ томъ, что всѣ мы вообще міряне и священники воздерживаемся не только отъ мяса и яицъ и сыра, но и отъ рыбъ, и отъ масла и отъ вина. Каждые пять дней на всякой недѣлѣ весь народъ постится до наступленія девятаго часа съ вечернею; и тогда ѣстъ одинъ разъ въ день сухояденіе. Развѣ кто боленъ, лишь тотъ можетъ ѣсть раньше, но ни въ какомъ случаѣ не мясо и не рыбу. А въ субботу и въ воскресенье, разрѣшая постъ, вкушаютъ масло и пьютъ вино съ какими-либо вареными овощами или черепокожными.

21. Относительно же антиминсовъ, о которыхъ спрашиваете въ двадцать первомъ вопросѣ, — именно: когда мы ихъ раскрываемъ при совершеніи преждеосвященныхъ литургій и одинъ-ли употребляемъ антиминсъ или многіе, говоримъ, — что открываемъ ихъ тогда, когда говорится: да и тіи съ нами славятъ, и что употребляемъ одинъ только антиминсъ на всякомъ мѣстѣ и во всякое время, ибо знаемъ одинъ только гробъ Господень. Хотя и на преждеосвященныхъ литургіяхъ всякій, кто причащается, пріемлетъ не мертвое тѣло Господа, какъ въ другихъ литургіяхъ, а воскресшее, при всемъ томъ поелику послѣ воскресенія ангелы открыли (гробъ), то и мы держимъ антиминсъ открытымъ до конца литургіи, потому особенно, что употребляемъ его и вмѣсто престола.

22. Чинопослѣдованіе объ усопшихъ здѣсь въ странахъ Константинополя нѣсколько измѣнено и именно сокращено сравнительно съ уставомъ, находящимся въ Евхологіѣ, по случаю частыхъ и большихъ моровыхъ повѣтрій. Священники не успѣвали хоронить труповъ со всѣми погребальными обрядами. Но (въ дѣйствительности) должно быть такъ, какъ указываетъ уставъ; и особенно тамъ, гдѣ моръ не вынуждаетъ насъ торопиться. Чтоже касается чина крещенія, то онъ неизмѣнно остается въ томъ видѣ, какъ предписываетъ уставъ, находящійся въ Евхологіѣ. Тамъ вы можете его видѣть. И если онъ въ чемъ-либо разнится отъ нашего, то или исправьте его сами по взаимному соглашенію, или пишите къ намъ и мы разсудимъ соборне.

23. Относительно священническаго благословенія, именно: совершается ли оно и у насъ посредствомъ прикосновенія (къ благословляемому) или нѣтъ, отвѣчаемъ, что иногда такъ благословляемъ, иногда не такъ. При св. крещеніи и при исповѣди, когда разрѣшаемъ кающагося отъ грѣховъ его, простирая руку на ихъ головы, благословляемъ ихъ, крещаемаго потому, что образуемъ въ немъ второе рожденіе, которое называетсяи возрожденіемъ и пакибытіемъ и возсозданіемъ, какъ и Богъ Своими руками создалъ перваго человѣка. Посему и дуемъ ему въ лице, въ образъ дыханія и душѝ, данныхъ ему Богомъ, сообщая ему въ свою очередь посредствомъ этого дуновенія животворящую благодать Святаго Духа, по писанію: «Господь дунулъ и сказалъ: пріимите Духа Святаго» (Іоан. 20, 22). Кающагося же (благословляемъ чрезъ прикосновеніе къ нему) — потому, что нарочито молимся о томъ, да снидетъ на него отъ Бога и отпущеніе грѣховъ и сила, которая охраняла бы его въ будущемъ отъ вторичнаго оскверненія (грѣхами). Поэтому возлагаемъ и Евангеліе нарочито на его голову, когда читаемъ надъ нимъ послѣдованіе елеосвященія, обозначая имъ руку Господню. Остальной же народъ благословляемъ безъ прикосновенія, когда говоримъ на литургіи: Благодать Господа нашею Іисуса Христа и любы Бога и Отца… и пр., или когда говоримъ: Благословеніе Господне да пріидетъ на васъ: поелику съ одной стороны это невозможно по множеству народа, съ другой неудобно по причинѣ смѣшаннаго характера этого народа, — среди котораго не всѣ могутъ быть православными и вслѣдствіе этого можетъ произойти соблазнъ. По вниманію ко всему этому благословеніе преподается народу издали, и если онъ достоинъ благословенія, то благословеніе и остается на немъ, если же нѣтъ, возвращается къ благословляющему. Дѣло похвальное, если какой-либо священникъ особо и по одиночкѣ благословляетъ христіанъ чрезъ прикосновеніе, хотя въ нашихъ собственныхъ уставахъ ничего объ этомъ не писано. Но и Господь нашъ Iисусъ Христосъ, преподавая благодать иногда чрезъ возложеніе Своихъ богоносныхъ рукъ, иногда воздѣвъ руцѣ Свои и не прикасаясь (ими къ благословляемымъ) благословлялъ учениковъ Своихъ.

24. На двадцать четвертый, въ которомъ спрашиваете, какъ подобаетъ христіанину изображать свой крестъ, т. е. какими перстами, отвѣчаемъ, что мы всѣ имѣемъ древнее обыкновеніе по преданію покланяться, имѣя первые три перста соединенными вмѣстѣ въ образъ Святыя Троицы, просвѣщеніемъ которой открыта намъ тайна домостроитедьства по плоти, и мы научены славить единаго Бога въ трехъ ѵпостасяхъ, Отца и Сына и Святаго Духа, и да сораспнемся вмѣстѣ съ крестомъ Господа нашего Іисуса, Сына Божія, сшедшаго съ небесъ и вочеловѣчившагося и плотію пострадавшаго ради нашего спасенія. Да это и основательно, поелику чрезъ соединеніе трехъ перстовъ мы воспоминаемъ тайну Святыя Троицы, а тѣмъ, что изображаетъ на себѣ крестъ Господень, напоминаемъ страданіе и воскресеніе Его, съ которыми и ради которыхъ призываемъ отъ Бога помощь.

25. Относительно же двадцать пятаго, гдѣ спрашиваете: какими перстами слѣдуетъ архіерею, или іерею начертывать благословеніе, преподаваемое ими (вѣрующимъ), отвѣчаемъ, что поелику и Богъ съ клятвою обѣщалъ Аврааму: благословятся вси языцы земніи о сѣмени его (Быт. 22, 18), которое есть Iисусъ Христосъ, и Давидъ, относя это къ Мессіи, говоритъ: и благословятся въ Немъ вся колѣна земная (Псал. 71, 17); то церковь благословляетъ всѣхъ, изображая іерейскою рукой имя Мессіи, или, что — тоже — имя Іисуса Христа, — именно: изображая І и С, — что въ сокращеніи значихъ Іисусъ, и Х и С, что въ таковомъ же сокращеніи означаетъ Христосъ. А какими перстами кто начертываетъ эти четыре буквы, это безразлично, лишь бы благословляющій и благословляемый имѣли въ мысли, что это благословеніе нисходитъ отъ Iисуса Христа при посредствѣ руки священника, и (что) Iисусъ Христосъ Самъ даетъ благодать благословенія по прошенію того, кто ищетъ ея съ вѣрою. Но приличнѣе дѣлать такъ, какъ изображается Христосъ благословляющимъ на иконахъ, поелику такая форма перстосложенія отчетливѣе выражаетъ (имя) Іисусъ Христосъ, — именно: большой т. е. первый, и четвертый, будучи соединены вмѣстѣ, изображаютъ — Іисусъ, а два (вторый и третій), стоймя съ небольшимъ наклоненіемъ одного изъ нихъ, Х, и малый послѣдній С, — чтó значитъ Христосъ [21]. Впрочемъ то же самое будетъ означать, если будешь держать и два послѣдніе перста (приклоненными) книзу въ формѣ двухъ СС, три же первые стоймя, какъ изображающіе І и Х. — и это не дѣлаетъ никакого различія.

26. Что касается Ѳеодорита, то церковь наша не имѣетъ объ немъ мнѣнія, какъ о еретикѣ, поелику истина состоитъ въ томъ, что третій соборъ отмѣнилъ то, что онъ и Ива Едесскій написали противъ двѣнадцати главъ св. Кирилла, составленныхъ этимъ святымъ противъ Несторія, но ихъ самихъ не низлагалъ, равно какъ и патріарха ихъ Іоанна, который подбилъ ихъ (къ этому) и покровительствовалъ Несторію; напротивъ онъ (соборъ) предоставилъ имъ снова ихъ престолы, такъ какъ они отмѣнили все, что писали противъ Кирилла и откровенно сознались, что написали это изъ честолюбія и по упорству, а не потому, чтобы такъ вѣровали. Но такъ какъ и они держались одного и того же мнѣнія на счетъ Несторія со всѣмъ св. соборомъ, то, по вниманію къ этому церковь наша и принимаетъ другія ихъ сочиненія, какъ полезныя, исполненныя мудрости и согласныя съ содержимыми ею догматами, а лишь тѣ, которыя онъ написалъ противъ Кирилла, отвергаетъ и ненавидитъ. И хотя въ своемъ діалогѣ, подъ заглавіемъ Неизмѣнное, онъ, повидимому, пишетъ кое-что о пречистыхъ тайнахъ отличное отъ того, что оставили (намъ) письменно другіе св. отцы, но тѣ, которые тщательно изслѣдуютъ творенія учителей (церкви) и мнѣнія ихъ, признаютъ и это правильнымъ и твердымъ и не разногласящимъ съ православными догматами нашей церкви [22].

27. Уставъ о поклонахъ въ томъ видѣ, въ какомъ онъ изображается въ посланномъ отъ васъ письмѣ, есть тотъ же самый, который и мы содержимъ. Различіе состоитъ лишь въ томъ, что, когда бываютъ три большихъ поклона и потомъ послѣ нихъ двѣнадцать, то мы сначала дѣлаемъ три большихъ и потомъ послѣ двѣнадцати малыхъ еще одинъ большой, и такимъ образомъ бываетъ всѣхъ 16, а не 17, какъ вы пишете.

28. Податель (вашихъ) вопросовъ доложилъ намъ еще на словахъ, какъ... [23] по обычаю вашей мѣстности, гдѣ въ церкви перемѣшиваются мущины и женщины во время богослуженія, и вы спрашиваете, благовидно ли это и законно ли? Отвѣчаемъ словами св. Павла – устъ Христовыхъ, который, дѣлая распоряженія о благочиніи церковномъ, говоритъ въ первомъ посланіи къ Тимоѳею: хощу убо, да молитвы творятъ мужіе, на всякомъ мѣстѣ (1 Тим. 2, 8), а о женщинахъ не говоритъ: на всякомъ мѣстѣ, а жена въ безмолвіи да учится со всякимъ покореніемъ (1 Тим. 2, 11), и еще: женѣ же учити не повелѣваю, нижè владѣти мужемъ, но быти въ безмолвіи (1 Тим. 2, 12). Два раза онъ предписываетъ имъ безмолвіе; поелику молчаніе со всякою скромностію и стыдливостію есть преимущественная добродѣтель женщинъ. Но это молчаніе не возможно сохранить тамъ, гдѣ стекаются массы образованныхъ мущинъ [24], молодыхъ и старыхъ, вѣрныхъ и невѣрныхъ. По этому въ отдѣльныхъ мѣстахъ церкви сдѣдуетъ имъ молиться и поучаться, а не учить никогда предъ мущинами. Не слѣдуетъ имъ и просто бесѣдовать въ церкви, а строго хранить молчаніе. Это и въ ветхозавѣтномъ храмѣ соблюдалось, гдѣ были отдѣлены другъ отъ друга мѣста дѣвицъ, вдовъ и замужнихъ. А поелику этого не соблюлъ Захарія, отецъ Предтечи, относительно Пречистой Дѣвы, но и послѣ того, какъ она родила Христа, помѣстилъ ее на мѣстѣ дѣвицъ, то его и убили между церковію и алтаремъ (Матѳ. 23, 35), убили по этой только причинѣ, какъ говорятъ церковные историки. Этотъ же порядокъ удержалъ и Златоустъ въ своей церкви, оградивши женскія мѣста отъ мужскихъ взоровъ. И это тѣмъ болѣе необходимо, что мы собственными глазами видимъ, сколько безпорядковъ бываетъ въ церквахъ тѣхъ народовъ, которые допускаютъ у себя такое смѣшеніе половъ. По этому Блаженство [25] твое, постарайся всѣми способами прекратить это дурное обыкновеніе въ своей мѣстности и убѣжденіями и епитиміями, или (даже) отлученіями, или чѣмъ только можно. Подражайте и въ этомъ всѣмъ нашимъ здѣшнимъ церквамъ, которыя ни подъ какимъ видомъ не дозволяютъ женщинамъ стоять въ другомъ мѣстѣ храма, кромѣ отведеннаго для нихъ гинеконита; ибо подобаетъ (дѣлаемъ выписку изъ твореній Григорія Богослова) предѣламъ женщинъ быть отдѣленными отъ предѣловъ мущинъ; поелику, говоритъ этотъ святый въ своихъ четверостишіяхъ, «одни женскія и другія мужскія удовольствія», или границы, по пословицѣ [26].

Таковы ваши вопросы и наши отвѣты. Господь же мира и утѣшенія, раздѣленное разстояніями соединяющій въ одно и то же единеніе вѣры, да подастъ благодать, (при помощи которой) да пребудетъ это единомысліе нашихъ церквей нерушимымъ до скончанія вѣка. Прошлыя погрѣшности да проститъ Господь чрезъ насъ послѣднихъ рабовъ своихъ; въ исправленіе же да даруетъ успѣхъ и приращеніе къ лучшему. Молитесь и о насъ, братія, да избавимся отъ тиранніи міра, и отъ горестныхъ стѣсненій, которыя терпимъ, равно какъ и мы непрестанно молимъ Бога, да утвердитъ въ мирѣ благоугодномъ царство сіе, побѣдоносно торжествующимъ надъ врагами его; архіе-рейство же ваше да руководитъ всегда по пути спасенія во Христѣ Богѣ, Которому слава и держава во вѣки аминь.

† Константинопольскій патріархъ утверждаетъ вышеизложенное.

† Cмиренный митрополитъ Кесарійскій Анѳимъ.
† Cмиренный митрополитъ Ефесскій Игнатій.
† Cмиренный митрополитъ Ираклійскій Меѳодій.
† Cмиренный митрополитъ Кизическій Анѳимъ.
† Cмиренный митрополитъ Никомидійскій Кириллъ.
† Cмиренный митрополитъ Халкидонскій Гавріилъ.
† Cмиренный митрополитъ Никейскій Григорій.
† Cмиренный митрополитъ Адріанопольскій Неофитъ.
† Cмиренный митрополитъ Филиппопольскій Гавріилъ.
† Cмиренный митрополитъ Бруссы Климентъ.
† Cмиренный митрополитъ Анхіальскій Іоакимъ.
† Cмиренный митрополитъ Терновскій Діонисій.
† Cмиренный митрополитъ Месемврійскій Дамаскинъ.
† Cмиренный митрополитъ Солунскій Ѳеоклитъ.
† Cмиренный митрополитъ Меленикскій Ѳеофанъ.
† Cмиренный митрополитъ Митиленскій Григорій.
† Cмиренный митрополитъ Меѳимнійскій Анѳимъ.
† Cмиренный митрополитъ Варнскій Анѳимъ.
† Cмиренный митрополитъ Визинскій Григорій.
† Cмиренный митрополитъ Созопольскій Митрофанъ.
† Cмиренный митрополитъ Мидійскій Христофоръ.
† Cмиренный митрополитъ Силиврійскій Мелетій.
† Cмиренный митрополитъ Писидійскій Сильвестръ.
† Cмиренный архіепископъ Приконисскій Іеремія.
† Cмиренный митрополитъ Коринѳскій Григорій.
† Cмиренный епископъ Редесты Кириллъ.
† Cмиренный епископъ Метронскій Тимоѳей.
† Cмиренный епископъ Калліупольскій Мелетій.

† Мелетій Сиригъ іеромонахъ и дидаскалъ великой церкви, составившій и настоящее сочиненіе по распоряженію всесвятѣйшаго и вселенскаго патріарха Киръ Паисія и всего состоящаго при немъ святаго Сѵнода.
† Великій экономъ великой церкви іерей Ѳеологъ.
† Великій протосинкеллъ великой церкви іеромонахъ Лаврентій.
† Великій сакелларій великой церкви іерей Василій.
† Великій хартофилаксъ великой церкви Георгій.
† Великій риторъ великой церкви Іоаннъ.
† Сакелліонъ великой церкви Андроникъ.
† Протекдикъ великой церкви Софіанъ.
† Протонотарій великой церкви Николай.
† Логоѳетъ великой церкви Димитрій.
† Ипомниматографъ великой церкви Константинъ.


Примѣчанiя:
[1] Цитата не совсѣмъ точная. Послѣднія слова читаются у Луки гл. 22, ст. 19.
[2] Εἰρηνιϰὰ — такъ называется первая ектенія, произносимая дiакономъ въ началѣ Литургіи, потому что начинается словами: ἐν εἰρήνῃ τοῦ Κυρίου δεηϑῶμεν — миромъ Господу помолимся.
[3] Когда появилась формула Σοϕία ὁρϑὴ вмѣсто: Σοϕία ὁρϑοὶ, трудно сказать, но что обѣ онѣ встрѣчаются въ древнихъ спискахъ Литургій, объ этомъ свидѣтельствуетъ Гоаръ: bifariam vox haec secunda juxta diversa exemplaria legitur. Vel ut sit adjectivum foemineum dictionis Σοϕία: et tunc populum, ut rectam et ad Deum tendentem sapientiam teneat, Diaconus hortatur. Vel ut sit plurale masculinum, et tunc erectos omnes sapientes stare jubet (Εὐχολόγιον Venetiis. 1780, p. 108). Новѣйшіе греческіе литургисты, сколько намъ извѣстно, высказываются за употребляющуюся въ нашей Церкви формулу: премудрость, прости (Σοϕία ὁρϑοὶ), какъ болѣе древнюю и правильную.
[4] Во всѣхъ православныхъ греческихъ церквахъ предъ пѣніемъ Святый Боже въ третій разъ діаконъ возгдашаетъ δύναμις, различно толкуемое греческими литургистами, то въ смыслѣ указанія на глубокое значеніе священнаго гимна въ честь Пресвятой Троицы, воспѣваемаго людьми по примѣру ангеловъ, то въ смыслѣ приглашенія возвысить тонъ при пѣніи его въ третій разъ (въ родѣ извѣстнаго приглашенія: возгласи вельми, встрѣчаемаго въ нашихъ старинныхъ чинахъ въ недѣлю православія). Въ славянскомъ переводѣ это мѣсто переведено и коментировано такимъ образомъ: и во еже, сила святый Боже (сирѣчь, въ конечное трисвятое), паки возжигаетъ третію свѣщю. Трудно понять изъ этого перевода и коментарія, зналъ ли переводчикъ о вышеизложенномъ обычаѣ греческой церкви; онъ указываетъ лишь въ скобкахъ и то довольно не ясно моментъ, въ который зажигается третья свѣча, т. е. пѣніе Трисвятаго въ послѣдній разъ (конечное). Когда появился въ греческой церкви обычай возглашать δύναμις въ этотъ моментъ, трудно сказать; но что онъ появился сравнительно въ довольно позднее время, это доказывается тѣмъ, что этого возгласа не встрѣчается ни въ одномъ изъ древнихъ списковъ литургіи. Въ нашей грамотѣ онъ имѣетъ форму множественнаго числа — δυνάμεις, тогда какъ обыкновенно употребляется въ единственномъ. Если это ошибка писца, или во время составленія грамоты онъ дѣйствительно употреблялся во множественномъ, трудно рѣшить. Переводъ его въ славянскомъ текстѣ словомъ сила, говоритъ въ пользу перваго предположенія.
[5] Приммикиріемъ вообще назывался первый въ ряду церковныхъ и свѣтскихъ чиновъ, носившихъ одно и тоже званіе или принадлежавшихъ къ одной категоріи (ὁ πρῶτος τάξεως τῆς τυχοῦσης. Свида у Дюканжа in Glossario mediae et infimae graecitatis подъ словомъ Πριμμιϰήριος; такъ напримѣръ, первый между чтецами назывался πριμμιϰήριος τῶν ἀναγνωστῶς, первый между силенціаріями (придворные церемоніймейстеры) — πριμμια τῶν σιλεντιαρίων, первый изъ нотаріевъ — πριμμια τῶν νοταρίων. Такимъ же точно образомъ первый изъ клириковъ, наблюдавшихъ за порядкомъ и благочиніемъ въ церкви, назывался πριμμιϰήριος τῶν εὐταξιῶν.
[6] Въ Византіи во время ея тысячелѣтняго существованія нерѣдко измѣнялись какъ названія разныхъ церковныхъ должностей, такъ и кругъ ихъ обязанностей, равно какъ и назначеніе разныхъ предметовъ, употреблявшихся въ богослужебной практикѣ, съ удержаніемъ прежняго названія, такъ что точное опредѣленіе отправленій извѣстной должности или употребленія извѣстнаго предмета возможно только относительно извѣстнаго — и притомъ сравнительно небольшого — промежутка времени. Осязательный примѣръ тому представляетъ составитель грамоты своимъ опредѣленіемъ должности лампадарія и такъ называемаго дивамбула. Въ его время лампадарій или свѣщеносецъ былъ первый пѣвецъ лѣваго клироса, или нашъ теперешній пономарь, и, по его словамъ, назывался такъ (т. е. лампадаріомъ) потому, что носилъ такъ называемый дивамбулъ. Если бы можно было подъ этимъ названіемъ разумѣть подсвѣчникъ, предносимый въ извѣстные моменты богослуженія предъ Евангеліемъ и предъ святыми дарами, то должность лампадарія совершенно совпала-бы съ должностью нашего пономаря, какъ она и дѣйствительно совпадаетъ въ описаніи ея отправленій при архіерейскомъ служеніи у автора. Но этому совпаденію мѣшаетъ опредѣленіе, данное авторомъ дивамбулу. По этому опредѣленію, дивамбулъ былъ сосудъ съ позлащеаной лампадой, употреблявшійся для святыхъ даровъ (мы переводимъ такъ слово: εἰς τὰ ἅγια потому, что въ этомъ смыслѣ постоянно употребляетъ это слово въ грамотѣ составитель). Это опредѣленіе, очевидно, уже дѣлаетъ невозможнымъ отожествленіе дивамбула съ обыкновеннымъ подсвѣчникомъ. Во время Византійской имперіи дѣйствительно существовалъ священный сосудъ, носившій названіе дивамбула и имѣвшій извѣстное спеціальное назначеніе, хотя не всегда одно и то же. Это былъ родъ подсвѣчника съ двумя рожками для помѣщенія двухъ свѣчъ, называвшійся такъ въ отличіе отъ моновамбула, подсвѣчника съ рожкомъ для одной свѣчи… Этотъ двусвѣчникъ первоначально носили, по видимому, только предъ однимъ императоромъ во время разныхъ торжественныхъ процессій въ ознаменованіе съ одной стороны того, что императоръ долженъ не только свѣтить, но и грѣть, съ другой, что въ его рукахъ сосредоточена двойственная власть не только государственная, но и церковная. Въ соотвѣтствіе этому предъ патріархомъ носили только моновамбулъ или односвѣчникъ въ ознаменованіе только церковной власти, сосредоточенной въ его рукахъ. Но потомъ, какъ видно изъ собранныхъ у Дюканжа (lib. cit.) свидѣтельствъ, распространено было и на патріарховъ право предношенія дивамбула (другой однако-же формы). Большею частію дивамбулъ и предъ царемъ и предъ патріархомъ носили дѣйствительно лампадаріи (не имѣвшіе однако ничего общаго съ нашими пономарями), но иногда это дѣло — по крайней мѣрѣ патріархами — возлагалось и на другихъ церковниковъ, напр. на остіаріевъ. Но указаній на то употребленіе дивамбула, которое усвояетъ ему нашъ авторъ, не встрѣчается у византійскихъ писателей. Такимъ образомъ возможны два предположенія: или на этотъ разъ авторъ отступилъ отъ своего обычнаго словоупотребленія и подъ фразой εἰς τὰ ἅγια разумѣетъ область священныхъ мѣстъ и дѣйствій вообще, и слѣд. мы неправильно его понимаемъ, или онъ имѣлъ не точныя свѣденія о назначеніи описываемаго имъ сосуда. Славянскій переводъ говоритъ повидимому въ пользу перваго предположенія. Вотъ онъ: дівампýлъ, иже бѣ едѝнъ сосýдъ потрéбный во святáя, съ лампáдою позлащéнною.
[7] Названіе ὀϕϕιϰιάλιοι оффиціалы, (оффиціальныя или должностныя лица) было общимъ для всѣхъ служившихъ при великой константинопольской церкви и патріархіи лицъ. По степени своей власти и значенія они подраздѣлялись на двѣ категоріи — на ὀϕϕίϰια μεγάλα (большія должности) и ὀϕϕίϰια μιϰρὰ (малыя).
[8] Ἐμβρίϰιον — турецкое слово, означающее умывальникъ или рукомойникъ.
[9] Т. е. первую молитву на литургіи — миромъ Господу помолимся.
[10] Названіе экдика (это была особая и притомъ весьма важная должность — церковнаго защитника или адвоката — относившаяся къ первой пентадѣ патріаршихъ чиновниковъ, носившихъ общій титулъ церковныхъ архонтовъ, и отличная отъ должности протоіерея) было усвоено ему потому, что онъ считался представителемъ и защитникомъ интересовъ клира великой церкви, или соборянъ въ тѣсномъ смыслѣ этого слова и имѣлъ право разбирать и улаживать возникавшія между ними распри и претензіи другъ къ другу. Это былъ нашъ теперешній каѳедрадьный протоіерей.
[11] Прототрономъ или первопрестольникомъ назывался митрополитъ престола или каѳедры, въ данное время занимавшей первое мѣсто послѣ патріаршей каѳедры въ спискѣ архіерейскихъ каѳедръ, подчиненныхъ константинопольскому патріаршему престолу, или въ случаѣ отсутствія представителя этой каѳедры старѣйшій (по каѳедрѣ) изъ наличныхъ іерарховъ.
[12] Въ славянскомъ: преблаженство.
[13] Не мало недоумѣній возбуждаетъ изданный нами памятникъ въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ текстъ его расходится съ славянскимъ переводомъ. Ограничиваясь относительно другихъ мѣстъ подстрочными примѣчаніями, сдѣланными нами къ этимъ мѣстамъ, мы считаемъ нужнымъ остановить вниманіе нашихъ читателей на 8 и 9 вопросо-отвѣтахъ. такъ какъ возбуждаемыя ими недоумѣнія особенно серьозны и вызываютъ на соображенія. Начать съ того, что въ греческомъ текстѣ стоитъ Исаія, названный протопопомъ Павла, епископа Коломенскаго, между тѣмъ какъ въ славянскомъ Іоаннъ Нероновъ, бывшій протопопомъ Московскаго Казанскаго собора. Какъ могло возникнуть это разногласіе между двумя текстами? Если въ оригинальномъ текстѣ вопросовъ стоялъ Іоаннъ Нероновъ, то какъ онъ могъ превратиться въ греческоіъ переводѣ въ Исаію, протопопа Коломенскаго? Если же въ оригиналѣ вопросовъ дѣйствительно рѣчь шла о Коломенскомъ протопопѣ Исаіи, то почему признано было нужнымъ замѣнить его при переводѣ съ греческаго Іоанномъ Нероновымъ? Далѣе оба эти лица обвиняются здѣсь между прочимъ въ томъ, что они опорочивали молитвы патріарховъ, утверждая во 1-хъ, что онѣ приносятся «не ради страха Божія, а ради страха человѣческаго», во 2-хъ, что эти молитвы «ниже и хуже страха ради Божія молитвъ обыкновенныхъ священниковъ» и въ 3-хъ вслѣдствіе всего этого настаивали на введеніи въ литургію какихъ-то особыхъ молитвъ, отличныхъ отъ тѣхъ, которыя заключались въ литургіи греческой церкви и особенно о бѣдныхъ. Ответы на всѣ эти вопросы мы можемъ найти въ свидѣтельствѣ дьякона Ѳеодора, который буквально говорилъ слѣдующее: «на епископа Павла Коломенскаго, новаго исповѣдника, и на казанскаго протопопа Іоанна Неронова писалъ Никонъ тогда ко греческимъ патріархамъ ложныя басни, оправдуя самъ себя, а на нихъ клевеща, ...будто они составили новыя молитвы и чины церковные и тѣми людей развращютъ, и отъ соборныя церкви отдѣляются... Намъ же всѣмъ православнымъ христіанамъ во всей русской земли вѣдомо о томъ, яко нѣсть ихъ творенія, Павлова и Іоаннова, ни единыя молитвы, ни тропаря новаго, и единаго слова развратнаго не вложили они въ старыя книги нигдѣ отнюдь, и раскола въ церкви отъ нихъ не бывало никакова, и у книжныя справы на печатномъ дворѣ не сиживали, и въ наборщикахъ не бывали: вѣдомо о семъ всей Москвѣ» (Матер. для ист. раск. Субботина, т. VI, стр. 198-199).
[14] Въ слав. переводѣ: всю погибель.
[15] Въ славянскомъ: о разстояніи времене причащенія, еже даете мірскому воздержатися отъ жены своея. Вообще смыслъ этого вопроса и отвѣта или не понятъ, или намѣренно искаженъ славянскимъ переводчикомъ.
[16] Въ славянскомъ почему-то переведено: сіе зѣло добро.
[17] Въ славянскомъ: ибо въ то время имать опредѣденіе поститися.
[18] Т. е. освятить.
[19] 7-е правило Седьмаго Вселенскаго собора, книга Правалъ, стр. 199-200.
[20] Это, равно какъ и слѣдующее за симъ правило, приводятся авторомъ не буквально, а лишь съ удержаніемъ главныхъ мыслей въ свободномъ изложеніи.
[21] Въ славянскомъ переводѣ сложеніе перстовъ и ихъ толкованіе изложены въ обратномъ порядкѣ и смыслѣ, именно: вторый и трéтіи пéрста совокупляема знаменýета, ІИС, а пéрвый и четвертый совокýпляема знáменуюта, Х, и мáлый послѣдній, С, ıaвляюта вкýпѣ, ХС. Дальнѣйшихъ словъ, напечатанныхъ у насъ курсивомъ, нѣтъ въ славянскомъ текстѣ.
[22] Этого вопроса-отвѣта нѣтъ въ славянскомъ переводѣ.
[23] Въ подлинникѣ здѣсь полторы строчки выскоблены. Такъ какъ въ славянскомъ текстѣ буквально переведены лишь уцѣлѣвшія въ подлинникѣ слова, то можно предполагать, что означенныя строки уничтожены или переписчикомъ, какъ излишне написанныя, или переводчикомъ, какъ неудобныя для перевода. Послѣднимъ это могло быть сдѣлано, конечно, не по собственному почину.
[24] Вмѣсто λογιῶν славянскій переводчикъ читалъ, повидимому, γενεῶν, такъ какъ перевелъ это слово словомъ: родовъ, именно: идѣже множества многихъ родовъ мужей стѣкаются.
[25] Въ славянскомъ: Преблаженство.
[26] Вполнѣ это мѣсто въ Γνωμολογία τετράστιχος св. Григорія читается такъ:


Μὴ λίαν ὀσμῶν ἐϰλύου ϑηλύσμασιν,
Ἀϕῆς τε λειότησι, μηδε γεύσεσι.
Τι ἄν ποτ᾽ ἀνδρίσαιο τῶν δ᾿ ἡττώμενος,
Χωρὶς γυναιϰῶν ϰἀῤῥένων ἡδύσματα.
(Migne,
Patr. cursus complet. t. XXXVII. col. 933 seriae graecae)

т. е. «не слишкомъ разслабляй себя тонкимъ запахомъ благоуханій. Не предавайся изнѣженности и лакомству. Въ чемъ ты покажешь свое мужество, если въ этомъ окажешься слабымъ? Одни удовольствія у женщинъ и другія у мужчинъ».
Послѣдняя строфа, очевидно, представляетъ перифразировку извѣстной древне-классической пословицы: Χωρὶς τὰ Μυσῶν ϰαὶ Φρυγῶν ὁρίσματα, т. е. одни границы у мизійцевъ, другіе у фригійцевъ. Происхожденіе этой пословицы объясняютъ тѣмъ, что будто бы греки, плывшіе ддя осады Трои, по ошибкѣ вмѣсто Фригіи попали въ Мизію и когда ошибка ихъ открылась, то они на опытѣ убѣдились, что границы Фригіи другія, чѣмъ границы Мизіи. Въ христіанской письменности по образцу этой пословицы составилась другая, построенная изъ библейскихъ элементовъ. Χωρὶς τὰ Μεῤῥᾶς ϰαὶ Σιλωὰμ ῤεύματα, т. е. врозь текутъ потоки Мерры (горькіе) и Силоама (сладкіе). Св. Григорій Богословъ любилъ эту пословицу и нерѣдко ее варьировалъ какъ въ стихотворныхъ, такъ и въ прозаическихъ своихъ твореніяхъ, напр. Χωρὶς τὰ ϰαλῶν ϰαὶ ϰαϰῶν ὁρίσματα. Epigr. 23 (Vid. Leutsch, Corpus paroemiographorum graecorum. Gottingae. 1851, t. II. p. 130. not. 16. p. 730. not. 45).

Источникъ: Грамота константинопольскаго патріарха Паисія I къ московскому патріарху Никону. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». – 1881 г. – Часть I. – с. 303-353, 539-579.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0